В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Страницы (92) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Надежда - это вкусно, - признала Айме. - Но вам нужно есть. Мясо хорошо восполняет кровь, лучше красного вина. Не бойтесь, милый, я не травлю своих гостей за едой. Только во время сна.
Она еще раз тряхнула коробочкой и высыпала на одеяло карты.
"Может, и стоило сожрать пилюлю? Впрочем, нет, а то чёрт его знает, чем бы запах. Кстати, о чертях. Заметка на будущее: всё-таки не забыть пообщаться с одним интересным должником всё о том же. Нет, право, пересказ этой истории уже правда утомляет, а что делать? Но хорошо же заехал в Билберри. О стольком полезном напоминает!"
Карты не напоминали ни о чём хорошем. Императрица, Влюбленные, Отшельник, Повешенный, Умеренность, Звезда, Башня, Суд, Мир, всё - из разных колод, словно собирали именно эти карты именно в таком виде.
"Хм".
- Значит, это всё, что у вас осталось от азбуки, госпожа? Немного же. А где прочее?
Понятно, что нигде, и понятно же, что ему, Раймону, эти карты бесполезны. Если, конечно, не разрешат унести, что очень, сильно вряд ли. Жаль. Раймон подозревал, что за эти карты сэр Рольф де Манвиль мог бы отдать многое. Например, украденную недолюбительницу некромантии. Возможно, ещё с поместьем-другим вприкуску. Увы.
Раймон тронул фонарь Отшельника, провёл по алой мантии - и карта немедленно прилипла к пальцам, отказываясь отлипать. Хм. Считается ли это за попытку унести, или карта сама?..
- Что-то в Рольфе осталось, что-то Эме пожрал, что-то лестница забрала. Кто знает, кто знает... Только владыка Инпу. Уговорите меня продать вам карту-другую, милый?
- М-м, - неопределённо заметил Раймон, разглядывая Звезду, на которой восьмиконечное нечто роняло дождь в прудик, на потягивающуюся чернющую пантеру и заодно на семь свечей. Эта тоже пыталась липнуть, а лучше бы её тянуло туда, где остался хозяин, а не к просто ближайшему человеку. - Помнится, госпожа, вы хотели, чтобы я нашёл Эмму, но ведь то, что осталось, в этом не помогает?
- Вы такой капризный, милый, - Айме не менее неопределённо надула губы и сладко потянулась. - Иные за такое платят ой как дорого, а вам подай, объясни, карту нарисуй, спать уложи. Если вы знаете, что человек потерял, нельзя ли предположить - он это желает снова обрести? Мы все желаем.
- Укладывать не надо, - не согласился Раймон. - Пить, есть и спать михаилиты могут сами, зря, что ли, нас по резиденциям учат? А дорого обычно платят михаилитам же, а не наоборот. Стало быть - воспитание, которое суть усвоение хороших привычек. Но представляя, что скажет лорд Грейсток при виде цельного сэра Рольфа де Манвиля, не могу не подивиться: неужели где-то лежит и такая коробочка с вашими картами, госпожа?
- Вы до безумия неприличны. Разве благовоспитанная леди показывает рыцарю свои карты?
Раймон развёл руками и тяжело вздохнул, стряхивая Звезду и поднимая Любовников. Выбор, развилки... и как от такого можно отказываться, да ещё по добровольному же... выбору?
- Просто подумалось, мало ли, наткнусь где, да и не узнаю. Но всё же, очень любопытно, ради чего сэр Рольф шёл по ступеням, теряя себя... и приберегая себя. Право слово, думал - хотя ладно, не думал, но теперь думаю, - что утаить важное там невозможно. Пожрут. Или пожрёт. Или ещё что хуже, - добавил он, вспомнив того Эме.
"Хм-м. Ник, Майк? Я вот думал... ладно, не думал, но теперь думаю: а если вы слышите Эмму, то, может, заодно можете сказать, откуда слышите?"
"Нет. Госпожа не понимает, что это мы. Надо уходить, она голодна".
- М-м, - подтверждая мысль Ника, Айме облизнулась. - Хотите, и вы пройдёте, теряя, но находя ответы?
Любопытно, но рано. Слишком. Да и на кой ответы после лестницы, когда они уже не интересны, и от них остаётся только память? Рольф, конечно, выкрутился, но что-то подсказывало Раймону, что это ненадолго.
- М-м, - он счистил последнюю карту о покрывало и сожалеюще - и коротко - поклонился. - Благодарю за предложение, но вынужден отказаться. Мне слишком дороги мои вопросы. Но не смею дольше отвлекать вас от... оленей, госпожа, так что откланиваюсь, преисполненный благода... рности. К слову, вы знали, что у Гарольда Брайнса, оказывается, есть отпрыск?.. кажется, женатый на дочери сэра Рольфа.
"Чего это Эмма не понимает, что это вампиры?! Сама вон про некромантию и азбуку, а юную, да ещё и двойную некромантию с книгами и ба... женщинами - не понимает? Можжевельник перебивает? Но если перебивает - то за ним что-то есть!"
- Брайнсы отвратительны на вкус. Не то, что вы, милый, - улыбка Айме стала откровенно хищной. - Ну что же... идите. Как думаете, успеете вернуться до темноты?
Раймон хмыкнул, прислонился к стене у окна и поднял руку, словно любуясь пальцами. Очень вовремя, потому что азбуки и отчаянное нежелание исчезать оборвались так внезапно, что вздрогнул бы, не будь посреди движения. А так оно получилось просто резким, словно махал кому-то за окном.
"Чёртовы сэры, божества и прочие лорды со своими играми! Ну почему просто нельзя дать спокойно..."
Он улыбнулся брухе, тоже показав зубы. Не такие впечатляющие, но огневику и не требовалось.
- Вы, дорогая госпожа Айме, эдак будущего Тракта зажрёте, - говорить приходилось неторопливо и размеренно, пряча злость и половинку - нет, уже больше - пустоты. С искренним сожалением, хотя получалось почему-то лениво. - Жаль, только будущего, не пропитавшегося ещё магистерским духом. Знаете, как трудно в наше время попасть в капитул? Надеешься, ждёшь, а старый Тракт в один прекрасный момент становится моложе. И так-то кресло уступать не спешил, а теперь и вовсе как-то не по-братски получается. А сам предшественника своего... впрочем, по книгам получается, что тварь какая-то зажрала. Самого магистра - и тварь. Славно поохотилась, наверное. Небось, стоило вот этих карт, которые так и норовят попасть мне в руки.
- Какой невоспитанный рыцарь. Даму с тварью сравнивает. Но зато какой жадный. И кресло хочет себе, и карты, и жену. Но что же взамен получит Айме помимо славной охоты на доброго, старого магистра?
Айме надула губы и прошмыгнула ближе. Намекающе облизнула клыки.
- Жену я добуду сам, а такой магистр стоит и карт, и кресла, и ещё чего-нибудь сверху, но я - справедлив, и сверху не прошу. Потерпите до завтра, и я устрою вам охоту просто генеральскую, - Раймон пожал плечами. Если ей хотелось его загрызть несмотря на присутствие двух высших вампиров - жаль, но что делать. Хм, и правда, что? Не надевать же на себя морок Брайнса. - Но скажите, леди Элизабет, как вышло, что вы вернулись с лестницы - вот такой?
- О, леди Элизабет всего лишь очень хотела вернуться, пусть и в тело Айме. Желание человека порой сильнее всех уз, проклятий, приказов. Сильнее даже тела твари, - грустным и неожиданно теплым, грудным голосом ответила бруха. - Ваше слово, моё дело, сэр Фламберг. Забирайте две любые карты и уходите со своими вампирскими поросятами, загрызшими у меня оленя. Надеюсь, вы не обманите с охотой. Я ведь умею возвращаться.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519754 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Фз где, но примерно то же время, что и у Раймона.

Когда за Рольфом де Манвилем захлопнулась дверь, Эмма капризно надула губы. Мужчины оставались мужчинами даже будучи некромагами с весьма странными обрезанными чувствами. Покажи ему, что хоть сколько-то интересен - и он весь твой. Вместе с зазеркальными двойниками и витальными телами. Роза нежная, терпкая вистерия, открой те раны, вылечи их снова - всё это ничего не стоит. Но где-то там оставался в одиночестве Раймон, и Эмме хотелось верить, что он не утешается с новой послушницей.
"Раймон?"
Тот не отвечал. Всё пошло не так с того дня, когда Раймон забыл половину из того, что можно было помнить. Это давало больше свободы и ему, и Эмме, но сейчас, в заточении, Эмма негодовала этому.
"Раймон!"
Конечно, мужчине необходима малая толика приволья. Ему нужно отдыхать в компании друзей, охотиться, слегка флиртовать с разносчицами в тавернах, выпивать и чувствовать себя умным. Но Эмма хотела бы тосковать за вышивкой где-нибудь в трактирной комнатушке, дожидаясь своего безумца, нежели здесь, у Рольфа де Манвиля. Потому что были женщины, которым повезло. Поцелованные небесами, они родились красивыми, и всё в них притягивало взгляд - и лицо, и фигура, и жесты. А были такие, как Эмма. Их матери всю жизнь сгибались под тяжестью труда, отец никогда не радовался им, а вместо первого свидания - стены монастыря. И этим девушкам приходилось учиться всем самостоятельно - любоваться своим отражением, ценить свой ум, улыбаться, смеяться шуткам. Позволить себе быть красивой.
Но с Раймоном всё было иначе. Лучше всего Эмма выглядела, отражаясь в его глазах. К тому же, Раймон смешно шутил, понятно объяснял и с ним необязательно было говорить о ремесле.
Разве что не торопился явиться и потребовать своё по праву. Эмма дёрнула гобелен и немедленно расчихалась. Из святого Элевтерия вылетело облако пушистой серой пыли и толпа негодующих молей.
"Если у нас когда-нибудь будет свой дом, - решила Эмма, - в нем никогда не будет святого Элевтерия и моли. И святых Акима и Анны, до чего неаккуратная вышивка!"
С другого гобелена глядел святой Каэтан. Инес, кажется, собрала в родильных покоях всех святых покровителей родов, невзирая на мужа-некроманта. Здесь была даже Саломонида, которая по апокрифическому Евангелию от Иакова, принимала роды у Девы Марии. Эмма грустно подёргала её - Саломониду, не Марию - но гобелен внезапно рухнул со стены, обнажив серые камни, исчерченные красными рунами. Руны совершенно не подходили к интерьеру, они его огрубляли, добавляя какого-то варварского безумия. К счастью, мать-настоятельница научила с этим справляться. Достаточно взять что-то похожее на щетку... Из отдаленно похожего на щетку были только кровать и кресло. Но поднять их и оторвать ножку смог бы только Раймон. Зато в избытке имелись простыни - хорошие, льняные, и эль в кувшине на столе. И Эмма, все больше грустнея, оторвала длинную полосу ткани. Смоченная в эле, она должна была улучшить некрасивый рисунок. Еще один ромб сверху и снизу, длинный стебель, лист... Теперь непонятная руническая нелепость выглядела как цветок чертополоха с гобелена прошлого века. Оставалось только вернуть на место деревянные затычки и повесить на них гобелен, прикрывая красоту.
Когда за дверью послышались торопливые женские шажки, Эмма уже сидела на краю кровати, чинно сложив руки.

В тот вечер они ужинали в замке, - сказала бы Эмма. А потом подумала бы и добавила - на столе у них была горячая форель, политая лимонным соком, приготовленная на открытом огне. Но родильные покои почившей в бозе Инес на замок не походили, вареная курятина с овощами не сошла бы за какого-нибудь жареного кабана, десерта не было вовсе, а вместо вина, так соблазнительно окрашивающего губы в алый, была настойка на полыни. Утони в своих грехах, Эмма.
- Я читала, что высокая температура при низкой влажности почвы вызывает гибель яиц гравейров, затрудняет яйцекладку и питание. Но, сэр Рольф, я всё еще не понимаю, как мёртвое может размножаться!
- Но что же здесь непонятного, леди Эмма? - Рольф удивлялся искренне и даже с удовольствием. - Смерть - это не конец, а только переход из одного состояния в другое, в том числе и физиологическое. Вы ведь знаете, что когда умирает мозг, в теле еще идут процессы. Кожа еще обновляется, пытаются жить органы. Даже кровь некоторое время еще жидкая. И стоит лишь подтолкнуть эти процессы, сложить обстоятельства, как жизнь обращается в не-жизнь. Именно поэтому большинство откладывает кожистые яйца, а не отращивают некроплаценту, поскольку внешнее вынашивание проще и не требует тех изменений, что проходят в организме беременной самки. В целом же, мир напитан магией, суть которой ведома разве что древним богам. Нежить пользуется ею так же, как и мы с вами, леди Эмма, не осознавая её и потребляя на свои нужды.
- Но у вас получалось создать некроплаценту, сэр Рольф?
За гранью сознания потянуло холодком, запахло можжевельником и мятой. Оттого и улыбка вышла искренней, приветливой, радостной. Адресовалась она не Рольфу, но ему об этом не нужно было знать. Раймон и Рольф - одна и та же буква в заглавии, легко улыбаться, зная, что тебя нашли. Особенно - чувствуя надежду, происходящие изменения к лучшему...
Эмма нахмурилась, отпивая из кубка полыни. Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки. Слишком противоречиво выходило - здесь были и звезды, и жизненные силы с плодородием, и поиски с единством. Исходило это всё будто от Раймона, но и не от него тоже, запутывая окончательно. Зато зрела уверенность, что если ей всё это сообщают, то оно зачем-то нужно. Она подтянула ноги, сворачиваясь изящно-ломаными линиями в глубоком кресле, и вопросительно глянула на Рольфа.
- Отчасти, - Рольф тоже глядел на неё с вопросом. - Вам нехорошо?
- Отчасти. Я пленница, сэр Рольф. Разве мне может быть хорошо? Я как дева в башне, утратившая и не обретшая. А вы - обрели?
Ещё отчего-то казалось, что с Раймоном сейчас флиртуют, но неуместную ревность Эмма погасила приятной улыбкой.
- Право, не знаю. Вы позволите продолжить этот разговор утром? Когда вы поспите?
- Но я не хочу...
Протест Эммы не был услышан. Рольф мягко коснулся её виска, и комната исчезла во мраке, оставляя лишь вкус полыни и забвение почти мертвенного сна.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519752 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:50


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Не Гленголл, следующий день

"И почему лень считается смертным грехом? Видят боги, чем больше люди ленятся - тем меньше грешат, а разве же это не благо?"
Билберри, кажется, не ленился вовсе. Не умел. И если праздные руки определённо считались инструментом дьяволовым, то что можно было сказать об этих? Начисто вымытые улочки, утопающие в зелени и цветах, начисто же вымытый мост при въезде в городок. Новые яркие занавески на окнах, по большей части новая одежда. Новый Симс в лавке, новый Тоннер в трактире, а главное, от чего Раймон пришёл бы в восторг, если бы не устал так и если бы мысли не занимала Эмма - новый Августин в церкви, один в один как прежний. Словно жители Билберри решили сделать случайно вернувшемуся михаилиту подарок - способ отвлечься от собственных проблем и спалить что-нибудь ещё. Даже смотрели в сторону или под ноги, но только не на Раймона, чтобы не выдать секрета. И замолкали, стоило подъехать ближе. Михаилитский рай, не городок.
Старый Августин, конечно, тоже там был, в чистенькой аккуратной раке над алтарём.
- Благословление Господне и Августина Присноблаженного на всех чад его. И на вас тоже, - проговорил священник - не старый ещё мужчина лет сорока, поджарый, рослый.
Тянуло от него раздражением, сонливостью, благоговением и - впрочем, не странно - желанием женщины. Кажется, просто, а не женщины Эммы, и то хлеб. Впрочем, сходство с Августином прежним так только усиливалось. "И на вас тоже", надо же.
- Да благословит он вас. И Он тоже. Тяжёлая ночь? - сочувственно поинтересовался Раймон, предполагая, что сам он выглядит примерно так, как священник себя чувствует.
А вот Билберри внезапно погромленным не выглядел. Впрочем, Раймон и по тем, уже внезапно далёким дням помнил, что нормальной, привычной нежити тут почти не водилось.
- Врата ада разверзлись, - кивнул священник, - Но в руке Господа власть над землею, и человека потребного Он вовремя воздвигнет на ней.
- Значит, нашёлся такой человек, волей Господа? Кто же таков сподвижник?
Обстановку в церкви тоже обновили - впрочем, и неудивительно. Сидеть на обугленных скамьях, пачкая одежду, удовольствие невеликое да и, кажется, какие-то стёкла тогда тоже побили. Брайнс же кидался камнями? Помнилось плохо. Кидался Брайнс - это точно, но в кого, куда и зачем? Загадка! Но крест жители оставили. Хороший крест, большой, обгоревший. Не стали даже стёсывать превратившееся в уголь дерево, оставили как есть.
- Я, - скромно сообщил пастырь, потупив глаза, - сказал, и привел это в исполнение; предначертал, и сделал.
- Невероятно, - искренне восхитился Раймон, даже оглядел его с новым интересом. - Велика сила Его! Как же вам такое удалось? Ужель одним словом Господним?
- Воистину, верно говорят, что михаилитов Господь оставил ещё в утробе церковной, отвернув лицо. Неужели вы думаете, что силы Его не хватит, чтобы размазать всех бесов по мостовой? В городе, который благословен Августином, заточившим дьявола в кинжал?
- Прямо вот взял и размазал? - благословение святого Августина вполне тянуло на поднятую бровь Верховного, что восхищало ещё больше. Явно надо было жечь священников чаще - глядишь, в славной Англии стало бы гораздо меньше проблем с нежитью. Правда, и меньше работы для михаилитов. Или больше? - Расскажите же, как оно было, святой отец.
- Аз перст воздел, - священник даже порозовел от смущения. - Вот, Я Господь, Бог всякой плоти, есть ли что невозможное для Меня?
- И правда, - согласился Раймон.
Что-то было сильно не так. Настолько, что никак не определялось, не хотело. Пряталось. Щёлкнуть бы пальцами от нетерпения, но к чему торопиться? Подумаешь, там из леди наверняка делают котлеты. И холодец. От священника тянуло некромагией, как сырым воздухом на сквозняке, да, но... но не настолько, чтобы упокаивать нечисть целыми городами. Конечно, вера могла усилить, и... Раймон всё-таки щёлкнул пальцами, но мысленно. Отец Августин. Вот от кого тянуло точно так же, но человек - другой. И не одержимый, иначе не смог бы стоять вот так. И под некромантией - обычная неразвитая земля... но если не одержимый, то что остаётся? Не артефакт, не мощи, иначе сквозило бы от них. Двоедушник? Ох, отец Августин!.. Не спится вам, и в ад не хочется? Раймон благочестиво вздохнул, оглянулся на скрипнувшую дверь. Женщина, мужу которой... хм, что-то нехорошее с ним сделали точно, и двое крепких мужчин, которых не вспоминалось вовсе. Наверное, тогда не встретились, иначе бы не заходили. Пришлось вздохнуть снова.
- Господь наказал меня потерей памяти, святой отец. Но расскажите же и о другом чуде - о заточении дьявола в кинжал. О, и всё ли благополучно с тем чудесным поместьем, которое за аллеей?
- Вы к Грейстокам наведались, сэр Фламберг? - Ядовито осведомилась женщина. - Вот и идите себе, с молитвою. А мы тут сами, без вас. Радоваться будем, что вы белобрысого того не привели, да без блудницы своей явились.
"Вот странные. Думают, что если блудницы нет, то им лучше будет. Ха!"
Раймон скептически оглядел выгонятелей и всё-таки прищёлкнул пальцами. В церковном воздухе хватало пыли, чтобы огонёк получился ярким и почему-то голубоватым. Им хотелось любоваться. Выгонятели, впрочем, зрелище не оценили. Один из незнакомых мужиков - пока, хотя Раймон подозревал, что познакомиться рано или поздно доведётся - свистнул, и в двери вошла целая толпа, и все - с предметами местного культа. То есть, с вилами, косами и цепами. Странно, что без факелов. Снаружи же творилась ярмарка. Горожане радовались и кричали так, что порой даже через всю церковь доносились отдельные фразы вроде: "достал", "почему к нам?", "так хорошо жили", "изгнать", "повесить", "на кол супостата", и особенно проникновенное "а я только снова замуж вышла".
Это не вызывало таких ярких воспоминаний, как вид креста, но определённо придавало сцене жизни, достоверности и интереса. И, наверное, впервые заставляло порадоваться отсутствию блудницы - и огорчиться отсутствию белобрысого. Два вампирёныша на замену годились плохо. Впрочем, смотря для чего.
- Книжник, Бабник! Зайдите, и закройте за собой дверь, будьте добры, а то шумно, - Раймон любезно улыбнулся малой толпе и приобнял священника за плечи. - Знаете, святой отец, прошлое знакомство всё-таки было слишком коротким, но вы уверены, что хотите его повторять вот прямо так? И не жаль себя?
К слову, а какого ланкастерского дьявола вампирята вообще его слышали? Раймон, конечно, учился паршиво, но привязывали Майка и Ника они к Эмме, не к нему, и он сам, получается, в пирамиду не входил. А Эммы здесь не было. Значит?..
- Ник и Майк.
Двери захлопнулись под испуганный и удивленный вздох, а священник пожал плечами.
- Господь велел прощать, дети мои, - обратился он к толпе. - Не оскверняйте своих рук грязной кровью, ибо праведного и нечестивого будет судить Бог, потому что время для всякой вещи, и суд над всяким делом там. Пусть идёт.
- Идут, - на всякий случай уточнил Раймон, с интересом глядя, как толпа расступается, опускает вилы, не забывая при этом кланяться вампирам. И правда, что они, бруху не видели, что ли. - Но недалеко. До трактира. Нравится мне у вас тут. Весело, с затеинкой, воспоминания, опять же.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519750 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:50


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Бермондси двумя-тремя часами позже

Городок молчал. Замер. Иных, более сложных и художественно-описательных слов Раймон подобрать не мог - не сейчас, после двух часов пробирания между отрядами кадавров - к последнему, чуть не на границе Бермондси, вообще прилагались костяные гончие с накинутыми поверх собачьими шкурами. Обмануть это могло разве что очень издали, но впечатляло всё равно. И заодно жутко раздражало. Ирландские волкодавы нашлись, мать их Девону!
Но таким Бермондси он не видел никогда, даже после того бунта. Жители заперли дома наглухо, только порой поглядывая на одинокого твареборца сквозь щели между ставнями - это он чувствовал кожей. Тяжёлые сапоги рождали жутенькое эхо, на которое отвечали только шорох и повизгивания случайной недобитой нежити. Впрочем, такой осталось мало. Зато её отсутствие с лихвой восполняли странные фэа в сером, почти сливающиеся с домами. Молча и почти бесшумно в мягких ботинках они скользили в сторону Лондона, где только что громыхнуло нечто крупное, не чета молниям. Вероятно, арсенал, но дымы поднимались из-за реки в нескольких местах. Впрочем, леса за Бермондси, там, откуда шли фэа тоже дымили. Никогда Раймон не верил по-настоящему, что увидит войну - а вот поди ж ты. И это в час, когда войны занимали его лишь постольку-поскольку.
И всё же, эти фэа, бросающие на него непроницаемые взгляды, словно нечасто видели людей, смотрелись на улицах странно. Неестественно, не отсюда. Как... Раймон даже приостановился в начале Эсмеральд, подыскивая слово. Как сарацины. Непонятные чужаки, кто их поймёт, о чём думают, да и думают ли вообще? Чувствуют ли? Чего от них ждать?
Пока что, к счастью, это было чьей-то ещё проблемой. У этих эльфов, судя по дисциплине, были и генералы, и полковники, и лейтенанты, и... кто там у них вместо епископов и комиссаров? Друиды и всякие там мерлины? Точно. Ну вот, пусть новый мерлин и занимается.

Дверь Раймону открыли небыстро, словно и не ждали. А, впрочем, может не ждали.
- Это снова вы, спаси вашу душу Господь, - поприветствовала с порога миссис Элизабет. - Соболезную. Леди де Три - настоящая леди, таких уже и не найти.
Ну хоть без святой воды. Раймон не был уверен, что ещё способен дымиться - разве что мороками. Поэтому пришлось сокрушённо вздохнуть и развести руками.
- Благодарю. Ваша правда, где скромному михаилиту отыскать настоящую леди, да ещё обязательно с ногами?
Женщина строго поджала губы и посторонилась, пропуская в дом.
- Вдовцу не пристало так шутить, сэр Фламберг. Молитесь и скорбите. И забери своего, прости Господь, вампира.
Как именно пристало шутить вдовцу, Раймон уверен не был. К тому же, какие шутки - ноги-то настоящие! Скорбеть не хотелось тоже: судя по страдающим глазам Майка, сидевшего у камина, умилительно сложив руки на коленях, этого тут хватало и так. Странно, что ещё дом не обрушился от силы чувств, а если добавлять - точно крыша провалится, и поди объясни это потом Клайвеллу! Ну а молиться, конечно, можно было, но из-за этих чёртовых фэа и прочего Раймон сомневался, кому именно. Нет, определённо раньше всё было куда проще.
Вампирёныш молчал, глядя затравленно и печально. Мысленно закатив глаза, Раймон подошёл и уселся рядом, у стены, прямо на пол. Ничего. С опаской глянув на потолок, Раймон страдающе вздохнул - и тут Майк, не выдержав, заговорил.
- Госпожа не хотела никуда идти. Совсем.
Раймон покивал и вздохнул снова.
- Да, леди де Три крайне упряма. Бедные утаскиватели, как представлю, как пытались уломать, даже жалко становится. Это тебя Ник так? А то одежда рваная как-то неправильно. Не убивательно и не похитительски.
- Да я даже сделать ничего не успел, - мрачно пробурчал Майк. - Игла, а в ней - чеснок, серебро, вербена, хобии. Ник здоров драться, его какой-то холоп не травил!
"Хм, значит, пока всё-таки не вдовец. Двойная доза сочувствия похитителям!"
- И одежду чинить теперь. Сплошные расходы, - укоризненно заметил Раймон. - Мм, а что, холоп здороваться потянулся, или просто сделал вид, что плохо стало?
- Назвался Джейми Керном. Оно как-то само... И... вы про одежду, а госпожу, может, доедают уже!
Майк шмыгнул носом и уставился в камин.
Раймон вздохнул.
- Если бы ты пошёл на такие сложности, чтобы украсть леди, ты стал бы её на котле... э, ладно, забудь. В общем, умные похитители так вряд ли сделают. А если сделают, то небось она их всё равно отравит собой исключительно из посмертного упрямства. В общем, шмыгать-то чего? Укололся? Виноват, но в другой раз умнее будешь, а задним умом-то все крепки. В общем, приводи себя в порядок, и пойдём отыщем Шафрана или Клайвелла, или обоих, потому что две головы же лучше, чем одна. К тому же, если крыша всё-таки рухнет, поди ему объясни, с какого горя его молодую свежебеременную жену завалило.
Проводив взглядом вампирёныша, послушно направившегося умываться, Раймон мысленно закатил на себя глаза. Тоже там, умудрённый опытом михаилит и недо-педагог. Надо было просто подзатыльник отвесить да и всё. Эх. Впрочем, ладно. Клайвелл наверняка дневал в управе, Шафран... тоже известно, где. И он, наверное, был полезнее... если только путь не чистили огнём.
К слову. Раймон глянул на миссис Элизабет. Та стояла, скрестив руки под грудью, и осуждающе смотрела на сидящего на полу михаилита. Возможно, он пачкал гладко оструганные доски своей богопротивностью. Но если так, чего там уже.
- Госпожа Немайн! Надеюсь, пребываете в добром здравии, несмотря на данную богами сестричку. Не подскажете, где нынче обретается некий магистр Циркон, он же Роб Бойд?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519748 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Ну, сэр Фламберг... Сами посудите, они же не читают ничего, и в травах не разбираются, и тройной шотландский узел от двойного романского на гобелене не отличат, и... Ой. И вообще, боггарты - часть фэаэкосистемы, они не могут хотеть к цивилизации же!
Раймон вздохнул, глядя на то, как в очередном переулке части фэаэкосистемы разбирают на части карету с красивыми посеребряными вензелями на дверцах. Цивилизация определённо имела блестящие привлекательные стороны.
- Человек - ну и орк, и низушок тоже, и все прочие, - сокращая ареал обитания фэа-эндемиков, вынуждает их приспосабливаться. Возможно, это первая в мире группа богартов, осознавших и принявших перемены. Наденут ливреи, сядут вот на запятки - никто и разницы не заметит через пяток лет, уверяю. Так кто там не читает ничего и всё прочее?
"Я всё чаще вспоминаю своего отца. На Ламмас в замке Дин пекли особый хлеб, он пропитывался подслащенным горячим молоком, которое непременно нужно было украсть у соседской коровы. Это угощение готовили в большой кастрюле, разогретой на главном костре. Ветер разносил дым от него над домами, оберегая крестьян. Отец ломал хлеб, раздавая его, поздравляя с Ламмасом. Корочки доставались детям. Жаль, что ты никогда не пробовал их. Жаль, что их никогда не пробовал Том".
Никогда не пробовали, каково оно - дома. Странное письмо, и ещё более странно было осознавать, что Том действительно ушёл, и этого уже не изменить.
- Энни Стоун из Форрест-хилл, - тихо признался Ник. - Дура тупая.
Трактирщики. Раймон смутно помнил, что когда-то, возможно, но не наверняка, видел эту Энни ребёнком, но если и так, то не помнил её напрочь. Да и едва ли это было важно. Главное, конечно - неумение отличать узлы и ой. Раймон вздохнул.
- Сам посуди, откуда у неё на всё это время, даже если б было желание? Ты, небось, первый михаилит, который с ней о Вийоне заговорил. И о гобеленах. Ну, дальше двух-трёх фраз, впечатления ради, ладно. Если и не первый, то в пятёрке точно - и это за всю её жизнь. А желание... может, от тебя и зависит, кто его разберёт. Тупость и дурость, знаешь, могут и пройти...
"Я был плохим отцом".
Когда из-за изгороди на границе реки со стороны Бермондси выпрыгнул первый кадавр в королевском зелёном, с алебардой, в панцире и французском шишаке, Раймон даже не удивился -такой день и не мог закончиться иначе, как новым витком жопы, просто с другого угла. Хотя, конечно, фантазия и привычки этого конкретного некроманта выделялись даже на фоне коллег - практически восхищали.
Удивляться пришлось позже, стоя над запечённым в собственном зачарованном панцире кадавром: из-за ограды строем выходили его приятели числом шесть. Со штандартом, хотя что-то подсказывало Раймону, что Его Величество кадавров в гвардию всё-таки не нанимал. Скорее всего. А если это так феромоны в голову ударили, то не успел бы. Почти наверняка. Может быть, по голове что-то ударило раньше?..
"Или я пропустил декрет вкупе с церковной проповедью о том, что некромантия больше не вне закона, или что-то крупное продолжает дохнуть. Чёртовы божественные игры? Что там Роб рассказывал..."
Вспомнить не дали. Главный кадавр - подтянутый, высокий и усатый как старый солдат, разве что чуть землистый - утробно кашлянул на пробу и протянул:
- Пошёл вон.
И сплюнул презрительно. Кажется, зубом.
- Вот дьявольщина, - восхищенно протянул Ник, глядя на это огромными от изумления глазами.
"Идут михаилит с вампиром по лесу, а навстречу им - зомби..."
- А доводилось вам Верховного во дворец сопровождать? - буднично поинтересовался Раймон у вампирёныша.
- А то, - в тон ему ответил тот, - только я там такого не видел! А вон тот, поглядите, он даже перо петушиное воткнул!
- Королевский приказ! - пролаял кадавр с пером, имея в виду, кажется, не украшение.
"Первый, наверное, просто очень проголодался".
- Какие утончённые господа, - заметил Раймон, и, не торопясь, двинулся вдоль строя, не приближаясь. С каждым шагом за спиной оставалось его призрачное подобие, равнодушно потирающее подбородок.
"Кошмар женщины Эммы, не иначе".
Короткую прогулку сопровождал хор из "Сюда не ходить", "Нельзя", всё того же "Пошёл вон" и "Запрещено" - кадавры, в отличие от какого-нибудь анку, мороки понимали и ценили, и каждая новая копия удостаивалась взрыва окликов. Если бы нежить такое умела, Раймон сказал бы, что они нервничали от обилия мерзких нарушителей. И хорошо. Век бы так шагал, если бы Ник внезапно не споткнулся.
- Там с братом что-то? - он судорожно вздохнул. - В сердце больно?
С братом - значит, с Эммой. На этой мысли отчётливо подумалось о сумках и траурном, но Раймон только отмахнулся - и без того понятно. Значит, неторопливые прогулки в исследовательких целях отменялись. Он оглянулся на свои послушные отражения. Восемь. Должно хватить - кадавров-то всё равно меньше. И, хотя хотелось посмотреть, как они будут ловить двадцать, а то и тридцать Раймонов, приходилось обойтись тем, что имелось.
Копии, мерцая и переливаясь, одновременно потрусили вперёд, и Раймон с удовольствием к ним присоединился - только сторонкой, сторонкой. И побыстрее, пока эта на диво слаженная команда не сообразила, кого именно они надо ловить.
Как он и подозревал, далеко кадавры преследовать не стали, и это наводило на нехорошие мысли.
Слишком оно всё было организовано на вид, слишком уж совпадение с Эммой. А если бы он сам ставил заслоны на дорогах, то одним бы точно не ограничился. Значит... значит, дальше стоило пойти лесами. Благо, Раймон был почти уверен, что знает их лучше кадавров.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519746 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


В Лондоне творилось примерно то же самое, что в Бермондси, только масштабнее, злее и без Клайвелла. Это не удивляло, как не удивляла Раймона и королевская неблагодарность: Его Величеству хотелось не в надёжную крепость, а в бордель, лучше в несколько сразу, к новой нежити, словно мало ему было глейстиг... впрочем, и правда мало. Оферомонили, и не дали. Точнее, не взяли. Тут Раймон короля в целом понимал, но в бордель не пустил всё равно. Пусть нечисть живёт: она-то, вероятно, как раз испытала бы немалую благодарность за то, что её спасли от рвущегося к какому угодно телу короля. Если бы знала.
Точно благодарен был уставший до дыр герцог, ещё не подозревающий о небольших играх с его памятью - совсем крошечных! Всё равно большая часть чистая правда! За это Раймона немного покусывала совесть, но совсем чуть. В меру обещания Чарлза Брендона отплатить добром за добро. В отличие от Саффолка Раймон меру изначального добра представлял куда лучше, но без этого было никак. Да и разве даже луна обходится без пятен?
В общем, осознание более-менее хорошо выполненной работы - с поправкой на глейстиг, - душу всё-таки грело. Мир, если и не стал лучше, то уж точно на какое-то время не стал резко и сильно хуже - чем не достижение, когда всё вокруг катится чёрту под хвост?
И вот вроде бы привычно оно грело, но что-то в глубине сознания упорно копошилось недомысль-недоощущение, что привычным ощущение не было. Какого дьявола? Что-что, а недовольство от работы михаилитам выживать не помогало, а он, как ни крути, добрался уже до... до скольки-то лет.
"К слову, о выживании. Что, всё же, делать с глейстиг?"
Безотносительно феромонов и общей милоты остатки фоморов оставались гадскими кровопийцами, и хотя Раймон подозревал, что мало кому даже из известных менестрелей приходилось давать представление перед такой аудиторией, одного этого было как-то обидно мало. Для совести, то есть.
"А может, ну её? Глейстиг остаются глейстиг, что с ними ни делай. Послушают, облагородятся отсутствием душ, а потом снова поскачут жрать детей и приносить ордену деньги. Круговорот крови в природе".
Почему-то такой итог Раймону всё равно не нравился. Как и возможный итог, который подразумевала смазанная формулировка обещания. Не как в лесах Арундела? Так можно же не так, а хуже! Но вопрос-то не в том, что можно, а в том, что надо. Чтобы вон та назойливая недомысль унялась уже. А если... додумать мысль не дали.
Стражник, насквозь пропахший кислой капустой, вежливо придержал за рукав, почти не напоминая о той ночи, когда Раймон играл в кости, а потом... а потом тот чёртов моряк ухитрился подскользнуться на пустом месте, словно в море никогда не ходил!
- Сэр Фламберг, - голос у стражника тоже пах капустой. Пахли ей, несмотря на ветрюгу, и друзья стражника, мнущиеся с ноги на ногу поодаль. Впрочем, запах или нет, а кивали они вежливо. Вроде бы это был хороший знак, но отчего-то Раймону казалось, что наоборот. - Его Превосходительство архиепископ Кранмер приглашает вас на обед, в Ламбет. Очень приглашает.
- Неужели? Радость-то какая божественная!
Очень приглашения Раймону не нравились почти так же, как хорошие знаки. Вместе с хватающими за рукава капустными стражниками они намекали на то, что где-то что-то сдохло, причём по вине приглашаемого - а никакой такой вины Раймон не ощущал. Заказывали кусочки венца? Так ищем. Часть нашли, прочее тоже найдём. Со временем. К тому же та недомысль усиленно намекала, что воспитанные превосходительства могли бы написать письмо. Вежливое, с завитушками и печатями, с причинами и гарантиями, приглашая на обед. Проявить личное уважение, так сказать. В общем, вежливое письмо было определённо лучше вежливых стражников, и Раймон неожиданно для себя порадовался, что отправил в дом Клайвелла - о, как тот порадуется! - только одного вампирёныша, а не обоих сразу. Аккуратно высвободив рукав из пахучих лап, он приятно улыбнулся.
- Обязательно. Давно хотел Его Превосходительству жену представить - вот как раз за ней схожу, и сразу обратно, до Ламбета. Обедать.
- С леди святой отец после познакомится, - заверил его стражник, снова прихватывая за рукав. - А вас сейчас ждёт. Пойдём, сэр Фламберг, обед стынет.
- Ага, - невразумительно отозвался Раймон, не трогаясь с места, и вздохнул. - Послушай, сержант... не сержант? Значит, скоро будешь. Как тебя звать-то?
- Фишером. Как кардинала, выходит. Который в Тауэре, значит, на всём готовом постничает. Говорят, там овсянка хороша, а? Ну да у Его Превосходительства её не подают на обед. Идёмте же, сэр Фламберг.
Фишер мягко потянул за собой и тут же отпустил руку, крестясь не хуже миссис Элизабет Клайвелл - на плечо Раймона, разевая клюв, уселся упитанный, чернющий как михаилитский грех, ворон. Пришлось вздыхать снова, снимая с лапки толстый валик письма. Да, пожалуй, голубь такое бы не унёс. Значит, вряд ли что-то хорошее. О хорошем обычно пишут коротко. Раймон поднял руку, погрозил стражникам пальцем и, чтобы никому не мешать, отошёл к переулку, где задумчивый грант жевал сено с брошенной повозки.
- Минутку, надо принять письмо.
"Дорогой сын, должен сообщить, что наш Том покинул нас. Я не говорю "умер" только потому, что отказываюсь верить, ведь Перекрёсток не мог умереть. Он лишь ушёл, не попрощавшись. Том сделал это в битве, и я буду винить себя в этом до конца своих дней. Подумать только, быть рядом - и не успеть! Бадб очень поддерживает меня в скорби".
- Да вашу ж мать. Нет, это не вам, - стражникам, - и не тебе, - недоумённо полыхнувшему глазами оборотню.
В битве? Не в бою? Почему-то именно это слово застряло в голове, словно оно, а не гибель Ясеня, было самым важным. Какая ещё битва, откуда? И почему Том? Из них троих... Это было настолько неожиданно, что не укладывалось в голове. Значило ли это, что ничего и не случилось?
"Пожалуйста, береги себя. Не смогу пережить еще и тебя".
Раймон поднял взгляд от ровных строчек и приятно улыбнулся Фишеру, который был не кардиналом.
- Знаешь, вот это рядом, от чего телега дымится и начинает гореть - это грант. Синантропный фэйри, если по-магистерски. Предпочитает города помельче или вообще сёла, так что в Лондоне такое увидеть - дело почти небывалое. Понимаешь, какая удача вам привалила?
- Нет, - радостно сообщил ему Фишер. - Нам хорошо платят. Особенно, если гости на обеды не опаздывают.
- Замечательно, потому что платят вам из налогов, - Раймон назидательно покачал вороном, - и гранты имеют к ним самое прямое отношение, потому что вредители. Крестьяне и торговцы от них плачут просто, и знаешь, почему?
- Время, сэр Фламберг. Обед. Архиепископ.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519744 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


У ворот пришлось задержаться. Заферомоненные до нестояния - или наоборот - стражники блаженно пялились в небо, за открытыми настежь створками виднелся красивый зелёный лес, а воздух приятно пах глейстиг, и что-то это Раймону напоминало. А, ну да, старый спор, который благополучно и ко всеобщему удовольствию разрешился на прибивании косы к дубу.
Капли крови при этом вели не наружу, а против часовой стрелки вдоль стены. Ну, это вполне походило на круг. Два человека, несколько глейстиг... пожалуй, идти в противоход не имело смысла, уж очень большой получался круг, а бегун из короля вряд ли был хороший. Кивнув стражникам, Раймон перешёл на трусцу. Где-то впереди ждали старые знакомцы и, наверное, новые тоже.
"Но если думать о Колхаунах - разве они не заслуживают кого-нибудь из своячениц, а то и обеих сразу? Да, я помню, что одну сожгли, но это же ничего. А говорить Колхауны эти всё равно не говорят, так что, если и пожалуются потом, их никто и не поймёт. Надеюсь, впрочем, что пишу письмо не хладному трупу, и что пребываете вы в добром здравии, потому что, кажется мне, леди Бойд, мои ей приветствия, не выдержат даже Колхауны. Никто, стало быть, кроме вас, так что - живите, пожалуйста, и передавайте больше приветов святой женщине. Я, правда, оставил её в домике посреди моря пробудившейся херотени, но это ничего, у неё есть рапира и несколько женщин и детей в качестве поддержки. А, ещё культистка".

Только ирландцы могли такое придумать - и овеществить, потому что мысль, мать её чувство, обладает немалой силой. Разбитые от любви сердца, значит, обзаводятся паучьими лапами и острыми жвалами, ха. Упокаивать лучше надо! Чёртовы ирландские михаилиты далёкого прошлого, могли же удавить такие идеи во младенчестве, вместе с влюблёнными? Могли. Но не удавили.
Счищая с сапога желудочки и что там ещё, прыгнувшее было со стены, - Раймон светло улыбнулся паре мужеглейстиг, маскировавшихся под плющ. Где-то впереди невнятно возмущался чем-то Саффолк, пыхтел король, и, как ни странно, всё это, кажется, было не мороками. Как и в случае с глейстиг - увы.
- Ну вам-то в этот город зачем? Если за мной, так мы уже всё выяснили, рассчитались и всё такое, так что никаких проклятий, напрыгиваний и прочего!
- Ты оскорбил дочь нашего клана, - сообщил ему самый крупный самец, раскрашенный серым и увитый лианами. Штанами он не озаботился, зато на голову намотал целое гнездо из плюща. - Вождь желает говорить с тобой.
Где-то там эхом прозвучало: "Я сказал, хау!", но это Раймон проигнорировал, потому что таких слов всё равно не знали ни глейстиг, ни он сам. Что вообще за хау? Хай - это ещё понятно, хотя тоже как-то по-иностраному, но хау?
- Не было такого, - с абсолютной убеждённостью, понятной даже морочникам, заявил Раймон, следуя за пыхтением. Если глейстиг хотели поговорить как самцы с самцом, могли и на ходу. - К тому же, со мной очень желает поговорить вон тот пыхтящий глава клана, пусть он об этом пока и не знает, поэтому - в очередь.
- Было, - с той же убежденностью заверили его самцы. - сначала ты сказал: "моя женщина", но женщина была не твоя. Потом прибил косу своей женщины к дубу, но не оставил её, и женщина была не та. Ты насмехался над Уной. Ты опозорил её. Вождь хочет говорить.
- Так если не та, значит, той у меня уже нет, и всё честно, - просветил Раймон, пока глейстиг пристраивались следом. Свитой. Ну, правда, как ещё михаилиту появляться перед Его Величеством? - Давайте лучше так: чем отличается анку от придворного законника?
- Тем же, чем отличается та и не та твоя женщина, - пожал плечами второй, с серьгой в ухе. - А вот чем отличается торговец, который говорит неправду, от гончара, который говорит правду?
- Тем, что один из них - фантазия, - Раймон тоже пожал плечами, очень светски. - Почему кеаск разговаривают с морскими звёздами?
"А ещё, дорогой отец, чего это я советам не следую? Это вовсе даже нечестно, потому что брата Сапфира я, вероятно, увижу в резиденции, чтобы передать ему дражайшую сестру на сохранение. А засим откладываюсь, потому что одновременно играть в глейстиг в загадки, общаться с Его Величеством и писать мысленные письма становится слишком накладно. И передавайте привет Ясеню - надеюсь, он тоже в добром здравии. Засим остаюсь, искренне ваш Раймон некогда де Три".
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519742 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Наверное, тоже 3 мая 1535 г., Бермондси

Дверь мягко закрылась за спиной, и Раймон оказался в одиночестве - впервые за... за долго. Впрочем, одиночество, как и все прочие категории, было понятием сомнительным и относительным. Во-первых, Эмма, пусть и осталась в доме, всё равно присутствовала, хотя дырявая память подсказывала, что раньше такое присутствие было более ровным и постоянным. Во-вторых, нежить и нечисть, вероятно, могла сойти за компанию.
Откусив ещё кусок пирога - вкусно! В дороге так и не покормят, если ты не король! - Раймон пришёл к выводу, что собирался идти он слишком долго. Баубасы потеряли надежду дождаться и теперь яростно пытались подкопаться под каменное крыльцо красивого аккуратного домика напротив. Получалось у них препогано, но в домике исправно повизгивали и взмаливались на каждый скрежет, и перепризраки принимались за дело с новыми силами. Правда, молча: видимо, связки и лёгкие ещё не материализовались.
"Хм, а какого беса они вообще такие плотные, что через стену не пролезают?"
Или орден совсем не ловил мышей, и твари жирели с месяц, не меньше, или...
Прожевав жилистый кусочек, Раймон огляделся уже внимательнее, и точно: в тени за крыльцом над телом какой-то удивительно знакомой женщины сидели ещё три баубаса - призрачных, как положено, - и явно подкармливали сородичей, пропуская через себя то, что составляло жертву. Восемь штук разом, и это только одна стая? Дальше к центру раздавалось слишком много лязга и воплей, чтобы она была единственной.
"Нет, определённо, или орден совсем мышей не ловит, что они так расплодились, или что-то крупное сдохло, а я и не заметил. И констебль не заметил, а это уж вовсе невероятно. Джеймс Клайвелл... пойди помоги Его Величеству, надо же. Словно на морочника даже в таком простом положиться нельзя, надо обязательно уточнить. А, впрочем, может, и нельзя, и надо?"
Стряхнув крошки с ладони, Раймон снял с пояса фляжку, которая так и не пригодилась в борьбе со сглазом на пляже. Не пропадать же добру? Открыв горлышко, он осторожно понюхал и тут же отставил посудину подальше. От такого состава не только женщина проснётся. Есть шанс, что и баубасов развоплотит. Но если даже нет, женщине-то точно хватит. Как там её... Раймон был уверен, что видел это лицо во сне. И платье тоже, кажется. Как же её... миссис Альцгеймер? М, нет, слишком странное имя, иностранное какое-то. А, Паркинсон!
Облегчённо вздохнув, словно вспомнить имя было самым важным делом на свете, он швырнул флягу за крыльцо. Твари возрадовались просто несказанно. Один из них и впрямь истаял, с человеческим, живым недоумением оглядываясь по сторонам. Двое других подпрыгнули и заметались по теням, явно намереваясь найти путь к человеку, швыряющему такие вещи. В ответ на их панику оглянулись копуны. Парочка порскнула к заброшенному домишке, явно намереваясь спрятаться в подвале, а остальные радостно двинулись к Раймону, который от неожиданности даже отступил на шаг. Баубасы - мелкие проказливые шкодники, - не нападали на михаилитов. Зачем? Что они собирались с ним делать - свалить его с ног, порвать тупыми когтями и загрызть мелкими зубками? Нет, определённо, сдохло что-то просто гигантское. Твари вели себя так, словно... хорошо выпили? Или надышались чувствами этих, из новомодных курилен. Но в Бермондси он таких не видел. Если и успели построить, вряд ли так давно.
Так или не так, а тройка баубасов действовала грамотно, как пьяные комиссары. То есть, двое попёрли в лоб, а третий попытался зайти с тыла. В тылу была стена дома с закрытой дверью, но нежить это не смущало. Раймон вздохнул и, прикинув, из чего могли материализоваться чёрные тварюшки, щёлкнул пальцами. С обеих рук. Жест был ненужным, лишним - баубасы вспыхнули бы и без него, но так оно отчего-то было привычнее. Успокаивало.
"Но правда, как доверять морочнику? Политика, шмалитика. За королём я отправился не ради одобрения ордена же, вообще о нём не подумал. Просто этот человек радостно пошёл читать стихи. Человек, не король. Да и будь король - ну у всех свои недостатки, не защищать теперь, что ли?"
Третий баубас оказался на диво прытким: увернулся от огня, клацнул отрастающими зубами на пробегавшую мимо девчонку - чего они вообще тут разбегались, когда твари вокруг?! А, утро же. За молоком, небось, - и уставился на Раймона алыми глазками. Раймон посмотрел в ответ, ожидая нападения, потянул из ножен кинжал. Не сразу понял, что никакого нападения не будет. Нежить пыталась его заморочить. Морочника. Михаилита.
"Да оно ещё хуже, чем комиссар..."
Горели баубасы плохо. Оплывали, чадили, отвратительно булькали. Воняли, пропитывая мостовую и дома вокруг. Непроявившиеся так и прятались в подвале, и Раймон мысленно махнул на них рукой. Миссис Альц... Паркинсон уже приходила в себя, повизгивала и пыталась отползти от крыльца, значит, с ней всё было почти хорошо. Выберется. К тому же, настой пропитал её так, что и анку не позарится.
"И стихи она не читала".
Проводив взглядом девчонку, юркнувшую в розовый домик дальше по улице, Раймон кивнул сам себе и поспешно двинулся к площади, откуда ещё доносились звон и азартные крики. В конце концов, зачем перебивать начавшуюся с Лиз цепочку спасения всего и вся непонятно, зачем, и с непредсказуемыми последствиями?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519740 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 22-10-2021, 9:47


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Раймон де Три и Эмма Фицалан

Совершенно без разницы, когда и где, но совершенно точно - где-то и и когда-то, хотя это и не важно.

- И что же с тобой делать?
Удалось ли вычистить закладки хотя бы на треть, Раймон не имел понятия, впрочем, оно его и не волновало. В голове царила удивительная лёгкость от сладкого осознания: ни за сестрицу, ни племяннистрицу лично он не отвечал и отвечать не собирался. Равно не волновали его глобальные игры, которые копошились где-то там, а обочина, на которой можно было кого-то бросить - а вот она, прямо тут.
- Любить, беречь и уважать, - с невозмутимостью, достойной Эммы, просветила его сестрица, задумчиво рассматривая Снежинку. Сам некромант не менее задумчиво рассматривал её в ответ, и только Эмма с самым серьезным видом вышивала очередной цветок и никого не рассматривала. - Вы ведь мой старший брат.
- Я? - Совершенно искренне изумился Раймон. - В резиденции, как я уже говорил любезному Рэю, пока что женский корпус не построили, так что старшим братом я могу быть разве что новым братьям. Любить и беречь кто-то пока что тоже не заслужил - и не заслужит, потому что пути наши так или иначе скоро разойдутся. Вопрос только в том, как именно.
- Вы. Меня совершенно не волнует, что происходит в этой так называемой резиденции, сколько у вас так называемых братьев и все ли они, - Елизавета де Три кивнула на Снежинку, - так же странно смазливы, как этот. Узы крови не разорвать ничем, спросите любого скотта. Итак, дорогой брат, как мы будем мстить за нашу испорченную жизнь?
Эмма и странно смазливый брат Скрамасакс хмыкнули хором. Раймон же только пожал плечами. Узы крови его волновали примерно как снег, который, видят боги - частушечные или иные, - уже давно стаял. Месть, в силу урождённой злобности характера - дело другое, но...
- Ну тогда - прощайте, узилище вы собственное. Мстите - как пожелаете, как это приличествует вашей испорченной жизни. Деревня тут недалеко, наверное, дойдёте. А нам ещё отчёты писать для ещё и не так называемых магистров.
- Сожрут, - тоскливо заметил Снежинка и поднял бровь в ответ на негодующий взгляд Эммы. - Что? Я целых десять минут молчал! Я же лопнуть могу, и тогда Фламбергу меня собирать. В мешочек. Но правда, брат мой почти единоутробный, сожрут её ведь.
Прощаться сестрица не собиралась. Напротив, она надменно кивнула Виллу, точно этим кивком могла его облагоденствовать. И присела в реверансе почти придворном, взметая пыль подолом дешёвой серой юбки.
- И чем же я могу купить вашу заботу, о рыцарь воинственного Ордена, если уж вы отказываете мне в братской?
Раймон покачал головой. Эту новоявленную сестру было почти жаль - почти. Проблема была лишь в том, что на момент оставалось совершенно не понятным, сестра ли то, тварь какова или вообще неведомое нечто, а дополнительно неясно было, что из этого хуже.
- Прелесть ситуации в том, дорогая Лиз, что - ничем. Рэй и его хозяева интересуют меня ровно настолько, насколько приятно было показать им нос. Интерлюдия вышла просто чудная, разве нет? Но всё же, забавы ради - как бы вам хотелось отомстить, и что вы намерены делать потом?
"Дорогая" Лиз пожала плечами и уселась на обочине, прямо на запылённую траву. Ну, конечно, новую одежду-то покупать не ей...
- Наивность - это книга. Я её прочла и она закончилась, - мрачно сообщила она. - Знаете... пожалуй, я хочу в монастырь. В какой-нибудь из новых, в который уже пришла Реформация. Я смогу просто жить, почти спокойно и мирно, терзаемая только бесами и мыслями. Сможете ли вы проводить меня в обитель? Пусть пути наши разойдутся так, дорогой Раймон. А интерлюдия у вас вышла злая.
- Почему бы?
- Потому что плакальщицы и упырь напугали стражу до полусмерти, - вместо Лиз ответила Эмма. - И ей жаль их. Причем, кажется, всех. Но не Рэя и другого брата. А еще ей хочется объятий и сладкого. Нет, Лиз, я не ведьма. Можно мне в объятия тоже, милый?
- Не работает эта хрень, - Снежинка задумчиво дернул себя за косичку. - Не имей сто платьев, а имей сто братьев, выходит.
- И одни объятия, - согласился Раймон, разглядывая пышный, развесистый и даже какой-то жирный чертополох, проросший на ткани под иглой Эммы. - Ещё и интерлюдии им не нравятся. А что тогда об основном действии скажут? К слову, в монастыре терзают не только бесы и мысли, а ещё и как минимум мышьи. А если это такая же обитель, как вон та, в Бермондси - которую всё ещё не дочистили, между прочим, - то вообще уууу. Сожрут два раза, сначала изнутри, а потом снаружи. Лучше уж уютный домик, или уютный дворик?
- Да кто её возьмёт? Тощая, старая, чернявая как моя жизнь, - Вилл важно, почти магистерски кивнул и занудно, уподобляя себя наставнику зельеварения, добавил, - ибо женщине надлежит быть скромной, чтобы тихой прелестью украшать жизнь мужа.
Лиз на это просияла улыбкой, отряхнула юбку и вскочила на ноги.
- И чтобы огородик, - деловито добавила она. - Вы меня проводите к алтарю, дорогой Раймон? Благословите? У нас с вами ведь нет матушки, а батюшка, боюсь, будет против зятя-михаилита. Даже такого внезапно благочестивого, как сэр Снежинка.
Или мстить всё-таки стоило? Разумеется, исключительно из той самой злобности, злопамятности и злободневности процесса? Раймон попытался прикинуть, сколько бы у него ушло времени на то, чтобы создать такой вот разум, с мгновенными переключениями, но у него почти сразу закончились мысленные пальцы. И ради чего? Нет, эти люди совершенно не умели развлекаться. К сожалению, месть тоже обещала быть скучной, нудной и серой настолько, что её отчаянно хотелось на кого-нибудь спихнуть.
"А, впрочем, мысль про зятя-михаилита не так и плоха".
- Отчего же нет, - он благодушно улыбнулся Виллу. - Могу и благословить, и над алтарём постоять, благо, рукоположен, спасибо святым магистрам. Так что, можно прямо тут, не отходя от... от ну хотя бы вот этого пенька. Только накроем чем-нибудь - а вот хотя бы чертополохом! - и за свадебку. Пира, к сожалению, не получится, но... впрочем, мы пока что слишком близко к туземцам. Вот ведь дикари гадкие - хотя, кого ещё ждать в этом заокраинном краю? Может, и огородики разорять будут. А может, и не будут? Дикари-то?
- Это мой чертополох, - скупердяйски заартачилась Эмма, пока Вилл испуганно крестился и крутил пальцем у виска. - А дикари разорять будут, непременно. Даже если замуж выйти за исключительно правильного михаилита. Лиз, ты кого себе мужем хочешь?
Раздумывала сестрица долго. Она то садилась в пыль, то подскакивала и цеплялась за его, Раймона, рукав, то прилежно стреляла глазками по Снежинке, то порывалась плакать.
- Надежного, честного, умного. Чтобы слушать умел. Уважал меня. И чтобы в семье был главным, - наконец, сообщила она.
"Да, тут, кажется, без этого точно никак".
- Как раз такого знаю, ну просто один в один, - заметил Раймон, не отрывая от Снежинки умилённого взгляда. - Конечно, на приданое раскошелиться придётся, но что поделать, не можем же кровную сестру с одной собой... то есть, служанкой отдавать.
- Мы нищие, - в голосе Эммы прорезались нотки записной попрошайки. - Сами недоедаем, недосыпаем, недоживаем, помогите-чем-можете... То есть, я хочу сказать, что свадьба - не поминки, можно и повторить. Такую красавицу и умницу - вся в брата! - любой возьмет без приданого.
- Любой, может, и возьмёт, - Раймон покачал головой, вспоминая всех этих любых, потом вздохнул. Судя по тому, что Вилл лишь умилённо взглянул в ответ, шутка себя исчерпала, и приходилось возвращаться к суровым скучным будням. На время. Пока не придумается что-нибудь новое. - Но исключительно правильным надо всё делать правильно же, прямой дорожкой. Поэтому мы поедем и купим платье. Или несколько. И что-нибудь ещё. И мне нужно написать письмо... или несколько. Хотя этот батюшка, вероятно, тоже будет против, но... это же почти розы.
- Когда в твоем сердце тьма, и оно заледенело, я пошлю тебе черные розы, - глухо отозвалась Лиз. - Потому что нет любви без соперников.
- Снова её в велеречивости метнуло. Такая женщина... замечательная. Всё время разная.
Судя по голосу, Вилл в замечательности Лиз сомневался. Раймон тоже, но это к делу отношения не имело. К тому же, замечательность ведь бывает разной, верно?
- Ну, если цветочники да соперники - то это ко двору надо, - заметил он. - К счастью, и они, и скука - исключительно забота супруга. Потому что содержание в приданое не входит точно. Что же, решено! Вперёд, к голубятне!
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #519738 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 9-07-2021, 19:15


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


raven_cler,
я подозреваю, был бы чемодан, а уж как разменять найдётся)
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #518888 · Ответов: 2423 · Просмотров: 245345

Spectre28 Отправлено: 9-07-2021, 18:11


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


raven_cler,
так может хорошее что)
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #518885 · Ответов: 2423 · Просмотров: 245345

Spectre28 Отправлено: 9-07-2021, 17:31


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Тупик одиночества
Что случилось с Димкой?

хорошо сочетаются))
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #518882 · Ответов: 2423 · Просмотров: 245345

Spectre28 Отправлено: 8-07-2021, 19:03


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


хм, в моём рассказе есть рассказ, который надо переписать заново...
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #518874 · Ответов: 2423 · Просмотров: 245345

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:47


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Юнец глядел на это недобро. Прямо сказать, не одобрял Уилл Харпер таких действий со своей слюной, чем порождал желание познакомить его с милейшей Джеки.
- Вот я чего не понимаю, - присел на карточки он. - Вы опытнее меня во владении мечом и наверняка более сильный маг. Если вы хотите меня убить или угрожать моей семье моим здоровьем, почему не вытащите меч и не возьмете меня в плен напрямую, без вот этого?
"Да нужен ты мне... как свиная сиська быку".
Роб пожал плечами, поднимаясь с земли.
- Пленников кормить нужно, - сообщил он. - Одевать, лечить, платить караульным. Думать, чтоб не сбежал. Расходы, сын мой во Христе. И время. К тому же, меч не следует обнажать без нужды, равно как и колдовать. И скажите на милость, зачем мне вас убивать, когда я не питаю к вам вражды, а вся вина ваша заключается в том, что мой вассал выдал вас замуж за сэра Рольфа?
- Генерал слишком вежливый, чтобы брать кого-то в плен в присутствии собственности Королевы, - печально вздохнула Птичка и покрутила пальцем в воздухе. - А если хорошо подумать о единорогах, то такое даже предполагать невежливо. Фу.
Хмыканье у Роба вышло весьма двусмысленным, и настоятельно требовало еще и презрительного плевка в траву, но это уж точно было невежливо и фу. Птичка с таким упоением заблуждалась об его воспитанности, что даже выражать презрение к Морриган приходилось почтительно.
- Терпения тебе, жрица, - грустно напутствовал Роб рогатую свиристелку, без рассуждений последовавшую за Харпером. Юнец, кажется, что-то говорил, но это было уже неважно.
Том-Перекрёсток, Ясень - Мировое Древо, отдалялись от Роба вместе с цветами в причёске Птички.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518856 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:47


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Добрый день, сэр Уилфред. Рад вас видеть, Птичка. Вы простудитесь, дорогая. Ночью был дождь, трава влажная. Позвольте предложить вам свой плащ. Прочитаете новый куплет ваших стихов?
Юнец поклонился, не скрывая разочарования, с которым разглядывал поляну.
- Здравствуйте, магистр Циркон.
- Ой, - вежливо ответила Птичка, вынимая изо рта травинку. - Здравствуйте, генерал. К сожалению, я пока не придумываю стихов, потому что служу проводником у приемного сына чьего-то рода. Провожаю.
Думать о том, ценит ли Уилфред Харпер оказанную ему честь, почему-то не хотелось. Хотелось плюнуть в траву, которая этого совершенно не заслуживала, и лечь рядом с Птичкой. А лучше - уйти, куда глаза глядят. Общением с юным комиссаром Роб досыта наелся еще в Рочфорде.
- Правда, пока без особого успеха. Не подскажете, это Авалон?
"Не ценит".
Роб смущенно улыбнулся, вновь досадуя, что с Птичкой довелось говорить при этом комиссаре. Впрочем, за тихое, уютное местечко под яблонями Бадб взгрела бы.
- Если госпожа привела вас сюда, сэр Уилфред, значит - Авалон. Но жаль, дорогая. Я слышал отголоски, и стихи удивительно подходили. Я шла, и шла, и шла, и шла... Вы простите меня за побег?
- Тогда я ещё была просто проводником, генерал, - уточнила Птичка, срывая новую травинку и внимательно её разглядывая. Затем равнодушно кивнула Уиллу. - Вы хотели к твердыне госпожи Вороны - вот она. Он. Как муж и вообще. Без него, к слову, пришлось бы прямо внутрь, и я не уверена, что это понравилось бы хоть кому-нибудь. Нравится ли вам здесь?
"М-мать..."
Картинки рисовались препоганые. Роб воочию увидел и недовольную Бадб, в которой завелся такой паразит, и штурм какой-нибудь из авалонских твердынь, и даже самого себя, бьющегося головой о камень.
- По крайней мере, я попал на остров, - просветил всех собравшихся гарольдов сын, заставив огорченно вздохнуть. Юноша говорил не то и невпопад, вдобавок Птичка ясно давала понять, что время для задушевной беседы Роб выбрал неподходящее.
- У меня приемный день по четвергам. От заутрени до обедни. Но вас, так и быть, послушаю сейчас. В конце концов, время условно, а твердыней меня обзывают нечасто.
- Вы уж извините за беспокойство. Не скажете, в какой стороне крепость госпожи ворон? И как до неё далеко.
"Да чёрт её знает".
Роб, которого волновал тот же вопрос, кивнул. И, как положено воспитанному генералу, ответил хором с не менее воспитанной жрицей.
- Там, где Королева повелит ей.
От этой фразы во рту появился поганый привкус, который требовалось немедленно зажевать. Благо, что в заплечной сумке завалялась мята. Одну веточку Роб протянул Птичке, другую съел сам. И крепко задумался, глядя на этого юношу, который слепым котёнком тыкался во все двери в поисках жены. То, что он сказал потом, иначе как умопомрачением оправдать нельзя было. И крохой сочувствия.
- И так далеко, как это надо Королеве. Вы, сын мой во Христе, не с того начинаете. Что, если вам попробовать припомнить эту милую даму, которую вы называете своей женой? Её манеру строить глазки всем, кто носит штаны, её невинно-лживое личико. То, как она глядела на вашего сюзерена, а моего вассала. Как жадно радовалась унижению своей подруги, мисс Каффли. Помножить это на её очарование, её ум и изящество, прибавить малую толику шлюховатости, приправить брачными обетами, хорошенечко взболтать с сутью её отца, а потом перелить в бутылочку с этикеткой "Моя Алетта" и отдать сей сосуд Птичке моей души. Так будет короче.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518854 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:46


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Бадб хмыкнула.
- Что-то мне подсказывает, что отпуск союзничкам внезапно покажется слишком дорогим и вовсе даже не нужным, но - попробовать стоит. Правда, остаётся вопрос, что же делать со Стасси и обещанными экскурсиями.
- Я могу научиться красить ногти, а гулять полунагишом уже умею, - убеждённо отозвалась Инхинн. - Но правда, на ногти нужно много времени, а его...
- А его у нас хоть подолом жуй, - оборвала Бадб с явственно слышимой ухмылкой. - Кстати, хочешь покажу, как они умеют? Подолы в смысле. Жевать. В общем, это как раз не беда.
Вмешиваться в женскую идиллию не хотелось, но пришлось. Потому что Роб не представлял, как слепить из почти безвременно сгинувшей в каком-нибудь Танелле Инхинн кадавра, способного убедить Джеймса Клайвелла.
- Стасси, к саможующей юбке возьми полковую кольчугу и хороший арбалет. Будет комплект по последней здешней моде. И в случае чего вали всё на меня. К слову, моя Бадб, а где сейчас Ясень?
- Где-то в окрестностях Авалона, - после небольшой паузы ответила Бадб. - А что ты собираешься с ним делать?
"Хороший вопрос".
Слишком хороший для любящего отца, но вполне приемлемый - для магистра. Брат Циркон был не только добрым феем-крестным, вытаскивающим из тюрем, мягко журящим и утирающим сопли. Порой приходилось убивать - как юного, несчастного Тумана. И если припомнить, скольких парней довелось закопать, а потом вписать в орденские книги как пожранных тварями, становилось понятно - ни Роба Бойда, ни Циркона в рай не пустят. Вместе с остальными пожилыми мерзавцами из капитула.
- Смотреть и слушать. Потом - решать. Понимаешь ли, Викка, - Роб прислушался к звяканью кольчуги и оружия, шуршанью юбок, и кивнул сам себе. - Том - добрый, умный, славный мальчик, которому я бы доверил пару деревенек и дочку лэрда-соседа. Он способен увлечь за собой, стать вожаком - не вождём. Но всё это пропадает, когда Ясень слышит об орденских делах. Фанатики удобны капитулу, но... Пока другие слепо следуют за истиной - ничто не истинно.
- Готово, - заметила Инхинн. - Но надо сказать, очень странное ощущение, когда юбка и рубашка залазят на тебя сами. И, надеюсь, вы не против, если я прихвачу ещё и этот меч? Уж очень... зовёт.
- Некоторые вещи стоит прихватывать, - задумчиво отозвалась Бадб, и воздух в шатре пошёл рябью от открывшихся врат. Мелькнула тень, и всё стихло. - Некоторые - даже отправлять за море?
- Не знаю. Порой я гляжу на него - и мне чудится, будто это тот мальчик, тот Бойд, которого ты заменила мной. Чужое наследство, чужие долги... Он - не мой, не кровный, но похож ведь!
Роб тяжело вздохнул, понимая, что лукавит. Наследство и долги были его, Роберта Бойда-младшего, и свою жизнь не уступил бы никакому мальчишке, будь он даже Ясенем.
- Похож, - легко согласилась Бадб.
В слепоте, пусть и временной, была еще одна прелесть - ненароком, будто оступился, ухватить неразговорчивую женушку за юбку, увлекая через шатёр к ложу. Восполнять силы так было быстрее, и самое главное - приятнее. К тому же, если темы для беседы исчерпаны, необходимо найти им замену.
- Какое счастье, mo leannan, что мы оба любим меня.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518852 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:46


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Где-то там. Шатёр. Когда-то.

В слепоте - пусть и временной - была определенная прелесть. Если ты ничего не видишь, то и никуда не спешишь. Просто лежишь на ложе, оправдывая звание наложника, лениво грызешь яблоки и думаешь.
Или - сидишь на краю утёса, чуя, как ветер приносит запахи летнего леса, что раскинулся под ногами, прислушиваешься к рёву ящеров - и думаешь.
Время от времени боги умирают. Люди неожиданно обнаруживают, что они ничего не значат, что они созданы человеческой рукой, что они суть бесполезные идолы из дерева и камня. В действительности же человек осознает, что совершенно не задумывался о них. И вот здесь христианство оказалось прозорливее его, Роба, жены и своячениц. Придумавшись однажды, христианские боги придумали и впечатляющую преисподнюю, не думать о которой не получалось, ибо в таком случае она начинала думать о тебе.
Когда древние отдавали что-то богам, они искали их дружбы. А боги принимали служение, возвращая свою любовь и принятие. Рядом с ними хотелось продолжать служить и стремиться к большему, к чистоте и разуму.
Когда Исаак отдавал своего единственного сына, он искал милости и молил божество не гневаться. Этот еврей стыдился раскрыть и тело, и помыслы, был грязен настолько, что пришлось давать заповеди его потомкам, составлять Ветхий завет, чтобы те знали, как мыть руки и ходить до ветру.
И по всему выходило - служащие богам не должны были принять заповеди Христа, но там где есть политика, вера бессильна. Это означало, что теперь Робу предстояло совершить невозможное - превратить политику в веру.
"А это не под силу даже всему капитулу уберменшей-архимагов".
Под ногой что-то звякнуло и перекатилось, когда Роб сполз с ложа. Верная своим вороньим привычкам Бадб тащила в шатёр всё, что плохо лежало и хорошо блестело.
- Надеюсь, это были обещанные Харперу гривны, - сообщил он шатру, осторожно направляясь к выходу. На полу что-то позвякивало, похрустывало и бренчало. Гулко перекатывалась какая-то круглая херовина с каменьями. Роб подозревал, что это кубок, но наклоняться и ощупывать было приятно лениво.
- Вот и за мной когда-то так же бродил, - задумчиво поведала жена. - И щупал. Так и называли, попросту - щупник Бадб. Это сейчас - магистр, рыцарь и прочие умные слова, от которых из головы иголки лезут. Не он, в общем.
- Да-а... - отозвалась Инхинн. - Как добьются своего, как ощупают, так сразу делают вид, что они - не они. Все эти мужики, одинаковые, что магистры, что студиозусы, что ректоры, что свяще... хм. Кстати, у тебя глаза так мило подведены. Сама рисуешь?
- Ну не к феечке же ради такого бегать. Столько дел, что на ходу и рисую, а то вообще ворон какой пером мазнёт, да и ладно. Поместье, двор, иномирье. Ребёнок. Что характерно - не мой. Муж ещё, так что считаем, два ребёнка.
- Вот потому замуж и не выхожу. Придётся работу домой брать, чтобы всё успеть, а они же стонут ещё... кому такая палач нужна? И краска от жара плывёт.
- Хочешь, своей поделюсь? Хоть дождь, хоть огонь, всё едино. Ещё бордовая есть, и бардовая тоже. Я даже помню, из какого барда её сварила. Хорошее было время.
"Сучка не захочет..."
Что приятно - в компании двух телепатов мысли можно не озвучивать. И без того понятно, что известная всем поговорка относится к брожению и ощупыванию, а удивление чисто женской трепотнёй - к чисто женской трепотне, весьма неожиданной от богини и палача. С другой стороны, это, наверное, было хорошо - две женщины в одном шатре смогли не поссориться, мило беседовали и даже не слишком перемывали Робу кости.
"Хорошо. Только ни беса не видно".
Свет вне шатра был блеклым. В нём изредка маячили тени птиц и летающих ящеров, караульных и слабо, скорее отголоском воздуха, чем зрением - облака. Роб уселся на облюбованный накануне валун и снова задумался. Теперь - о грядущей войне.
Рольф де Манвиль придавал ей определённости, но противником представлялся неудобным. Слишком умным, в противоположность своему зятю, хотя тот тоже был неудобен. Кретины слишком непредсказуемы, их действия всегда поспешны, а последствия от них чреваты бедой.
А вот то, что Бадб сравнила его с ребенком, Роб предпочел проигнорировать. Лучше не думать о том, что для богини супруг - искра и биение жизни, одновременно возлюбленный и дитя, иначе придётся признать: такими оговорками его втягивают в пантеон чуть ли не за уши.
Это вряд ли понравилось бы Ясеню, с которым еще предстояло побеседовать. И заново понять для себя цену приёмного сына, кресла в капитуле, ордена и политики.
- Math, - наконец, проговорил он. - Дамы, прошу по одной. Для двух сразу я уже слишком стар.
- А мы и говорим по одной, - удивлённо заметила Бадб.
- Не одновременно же, - подхватила Инхинн и в шатре раздалось шуршание. - Слушай, а это тут мода такая, безгрудая? Мне бы, наверное, подошло, если вот такое платье взять, с дырками, только ещё и без рукавов. И про краску - ловлю на слове. И я вот ещё про ногти думаю. Знаешь, в пыточную иногда приводят вполне симпатичных...
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518850 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


На кладбище, по которому Роб шел, глядя на мир расширенными до предела зрачками, на него напали мелкие твари. Вернее, на них напала сначала его нога, неосмотрительно провалившаяся в лаз, а потом жруны размером с терьера обиделись и накинулись на неё. Результатом такой взаимной неприязни стала накрепко перемотанная кушаком голень, причем твари оказались внутри бинта, а рана немедленно принялась зверски болеть.
"Сволочь же. Развел нежить, а я хромай теперь! Еще и камни поразбросал!"
Роб поднял с земли кусочек ляпис-лазури, задумчиво почесал небритую щеку и пошел дальше, высматривая самоцветы. Потому как ведовские опалы просто так на кладбищах не разбрасывали. Спустя некоторое время таких блужданий он нагрёб большой узелок камешков и только потом сообразил, что кошачий глаз в этой витиеватой схеме повторялся через каждые три.
Дальше было проще. Камни собирались в узелок, Роб хромал и матерным шепотком поминал святых, ночь становилась всё гуще. И отчаянно хотелось в кровать. Когда последний кошачий глаз был надежно упрятан, появилась минута для отдыха, которую оживившийся Циркон немедленно заменил на короткий и очень неприличный приказ идти за Инхинн. Если, конечно, еще было за кем идти.
На большой кладбищенской поляне его встретила картина почти идиллическая. Сэр Рольф де Манвиль, почтительно склонив голову, стоял подле сидящей на надгробии Анастасии Инхинн и тихо что-то говорил.
- Магистр, - радостно поприветствовал он Роба. - А мы вас уже заждались. Пришлось присмотреть за вашей дамой, а то нежить бегает, знаете ли.
"Однажды, во имя высокой любви,
На низком зелёном холме
Сошлись в поединке сэр Пол О'Вик,
И старый пэр Дун Мак Раме..."
Cтарыми рыцарями были оба. Как ни молодился бы Рольф, Роб в его взгляде угадывал те же лета, что и у него самого. Можно отдать себя богам, сменить шкуру, но возраст всегда виден в манере держаться, говорить и думать.
- За что вас и благодарю, сэр Рольф, - на могильной плите сидеть было холодно, и Роб непременно подстелил бы свой плащ Инхинн, не потеряй он его раньше. Пришлось стаскивать драную котту, обнажая кольчугу. - Однако, хочу заметить, что если вы желали побеседовать с дамой о чем-то, то стоило попросту прислать письмо. Равно, как и для того, чтобы пригласить меня на партию... в сенет?
- Мне привычнее хнефатафл, сэр Роберт, - пожал плечами Рольф. - Даже странно, что вы в него не играете. Хотя должен признать - рапид вы освоили в совершенстве.
Роб вздохнул, устало опираясь о ближайший крест. Хотелось съязвить о странном спокойствии комиссарского тестя, вежливо и дружелюбно беседующего с незваным гостем, сломавшим схему и пару-тройку гулей. Но - удержался. Поймай он соратников Рольфа в Фэйрли, тоже не опустился бы до оскорблений и ярости. Времена рыцарей прошли, но рыцарь остались. И понимали, что любезный разговор с противником даёт гораздо больше, нежели беснование драки.
- Всего-то неудачная попытка реванша, сэр Рольф. Но, прежде чем мы пойдем каждый своим путём, скажите - почему?
Бадб дала бы престарелому де Манвилю ту же молодость, приятное посмертие, открыла бы источники силы. И всё это - не отбирая вкуса к жизни, которого, по словам Раймона, у последователей лорда Грейстока не было.
- Порядок, сэр Роберт. Он приятно греет душу старого вояки, сами знаете. Помнится, король Генри... Да что там говорить, раньше порядка было больше. Гармония!
Рольф де Манвиль улыбнулся, целуя руку Инхинн.
- Жаль, что я пока не могу познакомить вас с леди де Манвиль, сэр Роберт. Но надеюсь, что следующий ваш визит в маноре будет принимать уже она.
- До скорой встречи, сэр Рольф.
Роб откланялся, что ощущалось - да и выглядело - нелепо. На кладбище, с прокушенной ногой, в которую уже запустила щупальца зараза из нежити. Перед некромагом, с которым в иное время было бы славно погонять оленей по лесу. И только Анастасия Инхинн хоть и не была леди о'Бломм из той песенки, но за некий приятный приз сошла бы, будь Роб уверен, что она не поддалась на уговоры. Впрочем, о призе мечталось сейчас совсем ином.
"А лучше - под горячий бок к неистовой!"
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518848 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Птичка любила петь. Роб усмехнулся, припоминая её исполнение "Рукавов", и подведенные черным глаза, и густые светлые волосы, которые держались на голове крепче, чем ноты - под ними. Пожалуй, стоило признаться - он скучал. Особенно - по незатейливой мелодии флейты, так хорошо помогающей думать.
"Благодарить нужно повелительницу тростниковых свирелей, - вспомнилось ему. - И изобретательницу. Великую мать, могущественную госпожу жизни и смерти".
"Титилил'та, к услугам Великой Королевы".
"Птички ведь поют, а не играют, а я пишу замечательные стихи, весь один".
"- Не читайте никому эти строки больше, Птичка. Я буду ревновать.
- Там ещё много куплетов. И я очень рада, что вам так нравится. Хорошо, генерал, теперь я буду читать их только вам".
Сам того не заметив, Роб принялся насвистывать незатейливый мотив тарантеллы. В мире, где нет разницы между пространством и временем, мелодия могла течь в обе стороны. Приязнь и уважение - тоже.
Так напевая, он пару раз обошёл кругом варево из гнилых мартышек, принюхиваясь к мертвечине и силясь понять, что это напоминает. Для орденских практик соединения памяти телесной и душевной времени не было, к тому же Роб назубок затвердил урок: никогда и ни за что не делать этого впопыхах, если не хочешь сбрендить.
"Память и сознание, - в голове медленно всплыли лекции по герменевтике, - это динамичные системы, представляющие собой не только непосредственные знания о прошлом, но и постоянные процессы их реконфигурации, зависящие от контекста среды, деятельности, полей и средств передачи памяти".
А еще: "Важное значение для понимания специфики формирования сознания на уровне практической деятельности играет практическое знание, которое трактуют как процессы отражения и конструирования действительности, выработки и принятия решений, оценки эффективности их исполнения внутри продолжающейся практики".
- Какой только дряни не учат в ордене, - пробормотал Роб себе под нос, зачерпывая вонючую обезьянью жижу, уже начавшую смешиваться с талой водой. - Как там было-то? У Джеки? "Я - Тот, господин таинств, хранитель летописей"?
Необязательно было впускать чужое в себя, чтобы применять практики. Учил же Роб Каббалу, Кодекс Гигас и "Основы ведьмовства" наизусть, сдавал экзамены по некромантике и некромагии, а люциферитом так и не стал. А потому не было причины признавать ритуалы египтян - а в том, что тут работает именно соратник Хью Мадженниса Роб не сомневался - чем-то большим, нежели обычная магическая алгебра. А она гласила, вслед за Геродотом, что в египетских религиозно-магических практиках важно слово, к которому они относились с большим почтением, понимая под ним не только речь, но в первую очередь священные знания. Поскольку слово является звуковым аналогом мысли, то сказанное вслух слово, тембр голоса, манера речи определенным образом воздействовали на людей.
«Мысль – это первый уровень творения. Слова – это второй уровень творения. Действия – это слова в движении».
Ничего нового, если разобраться. Все магические приемы, связанные с употреблением вербальной магии, подчинены принципу подобия. И все эти "Я - Тот", "обучу тебя пути к Аменти" и "лишь в Поиске Истины успокоится Душа твоя" - ничего более, чем три основные элемента заклинания: обращение, прошение, закрепление. Вот только... Распространенным магическим приемом было съедание носителя магии. Папируса, пергамента, кусочка плоти. Подобное описывалось во многих трактатах, практиковалось почти всеми, но Робу на ум приходило «Сказание о Сатни-Хемуасе», прочитанное в орденской библиотеке: «Он повелел принести ему свиток чистого папируса и начертал на нем слова, которые были в той книге. Потом он смочил свиток пивом и растворил его в воде. И когда он увидел, что все уже растворилось, он выпил ту воду и познал все, что было начертано в книге».
Варево из обезьян для этих целей не годились - они были вареными, а огонь очищает всё. К тому же, важна была правильная литания, верный речитатив заклинания, дающий нужное направление слову.
Скорбно вздохнув, Роб отщипнул от своей мартышки на веревке кусочек и отправил его в рот.
"Я... Я - бог хаоса, я – бог Жизни, я вынес свою душу, я спас свою магию, я не отдам свою силу, я обладаю властью движения, я получил свою защиту. Я, именно я, есть тот, кто выходит из водного потока, который разливается по воле моей и становится могущественной рекой. Я вижу тебя и познаю тебя. Иду к тебе".
И тихо, едва заметной мыслью Циркона: "Ну и кретин же я".
- Тебе, конечно, надо отъедаться, - критически заметила Инхинн, - но я точно говорю, что эти... особи недостаточно питательны.
- Ты знаешь, сколько на черном рынке дают за пирог с нежитью? - Роб откусил еще, зажмурившись от гадкого вкуса. - А тут бесплатное, да еще и в такой... редкой комбинации.
Если он и в самом деле чуть отощал, то это шло только на пользу. Украшение шатра должно быть предметом зависти других женщин, и если уж мордой не вышел - фигура исправит. Жаль только, что направление все равно понималось в сторону кладбища, а значит, редкого дерьма Роб наелся зря.
- Викка, мне нужны пять твоих ворон в воздухе. Две - над деревней и над лесом подле неё, две - над кладбищем, одна - на плече.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518846 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Роб скривился, припоминая Гарольда Брайнса и его нелепые попытки стать дьяволопоклонником. Потом скривился еще раз, но теперь - глядя на ворон. Колдовать не хотелось отчаянно, но птицы, которые вызывали недоумение у телепата, будили в нём самом михаилита. Потому что были мертвыми и не обладали каким-никаким рассудком, подвластным магу-зверятнику. И наоборот.
- Вы пейте, ma sœur, пейте, - ободрил он, привычно встряхивая рукой. Покойник Ёж в таких случаях говорил: "Будто соплю оземь сбиваешь", но Робу было наплевать. Когда на дереве сидит дюжина-другая мертвяков, а рядом с тобой женщина, за которую знакомый констебль оторвет голову, водно-воздушный щит лишним не бывает.
- Лично мне, - репка, которую он уже было хотел покрошить в похлёбку, полетела в ворон, - выпивка всегда помогает, когда на голову гадят гули.
А гадили гули знатно. Прежде чем Роб успел выругаться, пара птиц размазалась о щит, остальные пали смертью храбрых от пепла костелапа, который пришлось вместе с немалой частью накопителя вбросить в ветер. Особо гадостные вороны коварно взорвались аккурат над головой, усыпав одежду и поляну мерзко воняющими ошмётьями. Остальные молча и заполошенно удалились в сторону старого кладбища, которое, как помнилось Робу и Циркону совокупно, кишмя кишело призраками.
- Впервые вижу, как нежить приманивают на репку, - задумчиво заметила Инхинн, которую явно не смущали ни запах, ни подёргивающиеся крылья и лапки. - Так вот они какие - тайные михаилитские методики.
- Это вы ещё не видели, как я ловлю розовых слонов, - с апломбом заявил Роб, принюхиваясь к дыму от аутодафе ворон, зачем-то рухнувших в костёр. Пахло маком, полынью, тонко и навязчиво - сумахом, а еще - ртутью. Её солями и проблемами. - А что, дорогая госпожа Инхинн, не слышите ли вы голосов? Может быть, вас манит и зовёт некто, обещая райские кущи? Птички-то в вас метили.
Солончаков ртути он припомнить не мог. Потому как их не существовало. А значит, ворон слепили в лаборатории.
- Если бы, - вздохнула Инхинн. - Знаете, как порой хочется, чтобы хоть кто-то пообещал райские кущи? Не будучи при этом священником? Но нет, не дождёшься. Просто что-то на самой границе сознания, тоненькое такое, едва заметное. Белый шум на определённых мысленных струнах - привлекательный, зовущий, тянущий. Ненавязчивое, как хороший кавалер.
- Хороший кавалер должен быть навязчивым. Иначе до райских кущ дело не дойдёт.
Бежать на кладбище за воронами Роб не стал. И без того было ясно, что заманивают, и дорогу помечают почти хлебными крошками. И это так остро напомнило Вустер, так ярко перед глазами замаячила тьма башни, в которой были только боль и цепи, что он уселся на бревно у костра и крепко задумался. Ухватив перед тем за руку палача.
- Расскажите мне о... Джеймсе, - предложение после замечания о кавалерах звучало странно, но иначе отвлекать от мысленных шумов Роб пока не мог. Подопечные не мешали расставлять фигуры на доске - они путались под рукой, когда требовалось делать ход. А потому приходилось готовить партию вдумчиво, загодя просчитывая все последствия и промахи. Так, оставить Инхинн в деревне было нельзя, брать с собой на кладбище - тоже, а Бадб хоть и могла присмотреть за палачом, но тем самым подставлялась сама. По чести сказать, Роб бы сейчас предпочел прикрыть тыл Ясенем или Фламбергом, однако первый трахал фей, а второй, вероятно, с упоением предавался мрачным размышлениям о бесполезности бытия.
Инхинн оглядела его руку, лежавшую на своей, и вздохнула.
- Если так, то я предлагаю перейти сразу к сексу - это самый эффективный способ отвлечения. Ну или к пыткам. Или к рассказу о том, идём ли мы туда, куда зовут, не идём, идём не туда - например, в трактир с кроватью, - или делаем что-нибудь ещё интереснее занятия любовью посреди останков воромертвий.
- Вы мне предложили столько, что я даже не знаю, чего выбрать, - всё еще задумчиво сообщил ей Роб, не выпуская её запястья. - И всё такое заманчивое! Особенно пытки среди останков трактира. На кровати, полной птичьих гулей. Но - нет. Мы всего лишь очень осторожно пойдём туда, куда тянет. А вы при этом будете сообщать о своём состоянии, и отдельно - о желании сбежать к ху... к тянущему.
Затея ему нравилась всё меньше. Роб чуть ли не воочию видел, как толпа гулей отбивает у него невероятно ценную Инхинн, и та мчит на спине одного из них во тьму, ведьмински хохоча. Но уйти, не поглядев на мастера - вороновоскресителя, он не мог.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518844 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Чья именно?.. Ну, всё, мы обиделись, - вздохнул Раймон и повысил голос. - Эй, там, на стене! Если не перестанете держать за идиотов, то мы скармливаем эту кузину плакальщицам, и завтра же... сегодня же снимаем осаду и уезжаем. Без плакальщиц.
- Я горюха ли — горе злочастное, - подтвердили поодаль,
- Я злочастное да горе злыденное.
Я со всех злыдень да верно сграбила,
На себя горе да я положила...
- Да клал я на твоих плакальщиц, - нервно прокричал Рэй, и явно хотел добавить еще что-то. Не позволили стражники, возмущенно зароптавшие от такого неуважения к этим почтенным женщинам. Запах назревающего бунта Эмма чуяла даже здесь, в отдалении.
- Дочь - сестры, наверное. Но точно не твоя, - задумчиво посмаковал новую партию крови Скрамасакс.
Раймон кивнул и снова повернулся к стене.
- Не уговаривайте, плакальщиц не заберём, к тому же они ваши. Просто ехать далеко, скучно и вообще, сам посуди, ну куда нам их девать? Сначала, выходит, надо в резиденцию, говорить про обиды всякие с магистрами, начиная с Тракта и заканчивая Верховным. Не с плакальщицами же, а в резиденции, между прочим, пока что не построили женских корпусов, не говоря об отдельных залах для отработки звукового оружия. А если в резиденцию, значит, через Бермондси, а если Бермондси, это значит, пьянствовать с друзьями. Может, там плакальщицы и пригодились бы, но у Джеймса Клайвелла молодая жена, загрызёт. Ну а потом, выходит, ко двору, на аудиенцию к Её и Его Величествам, слёзно жаловаться на ущемления и снова обиды... к слову, сестра-то, небось, красивая? В мать, не папашу? Ну, неважно. Стало быть, все плакальщицы - ваши. Не обижайте их пока!
- Интересно, сколько их таких?
Пока Раймон торговался с Рэем, Эмма разглядывала "дочь сестры". Отчего-то не вызывало изумления, что у столь юной девушки, её ровесницы, может быть дочь такого же возраста. Раймон тоже мог вытворять фокусы со временем. Пусть не такие, но ускорять и замедлять доли мгновения не представляло для него особого труда. И почти наверняка тот же Роб Бойд мог заставить кого-то быстро вырасти. К тому же, на паре краем уха прослушанных лекций, Эмма узнала о методах создания гомункулов и внеутробном выращивании. Методики крайне редкие, плохо воспроизводимые, но ведь Друзилла Пайнс плодила тварей табунами! Почему бы некоему Рэю Фоксу не озадачиться воспроизведением множества девиц?
И пусть Эмма не понимала, зачем это нужно, зато становилось ясно - такое быстро выросшее дитя будет чисто, как лист бумаги. Невозможно быстро обучить взрослого человека восемнадцатилетней жизни.
- Salaud, - выругался Рэй. - Хорошо. Чтоб тебе твоя сестра и на том свете задницей вперед отрыгивалась.
Снежинка обреченно вздохнул и упырь зарысил к воротам замка.
- Что значит - "и на том"?! - изумился Раймон, провожая его взглядом. - А на этом-то когда успела? Вот разбавленный эль - это да, от него бывало... если, конечно, у эля есть задница, то это точно была она. Разбавленная. А сестёр пока что не ел. Кажется.
- Это он намекает, что ты ею, всё же, подавишься, - пояснил Снежинка, удобно укладываясь на бревне, на котором до сих пор сидел. - Ты лучше скажи, что будешь делать с двумя бабами? Потому что эту, кажется, забирать не собираются.
Девушка, похожая и не похожая, испуганно закивала, а Эмма недовольно хмыкнула. Гарем рос, пополнялся родственницами, а пользы от этого не было никакой. Еще и приданое придется за ними давать, пожалуй.
Раймон зевнул во весь рот и пожал плечами.
- Не торопись так. Пока настоящую приведут, глядишь, их тут ещё десяток скопится. Натренируем, и будет этот, боевой отряд.
Настоящую привели так скоро, что Эмма даже не успела удивиться. Лиз де Три, нежный цветочек в черном платье, красиво подчеркивающим формы, была похожа скорее на своего брата Аля, нежели на Раймона. Но в белизне лица, высоких скулах и почти черных глазах угадывалась покойная графиня.
- Почему так долго? - Сходу вопросила Лиз, вздернув бровь и даже не ойкнув, когда Снежинка проколол ей палец. - Я вам когда написала, любезный братец?
- Слишком недавно, - легко ответил Раймон.
Глянул на кивнувшего ему Снежинку, перевёл взгляд на Лиз и улыбнулся так неотразимо, что девушка немедленно закрыла глаза и повалилась на землю. Под испуганное ойканье почти-себя. Раймон же тяжело вздохнул.
- Даже жаль, что всего две. Если уж дарить кому-то гарем, так полный, а не вот такой обгрызаный! Наверняка же в замке ещё есть...
- Михайлита млоденького
В путь-дорожечку
К золотому да к венчику проводить, - встречая рассвет, провыли плакальщицы.
Эмма только сонно вздохнула. Гаремы дарить ей еще не доводилось. Особенно, в такой ранний час.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518841 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Мой господин Фламберг, -тем временем орал упырь, улучивший минутку в причитаниях плакальщиц. - В девиче... то есть, урожденный Раймон де Три правом старшего брата требует немедленной выдачи сестры, как её, Елизаветы де Три, девицы благородной крови, которую похитили и удерживают незаконно и безбожно. Иначе оскорбится. И на поединок не вызовет.
- Я думал, что ты попроще чего сделаешь, не шахматную "мельницу". Но признаю, признаю - весьма. Разве что удивительно крепкие ребята заперлись в замке. Иной уже хотя бы по упырю пальнул, чтоб заткнулся.
Раймон пожал плечами.
- Возможно, у них просто слишком много времени. А что не палят - каюсь, я поднял голос этого твоего глашатая повыше, чтобы через стены лучше было. Так что, может, и палят, кто их разберёт? А может вокруг нас уже, обманув все чары, сжимается кольцо собравшихся со всего юго-запада наёмников. Ну, это если в замке сидят совсем идиоты. Впрочем, не исключал бы. Как перестал заниматься в основном тварями, тут же оказалось, что идиотов в мире куда больше, чем думалось. Странно.
Будто в ответ на это "странно" на стене замка забелела простыня.
- Чего тебе надо? - Вопросил один из зубцов удивительно знакомым голосом Рэя Фокса из славного города Редхилла, стоявшего на земле Хорнли, мелких дворян из числа тех, что получали ленные наделы за доблесть в битве. История умалчивала, за что барона Хорнли наградили этим куском королевства, но Эмма смутно припоминала, что-то о визжащих на его копье толпах недругов, о которых барон рассказывал отцу за картами. По рассказу выходило, что нанизывал герой сражений их десятками, а то и сотнями за раз, а длина древка и вовсе выходила невообразимой. Но повествователя это не смущало, и чем больше выпивалось вина, тем плотнее становились ряды неприятеля.
- Похоже, они оглохли ещё на первых тактах, - не без изумления заметил Раймон, качая головой. - Или от той трубы. Сколько повторять-то можно?..
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518839 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Упырь послушно ощерился и уселся аккурат в середине этой самой дороги, развесив всё, чем при жизни наградила природа. Пожелай кто-нибудь войти или выйти из замка, непременно столкнулся бы с мерзким купцом нос к носу.
- Ложь, солдат, тяжелый грех. Мёртвые проходят и исчезают, но за своё вранье ты не увидишь более голубого платья. И не волнуйся, я никуда не спешу. В отличие от тебя.
Плоха та лекарка, которая не умела говорить пророчествами и пугать ими людей. А голубое платье в Англии не носили только мертвые, и то потому что хоронили в белом. Эмма тряхнула головой, подумав, что сейчас очень не хватает какой-нибудь молнии с неба, чтобы подтвердить слова. И тут же, отвечая на мысли, молния явилась. Не одна, в компании накануне убиенных ворон, уже густо облепленных мухами и начинающих попахивать. Вороны безошибочно опознали лгуна и рухнули на него, теряя перья. И Эмма, послав самую загадочную из своих улыбок стенам, вопящей страже и воронам, вернулась на холм.
К своему не годному даже на часовые фигурки супругу.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518837 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:41


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Обочины нынче были странными. Эмма скептически оглядела стены, лестницы и скалы Тинтагеля, которых здесь было больше, чем людей, и подняла трубу герольда. Красивую, начищенную до блеска, которую добрую половину ночи полировал белыми рученьками сам сэр Уильям Керри, недовольно бурча под нос что-то матерное. Снежинка же и приволок её, бесстыже украв с ристалища в Камелфорде. Вот только дудеть, то есть трубить, Эмма в неё не умела. Несмотря на то, что и грудь появилась, и орать на лошадей научилась, что тот гвардеец, а духа все равно не хватало. Оттого-то и издавала труба неприличный поросячий визг, вызывающий у Раймона приступы кашля, подозрительно похожего на смех.
Эмма мгновение полюбовалась на лица стражей на стенах, впервые услыхавших такое, заглянула в трубу и только потом протянула руку, требуя стяг.
- Мой господин Фламберг, - начала она, брезгливо вытирая руку о богатый, шитый золотом кафтан. Умертвие-оруженосца Скрамасакс нашел самое вонючее и склизкое. Бирмингемское. - В девиче... то есть, урожденный Раймон де Три правом старшего брата требует немедленной выдачи сестры, как её, Елизаветы де Три, девицы благородной крови, которую похитили и удерживают незаконно и безбожно. Иначе оскорбится. И на поединок не вызовет.
Раймон тоже стал странным. Почти как обочина. Он всё так же был нежен и заботлив, но будто вместе с памятью отпустил поводья, позволяя телеге жизни вольно ехать по ухабам судьбы.
- Не вызовет, значит... - герцогский стражник, лысеющий мужчина с обвислыми усами стряхнул, наконец, изумление и сплюнул с башни. Оглядел гуля, смерил взглядом высоту стены и облокотился широким плечом на каменный зубец. - Ну, это прям страх невиданный, аж Рэя позвать охота, чтобы, значит, тоже посмеялся. Значит, вызывать не будет, а что - будет? Да ты, дева, может, к нам сюда поднимешься? С настоящими мужчинами переведаешься, а то михаилит этот, кажется, только вот упырями того-этого. Ублажает.
Сначала Эмма хотела оскорбиться в лучших традициях Фицаланов, но вовремя напомнила себе, что она, хвала Господу, не Дик. И убивать людей почти не умеет. По крайней мере, оружием. А яд до этого усатого ей все равно не добросить, поэтому незачем и оскорбляться. И показывать средний палец, как братец. Пусть и в ответ на такие предложения.
- Вам лучше не знать, что будет, - придерживая загарцевавшего жеребца, честно призналась она. И, пожалуй, лучше не напоминать Раймону, что бывает с теми, кто отказывает сбрендившему морочнику. - А Рэя - зовите, отчего ж не позвать? Или он так занят скручиванием здешних часов, что и выйти не желает? Или девки боится?
Упыриный купчина глухо булькнул, заворчал брюхом и слегка покосился, не переставая, впрочем, тупо сверлить стражника взглядом всех шести глазок. У того от такого тоже начинало крутить в животе, но виду он не подал. Зато вздохнул.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518835 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Spectre28 Отправлено: 4-07-2021, 10:41


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3787
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Не могу. Но тебе ничего не мешает всё это сжечь. К слову, мальчика надо бы упокоить, а то ворочается под головой что-то... Слишком погано умер.
Снежинка покосился на тонкий полумесяц и вздохнул.
- Я почти уверен, что оно поднимается в полночь, - заявил он. - Какая-то разновидность стрыги, думаю. Можем открыть нишу, засыпать солью, запечь в ней и на время забыть.
Раймон покосился туда же. До полуночи оставалось всего ничего, а нежить отчего-то точному времени следовала крайне редко. Иными словами, подняться разновидность могла хоть сейчас. А то уже лежит и с интересом слушает. Впрочем, идея была неплоха. Оковы из соли, вокруг шеи, и пусть лежит себе.
- Годится. Соль твоя, огонь мой. Облатки, наверное, тоже мои. И вообще, ощущаю в себе внезапный прилив святости - не иначе пустая голова способствует. Вот, кстати, ещё одна причина, чтобы откусили - зачем она такая пустая нужна? Зря, что ли, забиваем всю жизнь, чем придётся?
За солью Снежинка не пошел. Свистом подозвал лошадь, отвязал от седла увесистый мешок и длинный лом.
- Я же некромант. Как я без лома, - пояснил он удивленно поднявшей брови Эмме, - буду нежить вразумлять? Ну, братец, навалились?
- А то, - кивнул Раймон, вкладывая болт в ложе арбалета. Голова юнца, истекая мерзкой чёрной жижей из обрубка шеи, неуверенно поднялась в воздух и закачалась, явно пытаясь повернуться к ним. Волосы и уши шевелились словно под неощутимым ветром. Арбалет щёлкнул, прибивая голову к стене, а вслед понеслась волна жара, запекая свежую нежить в собственной слизи. Впрочем, о последнем Раймон тут же пожалел - запах по часовне пошёл такой, что удушил бы и ту стрыгу. - На-кха-валимся, как без того...
- Дай дураку хер стеклянный, - Снежинка уже вовсю шуровал ломом, подсовывая его под край плиты, - он и хер разобьет, и руки порежет. Ты же глашатая хотел. А эта башка даром что пустая, а летать и орать матерное сгодилась бы.
- Недостаточно величественная, - не согласился Раймон, наваливаясь на ломик рядом с ним. - Глашатай должен быть степенным, внушительным, потому что рыцаря представляет, а эта башка? Смех один.
- Где я тебе должен степенного и внушительного покойника откопать? О, - плита приподнялась с мерзким скрежетом, - а давай вот эта баба глашатаем будет?
- Да ты провидец не хуже Харзы, - неискренне восхитился Раймон, разглядывая останки тщательно и любовно расчленённой женщины. Даже тело разрезали дважды - отделив грудь и таз с ногами. - По одному имени стрыгу угадываешь. А всё - орденское воспитание.
Нового мужа бесплодной Друзилле, судя по всему, так и не нашли. А ведь отец обещал, кажется, написать о её судьбе... хотя какое дело до этого михаилиту, пусть он и связан кровью с де Три? В любом случае, разбираться предстояло потом. И, что было гораздо важнее, юный михаилит совершенно точно изгонял или освещал не то и не так.
- Давай соль уже. А то, глядишь, тоже... расчленимся. По образу и подобию.
Вилл, уже успевший поднять мешочек, кивнул и бросил первую щепоть на лицо покойнице, вторую - на правую руку, а вот третью бросить уже не успел.
"А потому что болтать меньше надо, - сокрушённо подумал Раймон, чувствуя, как холодит запястья браслет-накопитель. Огня тут надо было много. Даже очень много. Ибо часы в нишу расчленители положить забыли, и просыпалась нежить явно как дьявол на отсутствие души положит. Просыпалась, пыталась скрутиться обратно в целое тело, а, главное, визжала так, что уши закладывало. Как торговец, у которого не товар уводят, а целую лавку вместе с женой и тремя дочками. - Ну и ладно".
Ниша полыхнула прямо на заглядение, как хорошая земляная печь, а вброшенная пригоршня соли ещё и придала огню игривый зеленоватый оттенок. Вот только вопли стали ещё громче, и, отвечая, по углам раздалось шуршание. Бросив взгляд за спину, Раймон с изумлением увидел, как из куч мусора выползают маленькие чёрные некрозмейки. Одну, самую шуструю, отпнула Эмма, и он с одобрением кивнул, оставляя прочих Скрамасаксу. Ему с такой мокрой мелочью было всяко сподручнее, а огонь требовалось поддерживать до упокоения... или хотя бы до тишины, потому что Раймон был почти уверен, что оглох как минимум на несколько часов - уж очень хорошо купол этой чёртовой часовенки отражал звук.
"А священник, кажется, не только не освящал, но даже и не убирался. Ссскотина".
И всё же огня не хватило. Слишком мало, слишком поздно - и Раймон едва успел отшатнуться, когда из ямы, теряя обгоревшие ошмётки, выбралась рука, пауком пробежала к стене и прыгнула на гнилой переплёт. И именно там, разумеется, облатки не оказалось. Впрочем, это-то было легко исправить.
От горсти облаток, впрочем, кусок нежити почти увернулся, ошпарившись только парочкой, вскользь.
"Как так, у неё же глаз нет!"
Огонь в яме полыхал достаточно весело, и Раймон злобно вложил в арбалет ещё один серебряный болт. Он хотя бы летит быстрее, если эта недотварь такая чувствительная. Но всё же, этот несчастный юнец делал всё не так. Странно. Пусть он был неопытным, но всё же - михаилитом. А с чем имеет дело - не понял и не подготовился. Почему? Подавляя желание немедленно отправиться поискать заказчика, Раймон спустил тетиву, и рука, шипя растворяемой плотью, повисла на стене, медленно стекая вниз. Пришлось для гарантии ещё и полить святой водой из фляжки.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #518833 · Ответов: 1918 · Просмотров: 117970

Страницы (92) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Новые сообщения  Новые ответы
Нет новых сообщений  Нет новых ответов
Горячая тема  Горячая тема (Есть ответы)
Нет новых сообщений  Горячая тема (Нет ответов)
Опрос  Опрос (Есть ответы)
Нет новых голосов  Опрос (Нет ответов)
Тема закрыта  Закрытая тема
Тема перемещена  Тема перемещена
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 28-10-2021, 3:44
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .