В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Greensleevеs. В поисках приключений., Добро пожаловать в мир злых заек!

Ричард Коркин >>>
post #601, отправлено 19-07-2018, 9:14


Рыцарь
***

Сообщений: 77
Пол:

Харизма: 7

"Новый титул?" А ворон ловко проигнорировал его тираду.
- Меня зовут Гарольд, я благодарю тебя за то, что прилетел. - А ведь он опять сделал ошибку - ведь, если слышали даже его - наверняка знали и о деревне. - Я хочу сообщить Госпоже, что её верных подданных убили и, возможно, убивают. Делаю это на случаи, если Дорн был так скор на расправу, что несчастные даже не успели воззвать к Госпоже. Всё это происходит в соседней деревне. И я прошу прощения за беспокойство и самоуверенность, если не был полезен, а лишь отвлёк.
Самхайн отряхнулся, глянул на Дорна, который принялся озираться, и совсем по-человечески вздохнул.
- Все дети утешатся в руках Великих, войдут в жизнь снова. Никто не будет забыт. Отмщение же - дело Заступника, но он не успеет. Или героя - но нет его рядом. Скоро проснется рыцарь, а проснувшись - покинет Туата. И все же, от имени моих повелительниц благодарю тебя, нареченный Гарольдом, и отплачу советом.
Ворон перепорхнул на ветку пониже, отчего стали видны рисунки на кольцах - вязь трикселей.
- Будь верен своему естеству - вот моя плата за твои слова.
Наверное, это было что-то вроде христианского рая, но не суть. И рыцарь, и волк говорили о реке, но Дорн, видимо, попал в Туата, заснув - то есть иным способом, чем Гарольд. И воину, видимо, не требовалось входить в реку, чтобы вернуться. Тогда почему он говорил о реке? Или имелся в виду сон - то есть, Гарольду надо было заснуть? В таком случае, у стены в замке должно было остаться его тело, что-то вроде материальной оболочки, ведь не проваливался Дорн в портал вместо постели.
- Я подумаю над твоими словами. - "Быть верным самому себе" - может, это имело отношение к принятию решений, но сейчас надо было выбраться из Туата и найти способ никого не загрызть. Хотя, может, ворон имел в виду, что-то связанное с оборотнем? Гарольд взглянул на полыхающую деревню - обычный воин Дорна бы не остановил, тут нужен был кто-нибудь уровня Циркона, не меньше. И всё-таки надо было ещё у ручья поговорить с рыцарем о деревне, пусть это и становилось рискованным.
Ворон согласно каркнул и взмыл в небо, камнем падая в сторону деревни, где в дыму растворился Дорн, будто его и не было.
Гарольд ещё с минуту взглядом выискивал рыцаря, как бы не веря своим глазам. Убедившись, что Дорна в поселении нет, он медленно пошел вниз - там могли остаться выжившие, ну или хотя бы что-нибудь полезное - еда, одежда, пусть и с убитых, в конце концов золото, которое бы очень ему пригодилось в Англии. Усталость напирала всё с большей силой, а о хорошем расположении духа не могло идти и речи. Вблизи картина была детальней и от того ещё плачевней, Гарольду на мгновение почудилось, что он снова попал в ад. Особенно неприятно было смотреть на изуродованных девушек и детей. В деревне не было и намёка на выживших. Могло статься, что кто-то ушел в лес, как ушастая и таким образом спасся. Изверг не пожалел даже коров - на глаза не попалось ни куска не догоревшего до угля мяса, которое можно было бы употребить в пищу. На земле валялись испачканные в пепле монеты, на некоторых трупах уцелели куски одежды. Гарольд собрал остатки сил и начал стаскивать обгоревшие тела в сторону, укладывая их в два ряда. По крайней мере надо было нормально похоронить несчастных. Сил на такое количество могил у Гарольда вряд ли бы хватило, да и он где-то слышал, что гэлы сжигали своих покоиников.
Погибших оказалось тридцать три, Гарольд несколько раз садился отдыхать и каждый раз перебарывал желание заснуть. Если Дорн заснул и так попал в Туата, то ничего общего с порталами это не имело. Наверное, случай был как-то связан с потерей контроля или чем-то похожим. Может быть это случилось от того, что богини всё активней проявлялись в Англии, направляя туда все силы. Руки, запястья и ноги потемнели от пепла. Гарольд начал стаскивать немного в сторону от деревни дрова. Еды в деревне так и не нашлось, а вот вещи, он, наверное мог забрать. Он бы опасался проклятия или упрёков от Бадб при следующей встрече, но сейчас это едва ли выглядело, как мародёрство. Если бы кто-то спасся и сейчас вернулся в деревню это был бы ужас - вряд ли бы что-то смог успокоить этого фэа.
Приготовив основания для трёх больших костров он начал аккуратно снимать с трупов всё ценное и укладывать их среди дров. В конце Гарольд почти валился с ног от чудовищной усталости. Он подошел к первому из костров. Почему-то казалось, что пламя, убившее фэа не подходило для погребения, оно было каким-то тёмным и адски знойным. Сил добывать огонь не было, так что Гарольд призвал в ладонь немного своего пламени и аккуратно поднёс его к основанию костра, приказывая поглотить тела.
- Великая богиня, прошу, прими своих несчастных детей, и даруй им новую жизнь. - Местных погребальных обрядов он не знал, но это было хоть что-то. Наверное, как-то так фэа хоронили своих усопших. Пламя с гулом поднялось вверх, поглощая убитых, а Гарольд подошел к убитой твари. Не верилось, что местные выводили таких опасных создании. Ещё раз нахлынуло чувство, что Туата на один- единственный момент, одной своей крошечной частью соприкоснулся с реальным миром и тут же заразился какой-то скверной. Гарольд ещё раз охватил взглядом деревню - чёрная, выжженная земля на месте цветущего луга, догорающие трупы, вместо причудливых местных жителей, ужас вместо гармонии - надо было поскорее уходить из этого мира. Он тоже нёс в себе опасность, пусть и меньшую, чем рыцарь, но он тоже был чужим. Чёрным пятном. Гарольд подошел к кострам, убедился, что дров хватит, завернул все вещи в плащ и поплёлся к реке.
Приятно прохладная вода бодро смывала с него пепел, уносила с собой чувство обоженности. Как будто, пожар в деревне достал и до Гарольда - обжег лицо и руки. Как вообще могло так выйти? Было бы справедливо отдать все вещи фэа, если кто-то всё-таки выжил и вернётся завтра на пепелище. Сапоги и несколько монет можно было бы просто попросить. Хотя, вряд ли, несчастному или несчастной было бы до блестяшек. Но в любом случае, пока вещи ему не принадлежали. Гарольд повернулся и через плечо посмотрел на трещащие костры. И всё-таки этот огонь был как будто светлее. Закончив, он пошел к тому месту, где когда-то встретил ушастую, а потом Фреки. Потратив ещё какое-то время на сбор орехов, Гарольд наконец-то заснул.
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #602, отправлено 19-07-2018, 9:15


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 602
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 115

Тропка была пуста, даже лиловый мох куда-то исчез, оставив острые камни. Не танцевали больше звезды с белками, не падали золотые орешки с веток. И был бы лес обычным, если бы не деревья. Лица, высеченные в коре не улыбались, хмурились, негодующе шумел в кронах ветер, а стремительно наползающая туча угрожающе ворчала, поблескивала зарницами, изредка роняла тяжелые, крупные капли на листья, тропу и Гарольда.
Гарольд с трудом поднялся, казалось что весь вечер его усиленно били дубинками - ни ноги, ни руки не уставали гудеть. Земля в долине потемнела от пепла, никого вблизи деревни видно не было. Гарольд всё ещё босяком поплёлся вниз - сам он бы не обрадовался, вернувшись на пепелище родной деревни и увидеть там незнакомца в сапогах погибшего друга или родственника. Надо было найти другое поселение с едой и ночлегом. По идее, он не должен был превращаться в оборотня ещё некоторое время. Подойдя к пепелищу, он начал разбирать разрушенные и обгоревшие домики - таскаться по лесам, холмам и оврагом пешком Гарольду порядком надоело, а в низовьях реки наверняка были деревни. Ни погода, ни окружающая разруха не давали отвлечься и забыть, захотелось поспешить, и быстрее увидеть неосквернённые долины и луга.
В груди осело что-то тяжелое. В голову совсем ничего не лезло, просто ничего. Мир вокруг, как будто потерял так много, что было не за что зацепиться, не с чем взаимодействовать. Не было ни чувства вины, ни тем более горя, только какая-то тяжесть, немота. Казалось, Гарольд может с тем же успехом лечь и пролежать весь оставшийся деть, не найдя в себе желания к действию. Хоть фэа и проявили к нему доброту, всё-таки они были Гарольду никем. Но они были живыми. Работа не доставляла никакого удовольствия, не чувствовалось силы, не казалось, что он что-то создаёт - просто механические действия. А что бы было, заговори он о деревне с Дорном ещё у ручья? Наверное, рыцарь открыто бы заявил, что собирается всё и всех сжечь. И вряд ли бы стал слушать Гарольда. Получилось бы у него остановить рыцаря силой - нет. Получилось бы добраться до деревни раньше - на тот момент у Дорна было преимущество, и если бы Гарольд добрался до поселения раньше, то это вышло бы случайно. Впрочем, как и произошло. И тогда был бы шанс убедить фэа, спастись в лесу. С другой стороны, увидь Дорн в его глазах, сочувствие и желания помочь, могло бы это стоить Гарольду жизни? Вроде бы рыцарь никак не отреагировал на слова о доброте и гостеприимстве фэа. Хотя, кто его знал, может быть в этот самый момент Гарольд был в одном полушаге от смерти. Наверное, были бы какие-то шансы спасти фэа, догадайся Гарольд. С другой стороны, почему именно он был обязан рисковать своей жизнью? Вот, на самом деле. Почему он должен был рисковать сделать свой полушаг отговаривая Дорна идти в деревню? От того, что так было надо? Да, он хотел бы помочь жителям, это было бы правильно, но что обязывало его к такому риску? И тем более, с чего он решил, что виновен в чём-то? Почему не виновен Дорн, зверски перебивший фэа? Почему не богини, к которым взывали и на которых возлагали все надежды местные?
И сошло бы всё к старому доброму - сделать мир лучше невозможно, если бы не было реального шанса спасти местных. Тяжесть стало только ощутимей, и Гарольд решил подумать о чём-нибудь другом.
Если бы ему всё-таки удалось выбраться из мира, денег с продажи собранных вещей хватило бы и на новую лошадь и на одежду и на всё остальное. Это, конечно, до первой своры разбойников или чего другого. Кроме того он кое-что узнал о богинях, с которыми так или иначе был вынужден иметь дело. В следующей деревне надо было спросить, поклонялись ли местные какому-нибудь другому древнему божеству. Если и поклонялись, то, наверное, косвенно - при закланье животного или на охоте. Из контракта с демоном можно было выскочить поменяв юрисдикцию, и если богини, у которых всё-таки хватало почитателей, вполне могли отказать, то почти забытое божество, наверное, всё-таки было склонно принять даже такого почитателя, как он.
А вот познать тайны местного колдовства, такая мысль периодически появлялась у него в голове до вчерашней сцены, вряд ли бы вышло - местные были точно так же беззащитны, как он. Они были такими же мурашками, которые едва могли в открытую сопротивляться кому-то вроде Дорна. Ни рыцарю, ни тем более дракону Гарольд бы не смог толком навредить. Ему по плечу была разве, что сожжённая Дорном тварь, и то с определённой натяжкой. И всё-таки пока этот мир казался более безопасным, чем Англия. Это опять же, пока другие фэа не увидят его грязного с измазанными в саже драгоценностями.
Закончив мастерить плот, Гарольд подошел к кострищам - среди золы виднелись обгоревшие комья - трупы догорели не полностью. Он устало вздохнул - надо было искать мотыгу и рыть могилы. С одной стороны он устал, а помогать надо было живым, а не мёртвым, с другой - вся его вчерашняя работа теряла смысл. Причин для этого не самого приятного труда было на удивление много - Гарольду казалось, что так он, как бы узаконит забранные вещи. Выполнив обряд погребения, он становился не мародёром, а как бы наследником, на правах единственного человека, оказавшегося неподалёку и проведшего ритуал. Немного мучило чувство вины - хоть он и не знал и не мог предотвратить беду. Был ещё один аспект, который он реализовал ещё, когда обратился к богине - если он хотел в будущем укрыться от преследования ада под её защитой, то надо было когда-то начинать с ней взаимодействовать. А просьба о помощи фэа, и погребения очень хорошо подходили - они, как бы прятали его алчность в этом вопросе.
Он работал не меньше четырёх часов, после чего ещё раз вымылся, в уже более холодной воде, и осмотрел округу, ища кого-нибудь выжившего.
После четырёх часов тяжелой работы, Гарольд хорошенько вымылся - вода была уже куда более холодной, и нехотя смывала грязь и пепел. Закончив, он ещё раз осмотрел округу и не найдя никого, обул сапоги и перевязал через плечо импровизированную сумку. Уже подтащив плот к воде, Гарольд вернулся к общей могиле и ещё раз попросил богиню принять души фэа.
Река была слишком мелкая, так что пришлось просто идти по берегу, временами подгоняя застревающий плот. Гарольд зацепил на пояс забранный с пепелища меч. Стоило сменить его до следующей встречи с Бадб. "О Гарольд, забравший меч у сожжённых заживо". Хотя, казалось, и купленный меч не устроит богиню - "Гарольд, получивший свой меч от торгаша", "Взявший меч в долг", "Нашедший меч на дороге". В голову пришла ещё одна мысль - если вороны являются символом богинь, и даже частью их сути, почему тогда так обозначалось проклятье? Может быть, гейсы в культуре гэлов носили немного другое содержание? Хоть ноги ещё гудели, сапоги сделали путь в разы приятней. "Что имевше не храним, потерявше плачем". Никаких признаков людей не было, а река всё никак не хотела становиться полноводной. Быстро темнело. Гарольд был голоден, как волк и то и дело поглядывал на реку, высматривая рыбу, но виднелась одна мелочь, которую и поймать было бы нелегко.
Так продолжалось долго, пока плот не уперся в камень, как раз в том месте, где река раскрывалась тремя излучинами - как тремя лепестками флер д'оранж, подобными тем, что были на злополучной катарской Библии. И в стороны они уходили также: прямо и полузгибами, чуть расширяясь. Веселые водовороты крутились вокруг камней, а гроза, от которой было убежал Гарольд, нагоняла легкую рябь на заводи, сыпала мелким дождиком, сообщая миру о своем приближении. Поляна на высоком уступе вполне подходила для ночлега - сухая, покрытая мягкой травой с россыпью белых цветов, похожих на виденные в Испании маки, с высоким раскидистым ясенем, под которым кто-то соорудил шалаш - да так и оставил. В траве тревожно щебетали маленькие птички, а кое-где проглядывали гнездышки с синеватыми, в желтую крапинку яйцами.
Гарольд, не позволяя себе сесть и развалиться, собрал дрова для костра и немного подлатал шалаш. Видимо, путники периодически им пользовались, путешествуя между деревнями. Это как минимум значило, что не слишком далеко были ещё поселения. Река так и не стала полноводней, так что и завтра его ожидала долгая пешая прогулка. Гарольд щелчком поджог собранные дрова и уселся у костра, глуша голод орешками. Есть яйца почему-то не захотелось. А природа так и осталась серой, весело играл на сыроватых дровах огонь, казалось не имеющий ничего общего, и не могущий иметь со вчерашним.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Джин >>>
post #603, отправлено 19-07-2018, 20:20


Серый Рыцарь
****

Сообщений: 428
Откуда: Хайевер
Пол: мужской

доз варп-пыли: 363

С Леокатой

Аурелио Доминико Моретти.

5 февраля 1535г, Саутворк, Лондон.

"Всему свое время, и время всякой вещи под небом", утверждал Экллезиаст. Аурелио был с ним полностью согласен. И после колки дров было самое время отдохнуть, пусть и не сильно долго. Посидеть на стуле у окна, поглазеть на то, как туда-сюда снуют прохожие и проезжие, а стайка уличных детишек играет в михаилитов и чудовищ. В последнее время эта игра у них становилась всё популярнее, судя по всему.
Ещё можно было заодно ещё раз попытаться вспомнить сон, недосмотренный этим утром - недосмотренный из-за того, что реальность ворвалась в грёзы подобно армии захватчиков, входящей в покорённый город. Чёрт бы побрал этих уличных кошек, раскричавшихся на крыше так, будто уже март наступил.
Аурелио смутно помнил лишь то, что в этом сне он, вроде бы, был с родителями и сёстрами. И Орнеллой. Они все вместе гуляли по улочкам Флоренции, о чём-то беседовали. Но вот о чём? Поговаривали - и, возможно, не без оснований - что увидеть во сне близкого человека, с которым давно не виделись наяву - это не просто так. Это что-то да значит.
Конечно, с другой стороны, все эти сны могли быть плодом мыслей и беспокойства самого Аурелио. Особенно, если учесть полученную им вчера новость о... его трудно было бы назвать другом, скорее - просто хорошим собеседником. Так или иначе, но вчера флорентийцу сообщили, что его знакомец Гвидо не является в таверну у Гленголл вовсе не потому, что нашёл местечко получше, а потому, что приказал долго жить. Подрался с каким-то оборванным и непомерно наглым наёмником.
"Дураком жил, по-дурацки и умер", - не моргнув глазом, заметил тогда Аурелио, и немедленно выпил, помянув покойного. Но сердце кольнуло тревогой. Очень уж давно не было вестей от близких. Как они там? Все ли живы? Все ли здоровы? Не нуждаются ли в чём?
- Надоело мне быть брухой! - донеслось с улицы, вырвав Аурелио из раздумий, - я тоже хочу быть михаилитом! И не просто михаилитом, а Фламбергом!
- Но ты же девчонка, - ответил кто-то недовольной, - а их в орден-то и не берут. Но если так уж хочешь - будешь госпожой Берилл.
Усмехнувшись, Аурелио поднялся со стула и принялся собираться. Да, есть время для отдыха, но - есть время и для действий. Сегодня надо было наведаться к Стальному Рику - вдруг у того найдётся подходящее дело. Деньги лишними не бывают. Да и, опять же, вдруг у орка будет кто-то с вестями из Флоренции.
Миссис Хоуп, округло-домашняя, складчато-уютная, суетливая и опрятная, возилась, судя по звукам, в кухне. Грохотала посудой, двигала горшки, покрикивала на дочь, заневестившуюся, рябую пышку Дженнет, поглядывающую на Аурелио томно, с призывом.
- Мистер Норрис! - Окликнула та Аурелио, точно отзываясь на мысли, без стука заглянув в дверь. - Матушка вас обедать зовет!
- Сейчас спущусь, - после небольшой паузы, вызванной бесцеремонностью Дженнет и необходимостью вспомнить, что мистер Норрис- это он и есть, Аурелио аккуратно, чтобы не помять, положил оверкот на стул. Судя по всему, визит к Рику пока что откладывался.
"Ещё раз. Ещё один проклятый раз. На девушку трудно сердиться - я всё ещё помню, как вели себя Эмилия и Франческа в обществе нравившихся им юношей. Да и сейчас так ведут себя, возможно. Или нет", - размышлял Аурелио, идя вниз по лестнице вслед за Дженнет, - "С другой стороны, она мне всё же не сестра. А быть на месте этих самых кавалеров, как оказалось, не очень-то и приятно. И одним засовом проблему не решишь. Как бы не пришлось из-за всего этого менять жильё. Снова".
Внизу, в очень маленькой комнате, так не похожей на палаццо дожей, в углу притаился стол. На нем дымились уже миски с кашей, по мнению Аурелио, пахнущей вполне аппетитно, и кружки с травяным отваром. И миссис Хоуп улыбалась приветливо, беспрерывно обирая, поправляя, одергивая скатерть. А Дженнет и вовсе отчего-то смутилась, покраснела и принялась поглядывать искоса, из-под рыжеватых коротких ресниц.
- К вечеру нужно будет воды от колодца принести, дорогой Том, - сообщила вдова, подвигая Аурелио тарелку.
- Конечно, - кивнул Аурелио, не спеша приступать к молитве перед трапезой. Поведение почтенной вдовы намекало, что у неё ещё есть, о чём поговорить со своим постояльцем. Например, оговорить частоту оплаты за комнату - не каждый день же выплачивать по три шиллинга, право слово. Вот раз в неделю или даже в месяц... было бы разумнее.
Был, правда, и ещё один вариант, объясняющий поведение синьоры Хоуп и её дочери - но тогда лучше бы ему вообще не притрагиваться к еде. И питью. Но долго подобное продолжаться не могло. И не только из-за того, что питаться по тавернам - дополнительные расходы.
Оставалось лишь надеяться, что подозрения не имели под собой оснований, что все его мысли - это из-за возни с... составами. И убеждённого холостячества, когда чуть ли не каждый взгляд незамужней девицы порой кажется покушением на свободу. В конце концов, кому нужен наёмник без своей крыши над головой и постоянного источника дохода? Хорош зять, нечего сказать.
- Королева-то понесла, - радостно поделилась новостями вдова, - вот радость-то! Наследничек, стало быть, появится.
Ни её, ни Дженнет не тревожили никакие рассуждения - кашу с оплывающим желтыми коровьим маслом они уплетали с большим аппетитом, поспешно, забыв помолиться даже. Правда, синьорина при этом успевала смущаться и трепыхать ресницами, а вдова рассуждать о том, как хорошо бы, чтобы принц, а то ведь принцесс - две, а король - не вечный. И не мог бы достопочтенный Томас...
- Отчего же вы не кушаете?! Так вот, не могли бы вы помесячно платить, а то поденно - и обидно даже. Будто, - подумав, добавила синьора Бланш, - на постоялом дворе.
- Конечно, - ответил Аурелио, после небольшой паузы, потраченной на подсчёт суммы платы за месяц и слабое удивление тому, что одно из предположений всё же оказалось верным, - оно и вам будет удобнее, и мне не ежедневно беспокоиться.
"Тем более, что у Рика поручения бывают разными. Может быть такое, что придётся отсутствовать пару-тройку дней, и не хотелось бы по возвращении увидеть вещи на улице".
Прочитав про себя "отче наш", он наконец занялся кашей.
К молитве перед едой Аурелио приучили раньше, чем он начал читать, и тем более - писать. Намного раньше. К тридцати годам это стало уже скорее банальной привычкой, чем общением с Господом, и тем не менее - успокаивало.

Сообщение отредактировал Джин - 19-07-2018, 20:26


--------------------
Пляшет за окнами летний дождь,
Сказка попросит: - Меня не трожь,
Что не бывает так - это ложь,
Верь мне, не прячь свой взгляд.

А что другие не видят снов -
Все результат бытовых оков.
Ты заслужила такой улов,
Кто же тут виноват?
© lana_estel.
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #604, отправлено 19-07-2018, 20:30


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 2878
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 741
Наград: 4
Сейчас: на форуме

Джин и Леоката

Пока Аурелио обедал, пошел снег. Крупными, пушистыми хлопьями, каких почти не бывает во Флоренции. Перьями сказочных лебедей он сыпался из низких, серых туч, до которых, казалось, можно было достать рукой. Он погружал дома и дворы в тишину, укрывал их нарядным покрывалось. Прятал под сверкающей белизной всю грязь дороги в Доки. Даже крысы, привычные обитатели окраин, были красивы - снежинки блестели во вздыбленной рыжеватой шерсти, будто бриллианты в воротнике красавицы. И двое бродяг, а может - матросов, одетых грязно, но добротно, что тихо беседовали на углу улицы, тоже были нарядны и, к сожалению, плохо заметны в этом снегу. А еще они явно скучали, потому как завидев Аурелио - оживились, даже отлипли от стены.
- Это кто там такой бегит? - Просипел один из них, низкий и коренастый, что краснолюд, мужчина в красной повязке на шее.
- А это чернявый этот, который у Гленголл отирается, Боб, - с усмешкой, от которой снежинки пугливо разлетались в сторону, сообщил второй, - ну этот, про которого сучка Ю сказала, что он, мол, полезный, как маленькая пустынная змейка.
- Это она о чем вообще? - Гнусно осклабился Боб. - Эй, чернявый! Куда поспешаешь? Не здороваешься!
- За проход мимо этого угла не платишь, - поддержал его товарищ.
"Вот же cazzo! Идёшь себе, никого не трогаешь, любуешься снегопадом - и тут на тебе. На пути возникают какие-то stronzo с этими их претензиями, дьявол бы их побрал".
Первым побуждением Аурелио было просто продолжать путь, но слишком уж близко оказались эти типы, когда обнаружили себя. Буквально два или три шага. Опасно поворачиваться спиной. Тем более, если учесть то, что они до сих пор трезвые... вроде бы. А одежда, хоть и грязная и частично не по фигуре - но всё же хорошего качества. Да и находиться на одном месте, когда тебя засыпает снегом - то ещё удовольствие, но они не ушли. Может, ждали кого? Может, как раз его? Стоило бы выяснить.
Поэтому Аурелио остановился, но подходить к ним ближе не стал.
- Чего хотели-то? - поинтересовался он у незнакомцев нейтральным тоном, слегка склонив голову набок.
- Дык, - даже растерялся как-то Боб,- Котелок же говорит: за проход мимо нашего угла платить надо.
Поименованный Котелком, и теперь ясно обретший сходство с этой утварью благодаря округлой голове, согласно кивнул и сделал шаг в сторону Аурелио.
- Снег-то какой, - задумчиво и очень громко произнес он, - холодно. Во рту ни капли не было. Слыхал я, Боб, что у любимого аптекаря этой узкоглазой гадюки Ю всегда деньги водятся. А, чернявый?
"Деньги? Всего-навсего деньги? Так... банально. Нет, всё могло быть точно так, как они и говорят, но... Но. Чует моё сердце, что всё-таки, тут может быть замешано и ещё что-то, помимо. Они же неспроста с такой "нежностью" упоминают Ю. Или это просто попытки вывести из себя и отвлечь? Судя по тому, что подходят всё ближе - вполне может быть, что и так".
- И кто же распускает обо мне столь занимательные слухи, если это не секрет? - в голосе Аурелио промелькнуло любопытство. Частично - даже не притворное. - А то странно выходит - этот человек знает про меня больше, чем я сам. Познакомиться бы.
Кажется, он не уставал поражать этих двоих. Котелок оглянулся на Боба, пожал плечами и с каким-то сочувствием заглянул в глаза Аурелио.
- Ты совсем головой ушибленный, да? - Печально спросил он. - Угости ромом уже и топай себе!
"И cazzo с вами. От пары кружек не обеднею, а что будет дальше - так поживём и увидим".
- Да что бы и не угостить, - кивнул Аурелио, притворившись, что вопрос о своей придурочности он пропустил мимо ушей; тем более, что оный вопрос был, скорее всего, риторическим. - Я как раз в таверну у Гленголл шёл.
Пара уличных estorsori закивали головами и пристроились по бокам, будто беря в клещи, но и отставая на полшага.
- А говорил про тебя...
- ... этот красавчик, как его?
- Граф, не?
- Не, другой, который все в Бермондси бегает...
- Косой, что ль?
- Да нет, забыл я!
В этих оживленных попытках вспомнить, как звали красавчика, что говорил об Аурелио, дорога до таверны под кованой кружкой пролетела и вовсе незаметно. Хотя и весьма грязно, потому что вымогатели не умели скользить по ледку осторожно, не тревожа примерзших нечистот, и брызгались этой мерзкой жижей во все стороны.
"О, мадонна", - скривился Аурелио, когда очередная порция этой мерзости хлюпнула под ногами шедших позади, - "как можно было дожить до их лет и не научиться ходить так, чтобы не превращаться в свиней после недолгой прогулки по улице? Впрочем, если учесть, что они так и не вспомнили одно-единственное имя - удивляться тут нечему. Тогда даже странно, что они всё ещё умудряются говорить внятно, а не как гости Цирцеи".
В таверне, как и всегда в послеобеденные часы, было оживленно. Все также восседали за столиком пара эльфов - светловолосый и темный, но в этот раз с ними была еще и очаровательно-томная девушка-брюнетка с матовой кожей и презрительно-равнодушным взглядом. Девушка курила кальян, наполняя помещение ароматом сандала и корицы, а дым, что серыми клубами возносился к потолку, заставлял морщиться и кашлять толстуху-подавальщицу. Ю, любимая гадюка Стального Рика, восседала на стойке, что-то тихо втолковывая крысолицому бармену. Любимым широким штанам и узким сапожкам она не изменила и в этот раз, а вот там, где обычно была рубашка нараспах, в вырезе которой любой смельчак мог бы разглядеть небольшую, острую грудь, красовался странный и короткий кафтан, расшитый золотыми драконами и наглухо застегнутый золотыми же петлями. Завидев Аурелио в столь грязной компании, она прикусила алую губу, очерченную так четко и строго, точно к ней приложил кисть сам великий Боттичелли, и поманила пальцем.
Аурелио подошёл Ю, по дороге ещё раз скользнув взглядом по девушке с кальяном - у него было нехорошее такое ощущение, что где-то уже сталкивался с ней. Или с кем-то очень похожей, пусть и щеголяющей рыжими волосами. Впрочем, об этом можно было поразмыслить и на досуге.
- Рад видеть тебя, bello, - произнёс Аурелио, улыбнувшись азиатке.
- Этих, - китаянка поводила пальчиком с изящным, длинным ногтем перед носом Аурелио, - не во́дить сю́да, смекаешь? Грязны́е лгу́ны. Много пьют, мало́ платят, часто́ де́рутся.
- Недурно прячутся в снегу, вымогают и сплетничают, - дополнил Аурелио список, облокотившись на стойку.
Оказывается, эти bastardi успели заработать тут репутацию, причём - дурного толка. Не то, чтобы подобное было так уж удивительно, учитывая его собственное впечатление о них.
- И я бы этих maiali тоже видеть не видел, - понизив голос, произнёс Аурелио, - да вот навязались же.
Ю улыбнулась хищно, блеснув улыбкой-оскалом и напомнив тем самым горностая, прогнулась в спине, наклонившись близко, так, что почти обожгла взглядом черных, глубоких глаз.
- Не слуша́й, - презрительно произнесла она, глянув в тот угол, где обосновалась парочка, - трусы. Для те́бя ни́чего нет, синьо́р. Писем нет, работы́ много нет. При́дворная госпо́жа ищет аптека́ря, нужны приправы для похлебки.
Вестей из дома нет. Снова. В который раз. Конечно, тот факт, что и заказ всего один - тоже не радовал, но деньги пока что были. Пусть и не так много, как хотелось бы.
- Что за похлёбка? - вздохнув, поинтересовался Аурелио, - Та, которую можно есть и холодной, или та, что хороша исключительно в горячем виде?
Крысолицый бармен с милым прозвищем Бабочка без интереса глянул на Аурелио, кивнул сам себе и нырнул под стойку, чтобы вынырнуть с метательными ножами. Ю плавно повела рукой, предлагая забрать их.
- Щипач в прошлый раз дёрнул. Потом ему руку дёрнули. - С равнодушием к незавидной участи воришки произнесла она, совершенно без акцента. - Дама мужа угостить хочет, милорд любит вино со специями.
Хлопнула дверь и загудел под тяжёлыми шагами пол. Вальтер Хродгейр, знакомый Аурелио на кивок-другой, прошёл прямо к стойке, не обращая внимания на вызванное его появлением оживление.
- Здравствуй, сестра. Смотрю, жизнь кипит и варится, да ещё с приправами? Привет, Аурелио.
- Здравствуй, Барсук, - приветливо кивнув вошедшему, флорентиец принялся осторожно располагать кинжалы в голенищах сапог, - давненько не виделись. Вроде бы.
Ю, тревожно глянув на Вальтера, соскочила со стойки и взмахнув рукой, точно ива ветвью, указала ему на неприметную дверь в стене, где, как было известно, находился ход в обиталище Рика.
- Подождешь, carino? - Краем губ улыбнулась она Аурелио.
"Да, но боюсь, что недолго" - хотел было ответить Аурелио, но осёкся. Ю нечасто проявляла беспокойство - настолько нечасто, что на его памяти таковое произошло впервы. Судя по всему, случилось нечто важное. И тревожное. И неплохо было бы узнать - что именно. В конце концов, проблемы Рика могли зацепить и его.
- Само собой.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Джин >>>
post #605, отправлено 19-07-2018, 20:32


Серый Рыцарь
****

Сообщений: 428
Откуда: Хайевер
Пол: мужской

доз варп-пыли: 363

С Леокатой

Но стоило признаться хотя бы самому себе - даже без этих соображений он бы остался.
Ю и Барсук скрылись за дверью, и Аурелио остался в одиночестве - несмотря на то, что в зале было полно народу, и совсем рядом находился молчаливый бармен. Но это его и устраивало. Гладкие - отполированные сотнями, если не тысячами рук посетителей - доски барной стойки греют одну руку. В другой - бокал с красным вином отменного вкуса, поданный барменом. Прекрасное времяпровождение же.
Было поначалу. А потом приползли мысли, странные и тревожные - вызванные всё тем же беспокойством Ю.
Стальной Рик хорош, даже великолепен - но он не всесилен и не всезнающ. Рано или поздно он может и ошибиться. Оступиться. Рано или поздно у Рика могут начаться неприятности. Могут, конечно и не начаться - но готовиться следует всё же к худшему. Найти ещё какой-нибудь источник прибыли, например. Желательно, более или менее законный. Аптека? Почему бы и нет, в самом-то деле. И можно заняться этим уже с завтрашнего дня, или когда выдастся свободное время - посоветоваться со знающими людьми, прикинуть, что да как...
Ещё можно было бы подыскать других возможных... покровителей, что ли. Так, на всякий случай.
Мысль, по идее, была здравой - но Аурелио она претила. Как будто... как будто за прошедшее время Рик и Ю стали для него кем-то большим, чем просто нанимателями.
Не близкими друзьями или кем-то вроде семьи, нет. Но всё же.
Что Ю - ох уж эта отчаянная и рисковая, обворожительная и смертоносная Ю - которую нельзя не обожать, и которой трудно не восхищаться, как бы ни сильны были чувства к кому-то ещё.
Что безжалостный, хитроумный и расчётливый Рик, к которому Аурелио невольно проникся уважением.
Вернулась Ю нескоро, переодевшись в белоснежную мужскую рубаху, распахнутую на груди. Короткие волосы китаянки были взъерошены, да и вся она напоминала сейчас скорее злого и поспешливого хорька, чем спокойный цветок над водами тихой реки.
- Приходи завтра, Аптекарь, - голос, впрочем, был тем же, ласковым мурлыканьем кошки, журчанием ручья по цветным камешкам, - если нужна работа. Сколько ты хочешь за приправы, к слову?
- Работа всегда кстати, - ответил Аурелио после небольшой паузы, потраченной на то, чтобы вынырнуть из собственных мыслей, отставить в сторону опустевший бокал, да отметить изменения в облике Ю, - а что до приправ - то они ведь разные бывают. Вот эта, к примеру, - небольшой и плотно закупоренный флакончик - из тех, в которых обычно хранятся духи - был очень бережно извлечён из кошелька, висевшего на поясе, - подойдёт к любому вину, но... она редкая.
Ю Ликиу оперлась на стойку так, что невольно вспомнились гибкие, молодые побеги, клонящиеся на ветру. Вздохнула чуть раздосадованно и погладила Аурелио по руке, что держала флакон, глядя на золотую рамку с квитком от грефье Бермондси.
- Спрячь, carino. Дама обещала прислать за специями завтра. И, возможно... Скажи, ты что-нибудь слышал о Гарольде Брайнсе?
"Впредь мне наука - не размахивать чем попадя раньше, чем надо", - мысленно укорил себя Аурелио, убирая флакон обратно, - "Конечно, могли быть и ещё ошибки, но эта самая вопиющая, наверное. Старею?"
- Только то, что он довольно странный... для торговца. Или вернее будет сказать - даже для торговца? Некоторые из них - личности весьма своебразные.
Китаянка повела бровями, и улыбнулась, кивнув.
- Оче́нь странны́й, - вернулась к акценту она, явно успокоившись, - даже сме́шной. Не́здешний, как дыра в шилли́нге. Потерял товар, - тут Юшка выдала длинную тираду на переливисто-чирикающем языке, став похожей на иволгу в ветвях жасмина, - ты поедешь с ним за новым, если попро́шу? И Рик заплатит?
Что ни говори, а Ю умеет находить подход к людям. Равно, как и к эльфам, оркам и прочим разумным. И если бы не одно но - отстутствие подробностей предлагаемого дела, - она бы уже получила согласие. Впрочем, это было и не внове. И Рик, и Ю предпочитали иметь дело с теми, кто сам не забудет поинтересоваться на этот счёт. За редкими исключениями, наверное - вроде того же Брайнса. Впрочем, его девушка могла назвать очень странным и по какой-нибудь другой причине.
- Позволь, я сперва задам несколько вопросов по поводу этой поездки, - негромко произнёс Аурелио.
Плавный взмах рукой и вопросительно вздернутая бровь, должно быть, означали согласие. По крайней мере, на возражения они вовсе не походили.
- Что за товар? - начал перечислять свои вопросы Аурелио, - Куда предстоит отправиться? Какие проблемы могут встретиться по пути, да и в месте назначения? И... почему этому Брайнсу...
- Столько вопросов, carino... Ты ведь умеешь танцевать?


--------------------
Пляшет за окнами летний дождь,
Сказка попросит: - Меня не трожь,
Что не бывает так - это ложь,
Верь мне, не прячь свой взгляд.

А что другие не видят снов -
Все результат бытовых оков.
Ты заслужила такой улов,
Кто же тут виноват?
© lana_estel.
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #606, отправлено 19-07-2018, 20:32


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 2878
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 741
Наград: 4
Сейчас: на форуме

Джин и Леоката

Ю взмахнула руками плавно - и резко, на миг став похожей на взлетающего лебедя, быстро, мелкими шажочками попятилась назад, а затем плавно повернулась, обнимая себя.
- Брайнс танцевать не умеет. Он все время оступается - и попадает в тюрьму. Но рядом с ним танцуют другие - умелые, с лентами и бумажными цветами, в золотых масках. И я хочу видеть и знать их. Что до то товара... Брайнс все еще должен. И ему придется выполнить эту работу. В городке с аптекарским названием Балсам живет кукольник Шефер. Однажды он лепил с меня куклу. Я хочу ее. К тому же, они делают там какие-то ликеры и настойки, а это полезно уже тебе. Проблем же я не вижу особых, кроме тех, что могут быть вызваны атамом Брайнса. Брат... Барсук говорит, будто торговец не владеет им, но... Осторожность.
Оторвавшись от стойки, Аурелио принялся неспешно ходить вдоль неё - так легче было размышлять в тех случаях, когда приходилось делать нелёгкий выбор. Или же просто казавшийся нелёгким.
Что ж. Задание оказалось, в принципе, более или менее понятным. Добыть куклу, уберечь спутника от проблем, в которые тот, по словам Ю, то и дело норовил впутаться. Заодно можно было бы раздобыть пару интересных рецептов для себя. И всё бы ничего, если бы не...
Атам. Точнее - аутэм. Ритуальный кинжал, который любят использовать всякого рода оккультисты.
У Аурелио об этих кинжалах оставались очень неприятные воспоминания.
Вначале это были слухи, передававшиеся шепотком, и каждый раз повествовавшие о происходящем где-то неподалёку. Чёрные мессы. Жертвоприношения во славу принцев Ада. Оргии, во время которых сотни и сотни предавались разнузданному бесстыдству, совокупляясь с козлами и какими-то ещё животными. И многие, многие другие отвратительные деяния. И в каждой такой истории фигурировал атам.
Потом... появились наглядные следы.
Юная девушка, найденная в трущобах. Убитая точным ударом, прямо в сердце. Неподалёку виднелись не до конца стёршиеся линии - и судя по всему, те вполне могли быть кругом.
Она была первой из жертв, но не единственной. Убийца, пока его не поймали, успел лишить жизни ещё семерых.
Впрочем, Брайнс свой кинжал не использует - ни для жертвоприношений, ни для месс, ни для чего-либо ещё. Атам просто висит у него на поясе.
Со временем, кинжал всё равно станет угрозой для торговца и окружающих того разумных. Но пока он мог обеспечить разве что проблемы с законом, только и всего. Одной больше -одной меньше. Главное, вовремя об этом вспоминать при въезде в очередное поселение.
В общем, причиной для отказа это обстоятельство быть не могло.
А если присовокупить к этому просьбу Ю, да и возможность ускользнуть от навязчивости Дженнет...
- Осторожность и впрямь не повредит, - произнёс Аурелио вслух, остановившись возле Ю. - Когда отправляться?
- Когда я найду этого торговца. Или когда он попадет в руки Клайвелла. Или когда явится самолично.
Ю Ликиу скользнула к стойке и снова огладила рукав Аурелио - легко, едва касаясь. Тонкие ноздри встрепенулись, когда она потянула запахи вина и тела. И - тут же отпрянула, вспрыгнула на стойку, снова превращаясь в consigliere Стального Рика.
- Я сообщу, Аптекарь. Если раньше не соскучишься по Ю сам.



-------
cazzo - аналог трёхбуквенного слова и универсальное выражения недовольства
stronzo - мудаки
estorsori - вымогатели
bello - прекрасная, чудесная
bastardi - ублюдки, сволочи
maiali - свиней
carino - милый


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Бросить кубики | Опции | Новая тема
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 21-07-2018, 12:28
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .