В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Greensleevеs. В поисках приключений., Добро пожаловать в мир злых заек!

Spectre28 >>>
post #801, отправлено 7-11-2018, 9:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

Следующие несколько часов были суматошными. Во-первых, в "Розочке", которая внутри походила на хлев, свободных комнат не было. И Гарольда поселили третьим в маленькую каморку с огромным соломенным тюфяком. Во-вторых, хозяин "Красного Льва", завидев Гарольда, отделался коротким кивком на просьбу передать Дженни, что её спутник остановился в грязной "Розочке". В-третьих, в уже многократно упомянутом свинарнике, прикидывающемся таверной, не было конюшни. А потому и лошадь Гарольда, и мула Дженни пришлось оставить во "Льве". Сложные межтаверные отношения закончились только к полуночи, когда Гарольд, наконец, смог оказаться в почти своей маленькой комнатке.

Гарольд надеялся, что Дженни найдётся в Красном Льве, но девочка не появилась там и за то время, что он возился с вещами, лошадью и мулом. До этого Гарольду казалось, что он спешил, начав обшаривать город, просто не найдя девочки в таверне, но Дженни не было уже около суток. Положение дел не столько злило, сколько навевало грусть - девочка вподне могла погибнуть. Надо было искать. Может быть ему бы удалось найти девочку в публичном доме или тюрьме, а там уже или пытаться договариваться, или, что более вероятно, просто попробовать её выкрасть. Гарольд взял с собой остатки денег, верёвку и всё мало- мальски полезное. Принимать непонятную жижу, которую втюхал ему травник, перед продолжением ночной прогулки Гарольд не стал. Проверить эффект микстур можно было и потом. При других обстоятельствах, вряд ли бы он высунулся на улицу ночью ещё раз - денег на новое сопровождение уже не было, да и следующие встреченные горожане могли и не заниматься охраной и просто его убить, в лучшем случае ограбить. Даже так дорога, которой провёл его камень, если бы Гарольд ещё помнил все изнибы улицы, скорее всего, была опасна. Но идти ею он не собирался - пока позволяло время суток, можно было проверить кладбище. Несмотря на темень, шастать у реки утром было куда менее черевато, чем днём искать Дженни на кладбище.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #802, отправлено 7-11-2018, 9:44


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Здесь и далее - Спектр и самую чуть я

Дженни Хейзелнат
19 февраля 1535 г. Бирмингем

Бирмингем пылал. Наёмникам и солдатам в цветах то вольных рот, то Дадли, то в странную шотландскую клетку не хватало места по трактирам, и ночь расцвечивали костры. Искры, поднимаясь к небу, соперничали с редкими фонарями и тусклыми удивлёнными звёздами. Ничего общего со спокойной ночью Бермондси, с кривыми, но понятными путями вокруг Гленголл. С тихими улочками детства, которого не было.
Крики, пьяный хохот, взвизги рвали тёмный воздух, а Дженни скользила между, впитывала жадно, захлёбываясь. Хорошо, что оставался только один глаз. Двух было бы слишком много.
Заросший полуголый хрен со шрамом через всё лицо и такой волосатой грудью, что мог обойтись и без куртки, попробовал поймать её за плечо. Дженни вывернулась, не скрывая презрительной усмешки. Не грыз, не старший грыз, да и наверное, привык ловить мамзелек повыше ростом да посисястее. Не Соверен. Улыбка пропала, словно её слизнула тень. Проклятый гоблин. Зря она не разглядела сразу, зря шутействовала.
Глазница жутко чесалась изнутри. Чесались изнутри ноги. Жаль, Клайвелл его убил у той мельницы. Мельницы всегда смеются, вечно крутят жерновами, руками машут. Страшные тварюги, все до единой. Когда-нибудь она найдёт на них управу, уж попомните. И на Соверена тоже, пусть он и помер. Мир становился таким странненьким, что, кажется, смерть могла уже ничего и не значить. Или он таким всегда и был, а она просто не замечала? Соверены вот точно были всегда, хотя до сих пор не возвращались. Никто не возвращался. До сих пор. Жалко-жаль, что у неё руки коротки, чтобы на той стороне рыться. И голос короток, докричаться. И до Соверена, и особенно до...
Сложенный из брёвен треугольный костёр обрушился, чуть не придавив тощую шлюху. Женщина в расстёгнутой до пупа рубашке отпрыгнула, визгливо хихикая и прижимая подол. И даже так ухитрилась не выронить ни одной монеты из загребущих рук. И это, с печалью заключила Дженни, было настоящей - и, кажется, исключительно местной - проблемой.
Кошельки. По сравнению с Бермондси, кошельки были просто везде, но… Дженни проводила тоскливым взглядом почти вусмерть пьяного солдата. Тот шёл, кренясь так, чуть не падал, но намётанный глаз заметил бы и то, что кошель был прошит металлической нитью, и то, что левая рука пьяницы постоянно висела рядом с драгоценным мешочком – как бы этого мужика не водило из стороны в сторону. Дженни в сердцах сплюнула. Проклятые наёмники. Как на вино и баб тратиться – так пожалуйста, а как об уличных подумать – не-ет, не для этого денюжки у дадликов получают. Словно разница есть! От потери кошелька, между прочим, такие чуйства пробирают, что никакой там маме Лоле не сравниться! А у неё-то, Дженни, особняка нету, ей нужнее! Она прищёлкнула пальцами. Вот и крутись тут, когда всё будто есть - а словно и нету. Волшебная, за ногу её, страна, где золото листьями обращается. Ехали к одним феям, к другим доехали. Бородатым, злым и в юбках шотландских. Чёрт их дери.
Задумавшись, Дженни заметила, что появилась компания, только когда её похлопали по плечу.
- Заблудилась, богачка? Проводить?
Наверное, светловолосый паренёк думал, что говорит искренне и сочувственно, пряча и жадность, и неприязнь, Дженни же фальшь чувствовала за милю. И не огрызнулась сразу только потому, что очень уж неожиданно, непривычно было слышать такое в свой адрес. Богачка? На миг показалось, что она раздваливается на трёх Дженни, одна из которых почему-то была мальчиком, а третья-лишняя вообще со стороны смотрит. Чой-то? Это она, что ли, так фальшивит, глядя завидущими глазищами на потеряшку? Да ни в жисть! Возмущение подхватило всех трёх Дженни и слепило одну - взъерошенную и злую. Сбитая рука отлетела в сторону, а Дженни длинно сморкнулась в грязный снег. Далеко, красиво, аж на душе посветлело.
- Ты, что ли, провожать будешь? Портки-то свои поутру находишь только потому, небось, что в них и спишь.
- Дык, - обрадовался парнишка, как-то странно, по-клайвелловски, хмыкнув, - вестимо, в них и сплю. Кто в Бирмингеме на ночь портки скидывает - тот атас и продрыхнет. Эх ты... зныба.
Неподалеку, где томно и нарочито постанывали женщины, нетрезвые голоса затянули песню. Пели что-то про саксов и коз, громко гогоча и стуча каблуками о мостовую. Дженни только фыркнула. и скорчила рожицу.
- От балабола слышу. А провожать - куда иду, туда дойду, а не дойду, так и не шла, а коли не шла, так и провожатых не надо, смекаешь? - в последнем слове она с удовольствием выделила первый слог, как Ю. Ещё и потянула, для обидности. Риковы бабы были странными и жуткими до жутиков, но слова, жесты!.. Сказка, не бабы. Небось, Рик потому и привадил, что раз странное - ещё жутчее! И надо же было третьей связаться с этим придурком! Только с Марико и Ю Гленголл казались неправильными, словно подпилили третью ножку, как в управе. На таком и не покачаешься. Управа... вину за то, что не сказала, не брякнула, Дженни привычно отмела. Иногда лучше было отрезать сразу, чтобы не косились лишний разок. Особенно когда в таких вот взглядах да хмыканьях звучало б: "а я предлагал". Пусть и не вслух, не на вид, а ведь слышно! А вот свиданий с Бесси было жалко-жалко, совсем. Там можно было забыть... про всё. Хотя бы на время. Не как с Клайвеллом - с тем забыть, кто ты, а кто он, не выходило. Как только дочка такая вышла? Но Дженни ведь вернётся, так? Богатенькой, побродившей, с рассказами о том да сём, а повязка - тьфу будет.
Мальчишка хохотнул и согласно кивнул, мельком, будто ненарочно, оглядываясь себе за спину. Не высмотрев ничего, он глянул поверх головы Дженни и лишь потом ответил.
- Я-то смекаю, - сообщил он, в точности повторив и потянув и, кажется, даже перетянув, - как не смекать? А коли не шла никуда и провожатых не надо, то... Отжалуйте, барышня, от богачеств ваших монету-другую для, значить, хода, куда не шли. А Косой Тим, я сталбыть, напрочь забудет, что смекал.
"Не один ведь, небось, с кодлой".


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #803, отправлено 7-11-2018, 9:44


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

Дженни тяжело и совершенно искренне вздохнула. Ю выдала мула в аванс, с возвратом, не пожалела и денег, но богатство? Месяц назад она бы прыгала от счастья, попробуй только помечтать о сотне фунтов, а теперь? Сто фунтов - это всего лишь малое время, песок в чашке. Высыпешь, да там и останешься, где был. Нет уж. Богатство... Богачество, теперь она это понимала крепко, это когда тебя не тронут. Никакой Соверен и даже... Никакая Ю. И этот поход к феям - если вывезет кривая, то вдруг?.. Она вздохнула снова и потянула себя за рукав. Прежние интонации, жалобно-наглые, вернулись сами собой, словно и не переодевалась она, и не говорила по-серьёзному с этим странным дядькой-Гарольдом. По-взрослому, надо же! Узнал бы кто, животики бы надорвали. Дженни До, Дженни-да, не валяет дурака! Не валяла никогда - но вот стукнула беда! Ха!
- Значит, нелепа, думаешь, богатейка я-знать? Ха! Прикид дали, правда, чтобы дядьке вровень стать, не выиваться. Кто дал? А кому нужно, тот и дал. Да только денег-то... - главное - верить во вранье. Особенно в то, которое не проверить, будь этот Тим самим Клайвеллом. Ну а неприятности... Что-то ей подсказывало, что Гарольд выкрутится. Иначе разве бы Ю его подрядила, если б совсем бестолочью был? Да никогда! Наверное. Ну уж с таким-то должен?! Да и что это он вперёд неё на кладбище обещался, когда уже против сказанул?! За такое ведь как пить дать по голове стучать надо! - А вот дядька-то, смари. В борделях сотнями расплачивается. Непростой, конечно, человек, сам понимаешь, но...
Фраза повисла в воздухе, ожидая реакции. В ответ Тим лишь презрительно скривил губы. Он пнул случайно оказавшийся под ногой снежный ком и неожиданно серьезно проговорил:
- Непростой, значит. Оно и видно, сложно он от Тома-Ткача отбрехался, тобой.
- Зато чернокнижник! - неожиданно обидчиво выпятила губу Дженни. Дядька, конечно, был ей никто, даже не нравился так-то, но слышать о спутнике такое от уличного было как-то неправильно. Ну, не умеет он балакать, так что ж?! Волкодлак ведь, а волки не очень в разговоры умеют? В лесу-то и не с кем, наверное, да и выть как-то ухватистее, мордой-то, через зубищи. А вот в драке-т небось всех порвёт! Идея внезапно перестала казаться такой хорошей. Но проучить дядьку ой как надо было за игрища такие! - Небось, не за так душу-то продавал. Не за пенни, если меня спросить. А можно и не спрашивать.
- Дык, если дурак, то мог и за просто так, - резонно возразил он, - а скудова сама-то, барышня?
Вопрос "Откуда берутся такие няньки, что сдают своих дураков?" повис в воздухе.
- А с улиц, по которым железные грызы ходят, - отбоярилась Дженни, надув щёки. Не дурак - поймёт, а если дурак, то и не надо. - А до того оттуда, где нонеча кресты одни чернеют, носами длинными клюют, лет уж несколько будет. Оттуда вот, значит, и выползла.
Буквально. Дженни вспомнила сточную канаву от хаты, где прихватил Соверен, до укрывища, и её передёрнуло. Сейчас было не до того. Клюнет этот Тим, нет? И... а что скажет Ю, если Дженни вернётся без Гарольда? Дядьку таки было жаль. Совсем он неприспособленный получался, хуч и не оборотень и не против церковничков.
Дженни неприметно вздохнула. Ю, скорее всего, заберёт свои камешки да ничего не скажет. А, может, поблагодарит. Повыше поставит, глядишь. От этой мысли настроение почему-то испортилось вовсе.
- Так-то да не совсем так, но и наоборот уже, - не согласился, согласившись, Тим, - дурак - не синица, богатей - не воробей. Как вспорхнет, так и клюнуть может, а как клюнет - так и чирикает. Спроводить тебя, можа-таки? Негодящая ты для Бирмингема, зныба, как есть и напрочь. Эвон, на пощипать в красивом вышла, да еще и приехамши с дядькой в воронах.
- Щипать? Это ваша лужайка, я и не лезу, - предположение удивило Дженни так, что даже прежние мысли куда-то сгинули. Красть на чужой делянке она и впрямь не собиралась, а что вокруг посматривала - так привычка же, понимать надо! Вот жеж бестолковый мальчишка попался! - А провожать - благодарствую, господин паж, за сочуйствие ваше! - Она сделала вид, что приседает в книксене, как настоящая тётка. - Да не испугаешься ли? Улицы мне без надобности, а вот кладбище тутнее посмотрела бы. Говорят, знатное оно! Красивущее да пугательное, как пьяный пастух!
Тим как-то недовольно вздохнул, снова напомнив Клайвелла, и покачал головой.
- Чудесатая, - глубокомысленно заявил он, - кто ж на жальник ночью ходит? Ну, окоромя... Лады, госпожа михаилитка, запровожу. А если Алой Леди попадешься - не вопи. Не любит она этого, долго жрать будет.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #804, отправлено 7-11-2018, 9:44


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Жути к рассказу Тима добавляли и языки пламени, желтоватыми искрами взлетающие к небу, и плящущие тени. Красная Леди, если верить мальчишке, была жуть какой мерзенькой теткой. К слову, побасник этот руку не предложил, не жентельмен оказался, но зато и шарить не пытался, и сказывал красиво. Получалось, ледя эта навроде как детишек к себе сластями подманивала, а потом жрала. То есть, и не жрала даже, а сначала просто за храпок, шею то есть, кусала и крови чутка пила. Нацедит с плошку - и гуляй, малыш, к мамочке. А теперь, выходило, во вкус вошла. Распробовала, или оголодала к весне, кто ж её знает? Не спрашивали. Драла она это самое горло, как голодная волчица, в клочья, так, что нутро зияло. А детей потом, понятно, между могилами находили. Если бы в Бирмингеме до этого было кому-то дело, быть дрянной дамочке звонкой монетой в кошельке твареборца. Но слёзы матерей не трогали никого. Армстронг занимался Дадлями, Дадлики - политичеством, а констебли думали, как бы им не попасть ни к Дадликам, ни к днищным. Так что бегала ледя на свободе, а на жальник, да ещё ночью, давно уже никто не ходил, так что тварь эта, небось, - с намёком заметил провожатый, - оголодала так, что даже такую тощую сгрызёт, да ещё косточки оближет.
"Интересно, почему здесь не бывает просто михаилитов? Они ведь на золото, как мухи на гниль летят, а тута, получается, полгорода в кубышку скинуться может, ради такой-то!" - задумалась Дженни, послушно вздыхая и ёжась на особенно жутеньких местах.
Не по-настоящему, наверное. Как по ней, такая ледя некоторым людям и в подметки не годилась. Видать, хорошо они тут жили, в Бирмингеме этом. А ей, Дженни, очень нужно было вернуться, и не с пустыми руками. Не снова - к тому же, от чего уехала. Так что, пугалки там или нет... госпожа михаилитка, ха! К монстрикам за золотом. Хороший орден, правильный. Жалко, девочек не берут!
Тим, меж тем, рассказывал дальше, и получалось, что в Бирмингеме окромя дамочки этой, прозванной Красной за платье дорогого алого бархата, на каждом углу были свои страшилы. В таверне старинной, из древней древности то стуки слышали, то скрежет, то плач младенцев, то холодно там бывало, как в могиле. Тим брехал, будто там костей много человечьих под полом нашли. В церкви здешней и вовсе полюбил монах монашку, снюхались они, а потом их заживо замуровали в стены. На этом Дженни фыркнула, не стесняясь: в аббатстве у Бермондси дела творились куда как неприятнее, да ещё и не когда-то там, а вот прямо только что, так что старые пугалки работали плохо. Ну а то, что в "Красном Льве", где она не успела заночевать даже, солдат зарезал жену с полюбовником - и вовсе. Просто жизнь. Поганая, но что уж.
"А что будет делать Гарольд этот - один? Если меня вот выпьют? Раздерут горло так, что нутро будет видно?"
Образ нарисовался перед глазами тут же, словно того и ждал. Но только девочка в богатом платье, раскинувшаяся между низкими могильными холмиками, была не ей, не Дженни. Лицо - то, одежда та, но вот не она - и хоть тресни. Пусть. Ещё секунду Дженни размышляла о том, будет ли этот странный чернокнижник её искать или пожмёт плечами и поедет дальше, а потом тряхнула головой. Какая разница. Пусть делает, что хочет, раз такой вот.
"Мула, наверное, продаст..." - вот тут Дженни вздохнула с искренней горечью. Лошадку всё равно пришлось бы возвращать, если б хабара не хватило, но Арион был таким славным!
У ворот кладбища, красивых, кованых, в завитушках и поганых чертячьих мордах, Тим остановился.
- Дальше сама, зныба, - неохотно проговорил он, - ты, конечно, девчонка ничего, свой парень, да только... Ежели выйдешь к утру, меня возле пирожницы найти можно, она - своя. Погуляем.
Парнишка плюнул себе на руку и протянул ее Дженни.
Она помедлила, глядя через мрачные чёрные прутья. Ни фонарей толком на этом кладбище, ни свечей. Ныкаться - самое то, да только что увидишь?! И, пусть Тим ещё стоял рядом, внезапно стало холодно так, что Дженни невольно вздрогнула под тёплым джеркином. А потом решительно плюнула на ладонь и пожала руку мальчишки.
- А и найду, ежели только скакать не придётся. Путь, знаешь, дальний будет!


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #805, отправлено 7-11-2018, 9:44


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

Пустые, продуваемые ветром дорожки, чёрные ветки деревьев, мрачные скульптуры ангелов и людей, кресты и надгробные камни пугали куда больше, чем какие-то там рассказы какого-то там Тима.
"И всё равно не боюсь!"
Дженни с вызовом уставилась в печальное лицо женщины, склонившейся над погасшей свечой. В полумраке она не могла прочитать имени, но статуя выглядела такой красивой, что возмущение как корова языком слизнула. Огромные глазищи на треугольном лице, почти как у... мамы. Хотя эта, понятное дело, аристократка. Вон какое отгрохали. Не просто какая-то яма на окраине для больных. Женщина выглядела такой красивой, такой похожей, что её хотелось ненавидеть. Стукнуть. Повалить проклятую статую, лицом в снег! Дженни ощутила, как волосы на загривке становятся дыбом, а вокруг... словно потемнело? Странно, а видно гораздо лучше. Топнув ногой, она вытянула из-за пазухи мешочек с мелочами и достала огниво.
"Что за дура - стучать камнями там, где нежить водится?! Сожрут - так мне и надо!"
От злости или ещё чего фитиль свечи затлел сразу. Дженни охватила его ладонями, прикрывая от ветра, и какое-то время смотрела, давая разгореться, как оживает оранжевым и светлым лицо статуи. Такой красивой и похожей.
А потом сердито пнула постамент, глядя, чтобы не засыпать свечу снежной крошкой, и отвернулась. Не больно-то и надо!
Не успела Дженни пройти до следующего перекрёстка, как слева что-то хрустнуло. Громко! Подавив вскрик, она подпрыгнула и метнулась за обелиск, потом осторожно выглянула. Сердце колотилось, как бешеное. Пусто. Но ведь не птица же! Человек? Ещё кто-то? Гарольд?! Пошёл таки без неё, украсть добычу?! Дженни уже почти решилась выйти из укрытия, когда новый звук заставил её замереть. Хлюпанье. Нет. Посасывание с... урчанием.
"Божечки".
Ноги никак не хотели двигаться, но Дженни заставила себя сделать шаг, другой, стараясь не хрустеть настом. Потом пошло легче. Главное - подальше. А о том, как идти обратно, она подумает потом. И о том, кого оно... ведь не Гарольда же? Дженни помедлила посреди шага, потом решительно двинулась дальше. Помочь она тут ничем не могла, да и волкодлак же, ночью! Пусть сам. Не нянька же она, в самом деле! И предлагала пойти вдвоём, так? Значит, всё честно, вот.
"А если найти что-нибудь по-настоящему ценное, то выходит, не зря его и выжрали. Так-то".

Склепы, обелиски, могильные камни. Шорохи, глухое бульканье сзади пугали ещё больше, чем тишина, но всё было забыто, когда Дженни наткнулась на огромную, с дом усыпальницу. Мраморную, богатющую, а охраняли её аж несколько статуй сразу, не считая огромного креста на острой крыше.
- Вот это да! - не сдержалась Дженни, жадно разглядывая каменную резьбу, выцветшие в свете луны и звёзд гербы. Тяжёлую каменную дверь, точнее, плиту. - Вот дьявол подери!
Ну зачем так тщательно запечатывать полезные вещи? Дженни примерилась, пыхтя, толкнула плиту вперёд, в сторону, в другую. Без толку. Вот чёрт! Ну как-то ведь они к своим покойникам попадают? Хоть помолиться, а то ведь... взгляд упал на ровную площадку со скамеечкой и небольшим крестом. Судя по следам воска и копоти, если сюда кто и ходил, то предпочитал просить за померших родичей снаружи. Дженни топнула ногой и, уперев руки в бока, снова осмотрела плиту. Нет. Такое она бы не отвалила, даже будь с собой ломик. А то и вовсе её намертво присобачили, гады! Это же просто нечестно! Стены, статуи, крыша... отнорки? Она пригляделась. Под краем крыши виднелись тёмные квадраты, похожие на... поёживаясь, она стянула джеркин и повесила его на протянутую руку ангела. Вернётся - заберёт. Не вернётся - не всё ли равно? А лазить в толстой куртке было куда как несподручно. Зато так она взлетела по лепнине к крыше, как белка, и сунула голову в дыру.
"Темень".
Она снова зашарила за воротом, ища огниво, но испуганно замерла: позади, с дорожки, донеслось тихое пение. Приятный тётский голосок выводил балладу о графе и юной девушке, и Дженни захотелось спрыгнуть вниз, подойти, узнать, что же случилось с девушкой, которая боялась спать, потому что... ладонь неуклюже, словно во сне, проехалась по шершавому камню, и Дженни резко вздохнула от боли. Вот жеж божечки! Она оглянулась на джеркин, на дорожку, по которой - кто-то - приближался - беззвучно шагая по хрусткому снегу - и решительно толкнулась ногами, проваливаясь в тёмную дыру. Ледя-то, небось, по грязному камню лазить не станет!


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #806, отправлено 7-11-2018, 9:45


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Кровать была на диво неудобной. Жёсткая, хололодная, как каменюка! Дженни недовольно попыталась повернуться и с ленивым изумлением обнаружила, что что-то мешает. И рука болела просто жутенько, да и голова. Как-будто она грохнулась на... божечки! Она резко выпрямилась и:
- Ох!..
Скривившись, Дженни потёрла локоть. Болеть стало ещё сильнее.
"Ну хоть косточки не торчат".
Снаружи ничего не было слышно. Ледя ушла? Даже не попыталась её достать? У неё-то силов, небось, побольше. Но, может, от таких вот усыпальницу и берегли? Чтобы, значит, покойников не тревожили? Так или иначе, а за толстой стеной не пели, не топтались и не стучали. И хорошо! Знакомиться с этой ледей ближе не хотелось, пусть хоть сто раз красиво поёт. Но сколько же она тут провалялась?.. Да и где это - тут? Сморгнув гадскую слезу, Дженни, морщась, достала огниво и утащенную в трактире свечку - толстую, хорошую, из настоящего воска! Огонёк вспыхнул сразу, и Дженни уставилась в укоризненные глаза каменного ангелочка, сидевшего, опустив подбородок на кулаки.
- И вовсе я не виноватая, - сказала ему Дженни. - Это вообще всё ледя. И этот, торговец - тоже. Ну зачем он сказал, что вперёд полезет? Понятно, пришлось самой.
И вообще, разве не должны ангелы людей защищать? Вот, она, например, очень нуждается в защите. И в хорошей жизни.
Шипя от боли, Дженни неуклюже слезла с каменной крышки и огляделась. Людей здесь хоронили явно не первый век. Мрачные ряды саркофагов теснились к центру, и Дженни даже присвистнула от восторга: на статуях, изображавших покойных, висели драгоценные гривны или мечи, украшенные каменьями и золотом. Богатенько-то как! Это сколько ж Рик за такое вот даст!.. Забыв про боль, Дженни пируэтом повернулась обратно к ангелу и присела, взявшись пальцами за штанины.
- Весьма признательна!
Выбрав самую некрасивую, капризную на вид тётку, она, не обращая внимания на пыль, решительно влезла на крышку саркофага и примерилась. По всему получалось, что отковырять камешки вполне можно. Отковырять - и в тайнички. Даром, что ли, она над новехонькой одеждой потом ещё с ниткой корпела?! Кивнув сама себе, Дженни поставила свечу на голову статуи и потянула из ножен небольшой крепкий кинжальчик.
Небольшой, но яркий рубин поддавался неохотно, никак не желая расставаться с ложем, но всё же спустя несколько минут Дженни уже любовалась алыми бликами. Рубин. Настоящий. Не то, чтобы она не видела их раньше, но такие кражи обычно оставались тем, кто повыше. Не такому отребью. Красн ый. Как кровь? Нет. Как надежда. Дженни быстро сунула камешек в потайной кармашек и снова потянулась к гривне. Конечно, проще было забрать её всю целиком... для идиотов. Камешки было куда проще прятать. Камешки не заявляли во всеуслышание, откуда взялись. И скупщики брали их куда как охотнее. Так что медленнее - да надёжнее.
Уже примерившись ко второму рубину, она на всякий случай огляделась - словно тут кто-то мог её застукать! - и нахмурилась. У стены, за сарфокагами стоял... столик? Дженни прищурилась, всматриваясь в полумрак. Точно, столик, и какая-то доска с куколками. Шахматы! С некоторым сожалением оглянувшись на гривну, она всё же спрыгнула на пол и подошла ближе. В конце концов, времени было полно. Вылезать к этой леде до рассвета Дженни не собиралась.
- Странно. И всё страннее.
Ровные ряды фигур, пожелтевшая кость с одной стороны, облупленная бордовая краска - с другой. Над столиком наклонилась статуя какого-то святого, с задумчивым видом глядя на доску. Стула напротив него не было.
- И кто бы приходил сюда играть со статуей в шахматы? - поинтересовалась Дженни у усыпальницы, сложив руки на груди и выпятив губу, как порой делала эта гадкая жадюга Паркинсон. - Да ещё со святым. Им вообще играть-то можно?
Святым, как Дженни была твёрдо уверена, полагалось исключительно страдать. Разве не за это умные люди в тиарах назначали других людей в святые?
Она попробовала двинуть вперёд жёлтую пешку - они же так называются? Или нет? Неважно! - но та не тронулась с места, и Дженни нахмурилась, но потом поняла. Доску усеивали дырочки, в середине каждого квадратика, а в основании фигурок обнаружились длинные острые штырьки. Словно игру делали так, чтобы их не сдул ветер или не стрясло. Только вот воздух в усыпальнице был совершенно спокоен, а доску неведомый мастер вделал прямо в каменный постамент. Дженни на пробу покачала столик, но тот даже не шелохнулся. Это всё было куда интереснее покойничьих гривен. Вот только рубин в кармашке буквально жёг через ткань, напоминая о собратьях, но Дженни только шикнула на него и поднесла свечу ближе к доске. Фигурки и клетки выглядели одинаковыми, да не совсем. На доске чётко выделялись царапины и ямки - словно кто-то пытался вставить фигурки в отверстия, но у него дрожали руки. Вот только получалось, что играл этот человек - эти люди - всегда по одним и тем же клеткам. Дженни нахмурилась. Она не умела играть в шахматы, не помнила толком даже названий фигур, но была уверена в том, что ходят по всей доске. Иначе зачем делать целых... она помедлила. Да, целых шестьдесят четыре клетки, а ходить только по четырём? И, наверное, только некоторыми фигурками? Кость желтела одинаково, а вот штырьки, если присмотреться, отличались: у короля и вставшего на дыбы коня на кончиках игл было что-то вроде зарубок. На противоположной стороне такие же она нашла у обоих пажей, или кем они там были.
- Хм!
Дженни с интересом воткнула фигурки в клеточки... и ничего не произошло. Она топнула ногой.
- Эй! Нечестно!
Несколько секунд она обиженно смотрела на доску, а потом звонко хлопнула себя по лбу и поменяла фигурки местами. А потом ещё раз. Ведь любая могла встать где угодно? Или нет? Почему она не помнит, как эти фигуры ходят?! И только на пятой попытке внутри соседнего саркофага что-то негромко лязгнуло, и крышка едва заметно отползла в сторону.
- Да! - Дженни даже подпрыгнула от удовольствия.
Совершенно забыв про гривны, она подскочила к саркофагу и толкнула крышку дальше. Та двигалась неохотно, словно заржавело, но всё-таки, Дженни, пыхтя, смогла оттолкать её достаточно, чтобы открылась узкая лестница.
- Катакомбы! Да, да, да! Сокровища!
Где ещё прятать что-то по-настоящему ценное? Только там, куда сложнее всего пролезть. А ещё истории говорили о сторожевых тварях, ловушках, западнях и... Дженни, фыркнув, опустила ноги в дыру и, подняв свечу повыше, начала спуск под эхо собственных шагов.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #807, отправлено 7-11-2018, 9:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

Каменный мешок словно строили как ещё одну погребальную нишу - да только вместо саркофага в центре комнатки красовался только красивый полированный постамент. А ещё здесь было пыльно так, что Дженни сразу поняла - никто сюда не заходил уже очень давно. Может, годы, может, даже больше!
- Значит, всё моё будет, - пробормотала она, и слова призрачным шепотом заметались между покрытыми резьбой каменными стенами. Кресты, узоры с завитушками и квадратиками. И "всего" тут виделось как-то настолько мало, что не было вовсе. Комнатка в несколько шагов длиной оказалась совершенно пустой, не считая пыли. Зато в дальней стене обнаружилась дверь, над которой вилась надпись. Дженни подошла ближе и подняла свечу, прогоревшую уже на добрую четверть.
- Многие говорят: "Кто покажет нам благо?", - псалом, звеневший её голосом, казался странным, неправильным. Слишком давно она не... - Яви нам свет лица Твоего, Господи!
Дочитав, Дженни скривилась. Как же. Показал ей Господь благо. Явил свет, да только кожа, пылающая от лихорадки, кажется, всё не о том. И священник с лоснящейся рожей, который ныл о том, что всё суть от Господа и надо принимать... ни черта она не хотела такое принимать! Не дождутся. Мало она молилась тогда? Мало молились другие? И что же?! Вот она, стоит под проклятущим кладбищем с ворованным у покойника рубином, а над головой ледя шастает. Спасибочки, господи. Провёл, уберёг, явил! Она зло потянулась к ручке двери, но той - не было. Ни ручки, ни скобы, ни даже петли. Только ряд отверстий, узких, как на той доске, только фигурок не было. Или... Дженни огляделась внимательнее и кивнула сама себе. Под самой дверью на полу валялись разбросанные цифры со штырьками.
- Многие говорят, - проворчала Дженни, поднимая четвёрку, - Яви же свет! - семёрка обнаружилась рядом, и Дженни подняла её тоже.
Отверстия стояли по три в ряд, тремя рядами. Здесь гадать было ни к чему, присматриваться к царапинам тоже. Счёт, в отличие от шахмат, Дженни знала. Заучила ещё совсем маленькой. Как и псалмы.
- И исполнится сердце моё веселием.
Дверь отворилась с негромким скрипом, открывая тонущий во мраке коридор. Здесь было уже просторнее, Дженни даже не могла достать до противоположных стен, раскинув руки. Просторно - и тихо, как... как на кладбище. Дженни не слышала даже эха - звук шагов гасил толстый слой каменного песка - так что приходилось просто дышать погромче. А потом она и вовсе замурлыкала себе под нос привязавшуюся песенку про графа. Ну, тот куплет, который успела услышать. С песней идти стало куда как веселее, но вскоре ей пришлось остановиться: коридор распускался клевером. Лестницы уходили вниз и слева, и справа, и прямо. Лабиринт? Поразмыслив, Дженни повернула налево. Так было проще. А после выбитых ступеней, через несколько десятков шагов набрела ещё на одну тройную развилку! Но здесь все короткие коридорчики заканчивались дверями. Крепкими и... тоже с загадками-псалмами.
"Вот жеж кто-то набожный это всё строил! И куда же дальше?"
Снова выйдя в центр перекрёстка, Дженни нахмурилась. Выбирать по псалмам не хотелось, двери выглядели одинаково, значит, требовалось что-то другое. Например вот так. Дженни закрыла глаза и начала тыкать по очереди в двери, начиная с самой левой:
- Раз - для грусти
Два - для смеха
Три - на могилу
Четыре - рожденье
Пять - на небо
Шестёрка - в ад
Семь - для дьявола, будет он рад!
Когда она открыла глаза, палец уверенно указывал налево, к двери под красиво вырезанным в камне: "Огонь и град, голод и смерть - все это создано для отмщения". Дженни задумчиво потыкала дверь. Звучали слова из книги премудрости не слишком вдохновляюще, особенно для воришек. Злобненько и с намёком. Хотя, конечно, света после первой двери она не нашла, так, может, и здесь не огнь с градом вперемешку? Она задумчиво потянула себя за губу. Проверять хотелось не очень, но... сокровища же. И считалочка ведь ошибаться не могла, верно? Дженни приложила ухо к шершавому дереву, но изнутри не доносилось ни звука. И ведь... не напрыгнет же на неё этот огнь с порога? Наверное? До отверстий она могла дотянуться и от косяка, только вот... а цифры? Кто ж знал, что это всё пригодится! Фразу эту она слышала точно. То увещевательно, то с угрозой. Вот жеж не любят люди воришек, и почему только? Значит, сначала был огонь, который хороший, а уже потом... Тридцать шестая глава? Тридцать девятая? Точно что-то такое, красивое, кругленькое. А строфа? Следущая мысль заставила помедлить. А как быть, если цифери эти совпадают? Дырок-то девять! И две цифры в одну ну никак не залезут, да и не валялось на полу двух одинковых. Разве что от других дверей притащить. Поколебавшись, она всё же вставила цифры три и девять. И строфа точно была из конца главы, а она длиннющая! Как раз начать носом клевать, а это, значит, точно после двадцатой, так? Особливо если святой отец из церкви не в духе будет. Значит, снова три - или четыре. И ещё одна какая-то. На всякий случай встав за косяком, она принялась вставлять цифери, начиная с однёрки. По её удаче да по считалочке получалось, что три-то уж точно могло... нет. Не четыре и не пять. Ну тогда - шесть. Потому что туда ей при такой жизни и дорожка прямая. У этой цифры и основание штырька выглядело чуть светлее, чем у товарок.
"Может, чаще брали? Кто-то?"
Цифра утонула в двери, и внутри что-то щёлкнуло.
На полу маленькой комнатки лежали трупы. Много - три или четыре. Разобрать было сложно. Крысы, или кто тут бывал еще, растащили и перемешали кости, какие смогли, прикрыли обрывками тряпок, которые когда-то были одеждой, а потом пыль присыпала их пушистым пледом. Зато валялись кошели, по виду - набитые. Смачные, пузатые, шитые серебром и золотом. Камешки ещё лежали, выпавшие из рассыпавшихся в труху рукоятий кинжалов. Да и сами кинжалы выглядели так, будто их пережег в огне кузнец с конюшни.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #808, отправлено 7-11-2018, 9:45


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Когда пыль немного рассеялась и унесла с собой сумрак, оказалось, что стены в комнатке черные и украшены странным узором, цепочкой отверстий от пола до черного потолка. Ладонь от ладони выбил их какой-то мастер, не обойдя своим вниманием даже потолок.
- Значит, дяденька заходит, идёт, а потом - ой, - заключила Дженни, подставив сапожок под дверь. - А чего это одежда не сгорела?
Ближайшее тело, погрызенное и очень обгорелое, лежало довольно близко, и Дженни видела, что ткань скорее гнила, чем обуглилась. Старый плотный бархат, изглоданные кожаные ремешки. Ей доводилось видеть горелую кожу, и эта выглядела - не так. И кошель, толстенький, набитый чем-то вкусным, выглядел совсем целеньким. Только вот... она оглядела камеру и вздохнула: пол покрывали изразцы, но ломаные, с торчащими уголками, словно мастер поленился подгонять. В лень верилось с трудом - уж слишком хорошо те же умельцы сложили стены, слишком ровно проложили узоры.
Поразмыслив, Дженни стянула ремешок, завязала узел и попыталась подцепить ближавшее тело за неотгрызенную руку. Башка-то небось оторвалась бы! Получилось не сразу, а когда получилось, она ойкнула и отскочила, прикрывая лицо рукой: комнатку перечеркнули огненные полосы, да так густо! И муха бы небось не пролетела. Пахнуло сухим жаром с кисловатым запахом.
- Ой... - Дженни помедлила, недоумённо глядя на ремешок, который змеёй свился на полу. Часть его сморщилась - полосой сразу за порогом, но в остальном телячья кожа выглядела нетронутой. - Ой? Что за огнь такой?
Дальше всё повторилось. Тело придвигалось к двери на дюйм, вспыхивало пламя, ремешок обгорал так, словно огонь полыхал только вдоль стен, а дальше его и не было - хотя и был. Казалось, что был - но не было, с мрачным удовольствием заключила Дженни. Вот только дяденьки-то горели там, в середине. Глупые. Схватив, наконец, кошелёк, Дженни осторожно его ощупала, убеждаясь, что внутри нет ничего интереснее монет с камешками, и жадно распустила завязки.
- Божечки!
Фунтов тридцать в старом, хорошем золоте, не считая серебра! Удача! Красивый серебряный крестик Дженни, ничтоже сумняшеся, спрятала в нагрудной мешочек. А вот над найденной там же запиской пришлось поломать голову. Ну вот что бы людям не писать по-простому, нормальными английскими словами?
- Перкин Варбек, - это было просто. Истории о принце - или не принце - ещё рассказывали. С остальным было хуже. - Ла корона... корона? Ну, да, хотел же он на трон. Рэй вердадеро. Рэй... рой - король? Всё-таки? - впрочем, это всё происходило слишком давно. Кого сейчас волнует этот Варбек? - Эспада эн пэдра... Меч... меч что-то там?
Дженни с некоторым сомнением покосилась на заржавленный одноручный клинок, который подтянула к двери вместе с трупом. На лезвии не было ни гербов, ни каких-то там королевских знаков. Мечик и мечик. На её поясе он, правда, смотрелся, как рыцарский. Дженни затянула пряжку и подбоченилась, жалея, что тут нет ни зеркала, ни хоть полированной пластинки. Небось не хуже рыцаря-то, или пажа какого! Особенно, если щёки надуть.
Записка с именем то ли принца Йоркского, то ли шаромыжника, забытая, упала на пол, а Дженни снова уставилась в комнату. До остальных так просто было не достать. Не от дверей. Зато дяденька этот однорукий, в красивой кожаной броне был длинненьким. Если бы только... она достала из ножен меч и на пробу стукнула им по телу плашмя. Потом - сильнее, но огня так и не появилось. Видимо, тело было слишком тяжёлым... а она, Дженни - достаточно лёгкой? Уперев рукоять в живот мужчины, она навалилась на меч всем весом, но и тогда ловушка не сработала. Ага!
Поразмыслив, Дженни устроила ногу в высоком сапоге так, чтобы дверь не закрылась сама собой и с опаской, очень медленно встала на труп. Мостик из него получался так себе. Если бы не броня, ноги, наверное, проваливались бы, а так - было всё одно, что ходить по перине. Похрустывающей и вонючей перине. Но главно - перейти туда, где обещанный огнь только казался. Странная ловушка. Глупые дядьки. Все, кроме первого! Да и тот тоже. Ну кто ж так лезет-то? Медленно пробираясь к голове записочного мужчины, Дженни фыркнула.
"Тоже мне, грабители нашлись. Зачем они вообще сюда лезли-то? Я вот - за ними, а они?"
Мысль заставила приостановиться и присмотреться к комнатке ещё раз. И только тут Дженни заметила то, что раньше пряталось среди мельтешения росписей и угрожающих отверстий. На стенах висели богато украшенные распятия, все в каменьях и тяжёлом золоте. Она присвистнула. Ради такого-то и впрямь... стоило потрудиться. Только вот у самых стен и огонь-то... да и изнутри пришлось бы мостики прокладывать. Дженни поморщилась. В огонь тут она, конечно, не верила. Почти. Ну разве что самую чуточку. Но поджариваться ей очень не хотелось и на чуточку. С тяжёлым, от сердца, вздохом она отвернулась от крестов. Тело по соседству принадлежало плотному тучному мужчине в богатой портупее. Крысы - или что тут бегало - изрядно подъели его лицо, обгрызли нос и уши так, что смотреть было куда интереснее было на пузатенький, под стать бывшему хозяину кошель, до которого как раз можно было дотянуться мечом.
- Фи... вот жеж... - разочарованно заметила Дженни, разглядывая содержимое.
Какая-то алая перчаточка с вышивкой, красотень аристократная - из-за неё-то кошелёк и надувался, что б его. А Дженни с неё какой прок? Даже без пары! Да ещё волосни пучок, тоже бессмыслица. Словно дядька из этих, про кого трубадуры петь любят. Как вот Клайвелл с письмом тем от своей Мэри. Да только Клайвелл поумнее будет. Этот вот, видать, о волосне думал вместо дела, да тут и остался. И всего проку - амулетик с лунным камнем да горсть старого серебра. Тьфу.
И сосед, как назло, улёгся пузом на кошелёк. А четвёртый и вовсе раскинулся костями у самой стены - далеко видать прошёл, осторожничал.
"Или просто умирал тяжело".
Дженни поёжилась. Нет уж. Ей умирать не хотелось, ни так, никак иначе. Пусть они тут лежат... со своими перчатками, локонами и письмами. И деньгами. Впрочем, перчатку Дженни затолкала за пояс. На всякий случай. И для пущей рыцарственности.
Вернувшись в коридор, она позволила двери закрыться. Цифери, словно по команде, выпали из гнёзд на пол, в кучку остальных.
- Хитрые!
С сомнением покосившись на две оставшиеся двери под библейскими цитатами, Дженни покачала головой. Псалмов ей пока хватило. Разве что здесь всё в них? Ведь были и другие коридоры, другие лестницы?
Вернувшись по следам, она двинулась прямо и вскоре упёрлась в очередную дверь.
- Ибо от востока солнца до запада велико будет имя Мое между народами, и на всяком месте будут приносить фимиам имени Моему, чистую жертву; велико будет имя Мое между народами, говорит Господь Саваоф, - прочитала она вслух и вздохнула. Жертвы - это очень-очень неприятно. Фимиам - лучше. И всё же... пока что - нет. От лестниц начинала тупо ныть нога, но она упрямо вскарабкалась обратно и свернула в третий отнорок. И тут, наконец, обнаружилась простая, без отверстий дверь с огромным, изрядно ржавым замком. Очень подозрительно. Дженни поправила меч, который так и норовил сунуться под ногу, и полезла за отмычками. Инструменты словно сами прыгнули в руку. Не зря она отказалась, когда Ю предложила новые, получше. К тем ещё привыкать, а тут... а тут замок глухо щёлкнул и повис на дужке уже через десяток минут. Да и то так долго пришлось возиться только потому, что механизм уж очень проржавел. Новенькие замки открывались не в пример лучше!


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #809, отправлено 7-11-2018, 9:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

Первыми из темноты выступили крутые бока грязнющих бутылок. Конечно, бутылки лежали на своих местах, на полках, но когда свеча отразилась в темном, толстом стекле, показалось - выпрыгнули. За ними возлежали бочки. Ни дать ни взять - Мавр на прогулке: пузо вперед, нос краником - вверх, обручи поясом - вокруг животища. Вот только запах в погребе стоял совсем не как в овощных рядах, где любитель дамочек гулять любил. Заплесневелые колбасы, висевшие под потолком, должно быть, когда-то были вкусными. Сейчас же они воняли, как не воняют даже сточные канавы. Даже кладбище для бедных. Но, кажется, они нравились крыскам, слепившим гнездо между ними из какой-то гадкой дряни, оплывающей на пол желтым слизким гноем. Да и сами зверюги, каждая - размером с щенка, с аппетитом уплетали эти отвратные припасы. Одна из них, упитанная, рыжая и полосатая, изволила спрыгнуть на пол и процокать к Дженни. Обнюхивала она с нескрываемым изумлением, написанным на узкой мордочке. А затем вопросительно заглянула в лицо черными зенками.
"Почти кошка. Только крыса".
Жратвы у них тут было довольно. Колбасы, упитанные дяденьки - которых даже не погрызли толком, так-то. Значит, вряд ли пригодится тощая девчонка, которая к тому же не лежит спокойно? Крысы в Бермондси и Лондоне вели себя иначе. Смотрели по-другому, охотились. Дженни вежливо кивнула.
- Госпожа крыса? Позволите осмотреться? Обещаю не трогать вашу еду. И вообще мне просто любопытненько.
Крыса, кажется, удивилась еще больше. Настолько, что со шкурки упал кусочек меха. С плотью. Обнажив ребра. Но воспитана она была так, что иной леде впору. Потому как пискнула и махнула хвостом, посторонившись.
- Хм.
Мёртвенькие, но живые крысы под кладбищем, по которому гуляют мёртвенькие, но живые леди. Ой интер-ресные у этих подземелий были хозяева! Насколько интересные - стало понятно, когда Дженни вошла в амбар. Полки у стены слева были уставлены банками, склянками и какими-то прозрачными кувшинчиками. Ну, когда-то прозрачными. Сейчас через слой пыли разглядеть содержимое получалось плохо. И всё же Дженни, не сдержав любопытства, протёрла одну банку бархатной перчаткой и ойкнула: внутри плавал в мутной жидкости младенец. Дженни даже возмущённо притопнула ногой. И тут некромансеры! Да сколько ж их развелось-то в Англии?! Даже в спутники вот один достался... может, тоже такие вот банки в седельных сумах возит? Ух, гадость! И эти тут... ну вот почему бы не хранить бочонки с золотом и серебром, чернокнижным трудом нажитые? Ну хоть где-то оно ведь должно быть? Как жаль, она не крыса, в дыры межстенные не пролазит! Крыска ходила за ней, будто её приклеили. Попискивала, обнюхивала ногу, а потом, точно просочувствовав и всячески задружившись, принесла кусок колбасы с особо пышной, ветвистой плесенью, уже покрытой синеватым налетом. И выплюнула его прямёхонько на новые сапожата.
- Хм! Спасибо? - осторожно поблагодарила Дженни, с тоской оглядывая обувь. Она надеялась, что колбаса была хотя бы не ядовитой. Впрочем, мазаться приходилось и в худшем. Наверное. Но крыса, умная или совсем даже наоборот, подсказала идею. Дженни порылась в сумочке и положила на пол кусочек твёрдого сыра.
- Это тебе. Но если хочешь ещё, то, может, вернёшь камушками? Вот такими, - она показала крысе рубин, не поднося пальцы слишком близко к умертвию. - Мена?
А ещё неплохо было бы найти Библию, чтобы открывать все этих двери! Пока что ей не попалось ни одной. Вот жеж! А ведь могли бы хозяева искать тут понимания мира и Господа. Опять же, ледя наверху ходит, как тут без святой книги? А то ведь скажешь ей: "и бесы веруют, и трепещут", крест на обложке покажешь, она, небось, и отстанет.
Пока она размышляла о несправедливости и безбожности мира, вокруг творились настоящие крысиные бега. Причем, их участники волновались, пищали и исчезали в едва заметных дырах под потолком. А потом они начали тащить. Тащили от всей мертвой крысиной души, но, кажется, что попалось под лапу. Изумруд, чей-то палец, резную пуговицу, кружевной платочек, ухо от какой-то статуи, скляночку с пузырящейся фиолетовой жидкостью, серебряную пряжку с сапога, камень из стены... Когда поток ерунды иссяк, полосатая крыса привстала на задние лапы, поджав передние на груди и алчно уставилась на Дженни.
- Идёт! - ой, какой дорогой получался сыр! Фунтов на тридцать за кусочек, если по камешку смотреть. А ещё пряжка. И... скляночка? Красивая. Дженни отломила три кусочка сыра и положила перед выбранными вещами. В конце концов, сыра было куда больше хотя бы по весу, а, значит, всё очень даже честно! - Годится?
Сыр крысы утащили в гнездо, отдарившись сначала еще одним кусочком колбасы. И снова окружили её кольцом, преданно и жалобно вздыхая. Свита? Дженни приосанилась, жалея, что у неё нет берета с красивым белым пером. Сейчас бы как заломить его набок! Правда... а что будет, когда сыр закончится? Поверят ли крысы, что его больше нет? Дженни тяжело вздохнула, внезапно ощутив на плечах груз почти государственный. Наверное, короли тоже прикидывают, достаточно ли сыра по карманам.
На перекрёстке она снова остановилась, выбирая. Две двери из трилистника. Третья была ловушкой, вторая, с псалмом про воду - скорее всего тоже. Огнь, вода... Дженни потёрла колено и поморщилась. Даже новые кошельки, кажется, не стоили спуска, а потом подъёма. Если только там не выход, но... как угадать? Оставалась ещё дорога прямо. Дженни взглянула на крысу и отломила ещё кусочек местных денег.
- Что ж, госпожа, порадуй советом. Если искать выход, вверх, к солнцу, то мне куда? Прямо или налево?
Взъерошившая загривок крыса жалобно запищала и взъерошила загривок. Но побежала вперед, прямо. Медленно, неохотно и недовольно урча.
- И что же там не так? - спросила сама себя Дженни, но двинулась следом, прихрамывая. Когда она разбогатеет, то точно потратится на хорошего костоправа. Обязательно. И... можно ли вырастить новый глаз?


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #810, отправлено 7-11-2018, 9:45


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

С Фимиамом было просто. Единственная циферь на всё. Верно, и в самом деле выход, самое то для ленивых хозяев, чтобы в пыли не рыться. И вот для гостей. Удобно же! Дженни устало шагнула через порог, ожидая увидеть очередной коридор или крошечную комнатушку вроде огненной, и изумлённо присвистнула. В большой пятиугольной комнате было светло и тихо. Круглые шары под потолком, горящие каким-то колдунством, заливали ярким белым свечением склянки в держалах, из которых вырывались то облачка цветного дыма, то взрывались темные грибочки, то плавали в искрах молнии. В одной из них даже сидел маленький розовый человечек, который при виде Дженни оживился и принялся стучать полупрозрачными кулачонками в стекло. А на одну из склянок, красивую, завернутую винтом, бурлящую синим и оранжевым, печально глядела тетенька. Она зыбко колыхалась в масть к сквозняку, гуляющему по комнате и пахнущему зимой. И было понятно, что и алое платье, и золотые волосы, и рубины на шее - призрачные. Через настоящих тетенек обычно не было видно книжного шкафа с множеством пожелтевших и наверняка дорогущих свитков.
- Ледя, доброй вам но... - поняв, что не знает, сколько прошло времени, Дженни спешно поправилась: - Здравствуйте? Дженни Хейзелнат, наше вам с кисточкой.
И, кажется, надо было брать с собой сумку. Две. И мула.
- Леди, - призрачная дамочка лениво погрозила пальцем, поправляя её, - и без кисточки, пожалуйста. Грамотная речь - залог правильного понимания вас другими, мисс Хейзелнат. Чем обязана?
- Но вы ведь меня поняли, - резонно возразила Дженни. - А я... прохожу мимо. Случайно упала в этот мавзолей, потому что снаружи другая ледя... леди. В общем, упала и иду. Наружу. А вы?
Должно быть, это был вздох. Плечи призрака поднялись - и опустились, а лицо помрачнело.
- А я здесь, кажется, живу. Тело ходит снаружи, успокаиваясь на короткий срок. А я... живу, мисс Хейзелнат. Вспоминаю. Думаю. Мечтаю.
- Тело снаружи?.. - Дженни опёрлась на тяжёлый каменный стол, исчерканный непонятными символами. - А!
Ну, если эта тётенька снаружи людёв ест, то уж точно не будет против, если случайно попавший в эти катакомбы ребёнок что-нибудь унесёт. На память! Она сочувственно покачала головой.
- Об этом... графе? Сволочь он знатная получается, коли ту песенку взять - да на вас вот посмотреть.
- У его замка был пруд. Черная гладь воды поросла кувшинками, а берега - лилиями и ирисами. Каждое лето расцветали они, наполняя воздух ароматами и радуя взор... В шестнадцать лет, дитя, так жадно, так радостно дышится! Он обещал мне, что назовет графиней, что...
Дамочка в сердцах махнула рукой, обрушив свитки на пол. Те раскатились по комнате, заныривая в углы, под столы, подкатываясь к ногам Дженни.
- Что подарит вечную жизнь. Рядом с ним. Не обманул, правда?
- Это он тут тоже рядом, выходит, так, что ли? - Дженни подавила желание оглянуться, и вместо этого подхватила один свиток, потолще. - Как думаете, сколько за этот вот выручить можно?
- Он наверху, в усыпальнице. Спит вечным сном, - вздохнула дамочка,- а стоит этот свиток ровно столько, сколько палач попросит за сожжение на площади.
- Значит, вовсе бесценный, - рассудила Дженни. Рик бы такое, небось, с руками оторвал. Жаль, путь долгий, сперва туда, потом обратно. Стоит, не стоит? Она неуверенно помахала свитком в воздухе. - Значит, он обещал, а сделал, выходит, как удобненько было. И не обманул, и обманул. Ну верно же сволочь гадская. Да ещё и спит, пока вы тут... и даже не уйти? И не сделать ничего? Чтобы, значит, тело себе обратно хоть? Или не всё время в склепе. Небось ведь все книжки уже перечитали по сто раз, а новых сюда не носят?
- Упокоится тело - уйдет и дух.
Ледя улыбнулась Дженни ласковой, спокойной улыбкой и снова вздохнула.
- А сюда теперь носят не книжки, а бумаги, мисс Хейзелнат. Прячут, точно эта лаборатория - надежный тайник.
- Уйдёт - это тоже скучно, - заметила Дженни, запихивая хрустящие свитки в рукава и за пазуху. Где-то за городом наверняка можно будет устроить тайник получше, чем это кладбище. Её собственный, пусть и без ловушек для идиотов. - Наверное. Да и то, нескоро сюда какой михаилит заглянет. А пока - всё ждать и ждать получается. Лучше б по миру бродить. Хотя, - она помедлила, прикидывая, - наверное, призраку непросто. И народ пугаться будет... эх. Куда ни кинь, всюду клин, получается.
- Но больше всего я хочу отомстить, - ледя ее, кажется, не слышала, увлеченная своими мыслями. - Знаете, мисс Хейзелнат, унесите отсюда то, что погубит детей его внуков! Там, на второй грани, тайник! И отдайте... ну хотя бы законникам!
- Законники чёрта с два заплатят... - пробурчала Дженни, но послушно оставила свитки в покое. Из стола, повинуясь нажатию, действительно выдвинулся потайной ящичек, в котором обнаружились листы бумаги, подшитые в скромную серую кожаную папочку. Почти такие когда-то - в другой жизни - она листала в управе. Только здесь на страницах мелькали сплошь одни и те же имена. Дадлики, Дадлики, Дадлессы... Йорки?! Ух ты! А высоконько эти птицы летают, Икара завидки возьмут! - А ваша... семья, леди? Вы не хотите, чтобы они, ну, узнали? К слову... а как вас зовут-то? Я ведь представилась, а вас всё - ледя да леди.
- Марджери ле Диспенсер.
Дамочка присела в реверансе почти придворном.
- А семья меня забыла, когда я... ушла за ним. Не нужно их тревожить, милая Дженни. Ни их, ни меня. Возьми свитки, но будь осторожна, славная девчушка, не попадись с ними. И если вдруг встретится михаилит... Оплатой ему будет колье с моей шеи, когда срубит голову. Скажешь?


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #811, отправлено 7-11-2018, 9:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

"Славная девчушка". Дженни покатала слова в голове. Славная девчушка могла передать бумаги Клайвеллу, и он бы наверняка надрал уши. Могла бы продать Рику за телегу золота - и нож в спину с могилкой на берегу Темзы. А могла и выторговать это золото у Дадли - и исчезнуть так, что никогда они бы не нашли такую мелочь! И всё-таки эта Марджери ле Диспенсер - надо же, как тётка в этом замке, что солдаты окружили! - называла её мисс, да ещё и славной. И граф, действительно, получался редкой сволочью. Почище Соверена, потому как у того просто лапы коротки были. Дженни тяжело вздохнула. Папка влезла под рубашку едва-едва, но всё-таки влезла. За спину, под ремень.
- Скажу, мисс Марджери, это уж как пить дать. Передам, даже если придётся до резиденции ихней ехать. А не попадаться уж тоже постараюсь! Только... попозже постараюсь, ладно? То есть... - Дженни помялась. Усталость наваливалась, окутывала тёплым серым плащом. - Можно, я тут у вас посижу? И, если можно... а вы не расскажете? Как оно было? Ну, до шестнадцати лет и вот это всё, - она покрутила рукой в воздухе.
- Благословение Господне тебе, моя дорогая, - вздохнула Марджери, поднимая руку, чтобы перекрестить её. - Как было? Ох... Это - страшная сказка, дитя мое, в которой не нашлось места для "долго и счастливо"...
Дженни кивнула и уселась на ритуальный стол. А потом и вовсе свернулась на нём в клубок, положив щёку на ладонь. Крысы собрались вокруг в почти ровный круг, с обожанием глядя на свою королеву, разбрасывающуюся вкусным сыром за какой-то мусор, а по комнате плыл голос Марджери. Призрак негромко рассказывала историю юной баронессочки, слишком умной, слишком увлечённой науками - и Роберта Дадли, молодого графа, которому так нужна была именно такая девица для экспериментов. Разумеется, об этом стало известно уже потом. После ухаживаний, после прошения руки, после побега...
Дженни слушала и кивала, издавая подобающие сочувственные и волнительные звуки - да ведь и вправду же гадство какое! Морду бы начистить этому Дадли! Хотя и дамочка хороша. Науки - науками, а смотреть-то тоже надо, и не только на смазливое личико! Личики - они дёшево стоят, Граф свидетель. Ну да ладно. Вмажет она им бумазеями этими, к гадалке не ходи. Йорки, надо же... да Варбек ещё этот. И меч... какой ещё меч? Не было там никаких особенных мечей. Дженни поправила рукоять, неудобно упёршуюся в рёбра, и вздохнула. Графья, баронессочки, короли. А поди найти отличия-то, окромя того, что там наряды богаче, да лица чище. Эспада...
Эспада эн пэдра. Странное, смешное слово. Меч... где-то. В чём-то. Эх, хорошо было в старые времена. Меч из камня достал - и король. Если бы...
Узкие каменные коридоры длились и длились, превращались в растрескавшиеся древние скалы, меж которыми над головой сияли с бархатного неба звёзды и узкий полумесяц луны. Огнь... нет, огонь согревал камень изнутри, вода сочилась по склонам, неся прохладу, ветер доносил запах цветов, словно не камень голый вокруг, а цветник какой. Как вот у баронессочек. С розами, маками да этими... пеонами. Тропа, которая сперва стелилась под ноги ровно, подставила ступеньку, потом ещё одну и ещё. Дженни послушно поднималась, с удовольствием подставляя лицо мягкому теплу и запахам. Вереск?.. Над головой раздалось насмешливое карканье, мелькнула тень, и Дженни вскинула голову. Чтоб вороны, и ночью летали? Да ни в жисть! Под ногами порскнула крыса, тащившая в зубах огромный, с неё саму, кусок сыра. Дженни улыбнулась и шутовски помахала ей рукой. Не очень королевский жест, но король - это ведь почти шут. Лестница сначала сузилась, а потом открылась в гул леса, в птичий гомон и жужжание крупных, в полкулака пчёл.
- Ух ты! - иногда Дженни жаль было второго глаза. Как сейчас, когда надо было вобрать столько, что одного ну никак не хватало. Хотя и странно. Ночь же, а пчёлы, да и видно всё так, словно... она подняла взгляд и сощурилась на яркое летнее солнце. Ну, точно. - Сон. Что ж ещё на кладбище-то видеть?
Впрочем, жалеть не получалось. Уж больно красиво было вокруг, и Дженни, вдохнув полную грудь ароматного воздуха двинулась дальше по тропинке. Поляна, окружённая огромными стволами с красноватой корой, открылась неожиданно - как и положено во сне. Словно ущелье, окутанное мягким зелёным светом. Здесь, кажется, росли только камни - кругом, потом ещё одним. Ни куста, ни деревка, только каменные столбы, а в центре... Дженни прищурилась и прыснула. Ну, точно! Иначе-то как!
Пройдя через двойной круг, она остановилась, уперев руки в бока, и какое-то время разглядывала мшистый валун, из которого торчал простой узкий клинок с чуть выгнутой гардой. Рукоять была обёрнута чёрной кожей, а из набалдашника на Дженни смотрел огромный тигровый глаз. Почти настоящий, даже, кажется, с вертикальным чёрным зрачком. Дженни с улыбкой покачала головой. Вот уж да! Если у человека один глаз - он уродец, если у меча - красиво же! А на двоих - всё равно два получится, так-то! Всё так же с улыбкой она охватила рукоять пальцами и потянула. Меч не тронулся с места. Даже сверкнул глазом, будто издевался, и Дженни нахмурилась. Это, в конце концов, её сон, или как? Что ещё тут за глупости?! И ворона глупая на ветке сидит, смотрит то справа, то слева, то вообще будто хвостом! Злит!
Зелёный свет потемнел, словно к грозе, а Дженни взялась за рукоять крепче. Её сон! Её меч! Рука дрожала от напряжения, и камень, казалось, задрожал вместе с ней, пошёл трещинами, словно состарился, устал от ударов ветра и воды. А потом в один миг - лопнул, осыпаясь галькой, оставив Дженни стоять, хватая ртом воздух. Сжимая в руке меч, в рукояти которого горел тигровый глаз. И, кажется, озорно подмигивал.
И всё погасло.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #812, отправлено 7-11-2018, 9:47


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

F_ae, Cпектр

Ричард Фицалан

15 февраля 1535 г. Тракт.

Странно, но венчального кольца на пальце не хватало. Привык, должно быть, за столько лет. Под перчаткой Дик не видел, но знал точно, что светлый ободок на загорелой коже будет виден сразу. Кольцо он отдал младшему сыну, Генри, прощаясь в холле резиденции михаилитов. Дик не был сентиментальным, не мог похвастаться привязанностью к детям, но в глазах отчего-то защипало, заныло в груди, когда вернувшийся с Генри пожилой монах сказал не менее пожилому магистру, развлекавшему Ричарда беседой и вином, что мальчик годится. "Воздух, чуть воды и немного - мороки". И прощание получилось скомканным, Дик долго не мог выпустить сына из рук, целуя теплую макушку, прижимая его к груди, запоминая сладкий детский запах. И кольцо отдал, надев на цепочку от нательного креста, вместо благословения. Уходил он, не оглядываясь, уговаривая себя, что так - лучше, так ребенок не замерзнет, не умрет от голода, так у него будет хоть какое-то детство и воинское воспитание. Но душа всё равно болела. Старший, Ричард, остался пока с Риссой, но и о нем думалось тоже. Лорд Бойд слыл добрым человеком, да и у шотландцев всегда были большие семьи, в которых сыновей воспитывали сами отцы, не отдавая никуда. Подумать только, как они все успевали? Или, быть может, разумные жёны помогали им с поместьями, людьми, оставляя время для всего остального? Дик обреченно вздохнул, понимая, что развод получит, только овдовев. Рисса красива, и даже может быть - умна, но ум ее, кажется, уходит в веру. И притом, монастырь ее устраивает так мало, что ума хватает еще и на слезоразлив. Хотелось картинно вздохнуть, приложив ладонь к окольчуженной груди: "Ах, Кат, с вами было бы всё иначе". Но это была бы ложь - пусть и самому себе. Не было бы иначе. В сумке у седла завозился волчонок, тявкнул недовольно, и Дик пустил лошадь шагом, чтобы щенок смог поразмять лапы. За золотой в ордене ему заговорила лохматого, привязали так, что даже он, Зеркало, понимал незримую связь между собой и щенком.
А за серебрушку ювелир в Бермондси оправил перо, пожалованное богиней в Волфише, в серебро же. Оно висело на тонкой цепочке вместо креста. Зачем - Дик не знал, но чувствовал, что так будет - правильно.

Сообщение отредактировал Леоката - 7-11-2018, 9:49


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #813, отправлено 7-11-2018, 9:47


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

17 февраля 1535 г. Тракт недалеко от границы Нотингамшира, к ночи

Уже издали стало понятно, что спокойным отдых не будет. Подъезжая к деревушке Тюрли - жалкая пару десятков домов, - Дик увидел караван из телег, медленно втягивающийся на площадь. Как оказалось, был он ещё длиннее, чем показалось вначале - добрый десяток телег, плотно закрытых парусиной. Под тканью в зимнем сумраке выпирали углы ящиков размерами не меньше двух ярдов на ярд. Ругались возчики, хлопая бичами, а у трактира уже спешивался конный эскорт - дюжина стражников со значками, которые Дик в темноте разобрать не мог. С визгом под грубый хохот припустила по улице молодая женщина, которую явно кто-то ущипнул в суматохе. Вёл на конюшню холёного дорогущего коня мальчишка, одетый как паж. Гул в итоге скорее напоминал Лондон, а не провинциальную ночную деревушку.
Обозначен же трактир был без изысков: над входом покачивалась кружка, нарисованная на деревянной доске рядом с оленьей ногой. Краски давно уже не подновляли, и различить рисунок можно было только потому, что рядом висел фонарь. Волчонок заскулил, намекая на то, что нелпохо бы поужинать и Дик рассеянно потрепал его за уши. Сколько бы в таверне не было людей, ни один трактирщик не упустит выгоды, а потому хотя бы на вино и мясо можно было рассчитывать. Хотя и очень хотелось уехать подальше от этой суматохи, от людей, которых, чего доброго, придется отражать. Как только сестрица Эмма выдерживает кочевую жизнь, с её-то даром? Бросив поводья трактирному мальчишке-конюшему, Дик принялся пробираться сквозь толпу к двери, придерживая сумку с Фебом на боку.
В самых дверях навстречу попался стражник в летах, заметно седой, с обветренным лицом, на котором явно читалось отвращение. Не глядя, куда идёт, Дика он чуть не сбил с ног и начал было огрызаться, но потом всё-таки всмотрелся и бросил усталое: "простите", после чего сбежал по короткой лестнице и направиться куда-то в глубину деревни. В трактире же в лицо ударил запах разгоряченных, с дороги, тел и парившей от близкого огня одежды. И, как и снаружи, здесь царила суета - впрочем, суета осмысленная. Трактирщик, лысый детина с окладистой бородой, ревностно кивал подробным распоряжениям, которые выдавал молодой человек сострой рыжей бородкой. Оверкот на груди украшали три льва баронов Дакр, рода, что сидел в Сассексе. В гомоне рассаживающихся стражников, требующих поссета и подогретого эля, Дик слышал только части фраз, но аппетит Дакра, не особенно сочетавшийся с худобой, невольно вызывал уважение.
- ... свинину, и обязательно с овсянкой на меду. И, если есть окуньки, то давай тоже, поскольку... ...курица пожирнее...
Что было хуже, свободных столов Дик не видел, хотя отдельных мест и хватало. Впрочем, оглядеться толком он не успел. Подавальщица, остроносая девица с мышиного цвета волосами, пробегая мимо, задержалась, оглядела его одежду и ойкнула, когда внутри сумки завозился волчонок.
- Ох... добро пожаловать, господин!
- Спасибо, милая, - устало поблагодарил ее Дик, - к кому подсесть, посоветуешь? Чтобы потише?
В Англии, где дворянские роды долго и упорно роднились друг с другом, все были кузенами. А потому, снова глянув на Дакра, Дик не мог не задаваться вопросом, к которой ветви принадлежит этот рыжий и прожорливый барон - к Грейстокам или к Бейнингам? Не то, чтобы это было важно. Беседовать с ним Ричард все равно не собирался, равно, как и до груза его дела не было никакого. Но волчонком в сумке шевелилось любопытство, наверное, не приличествующее лейтенанту шотландского гарнизона.
Девушка присела.
- Труди меня зовут, господин. Только с потише - сами ведь видите... - она виновато обвела рукой зал. - Вечер такой. Каждый год они приезжают, и всегда всё занято. И ругаются так, что я могу сказать, что вы одну комнатку ещё прежде взяли, да? И ужин туда принесу. Потому что иначе ведь - как? Разве что к господину барону, только он ведь у-у! Злюка. Ой. Простите, господин! Но, правда, господин барон скоро уйдёт, это он завсегда. А то ещё сэр Клод всегда один, - девушка кивнула в угол, где на небольшим столом над кружкой сидел мрачный черноволосый мужчина в чёрном, без гербов.
Дик только успевал кивать, соглашаясь и с комнаткой, и с ужином, и с сэром Клодом и злюкой-Дакром.
- И сырого мяса для моего друга, - продолжил ее список он, - в ту же комнатку, хорошо, милая Труди? А пока - просто вино и я попытаю счастья присесть подле сэра Клода.
Каждый год приезжал сюда барон Дакр со своими людьми - и все становилось занято. И, кажется, занятно. Что заставляло его ехать этим путем? Дик улыбнулся подавальщице, неожиданно для себя обозначая поклон, точно говорил не со служанкой. Труди зарделась и сбежала, оглянувшись напоследок ещё раз.
Когда Дик подошёл к столику, рыцарь, который, судя по избороздившим лицо морщинам, приближался к сорока, поднял на него взгляд, хмыкнул и кивнул. Без особой приязни, но и не зло.
- Клод де Ла Тур, к вашим услугам.
- Ричард Фицалан, к вашим. Вы позволите к вам присоединиться? Я с дороги и докучать не буду, лишь разделю с вами тишину, насколько это здесь возможно.
К тому же, из такого вот угла очень удобно было наблюдать и думать. Зеркалу, если оно хочет осмыслить мир и то, как мир отражается в нем, нужно много наблюдать и думать. Понимать причины и следствия. Быть любопытным, наконец.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #814, отправлено 7-11-2018, 9:48


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Клод взмахнул рукой.
- Прошу. Хотя какая тишина. Люди скоро перепьются. Плевать им, что завтра снова в дорогу, - говорил он тяжело, короткими рублеными фразами.
Не успел Дик сесть, как Труди поставила на стол тарелку с горячей колбасой и кружку красного вина, после чего исчезла, сверкнув улыбкой.
Вздернув бровь, он проводил ее взглядом, двигая эту самую колбасу на середину стола и предлагая разделить не только тишину, но и трапезу. Феб коротко тявкнул, требуя свою долю, но тотчас успокоился, получив кусочек.
- В дорогу, сэр Клод?
Пожалуй, стоило сбавить обороты, а то девица еще и в постель заявится, не подозревая, что Дик предпочитает иных женщин. Но Труди выглядела такой усталой, так спешно бегала по таверне, что не пожалеть её было нельзя. Не убудет с него, если глянет на девушку поласковее, быть может, подарив ей этот взгляд впервые за день. И тут же задуматься, а что, собственно, у них с Клариссой не так? Почему он готов пожалеть подавальщицу в трактире, но безжалостен к собственной жене? Уж не потому ли, что не хотел этого брака, а отец пинками гнал к алтарю? Но разве вина в том Риссы? Или потому, что супруга была набожна в ущерб семье? Но ведь ее радовали редкие подарки и красивые платья, а это - грех тщеславия, совсем не совместимый с ярой верой. Дик рассеянно погладил волчонка, отпив из кружки. И поглядывать на Труди не перестал. Явится она в ночь или нет, но колбаса окупала поклон, хоть есть пока и не хотелось.
- Королевская служба, - коротко ответил рыцарь, не чинясь кинул в рот кусок колбасы и всё-таки продолжил. - Груз из Гринстоуна на запад, в карьеры и лесопилки. Каждый, мать его, год за этой хернёй, о которой христианскому рыцарю и сказать-то неприлично.
- Господь Вседержитель, - припомнил Дик любимое восклицание Риссы, размышляя, что может быть неприлично христианину, который обзывает королевское нечто "хернёй", - я даже не могу представить, что бы это могло быть? Неужели, что-то языческое?
Клод раздумчиво прожевал, запил элем и пожал плечами.
- А бес его знает. Болваны самоходные. Деревья валить, глину копать. Тупые так, что и верно бесы, но усталости не знают. Портятся только. А в этот раз, - он помрачнел, - груза едва половина. А по листу надо больше. Да разве Томаса волнует. Что дали, то и погрузил. Ему-то всё в веселье.
Словно подтверждая слова, дверь хлопнула снова. Стражник, который чуть не сбил Дика на крыльце, вошёл, ведя за собой девчонку лет пятнадцати, тощую, угловатую, почти безгрудую, зато с толстой русой косой. Одета она была в поношенное серое платье с глубоким вырезом, и кожа выглядела не столько бледной, сколько синеватой от холода. И когда глаза случайно встретились, в Дика ударило одиночеством, предчувствием боли, страхом и одновременно - равнодушием, которое приглушало всё.
- Новая, - раздался голос Клода, в котором звучало усталое отвращение. - Прежнюю-то он сломал в тот год.
- Сломал? - Рассеянно переспросил Дик, успокаивая заскулившего волчонка кусочком колбасы. Что было горьше - одиночество или страх? Пожалуй, равнодушие к себе. Что ему до неё, до этой девочки, худой и несчастной равнодушием? До худой, голенастой мышки, похожей на маленькую Эмму? И что делал бы он, постигни такая участь сестру? Даже тот, прежний Ричард не отвернулся бы от такого горя. Но не тащить же ее с собой в Балсам? И... к чертям. Дик поспешно поднялся на ноги. - Простите, сэр Клод.
Толпа мешала, вынуждала лавировать, пробираться, но, всё же, Дик успел к середине комнаты, чтобы со всей силы будто случайно впечататься окольчуженным плечом в плечо стражника - и отойти в сторону, пренебрежительно бросив с самым надменным видом:
- В сторону, холоп.
- Ах, ты! - в голосе стражника недоверие сплелось со вспыхнувшей вмиг злостью, и мужчина развернулся, вскидывая внушительный кулак.
Тонко взвизгнула Труди, а девчонка шарахнулась к стене.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #815, отправлено 7-11-2018, 9:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

Увернуться Дик успел. В толпе драться всегда проще - чуть в сторону и удар достается уже не тебе, и через миг завязывается свара. Впрочем, сейчас до этого не дошло. Кулак впечатался в челюсть стражнику, родовые перстни под перчаткой - в кулак, а мужчина рухнул на пол.
- Невежа, - процедил Дик, уговаривая себя не морщиться от боли и поглаживая рявкнувшего по-взрослому Феба, - впрочем, что взять со слуг новоиспеченного баронишки? Придворного лизоблюда?
У барона Дакр оказался приятный чистый тенор, легко перекрывший поднявшийся гул.
- Фицалан, надо же! Развлекаешься трактирными драками в разъездах? На своих землях хамов уже всех поколотил?
Разворачиваясь к нему и прикрывая девчонку собой, Дик в который раз вопросил себя о том, зачем, ну зачем он пожалел эту тощую шлюху и что он собирается делать с нею дальше? Потому что сейчас он оскорбит Дакра так, что тому придется вызвать его на дуэль. Ну, или уступить облезлую девочку ему и мстить. За спиной. Вдумчиво и со вкусом.
- Мои земли фамильные, Томас Файнс, девятый барон Дакр. Не подаренные за то, что лобызаю стремя покровителям. Да и Фицалан я по праву рождения, а не милостью короля. Даже если мне отрубят голову, я останусь Говардом, а вот ты, сын джентри, как не пыжься, барончиком и помрешь. Что, задница изменника Уолси, которую ты нализывал ради титула, была хотя бы надушена?
В наступившей тишине он отчётливо слышал, как задохнулся от неожиданности Томас. Видел, как тот бросил взгляд сузившихся глаз на рукоять его меча, скользнул по кольчуге. Заметил даже - чего наверняка не сделал никто больше - как барон едва заметно передёрнул плечами. Но на лице Дакра, оказавшегося незаурядным актёром, тут же возникла маска, собранная из возмущения, уязвлённой чести и с трудом сдерживаемого гнева. Он медленно обвёл взглядом таверну.
- Как видите, сэр Ричард из Говардов, я - на службе. Исполняю приказ и, в отличие от некоторых Фицаланов, не забываю о королевской воле. О воспитании. О том, что его величеству виднее, кого возвышать. Ричард Фицалан... - барон с кривой ухмылкой покачал головой. - Трактирные потасовки и задирание тех, кто не могут ответить по долгу службы, конечно, украшают фамильную честь. Впрочем, какова сестра... Но этот бессмысленный разговор мне надоел. И испортил аппетит. К нему мы вернёмся позже. Ты, девка! А ну, сюда!
Девочка дёрнулась, пытаясь выбраться из-за спины Дика.
- Вижу, - согласился Дик задумчиво, обводя взглядом разгул, какой устроили стражники, - много чести королевской службе делают люди, пьющие ночь напролет, и их командир, насилующий детей. Конечно же, это говорит о воспитании и исполнении королевской воли, которая, кстати, запрещает существование борделей. Это так благородно, помнить о ней, когда нужно прикрыться от оскорбления! И размышлять, что его величеству виднее, посылая притом за ребенком к местной мадам.
Посторонившись, он выпустил девочку, продолжая разглядывать Дакра.
- Интересно, что король скажет, узнав, что Фицалан задирал потому, что вступался за купленное Дакром в борделе дитя? Чья вина перевесит? Его Величество - истинный рыцарь, это все знают. Он сам бы так поступил, как думаешь, Томас Файнс?
Сестрой оскорбить было невозможно, хотя Дик много бы отдал, чтобы посмотреть на Дакра, бросившего оскорбление Фламбергу.
Пока он говорил, взгляд Дакра менялся от гнева, уязвлённой гордости и нарастающего изумления до рассчётливости. Но лицо - лицо почти не менялось, сохраняя выражение оскорблённого достоинства. И когда Дик договорил, Томас Дакр запрокинул голову и рассмеялся, громко, от души, словно услышал отличную шутку.
- Понятно! Ну, Фицалан, сказал бы сразу. Хочется девку за чужой счёт - пожалуйста. У Дакров хватает денег, чтобы делать подарки. Пользуйтесь, сэр Ричард! Только, право, в следующий раз просто попросите. Не нужно бить моих людей. Адью, - и он повернулся к лестнице.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #816, отправлено 7-11-2018, 9:48


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Дик вздернул бровь, провожая его взглядом, и с надменной улыбкой поманил к себе Труди, отстегивая с пояса тот самый дорогой, вычурный кинжал, что шел призом на турнире.
- Труди, моё сердечко, передай сэру Томасу этот кинжал, когда у него достанет смелости спуститься вниз снова. Боюсь, богатства не бесконечны, коль уж оборванок покупает. На следующую может не хватить.
Слышали его, должно быть, все. Говорить громко и четко, чтобы крестьяне слышали через всю пашню, Дик умел. Рассчетливость? Пусть. Что он может сделать, этот Дакр? Соблазнить Клариссу на рассказ о побоях? Посягнуть на Эмму? Сжечь поместье? Распускать гнусные слухи? Но первое лишь принесет ему свободу, поместье проще было отстроить, а если бы пожар еще и церковь зацепил... Дик усмехнулся, передавая кинжал подавальщице и не упуская случай поцеловать ей руку. А на Эмму, пожалуй, пусть посягает. Фламберг, кажется, умеет быть весьма убедительным, когда нужно отстоять свое право на сестрицу.
- Как тебя зовут-то, подарок? - Поинтересовался он у девочки, поворачиваясь к ней.
- Хи... - начала шлюха, глядя на него широко распахнутыми светлыми глазами, но тут же опустила взгляд и поправилась. - Никто, господин! Простите.
- Странное имя, - задумчиво сообщил Дик, - неужели так и крестили? Ладно, Хи, идём ужинать, пока у тебя время не закончилось.
До Балсама путь был не близкий, а увозить девочку без зимней одежды - всё равно, что убить. Да и ехать холодной, полной всяких опасных тварей ночью - не хотелось. И еще нужно было придумать, как объяснить Клариссе, откуда взялась девчонка. Если, конечно, услужливый Дакр не донесет прежде.
- Ужинать? И я не Хи! То есть... Никто, но не Хи!
Запутавшись, она беспомощно огляделась, но стражники уже снова гудели, а Труди так и застыла соляным столпом, сжимая в руке кинжал и уставившись на поцелованную ладонь. Разве что столпы не могут краснеть, а подавальщица залилась краской до ушей. Хи, почти видимо встряхнувшись, снова уставилась на Дика.
- Зачем вы, господин? Стражник этот, господин барон, кинжал и вот... ужин?
- Никто - это не имя, - терпеливо, как маленькому Генри, пояснил Дик. - Человека так не могут звать, понимаешь? А если не хочешь говорить, как тебя зовут, то придется кликать "Хи". А все остальное... Черт его знает - зачем. На сестру мою ты похожа. Точнее на ту, какой она была когда-то. Для сестры я не хотел бы такой участи, веришь ли?
Зачем, ну зачем тебе эта девочка, Дик? Ведь даже жену устроил ко двору, чтобы не мерзла в поместье. Дик отмахнулся от назойливого внутреннего голоса, улыбнувшись сначала Труди, потом девочке.
- А я и не человек, - тихо ответила девушка и передёрнула плечами. - Не верите - спросите Сивого Пью. Или Герберта. Или... всех, кто покупают время. Пусть будет Хи, господин. А времени у вас до утра - оплачено вперёд. И... простите за наглость, господин, но у вас - и такая сестра?
- Я бы спросил всех этих людей, девочка, но вряд ли поверю их слову, - вздохнул Дик, направляясь к выходу, - потому что вижу перед собой худое, замерзшее и голодное дитя, которому равнодушно и страшно одновременно. Сестра была похожа на тебя когда-то. Такая же тощая и серая, такая же несчастная. Всех отличий, что монашкой чуть не стала. Завтра я уезжаю в Балсам, потому ничего ни у кого спрашивать не буду. Поедешь со мной, мисс Хи?
Феб высунул голову из сумки, потянув носом воздух. Засиделся волчонок, хотелось ему побегать по двору, чтобы снег хрустел под лапами, потявкать на лошадей. Странно, что Дик понимал это, не понимая, точно щенок стал осколком в зеркале. Наверное, Хи станет таким же питомцем, вот только в сумку ее не посадишь. Дик глянул на нее, нахмурив брови. Нет, Эмма, все же, никогда не была такой. За себя сестрица боролась, как раненая львица. Упрямая, не чувствующая боли, даже злая. Наверное, этой девочкой он искупал зло, причиненное им сестре. Скорее всего - искупал. Сообразив, что на улице мороз, а Хи пойдет за ним почти наверняка, Ричард сдернул с плеч плащ, скрывая под ним убогий наряд юной шлюхи
Хи завернулась в тяжёлую ткань, вздрогнув, когда складки прошлись по спине. Посмотрела на высовывающегося из сумки волчонка. А затем, после секундного колебания подняла на Дика взгляд и кивнула.
- Да. Поеду. Поеду. Ничего не понимаю, но - поеду, милорд Фицалан. Только Сладкий Герберт продал меня Пью, и... ай, пусть идёт к дьяволу! А где этот Балсам?
- Рядом с Хантигдоном, - Дик толкнул тяжелую дверь и потянул воздух почти, как волчонок - жадно, наслаждаясь его острым холодом. Феб, выпущенный из сумки, принялся радостно и чуть неуклюже бегать, принюхиваясь к снегу, следам на нем. - И пожалуйста, зови меня хотя бы сэром Ричардом. Я намерен выдавать тебя за кузину, благо, если умыть и одеть будешь вылитая Беркли. Что у тебя со спиной? Били?
Пожалуй, вспоминать о том, как морщилась и вздрагивала Кларисса на третий день после кнута, не стоило. Но и прогнать мысли об этом не получалось. Но разве он был виноват в том, что не видел иного? Разве его это крест - вечно помнить крики матери? Разве его вина, что не было денег на лекаря, хотя бы самого обычного, не мага - и пришлось запереть отца отдельно от всех? Но как бы не оправдывал себя Дик - это была его вина, его крест, его ноша.
Хи вышла следом, кутаясь в плащ.
- Да, ми... сэр Ричард. Для этого я и есть. Для таких. То есть, теперь есть, с тех пор, как... только вот, - она помедлила и закончила тише: - не получится ничего. Вести себя, как такая знатная госпожа, кузина, я-то и не умею, и...
Волчонок, радостно хватавший снег пастью, прыгнул рядом с ней, неуклюже плюхнулся на бок и перекатился по снегу, махая лапами. Девушка прыснула, а потом рассмеялась в голос, правда, тут же зажала рот рукой и испуганно огляделась по сторонам.
- Вот и Кат не умеет, - вздохнул Дик, улыбаясь смеху девочки, - а ведь княжна, да и наука не хитрая. Научишься. Как тебя зовут, все же? Хи Беркли - звучит странно.
И лучше бы ее было назвать внебрачной дочерью... От какой-нибудь мельничихи. Невоспитанной, но - признанной. Вот только приодеть и причесать. И разжиться второй лошадью.
- Хизер, сэр Ричард, - девушка отступила и сделала реверанс. В широком плаще Дика это выглядело так, словно присела, склонив голову, палатка. Выпрямившись, Хизер странно улыбнулась. - Но, пожалуйста, когда можно - лучше Хи.
- Хи так Хи. Ступай, ужинай и спать. Выезжать мы будем очень рано, через несколько часов после полуночи. Не хочется бить еще и этого... как ты его назвала? Пью? Мерзкое имя.
А сам Дик, во избежание сплетен, кажется, был вынужден коротать ночь внизу, в таверне. Где, чем черт не шутит, может быть, получится соблазнить Труди. Что, конечно, тоже давало повод к сплетням, но уже к другим.
Дождавшись, когда девочка уйдет, Дик опустился на колено, поздывая Феба, чтобы потрепать его за ухом. Многое он отдал бы за то, чтобы пережить жизнь заново. За то, чтобы Эмма выросла не в монастыре, чтобы бежать с первым же михаилитом, а дома, в любви и тепле. Должно быть, у него уже были бы племянники. И Кларисса... Не слюбилось у него с Риссой, но ведь могло хотя бы стерпеться. Отец будто нарочно воспитывал из него негодяя, а из Эммы - жертву. Зачем? Ответов не было, но с родительским наследством Дику придется сражаться еще долго, самой тяжелой битвой из всех - с самим собой.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #817, отправлено 7-11-2018, 9:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

18 февраля 1535 г. Ковентри.

Первое, что видел путник, въезжающий в Ковентри, были стены. Новенькие, из красного песчаника, они охватывали город кругом и поражали своей высотой. И тридцатью двумя башнями, разумеется. А также двенадцатью воротами, в которые вели двенадцать дорог. Улицы за ними были вымощены всё тем же песчаником, отчего белёные дома под шапками снега казались еще более белыми. И над всем этим возвышалась острыми шпилями церковь. Высококолонная и многонефая, она поражала своими витражами и колокольней, которую видно было издали и которую часто принимали за мираж, фата-моргану, райские видения. Ведь что могло быть прекраснее, чем башня, парящая над горизонтом и лесом, будто сама по себе, разливающая колокольный звон на мили и мили вокруг?
Лавки и трактир, как и положено воспитанным лавкам и трактиру в таком добропорядочном городе, каким выглядел Ковентри, располагались на торговой площади. И стояли они там так уверенно, точно место под них запланировали еще в те приснопамятные времена, когда город был всего лишь деревушкой, разграбляемой каждую весну викингами. И даже люди по этой самой площади прогуливались степенно и размеренно, удостоив Дика малой толикой внимания.
А еще Ковентри славился своими сожжениями еретиков, которые тут были почти местной забавой. Дик зябко поежился, несмотря на то, что воспоминания о костре, продемонстрированном ему Фламбергом, было очень горячим. Менее горячей была Труди и потому несколько часов сна он, все же, ухватил за хвост, хоть и отчаянно зевал всю дорогу. Зевал всю дорогу и Феб, заснув, в конце концов, от мерной рыси игреневого жеребца, которого сын Ричард однажды назвал Буяном за норовистый нрав - да так и прилипла кличка. Хизер, которую Буяну пришлось нести на себе всю дорогу, молчала. От нее тянуло неуверенностью в себе, непониманием и осознанием своей бесполезности. В седле она сидела неуверенно, а когда Дик, одернув рукава оверкота пониже, а перчатки - повыше, помог спешиться у лавки с одеждой, сделала это неуклюже.
- Устала, Хизер?
Девушка встала прямее, хотя и опиралась на его руку.
- Нет, сэр Ричард. Я сильная. Если нужно ехать дальше, то поеду. Просто с детства не ездила верхом, вот и... но это всего лишь боль. Ничего.
- Боль нельзя терпеть, - хмуро сообщил ей Дик, перекладывая руку на сгиб локтя, - завтра будет еще хуже, послезавтра ты и вовсе ходить и сидеть не сможешь. Но уехать из Ковентри нужно скорее. Обещаю, в ближайшем трактире ты сможешь отдохнуть. Вот только оденем тебя.. сестрица Хизер.
Во что-то достойное внебрачной дочери покойного папеньки. Тонкую, но теплую шерсть, лён и замшу. И, может быть, даже нитку жемчуга. Дик вздохнул, понимая, что когда девочка округлится, отъестся и успокоится, одежду придется менять. Но и возить в собственном плаще ту, что выдаешь за сестру, было нельзя. К тому же, если обновки хоть чуть порадовали бы девочку, ему самому стало бы теплее.
Внутри лавка выглядела также, как и сотни иных лавок в иных городках: прилавок, полки с одеждой, опрятный и худощавый лавочник.
- Благослови вас Господь, - обратился к нему Дик, надеясь, что госпожа не осудит желание добраться до Балсама не в виде бесплотного, но весьма обгорелого духа. - Мастер, нам бы для сестрицы подобрать что-то, чтобы тепло и красиво, да и верхом пристойно.
- Благослови вас, - отозвался лавочник, с интересом и сомнением оглядывая "сестрицу".- Начиная с белья, если я верно понимаю вас, милорд? Ну что же.... леди, прошу вас вон за ту занавеску.
Больше он ничего не сказал, лишь предложил Дику кресло, а сам скрылся за маленькой дверцей, откуда через мгновение вышел с кипой одежды, чтобы скрыться за занавеской и снова нырнуть в дверцу.
Бегать ему пришлось ещё дважды, с разноцветными, пастельных оттенков кипами тканей в руках, пока следом занавеску не отдёрнула тонкая рука Хи. Девушка выбрала серое платье с чуть более тёмными рукавами, а поверх был наброшен полуоткрытый кафтан, который держали две массивные бронзовые застёжки. По тёмно-серой шерсти на груди сплетались северные драконы с длинными узкими телами, вышитые красным и синим. Хизер, держась так, словно и не сутулилась никогда, сделала несколько шагов, разглаживая пальцами складки кафтана, пропустила по ладони поясок платья и взглянула на Дика из-под ресниц.
- Милорд брат, - под взглядом торговца Хизер сохраняла спокойное выражение лица, словно в платье не было ничего необычного, и слова звучали всего лишь приятно, но светлые глаза светились горячей радостью, искренней - пусть и смешанной с болью - благодарностью и поднимавшимся из глубин памяти янтарным удовольстием, отороченным горечью и тоской.
Дик вздохнул, кивая головой выбору девочки, хотя и не одобряя серый цвет. Символ отречения, смирения и безразличия. Хватит с нее этого.
- Мастер, будьте любезны, на смену еще желтое платье и арселе. И плащ в тон. И сапоги. И еще - подскажите, кто-нибудь продает здесь лошадь?
Буян долго не смог бы нести двоих. Пусть девушка была легкой, как пушинка, но это - пока. Найти смирную лошадь, с которой справится даже Хизер, не сидевшая в седле с детства - и путешествовать стало бы проще. А еще, когда она позволит себе расцвести, придется думать о приданом. Расцвести она обещала быстро и пышно.
- Сколько знаю, лошадь никто не продает, милорд, - лавочник споро вынес новую стопку одежды, ловко укладывая ее в сумку. - Тридцать фунтов с вас, и благослови вас Бог.
Впрочем, до Хантигдона оставалось не так уж и долго. Потерпят все: и Буян, и он, и Хизер. Отсчитав деньги, Дик предложил руку девушке, уводя ее из лавки. Как не старайся, но спрятать запястья все равно не получилось бы. Хотелось есть, а в таверне придется снять перчатки.
- В Балсаме купим тебе жемчуг, - задумчиво пообещал он, когда дверь захлопнулась за ними, - под серое и к глазам. По ком ты тоскуешь? Тебе платье что-то напомнило?
На обещании по нему ударила новая, почти осязаемая волна изумления. А на вопросе сверху ударило холодом. Девушка вздрогнула и удивлённо вскинула голову.
- Жемчуг?! И откуда вы?.. Наверное, неважно, - она провела пальцами по шерсти. - Госпо... сэр Ричард, я не знаю, не понимаю, как так вышло, но я очень рада, правда. Пусть не умею говорить, как благородные. И не надо... жемчуга. Это слишком много для Хизер, хотя и годится для Хи, - она помолчала, перебирая поясок. - Тридцать фунтов - это треть от того, чего я стою. Чего стоила Пью. Вдвое больше того, за сколько тётя продала меня Сладкому Герберту в Стратфорде. Но платье, сэр Ричард - оно напоминает о времени, когда я ещё не знала себе цену. Оно особенное.
- Не хочешь жемчуг, будет лунный камень, - пожал плечами Дик, подсаживая ее в седло и беря поводья. - Хизер, у девушки должны быть украшения. Ну вот попросит у тебя ухажёр что-то, чтобы хвастать знаком внимания, а тебе и дать нечего. Ни ленты, ни браслета. А стыдиться буду я. К тому же, ты не можешь стоить ни сотню, ни пятнадцать фунтов, ни тридцать. Я это недавно понял только, но человек бесценен. Боюсь, совсем недавно я был сродни этому ублюдку Дакру. Даже жена боится... Ладно, подарок по имени Хи, есть-то хочешь?
Таверна была в самом конце торговой площади и он вполне мог пройти это расстояние пешком, давая отдых и коню, и намаявшейся девочке.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #818, отправлено 7-11-2018, 9:50


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

Трактир этот носил название "Галион" и над дверью торчал нос лодки, какого бы устыдился и небольшой когг. Но за непрезентабельной вывеской крылся большой и теплый зал, украшенный канатами и якорями. Пусть за чисто выскобленными столами стояли лавки, крытые полотном, пусть с потолка свешивались сети и морские фонари, а подавальщицы были одеты в скромные платья, напоминающие хабиты. Зато пахло жареным, вареным и поссетом, трактирщик походил скорее на моряка на пенсии и посетители сидели чинно, угощаясь пирогами. В одном из углов восседал монах-бенедиктинец, рассеянно поглядывая по сторонам. Худощавый, чисто выбритый, в опрятном облачении, он чинно сложил руки на столе, не обращая внимания на кругляши репы, стоящие перед ним. Его Дик оглядел внимательно, прикрываясь усаженной напротив Хизер. Священники ему не нравились настолько, что от каждого он ждал бед, особенно в этом городе фанатиков, где даже разносчицы одеты, как монашки. И подавали, на беду, только постное. Потому пришлось довольствоваться той же репой, отварной рыбой и элем без пряностей и трав.
- Не сутулься за столом, Хи, - Дик говорил рассеянно, лениво отделяя ножом кусочки белой рыбной мякоти, пахнущей рекой. - У тебя прекрасные плечи и шея, их нужно показывать. Почему тётка тебя продала? Где твоя матушка? Отец?
Хизер послушно села прямее. И ела девушка аккуратно и не спеша, словно и не проголодалась в дороге.
- Священник на нас смотрит. Больше на вас. А плечи у меня костлявые, - с видимым удовольствием проглотив кусочек рыбы, она задумчиво коснулась рукава платья и опустила глаза. - Я не знаю, что вам рассказать, сэр Ричард. Отца у меня никогда и не было. А мама уехала работать в Лондон, давно уже, много лет как. Она ведь швея была, каких мало, но когда в городе узнали, что она не вдова, а... а просто, то жизни не стало. Понимаете, назначили нового священника, очень ревнивого к вере, и так всё и закончилось. Прямо в церкви, на службе. Я даже не знаю, что с мамой. Тётя Урсула говорила, что ни писем не приходило никогда, ни денег, и вот... проку от меня не было, одни траты. Вот и пятнадцать фунтов. Я знаю, потому что Герберт сам сказал. Сочувствовал, ублюдок мерзкий. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Вот так. Ничего особенного.
- Paх vobiscum, - раздался вкрадчивый голос над самым ухом, стоило Хизер договорить. Монах подошел тихо, будто призрак, и теперь со смирением глядел на Дика, - сын мой, дочь моя, в сей день, когда вере должно укрепиться и вознести душу к горним высям, со всей любовью к ближнему своему и овцам стада Христова реку вам присоединиться к шествию крестному, в коим все во власяницы облачены будут, и усмирить себя бичеванием.
Рисса, после такого предложения-то, возлюбила бы монаха пуще Господа и пошла за ним, как эта самая овца. Дик тоже чувствовал себя бараном, но по другой причине: задерживаться в этом городе, всё же, не стоило. Даже ради скудной постной трапезы. Потому-то он смиренно вздохнул, благочестиво перекрестившись, и опустил голову.
- Мы путники, отче, - проговорил Дик негромко и почтительно, - а путникам дозволяется отрешиться от поста и от покаяний, доколе странствие их не будет завершено. Быть может, вы согласитесь молиться за наши грешные души? Верю, ваша святая молитва будет услышана Господом, ведь вспорхнет она подобно жаворонку к высям, в то время, как наши слова камнями падут на землю.
- Не мне считать себя выше других. Все мы равны в глазах Господа, и велика сила молитвы праведной, - монах потупился, перебирая простые агатовые чётки. - В такой просьбе отказать не могу, и братья присоединяться тоже. За кого возносить молитвы во искупление, сын мой? И, возможно, захотите вы исповедаться в церкви нашей святого Михаила?
- Отче, да разве кто-то отправляется в путь, не исповедавшись, не причастившись? - Удивился Дик, складывая руки на коленях. - Миледи сестра и я, раб божий Томас, Господа нашего молитвой о благополучном пути просили, а причащал и исповедовал нас отец Мартин, пастырь редкого благочестия! Вы позволите угостить вас элем?
Когда Дик прощался с женой, он никак не мог подумать, что ему пригодятся её вечные причитания и неизменная Библия в руках.
- Нет, сын мой, по обету пью лишь воду, - покачал головой монах, и посветлел лицом. - Но я надеюсь, вы хотя бы взглянете на ход, на хоругви и святые дары? Приобщитесь хотя бы к воздуху, коим дышат праведные Ковентри? Это, несомненно, дозволено и путникам. Процессия вскоре пройдёт по площади, совершая путь между церквами.
- Непременно, отче, - кивнул Дик, поднимаясь и помогая встать Хизер. - Если вас не оскорбит, примите малую толику для ваших нищих. А мы с сестрицей поспешим взглянуть на процессию.
Монеты за обед перекочевали под пустую кружку, а соверен, как того требовали всяческие аскезы, будто сам оказался на краю стола. Наплевать на отдых и еду - все это они получат в Балсаме. Или в какой-нибудь деревушке по пути. Главное - выбраться из города, в котором, кажется, даже и не помышляли о Реформации.

Шествие они услышали раньше, чем процессия, возглавляемая священником в cappa magna, показалась из-за поворота. Сначала раздалось тихое торжественное пение, чистое, возносящееся к самому небу. Затем, сперва слабо, затем отчётливо донеслись сырые хлопки, перемежаемые слабыми вскриками. Хизер едва заметно вздрогнула и плотне прижалась к руке Дика, не теряя впрочем удивительно благочестивого и даже восторженного выражения лица. Девушка могла не знать правил и не слишком умела играть в этикет, но актрисой Хи казалась прирождённой.
- Истинно верующими людьми, праведными полон этот город, милорд брат, - негромко говорила она, сжимая пальцы. - Можно ощутить - благодать истинную. Видишь её в прямоугольных штандартах с раскинувшим руки Христом, слышишь в стонах мучеников, что творят это с собой сами. Чувствуешь в запахе, что несёт ветер, прокатываясь по площади. Вы - чувствуете? Здесь?
Ряды духовенства в стихирях с высокими свечами и штандартами в руках медленно шли мимо. За ними двигались горожане, и было их куда больше. Впереди шли мужчины. Снег под ногами процессии быстро розовел. Брызги с плеч, покрытых алыми лохмотьями, долетали даже до сапог Дика. Женщины, простоволосые, то разрумянившиеся от холода, то белые от него же, замыкали ход. Под мешковатыми холщовыми платьями у многих ничего не было: Дик видел, как приподнимают грубую материю соски, как подпрыгивают на ударах плети груди. И во вздохах, которые паром срывались с припухших, искусанных губ, боль мешалась с блаженством, истекающий грех - с похотью, холод снега - с жаром плетей. Восторг - со страхом.
- Надеюсь больше никогда не чувствовать, - буркнул под нос Дик, вскакивая в седло и усаживая перед собой Хизер, когда процессия прошла мимо. Который раз, в толпе, он вспоминал об Эмме, недоумевая, как она выдерживает, выживает. К тому же, глядя на этих женщин, Ричард начал невольно подозревать, что Рисса носила деньги в церковь, искупая совсем не те грехи, о каких он думал. Быть может, ей попросту нравились побои? И наслаждение от них она считала такими греховным, что... Бред, не стоящий даже того, чтобы думать о нем. Дик хмыкнул, трогая жеребца в сторону ворот. Любых из двенадцати, лишь бы вели из города.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #819, отправлено 7-11-2018, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3013
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 749
Наград: 4

20 февраля 1535 г. Балсам.

Балсам обнаружился на милю раньше, чем это предполагал Дик. Сначала потеплело, точно в уютном леске по обе стороны тракта жила весна, а затем на дорогу пал густой молочный туман, ощупывая мир холодными мокрыми щупальцами. Буян заартачился, отказался идти, фыркал и тряс головой, заставляя понукать себя то лаской, то сапогом в бок. И потому Дик порадовался, когда стража открыла ворота, впуская его в узкие улочки с разноцветными домами, над которыми высилась белая церковь. С интересом проследив за тем, как к крепости неспешно пролетела, хлопая крыльями, белая кошка, и пообещав себе не удивляться ничему - даже компаниям тихих, молчаливых детей, куда-то спешащих по улочкам, даже пухлой торговке с тележкой, Дик направил лошадь к белёному двухэтажному дому под красивой вывеской, на которой виноградная лоза обвивала половину луны.
С порога в лицо повеяло теплом, запахами аниса, душистого василька, душицы и мяты: связки и веночки высушенных трав и цветов виднелись над каждым окном. Над всем плавал аромат жареного мяса в специях, который мог вогнать в грех и святого. Даже невероятно благочестивого отца Мартина. В светлом уголке, под лампой, сидел над дымящейся миской похлёбки высокий мужчина с необычайно синими глазами, казавшимися ещё глубже из-за чёрных, как вороново крыло, локонов, спадавших на плечи. Небольшая бородка не скрывала шрама на шее. Рядом у стены стоял полуторный меч с изящной гардой в простых ножнах. Подняв голову на стук двери, мужчина с интересом оглядел Дика, Хизер и вежливо склонил голову, после чего снова взялся за ложку. Ел он с нескрываемым наслаждением, чуть ли не жмурился.
Недалеко от двери, слева, сидела за замызганными картами целая компания: эльф, краснолюд и орк. Эти кивнули тоже, но, казалось, даже не взглянув на новых гостей. Игра, переругивания и мелкие монетки явно интересовали их больше. Орк как раз сгрёб выигрыш в десяток пенни и радостно оскалился.
- Вам только с гаргульями играть. Недотёпы.
- У тех всё на рожах написано, факт, - согласился эльф высоким нежным тенором.
- И рукавов нет, - подозрительно заметил краснолюд, не скрывая интереса к потёртой куртке орка.
- А вообще, конечно, с них и взять нечего.
- Да и играть не играют.
- Нечего с ними ловить, - подытожил орк, ловко мешая колоду в закорузлых пальцах. - Сдаю?
Хизер удивлённо улыбнулась, но тут разговор игроков перекрыл мрачный бас.
- Милорд? Миледи? Чем могу служить?
Подошедший трактирщик - а, судя по перекинутому через плечо белоснежному полотенцу, это был именно он, - обладал ростом ландскнехта, сложением кузнеца и, кажется, нравом проснувшегося по весне медведя. А уж бородой оброс так, что позавидовал бы иной отшельник.
- Комнату на двоих, с разными кроватями. Ужин. И после - ванну, со сменой воды.
Дик, забыв о своем обещании ничему не удивляться, смотрел на странную троицу, на кивнувшего без лишних слов трактирщика, на синеглазого в углу, с плохо скрываемым изумлением. Пожалуй, даже неприличным. Но к столу у камина он подвел Хизер, уже слегка собравшись с мыслями, уговорив себя, что удивляться будет позже, когда девушка уснет, а сейчас пугать ее негоже.
- Странный город, - негромко произнес он, стягивая перчатки, оверкот и кольчугу, чтобы остаться в чуть потертом колете поверх голубой рубашки, - будто не на своем месте и не в свое время. Похож на гриб, выросший среди мостовой. Впрочем, не важно. Хи, если хочешь чего-то, то не смущайся, скажи. Ты любишь пирожные?
Хизер бросила на него непонятный взгляд.
- Пирожные... я не знаю, нравятся они мне, или нет. Но, сэр Ричард, летающие кошки и гаргульи, которые не играют в карты, но с которыми стоит это делать неудачникам - не самое странное, что со мной случилось в последние дни. Честно говоря, я до сих пор не уверена, что не сплю, ударившись головой в той таверне.
- Могу ущипнуть, - рассеянно предложил Дик, продолжая рассматривать таверну, все эти веночки, венички, чужой меч. По виду - самый обычный трактир, каких много. По ощущениям... Слов не было, чтобы выразить их точно, но почему-то понималось, что самым лучшим описанием будет множество восклицательных знаков. И одновременно понималось, что здесь безопасно. - Но во сне люди обычно не устают от седла так, что у них ломит ноги и спину. Так что, леди Хизер, ты не спишь.
К столу легко, словно танцуя, подбежала в ворохе юбок подавальщица - кругленькая улыбчивая девушка с копной русых волос - и присела в реверансе.
- Вечер добрый, милорд, миледи! Эльзой меня звать. Добро пожаловать в "Лунную лозу"! Хозяин ворчал про ужин... Чего желаете? Отвар из лесных грибов с сыром - вот, как у господина Брайнса, - мясо наможжевеленное, с огня, или, может, дичь под благородными травами? А если господин постится, можем предложить кролика, томлёного с маслом. И сладкое, с мороза-то! Пирожные медовые, с орехами?
- Мясо, зелень, вино, для леди - еще и пирожные. Разные. А что это за дети в сером, милая Эльза, и куда они спешат в столь поздний час?
Больше всего на свете Дику хотелось сейчас окунуться в горячую ванну - и уснуть. Если не в воде, то в постели, блаженно вытянувшись под одеялом. Но приходилось лениво и нехотя ужинать и расспрашивать подавальщицу о странностях.
- Играют, - удивилась девушка. - Может быть, в прятки? Вот наиграются - и домой. А серый цвет - он практичный очень. Вы же знаете этих детей. Всю грязь соберут, стирать не успеваешь.
- Действительно, - согласился Дик чуть недоуменно, - всегда было интересно, зачем они ее собирают. Кошки летающие тоже в прятки играют?
Не играют в прятки с такими серьезными лицами, и тут уж как ни крути, а выходило, что ловить и расспрашивать детей - ему. Хотя в чем тут заключалась миссия Зеркала, было решительно неясно.
Подавальщица погрустнела, потянула себя за выбившийся из-под чепца локон.
- Ой, нет, господин, не играют. То есть да, конечно, вообще - бывает, но не когда летают. В воздухе-то ведь как спрячешься? Невозможно это, сразу заметят. Это она, должно быть, с цепи сорвалась, да и айда призрака искать. А то и к замку. Им там словно мёдом намазано - окна ведь светятся, фонарей много. А вы какую видели?


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Леоката >>>
post #820, отправлено 7-11-2018, 9:51


леди серебряных туманов
*****

Сообщений: 695
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 116

- Призрака?
Странностей прибавлялось. Летающие кошки, сидящие на цепи, чтобы не летели на свет и призраков. Призраки, приманивающие кошек. Дети, играющие в прятки по темноте. Жизнерадостная подавальщица, рассказывающая обо всем этом, и угрюмец-трактирщик. Пожалуй, следовало бы прямо сейчас отправиться искать призрака, но слишком уж устал Дик от перегона, да еще и с Хизер в седле.
- Ну да, призрака, - девушка недоумённо моргнула. - Богопротивно, конечно, и порядочным женщинам о таком и говорить не стоит, но что поделать, раз уж завёлся? Хотя брат Альберт очень злится...
Порой Дик отчетливо себя ощущал собственным младшим сыном.
- Почему богопротивно? Давно ли завелся? Брат Альберт? Почему злится?
- Потому что не ангел, - девушка оглянулась на дверь, что вела, верно, в кухню, потом снова повернулась к столу. - А... трудно сказать. Вроде бы и недавно, а если задуматься, то и всегда был. Но, кажется, несколько месяцев... или лет? А брат Альберт - местный священник. Такой мужчина!.. - Эльза хлопнула ресницами и с восторженной тоской подняла взгляд к потолку. - Так говорит!.. Заслушаться можно! Век бы таким проповедям внимала, правда-правда. Особенно когда с таким пылом, у меня ажно... - она чуть покраснела и потупилась. - Неважно. Наверное. Ну а злится как раз на то, что - не ангел. Ведь раз не ангел, то, получается - демон. Это ведь всегда так. М-м, так мне еду нести, милорд? У миледи вот и щёки запали. Кормить, значит, надо.
- Миледи кормить надо, - со вздохом согласился Дик, не желая отпускать кладезь сведений на кухню. Может быть, источник этот был чуть бестолков, слегка полноват, но сплетни выдавал пачками. - Несите еду, дорогая Эльза, пока щеки не запали еще больше. И передайте приглашение мистеру Брайнсу присоединиться к нам.
И мистер Брайнс, без сомнения, окажется таким же слегка безумным, какими, похоже, здесь были все.
Хизер же, глядя на то, как Эльза указывает черноволому мужчине на их столик, а потом бежит на кухню, вздохнула.
- Скажите, сэр Ричард, а для чего именно вы... мы приехали в Балсам?
- Не знаю, - честно признался Дик, - обретать гладь треснувшего зеркала и учиться. По велению госпожи, которая говорит, что в этом месте прореха, от которой чешутся пальцы.
Феб, которого укачало от рыси, наконец-то проснулся, зевнул с привизгиванием, и прошлепал к Хизер, чтобы улечься под столом на шлейф платья. Научиться вбирать мир во всей полноте велела тогда богиня. Но, как это свойственно богам, не пояснила, что при этом нужно делать. Ричард подозревал, что даже волчонок справляется с этим лучше его самого, но ничем, кроме смутного осознания, поделиться с миром не мог.
- Прореху нужно заштопать, - практичо заметила Хизер. - Если пальцы-то чешутся. Хотя даже и не знаю, как сшить город. Не платок же, молью поеденный, - она вздрогнула. - Бр-р. Простите, сэр Ричард. Как представила ту моль... а про зеркало и вовсе непонятно. Это как - выглаживать треснувшее?
Ответить помешал Брайнс, опустившийся на стул между Диком и девушкой.
- Добрый вечер, господин. Госпожа. Гарольд Брайнс. Славная девушка сказала, вы меня приглашали? - он вопросительно поднял бровь. - Но вроде бы прежде встречаться не доводилось? Думаю, я бы запомнил.
- Ричард Фицалан, - представился Дик, - и леди Хизер Освестри. Не доводилось встречаться, верно. Но, право же, знакомства в пути - роскошь не излишняя.
Незаконнорожденным Фицаланам давали фамилию по одному из поместий, ныне утерянных. Земель давнол не было, а Освестри - были, существовали и продолжали появляться. Некоторые - как Хизер, не имея даже малой толики крови Говардов. Но лучше так, хотя и стоило написать Эмме и братьям о ней, чем объясняться с первым попавшимся законником о том, откуда взялась убогая шлюха. А засвидетельствовать родство Дик пока мог и сам, будучи главой семьи.
Гарольд рассмеялся.
- Для меня - несомненно, милорд. Но вы не очень похожи на человека, которого заинтересуют дела скромного торговца, или кто пожелает купить с полудороги окрашенную шерсть из Шотландии. Хотя, сдаётся мне, тёплая шерстяная накидка в жёлтую и красную полоску удивительно бы пошла миледи.
- Если леди пожелает, - кивнул Дик, вопросительно глянув на Хизер. - Вы часто в Балсаме бываете, мистер Брайнс?
Странно, что в место, окруженное туманами, что твой Авалон; в город, от которого чешутся пальцы у самой Неистовой можно попасть вот так запросто, по пути из Суррея... Или Шотландии. Однако, могло статься, что этот торговец тоже часть прорехи - и тогда он исчезнет вместе с городом. Если, конечно, городу суждено исчезнуть.
Торговец покачал головой.
- Нет, милорд Фицалан, совсем нет. По совести говоря, я ведь вернулся в Англию не так давно. То тут, то там, то Германия, то Испания, то Русь, а потом... словно ветром потянуло обратно. Домой, пусть и в туманы. Да и родители ведь не молодеют. В общем, взял груз пеньки и воска воска из Дмитрова, в Лондоне сразу продал оптовикам и ушёл в холмы. На юге таких тканей вовсе нет, поверьте мне. Особенно если уходить дальше, к кланам, для которых Лондон - почти то же, что и Гамбург. Как ткали там основу во времена легендарные, так и плетут, чтобы шерсть и не тянулась, и не выцветала. Придворные портные с руками оторвут. А какие там долины! Поздней осенью, под солнцем, словно настоящие ковры из вереска и маков! От склона до склона, и зеркалами - озёра, по которым плывут облака. Впрочем, - он виновато улыбнулся, - простите, милорд, увлёкся. Это, наверное, действительно неинтересно.
- Я, наверное, хочу накидку, - Хизер, улыбаясь, смотрела на торговца словно заворожённая, как на чудо. - Цвета шотландского вереска.
Дик поморщился от внезапного укола ревности, заставляя себя не хмуриться. Женщины... Побасенок побольше - и они готовы на всё.
- У вас найдется такая, мистер Брайнс?
Но теплая накидка этой худышке и впрямь была нужна - ветер и мороз забирались даже сквозь плащ, жакет и шерстяное платье, Хизер дрожала всю дорогу до Балсама, и Дик порой чувствовал себя людоедом, ведь каждую милю приходилось думать: "Ничего, вот отъестся..."


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Бросить кубики | Опции | Новая тема
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 12-12-2018, 10:21
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .