В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Greensleevеs. В поисках приключений., Добро пожаловать в мир злых заек!

Leomhann >>>
post #1941, отправлено 24-12-2021, 10:30


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Вечером, у бездымного костра, после того, как Беван вправил нос таким же варварским способом, каким сломал, Дик наконец смог почти спокойно вздохнуть, обнять несчастье с красивым именем Хизер и поглядеть на гладиатора. На десять золотых тому выдали штаны, рубаху и сапоги, не озаботившись ни теплым плащом, ни одеялом, ни оружием. Плащ пришлось отдать свой. Одеяло некогда принадлежало Хи, но Эспаде оно было нужнее, а свежая леди Грей не замерзла бы и на супружеском ложе.
- Как твоё имя? - Протягивая гладиатору миску с похлёбкой, спросил Дик. - Не это прозвище, имя? Я - Ричард Фицалан.
Собственное имя в ирландской ночи прозвучало странно. Будто его услышали холмы и реки, деревья и земля, приветствуя потомка последнего саксонского короля. Дик плотнее прижал к себе Хи, отгоняя этот отзвук. Нужно было присутствовать в моменте.
- Надо же, - есть Эспада не спешил, принюхивался к похлебке. - Его милость граф Суррей... У гладиатора нет имени, хозяин, а если кого и звали когда-то Мигелем, то кто об этом помнить будет?
"Не имел Фицалан хлопот..."
Дик неодобрительно оглядел привередливого гладиатора. Даже эльфы ели похлёбку, если и без удовольствия, то хотя бы не капризничая. Даже Хизер затихла под боком, что само по себе было подозрительно, и не дерзила.
- Король Фердинанд тебе хозяин. А меня называй сэром Ричардом. Скажи... Эспада, ты видел много таких рынков? Встречались ли тебе девушки, подобные тем раскосым? Розы без шипов? И ешь уже, наконец. Если даже дини ши не брезгуют похлёбкой, то и ты как-нибудь её проглотишь.
Чтобы Эспада снова стал Мигелем, должно было пройти немало времени. К тому же, собственное имя нужно заслужить. А вот знания раба, продаваемого в одном шатре с нежными цветами шлюшьего подполья, были бесценны.
- Я не слишком много рынков видел, хозя... сэр Ричард. Я могу рассказать о духоте клеток под ареной, о Птице, Иве и Сирене, о том самом Актёре. О порошках, что покупают у михаилитов и добавляют в еду бойцам, чтоб тело становилось как у тех статуй, которые украшают арену. О том, как горяча кровь. Ну да вы это и сами знаете. Вот только, если позволите, не для этого же вы меня купили? А для чего же?
Эспада снова понюхал еду и осторожно отхлебнул.
- И правда, зачем, - пробормотала Хизер, - а Его Величеству, кажется, пора вводить отпуск всяких порошков по рецептам. Уж больно они везде.
"Чтоб я сам знал".
Дик погладил Хи по голове, одобряя её ум. Рецепты на порошки были прямой дорожкой к налогам на прибыль с лекарств, но... за такое нововведение Ричарду Четвертому оторвали бы уши с унизительной формулировкой "ты зачем это сделал, tolla-thone?" Приходилось признать, что из Дика вышел бы самый марионеточный король в истории Англии - управляемый не только желаниями древней богини, но и вполне современного Ордена Архангела Михаила.
- Я - претендент, Эспада. Мне нужен верный телохранитель. История османского государства показала, что самые преданные слуги и соратники получаются из таких, как ты, из рабов. Что до твоих знаний... Об Актере я послушаю после. Но ведь ты хотя бы видел, где забирали этих азиаток, кто их отдавал? Слышал, кому они предназначены?
Эспада хмыкнул и залпом допил похлёбку.
- Как ваш телохранитель, сэр Ричард, замечу, что вы напрасно держите под боком эту шлю... прелестную госпожу. С вашего позволения, у неё на лбу высечено, что она или яд подсыплет, или подушкой придушит. Из того, что я видел, таких даже не забирали, ибо старая и злая. Вот.
Хизер мило улыбнулась и потупила глаза.
- К тому же, они бесплодные все, - невозмутимо закончил Эспада.
- Тебя за наглость продали, - кивнул Дик. - Понимаю. И на первый раз прощаю. Но если ты еще раз позволишь себе оскорбить леди Фицалан, то я разрешу ей тебя выпороть. Будет не столько больно, сколько унизительно. Итак, где забирали этих девушек и кто их отдавал?
Жутко хотелось потереть лоб Хи, чтобы убрать надпись, но Дик от этого с большим трудом удержался.
- А в Трюарметт, сэр Ричард. Я почему запомнил, сидя в трюме-то, что капитан матерился, будто у Аля де Три девки в борделе уж больно потасканные. А кто их забрать должен - не знаю. Но, - Эспада ухмыльнулся, - мы можем украсть Падлу и с пристрастием допросить. Кажется, Актёр это называл именно так.
Удержаться от того, чтобы начать бегать вокруг костра, было еще сложнее. Дик нахмурился, глядя в костёр.
Слишком плотно завязывались узлы на его вкус. Де Три, чью фамилию теперь носила Эмма, снова, уже не из уст сладкого Герберта, оказывались воспитателями цветочных шлюх, и уверенности, что в этом не замешан любезный зять Раймон, не было. Что, если Эмму все эти полгода уже воспитывают в такой же манере, что и Хи?..
- Хизер, отправляйся спать. Эспада, ты тоже. Мне надо подумать.
- Надеюсь, госпожа спит отдельно ото всех? Может, её привязать к дереву, для надежности?
Озабоченности в голосе Эспады хватило бы на десять телохранителей разом.
Если чего Дик не любил, так это когда ему перечат. Поэтому вместо ответа он попросту отвесил своему новому телохранителю подзатыльник, взглядом веля заткнуться и отправляться, куда указано.
И когда все ушли, наконец, оставив осознание, что Хизер никогда не поладит с Эспадой, а то и попытается отравить при случае, Дик наконец смог подумать.
Эмма, дорогая сестрица, с каждым днём становилась всё дороже. Была ли причиной этому природа Зеркала, Дик не знал. Но его нечестиво, греховно влекло к ней обещанием рая, блаженного покоя. Воистину, инцест - дело семейное, но, о боги, какое заманчивое!.. Теперь оснований отобрать сестру у её так называемого мужа становилось больше. К тому же, Дик мог сделать это руками Ордена. Как ни попустительствовал бы капитул своему любимому детищу Фламбергу, якшанье с работорговцами магистры вряд ли бы одобрили. А что волшебный рыцарь Раймон де Три заглядывал к родне, Дик не сомневался. Зловредный характер зятя наверняка жаждал какой-нибудь мести родителям, родовому поместью, охотничьему домику и лесу вокруг него. Правда, такие обвинения требовали доказательств, но кляузы от инкогнито никто не запрещал. К тому же, ссориться с сестрой и её возлюбленным пока было не с руки, спешить тоже не стоило. И доказательства капитулу следовало посеять в возделанную и хорошо вспаханную почву - как и всякий сквайр Дик знал, что семена нужно разбрасывать в свой срок.
"Эх, как там пашни? Отсеялись ли крестьяне?"


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1942, отправлено 24-12-2021, 10:30


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3830
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 817
Наград: 7

Gleann Сnoc an Bháis, Ардаг, Ирландия
1 мая 1535 г. Килкенни


Стёсанная вершина холма походила на серебряное блюдо - гладкая, блестящая, ровная. Правда, в блюдах обычно не бывало дверей, крошечных комнаток и перил вдоль стен. И уж точно, на блюдах не подавали рыжих веснушчатых девчонок, одетых так странно и непотребно, что Дик непременно бы изумился, не наглядись он на полковых феек и тех девиц из Великоовцеводовки. Узкие штаны, заправленные в мягкие сапожки, были прикрыты сверху чудного покроя дублетом. Между штанами и дублетом наблюдалась то ли юбка, то ли набедренная повязка, которая ничего не скрывала и ничего не подчеркивала. Потому что подчеркивать было нечего. На плечах дублета лежали золотые тарелки с бахромой, причем от левой спускался золоченый витой шнур, какими собирают шторы, а на груди девочки расположились яркие плашки с мелкими рунами. Вишенкой на пироге стала брошь с карбункулом и кожаная полоска, прикрывающая один глаз. За спиной ребенка вытянулись по струнке двое эльфов, наподобие тех, которых Дику приходилось таскать с собой. Эти тоже были одеты в серое, а за спиной у них виднелись навершия жезлов с жеодами.
В стороне переминался с лапы на лапу Гарольд Брайнс. Лап у него нынче было восемь, все блестели, как у кота яйца. Балсам, должно быть, его очень потрепал, поскольку из шеи у него торчала рукоять длинного меча, кожа стала синеватой, а глаза уподобились витражам в Вестминстере. Из ушей незадачливого торговца поднимался легкий прозрачный дымок.
- Merde, - изумленно пробормотал себе под нос Дик, разглядывая всё это великолепие. - А вы, моя госпожа Бадб, знаете толк в забавах... Хи, как думаешь, это который Брайнс?
- Тот, кого я не хотела бы травить, - Хи говорила легко и безмятежно, словно видела таких торговцев за каждым завтраком. Разве что слишком легко звучал голос, почти эфирно. Ангельски. - Потому что он, кажется, не отравится. А что, надо?
"Нравится? - с отстранённым интересом поинтересовался мысленный вороний голос. - Тогда выбирай дорогу, над которой написано "Sinn a ’leigeil", а не другую. А вообще - сам думай, и не мешай, занята. Думаешь, легко бадью такого размера найти? Бадб, dàimh. Да не той связи, sùil mhòr air a h-uile càil leis na caoraich!"
Дик мотнул головой, прогоняя изумление от дороги с надписями, бадьи и, пуще того, от того, что он мешает. Хотя и не думал мешать, а обращался скорее риторически, по заведенной в христианстве привычке говорить с Богом. Он опасливо глянул наверх, ожидая бадьи, но там почти безмятежно голубело небо.
- Приветствую вас, госпожа, - дипломатия воистину была длиннейшим путем из одной точки в другую. Пока раскланяешься с каждой рыжей служанкой в непотребной юбке - состаришься. - Посольство великой богини Бадб, что послала нас говорить о мире и деле, кланяется вам и просит принять для вручения верительных грамот, бесед и ночлега.
Девчонка отвесила поклон словно уличный фигляр, который придворные книксены видел только на гобеленах. Зато с явным удовольствием.
- Дженни, дочь Локи, сына Фарбаути и Лаувейи, господин хороший вайделот. Брр! Фарбаути, кстати, вообще страхолюдище обжорное, а Лаувейя ничего такая дамочка, приятственная, большая только. Но дед такой - это у-у-у! Михаилитов на них не было. Ой. Это, тоже, стало быть, кланяюсь, хотя это и так видно, а грамоты... грамоты мы, конечно, примем. И что-нибудь вручим тоже. Потому что наше вам с завитушками!
Эльфы в сером молча расступились, а Дженни сделала широкий жест в сторону комнатки.
- Прошу!
Дик озадаченно поддернул рукава оверкота. Сегодня его последовательно обозвали ихули и хорошим вайделотом, и сделать с этим он решительно ничего не мог.
- Ричард, сын Ричарда из рода Фицаланов, поименованный Sgàthan Airgid. Со мной Барру Беван, сын Оберона и Титании, а также моя супруга и мой телохранитель. А что, - с простодушным лицом деревенского дурачка осведомился он, подхватывая под руку Хи, кивком приглашая следовать за собой Бевана и Эспаду, - ваши почтенные бабушка и дедушка, милостью богов, здоровы?
Дверца за спиной лязгнула, сама комнатка мелодично звякнула и резко поехала вниз.
- Ой, - внесла лепту в разговор Хизер, крепче ухватываясь за рукав.
Дженни понимающе кивнула.
- Да, я так же, впервые-то. Мы ведь с господином Масом - ну, с Брайнсом, Мас-то из него, как из меня Гемма, хотя, правду сказать, после виселицы-то прям Мас и стал... но вы, господин вайделот, прям скажете - ухохочешься! Это ж надо - почтенные! Вы б хоть одним глазком на того почтенного глянули, сразу бы так поименовывать расхотелось бы. Потому что не почтенное оно, а как есть страховидло обжорное. Оттого и помер. Обожрался, стало быть. А потом и бабушка с горя листья откинула, да и того. Только и успела папку в Асгард подкинуть. А ваши - здоровы ли? Или как там полагается с вежливостью спрашивать-то. Вот ведь напридумывали словокудрей, поди расчеши. Полития, дипломатика. Одно как выпивка, другое вообще как собака какая, простите, всехние господи...
- А мои тоже того, - пожал плечами Дик, что получилось очень плохо. Потому что воспарил в воздухе аки ангел божий. Впрочем, ангелом здесь скорее был Барру Беван, с упоением читающий надписи на груди девочки. Этот полетам не удивлялся совсем, почти как Эспада. Который висел в воздухе с таким видом, будто летал по три раза за день, и становилось ясно - изумляется. - Правда, не обожрамшись, а так. От дурости. А вы, госпожа Дженни, стало быть, лондонская?
В Доках Дик не был, но если где и говорили так незамысловато и витиевато одновременно, то только там. Либо в том борделе, где жила Хизер. В любом случае, предположение стоило проверить и использовать. На зыбком пути посольства годилась всякая мелочь.
- Из бермондсёвок я, - Дженни с видимым удовольствием выпуталась из края распустившейся во все стороны юбки Хи, оттолкнулась от Барру и прилипла к стене, держась за бронзовый поручень. Задумчиво тронула брошь, мотнула головой. - Хотя чего там уже, когда то было. Теперь уже, господин Ричард, всесуйственная получаюсь. Потому что куда ни сунусь, а там - всё. И наоборот. Так о чём это я... а, точно! Когда господин Мрайнс комнатку открыл - ещё ничего было, а вот когда она унутрях закрыла да поехала - полный ой! Потом-то, конечно, ещё иначее стало, но об этом мы ещё не знали. Прям как вы.
- Бермондси - приятный городок. И о законнике его наслышан только хорошее. Первый меч королевской стражи, острый нюх... Нефритовый Сокол Его Величества. Что же стало дальше иначее, госпожа Дженни?
Дик повторил её маневр, заодно пришвартовав к поручню и Хизер. На оголившиеся под юбками ноги своей новой женушки он старался не глядеть, улыбаясь безмятежно, будто выглядела Хи вполне прилично.
"Чертов зануда".
- А дальше он свернул не туда, - Дженни помрачнела, скривилась, явно хотела сплюнуть на ровный полированный пол, но передумала. - Да и оказалось, что сыграл он уже, как двери открыл, дальше уж мне кости вручили. А знаете, жаль его было, да и есть. Дурак дураком, конечно, вона как в Бирмингеме-то того, да у Херли - ну, когда на виселицу-то попал. Ууу, там было, ажно михаилита за нами послали! Как за тварями, выходит, фьють! Но дурак или нет, а жалко. Потому что мой это дурак, получается. Был. Свыклась уже, а к концу, кажись, и вовсе воспитала, совсем приличным стал. Прям как человек.
"Ага".
Впечатления от Гарольда Брайнса у Дика были противоречивые, особенно, когда припоминал, что один из вариантов торговца измывался над Хи в борделе. Однако, волновался он отнюдь не о судьбе висельника.
- Выглядит он замечательно, госпожа Дженни. И этот меч в шее! Удобно, должно быть? Но что значат ваши слова "прям как вы"? Вы предлагаете и нам познать, как может заиначееть ой?
Дженни изумлённо моргнула.
- Так то и значат: не снюхали вы ничего пока. Что ж вы, дяденька, занудственный-то такой? - На этих словах Хизер едва слышно хмыкнула. - К словам придираетесь, ну прямо яблокат какой. И ничего я не предлагаю! Я и тогда не предлагала, а вовсе даже наоборот. Ну, смотрела, само собой, в весь оставшийся глаз, потому что когда ещё такое увидишь-то?
- Тогда я рассчитываю на вашу помощь, госпожа Дженни. Умные учатся на чужих ошибках, так?
Умные, может, и учились. Но падать на пол было больно. Комната остановилась слишком резко, да еще и бзякнув. И не будь Дик приучен к турнирам, непременно ушибся бы. Нынче же удалось даже сохранить приветливую мину, будто не рыжая девочка привечала его, а он её.
"И ничего я не занудственный. Я узнавательный".
- Приехали, - жизнерадостно объявила девчонка и уставилась на дверь.
Раздался короткий взвизг и тут же смолк. Дверь стояла. И стояла, пока Дженни не стукнула по ней ногой, от души. В стенах что-то звякнуло, и створка медленно, рывками уползла вниз, открывая высокую залу. Магические лампы, вделанные в пол, светили мертвенно-бледно и как-то поганково, но освещали хорошо. Через залу, от дверей, стояли живым коридором несколько сотен фэа в одинаково-сером, с одинаковыми жезлами. Стояли неподвижно, повернув головы на Дженни - хотя казалось почему-то, что смотрят на Хизер, не обращая внимания ни на посла, ни на его телохранителя, ни на крылатую принца. За фэа по сторонам бесшумно парили странные металлические блюдца с седоками, а ещё дальше возвышалось что-то вовсе несусветное, из шипов, углов и пара.
Проводница, плеснув золотой бахромой, выпрыгнула в коридор и поманила за собой.
- Почётный круль! Специально для вас. Вон как смотрят, аж едят глазами!
"Почётный караул", - медленно сообразил Дик, стараясь не слишком пялиться на эльфов, блюдца и хреновину. Хреновина внешне больше всего напоминала самоходную башню да Винчи, но без пушек. И если Дик понимал верно, то была новым словом в военной технике, которое стоило понять и запомнить.
- Мы польщены, госпожа Дженни, - так же медленно, как и думал, произнес он. Вышло слегка по-королевски, но Дик решил, что сойдёт. - Хизер, закрой лицо мантильей, ты им очень нравишься, кажется, а я не хочу объяснять каждому уважаемому стражу, что не делюсь женой. И не смей отходить ни на полшага. Госпожа Дженни, ваш уважаемый отец позволит посольству привести себя в порядок и отдохнуть перед приёмом? Мы долго ехали, устали и грязны, а снаружи остались подарки. Хотелось бы, чтобы вы распорядились их доставить, прежде чем я смогу поклониться вашему отцу.
Серые эльфы смотрели на Хи так внимательно, что Дик отчаянно пожалел об отсутствии той палатки, которую носят на себе восточные женщины. Если у дамы видны только глаза, она не вызывает столь пристального интереса. С другой стороны, жадное внимание почетного караула могло стать поводом для нового развода. Или даже вдовства.
- Война же, какой отдых?! - Дженни изумлённо на него глянула и поправила тарелку на плече. Выглядела девчонка отдохнувшей и очень хорошо выспавшейся. - Нет, у нас как: сначала папа, потом покои. Или не покои, а что-нибудь ещё, как пойдёт. А то внизу вечно на нехватку жалуются.
"Матерь Божья... То есть, Бадб, Великая Богиня!"
Спешка годилась только для ловли блох, и именно поэтому Дик согласно кивнул, обреченно улыбаясь. Ничего другого ему не оставалось.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1943, отправлено 24-12-2021, 10:31


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Свет становился красным, металлическим, как те решетки, по которым приходилось идти. Под ними лениво текло что-то тягучее, лениво же плескалось нечто, а Дик вздыхал. Мысленно. Вслух вздыхать не годилось - горло першило от привкуса соли. Перед каменными в железных скобах дверями стояли всё те же чертовы эльфы в сером, а за дверями...
Чтобы скрыть замешательство, Дик низко поклонился. На огромном камне восседал Локи - голый, огромный, костистый, он очень подходил этой пещере, покрытой солью, наростами и слизью. По стенам и потолку ползали фэа, которые выглядели, как мечта михаилита - хвостатые и когтистые.
- Господин, - как именовать существо, подобное Локи, Дик так и не определился. - Я здесь, чтобы совместно с вами работать для достижения большего понимания и укрепления связей между народами, между вами и моей госпожой, великой богиней Бадб. И я буду рад пройти с вами этот путь, который начинается здесь и сейчас.
Локи задумчиво кивнул, исторгнул еще одну михаилитскую мечту и без всякого стеснения почесал задницу.
- Изсвиняюсь, - сообщил он. - Ты это, посол, давай проще. А то как этот говоришь, который не тот. Ну, ты понял.
- Я говорю, - в тон ему сообщил Дик, - что госпожа моя, рожденная до века, когда не было в мире ни песка, ни моря, земли еще не было и небосвода, бездна сияла, трава не росла, послала меня, скудомием бодрого, с тобой говорить.
- А что, умного не нашли? - Живо заинтересовался Локи. - И ты это, посол, имена карликов сразу пропускай. Я на них всегда засыпаю.
- Да погоди ты, дай закончить! Так вот, этот с крыльями - Барру Беван, она полковник. Он самолично выбрал тебе подарок - белую черную жрицу. От госпожи я привёз для тебя требник святого Патрика, забавная вещица, от змей помогает. Тебе это нужно, гляжу, - за спиной Локи и впрямь висела то ли гигантская змея, то ли её шкура. - Это для того, чтобы не обидно было, что мы в гости заявились. А говорить будем про то, как нам лучше дружить - семьями и войсками.
Беван, военный советник, которого надлежало слушаться, не реагировал на происходящее никак. Будто это не касалось ни его, ни его побратима-генерала, ни его богини.
"Сволочь эльфийская".
Остальные подарки предлагать было рано, выставлять требования - тоже.
Локи снова покивал, что его не отвлекло от родов очередного уродца.
- Полковник дюже крылатая. Чисто валькирия. Значит так, зеркало на стене. Если ты хочешь моих мальчиков, то я не прочь. Бери. Хоти, как хочешь. Но взамен я хочу... я хочу... чего я хочу? - Он задумчиво потрепал по голове Дженни. - Хорошая девка, ругательная. Вся в меня в юности, да... Значит, хочу я ей знатного жениха. Божественного, да. И этих, мстей.
- Мстей? Кому?
Что древнее божество увидит дар Дика, было ожидаемо. Что потребует женить дочь - тоже. Дочери всегда были разменными монетами, и именно поэтому требование становилось необязательным к исполнению. Сегодня жених желателен один, завтра другой, а послезавтра и вовсе пятый, как ветер политики подует. Зато месть порядком озадачивала.
- Всем. Змее, папулечке, мамулечке, остаткам ихниим. Недосуг за ними бегать, делов - хоть яд жри.
Как никогда Дик сочувствовал и сопереживал французскому послу Антуану дез Эмару. Если каждый раз, когда требовалось получить от короля Генриха подпись, тому приходилось терпеть такие мучения, то из противного педераста он превращался в глазах Дика в великомученика.
- Хорошо, - согласился он. - Только нет. Мстя - это дело твоё личное, бери да мсти. Сойдёмся на собственном мире, где-нибудь подальше отсюда. Госпожа самолично отыщет подходящую веточку, а ты там уж и править будешь, и мстить оттуда всяко удобнее. Но взамен генерал - консорт госпожи хочет, чтобы полковник Беван выбрал для войска пару-тройку твоих полков. Да, еще подарок есть.
Сунув руку запазуху, Дик вытащил свиток с вассальной клятвой Уилла Харпера.
- И здесь, и там, и тут, и везде, - потёр руки Локи. - Совсем как рыжуха моя. Отлично, отлично, беру. Давно такую погремуху хотел.
- Значит, мы договорились? На счёт полков?
Отдавать свиток Дик не спешил. Он не знал, что Харпер натворил снова, отчего стал вездешным, но если Локи его хотел, то следовало выпросить как можно больше благ.
- Да бери хоть щас, - кивнул Локи. - Два полка и херовину. Хошь, Гарольда дам? Рыжая давно просится погулять, заодно его повыгуливает. Тока я за дружбу семейственную Бальдра хочу.
- Бальдр - это снова-таки твоё личное дело, - любезно улыбаясь, просветил его Дик, едва не подпрыгнувший от пинка Бевана, а пуще того, от едва слышного шепота, что где-то там для полка наступал ой. - Но от Гарольда не откажусь, а значит, ради дружбы семейственной, попробую помочь с мстёй. Когда время будет. По рукам?
Свиток перекочевал к Локи, а Дик, следуя древним традициям, полоснул по ладони ножом, прежде чем протянуть её для рукопожатия. Было больно, но тревожно и хотелось успеть к полку.
Локи задумчиво родил очередного урода, рванул его зубами свою ладонь, и крепко пожал руку. Хватка у него была самая подходящая для дробления камней.
- Поговорим еще, зеркало. Дело есть.
Дик кивнул. Помимо всего прочего, дипломатия была еще и искусством гладить собаку до тех пор, пока не будет готов намордник.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1944, отправлено 24-12-2021, 10:32


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3830
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 817
Наград: 7

Посольские покои были странными, если не сказать больше. Железные, с чертовски неудобным ложем, на которое даже с тощей Хизер плохо получалось уместиться, с круглыми окнами и светящимися камнями в потолке. В них с наступлением тьмы что-то шуршало и шебуршилось, булькало и плескалось под полом, и мешало спать. Поэтому, уступив Хи право почивать, Дик писал длинные, задумчивые письма то ли к самому себе, то ли к ставшей и вовсе недосягаемой Кат Эдцарт.
"Всему настаёт конец. Прелестная, нежная девочка с ясными голубыми глазами, рожденная в Йоль тысяча пятьсот семнадцатого года и принесшая новые слёзы в нашу и без того несчастную семью, стала тростинкой с сердцевиной из стали, и, право, этот черноволосый безумец дал ей правильное имя. Подумать только, сын тамплиеров и потомок катаров настолько унаследует гаремные привычки сарацинов, что станет называть её именем камня! Что странно, она любит его. Я вижу это в глазах, в жестах, и эта любовь облекает её будто бронёй. Веришь ли, это даже выгодно. Легко списывать все безрассудства, говорить о том, что это он толкает и склоняет. Легко мечтать. Но мечтать нельзя".
- Можно-можно, - ласково заверил его Локи из-за плеча. - Мы же мечтаем. Да, зеркало, ты молодец. Мужик. С бабой вон. Мы, Локи, тоже бы прям щас вот...
- Женой не делюсь, простите. Вы хотите поговорить? О чём?
Дик развернулся вместе со стулом, печально глядя на Локи. Тот нашёл удивительно неудачное время, самый томный час между сном и явью, когда еще не хотелось спать, но голова уже приятно тяжелела.
- Ну если уж сразу о делах, а не о бабах... Хотя о бабах поинтереснее будет, - Локи тряхнул головой и мерзкая личина начала с него сползать, открывая рыжего и зеленоглазого мужчину с ухоженной бородой, заплетенной в косу. - Похож, а? Так вот, баба у тебя хорошая, слов нет. Никудышнее некуда, но с заковыкой, да. А сестра еще лучше.
- Послушайте, мне ужасно надоело, что мою жену оскорбляют все, кому не лень. И я знаю, что у меня замечательная сестра, но вот незадача - она отказывается хоть как-то полыхать в отсутствии своего мужа. И сколько я её знаю, у неё достанет упорства не делать этого, даже если останется вдовой, понимаете? А мой драгоценный зять обычно против, чтоб его сокровище хоть как-то трогали и будет способен дотянуться до обидчика даже из могилы. Куда, замечу, загнать его очень непросто. Да и незачем.
Дик тяжело вздохнул, подходя к Хи и плотнее укутывая её в одеяло. Никудышная или нет, но своя, к тому же рыжая борода и зеленые глаза совсем не делали Локи госпожой, которой было позволено всё.
- Понимаю, понимаю, - задумчиво сообщил ему рыжий не-госпожа. - Даже проверили раз. Или два. Или три? На самом деле, я хочу не твою сестру. А то, что вы можете дать вместе. Смекаешь, как говорит моя рыжуха? Я хочу забыть. Вычеркнуть себя из асов, ванов, йотунов. Забыть, что я - бог. И никогда не вспоминать. А для этого нужно пройти к началу.
- И все эти сказки про Локи и Тора, про яблоки Идунн, хитроумное спасение молота, о верной Сигюн канут в Лету. Вы слишком тревожная и привлекательная фигура в истории, чтобы отматывать так далеко. Я думаю, достаточно будет, если забудете вы, а не люди. Но... мне необходимо будет говорить с зятем по семейному делу, поговорю и о вашем. Вот только что вы можете дать нам взамен?
Причём, цена должна была стать такой, какая устроила бы и Фламберга. И в таком объёме, чтобы хватило на двоих. Дик снова вздохнул, снова пожал плечами, и тоскливо улыбнулся Локи.
- А вы, - Локи обвел комнату рукой, явно подразумевая не только Фламбергов, но и мебель, и стены, и тех, кто булькал под полом, - чего хотите?
- А кто же меня знает, - искренне удивился Дик. - Сегодня я хочу одного, завтра - другого, а послезавтра вообще ничего не хочу. А уж как бывает противоречива Эмма... Но мы подумаем, всей семьёй. И я сообщу вам, когда надумаем.
А еще Дик теперь пополнил список людей, которым сочувствовал, михаилитами. Твареборцы работали без аванса, и поди угадай, вернешься ли ты с очередной твари, а если вернешься, не потеряет ли память заказчик.
"Хуже, чем быть послом".
- А вы всей семьей думаете?
Локи удивился искренне, даже бороду почесал.
- Никогда бы не подумал. Во дела-то... Но думайте, думайте, а то как кем-то уже пользованное дарить, так все молодцы.
- Пользованное?
Мавританская жрица была совершенно точно не такой, требник Патрика хоть и был пользованным, но вряд ли Локи имел в виду его. Начудить так, чтобы удостоиться упоминания, мог только Харпер.
Догадка оказалась верной. Вместо ответа хозяин странных эльфов развернул перед Диком театр картин. Уилл Харпер проваливался под землю и приносил клятву илота Морриган.
- Это не снижает его ценности, - равнодушная любезность давалась с трудом. - Но я ведь сказал, что поговорю? А вы, когда соглашались его принять, по-видимому, уже знали обо всём. Дареному Слейпниру копыта не считают, не так ли?
- Несколько раз пересчитывали, - сокрушенно сообщил Локи. - Как будто коня с восьмью лапками не видели. Будешь думать, заодно обмозгуй, что за твою бабу мы тоже заплатим полком-другим. Полков у нас хоть жопой жуй, а баб нет. Пошёл я.
"Иди".
Дик грустно поглядел на то место, где только что стоял божественный трикстер. Глянул на то ли спящую, то ли нет Хизер. Возможно, она и стоила полка-другого. Но, наверное, в этом сиддхе она была нужна не срочно, а сам Дик еще не наигрался.
"И когда сотни красавиц будут кричать моё имя, её шёпот будет громче".


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1945, отправлено 24-12-2021, 10:32


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

3 мая 1535 г. Портенкросс.

Харпер стал мерлином. Дику не посочувствовал в этом только ленивый, да пожалуй, еще лэрд и госпожа. Дику хотелось взъяриться, послать всех к дьяволу, пристрелить Харпера, но поразмыслив, он успокоился. Такой мерлин позорил только свою хозяйку, как и Эд до него.
К счастью, в Портенкроссе была прекрасная свора охотничьих собак, вышколенная загонять коз, а в Фэйрли недавно отстроили маленькую пасеку, на которой работала милая девушка по имени Гленна. Руки её прятались в кожаных перчатках, а голову и лицо покрывала полупрозрачная белая накидка. Такое облачение почему-то наводило на мысли о свадебном наряде. Гленна тихо напевала, словно убаюкивала пчел колыбельной, а когда жужжание в улье прекратилось, девушка осторожно вытащила рамку. Её заполняли восковые соты, истекающие мёдом. Гленна казалась воплощением чистоты и невинности - именно сейчас, когда Дику чудилось, что мир прогнил насквозь.
Странно, но в этот удивительный весенний день Дик ни в ком не нуждался. Ему ничего не хотелось, кроме неспешной встречи нового рассвета за охотой, он наслаждался свободой. Понятная и простая жизнь, очевидные для любого охотника радости, когда убийство кажется безгрешным - ни признаний, ни поводов, ни вины. Душа освобождается от страхов, улетучиваются тревожные мысли и ничего не отвлекает от арбалета и добычи. И можно даже смириться с тем, что знаешь о Клариссе и Хизер, с мерлином-Харпером, особенно - когда свежуешь молодую козу, чуя запах её крови, ощущая как стягивает руки горячая алая влага.
Глаза у этой козы были совершенно, как у Хизер. Ни одной мысли не светилось в них, только спокойствие сытости, отражение счастливого дня - и только.
Говорили, крайности в жизни сходятся. Уж не потому ли Дик, почитавший себя хорошо воспитанным, образованным, пусть и слегка несдержанным, заметил эту девицу, некогда приводившую его в одуряющий восторг, а теперь попросту раздражающую? Её по-прежнему хотелось оберегать, но каждый раз, когда она собиралась что-то сказать, Дик мысленно вздыхал и пинал самого себя, чтобы не вспылить раньше времени. Право, она была не иначе как ведьмой от чресел дьявола. Не сопротивляясь, Дик позволил ей увлечь.
"Решительно, с этим пора что-то делать".
Вернулся Дик так же тихо, как и ушёл, никому не говоря ни слова, только покрикивая на собак, рвущих свою долю козы. Тушу, которую доволок на своих плечах, он отдал на кухню, с детской обидой подумав, что здесь-то его труды никому не нужны. В сытом Портенкроссе не голодал никто. Здесь умно хозяйствовали старосты, лэрд регулярно говорил с ветрами и дождями, а из богини и вовсе получилась рачительная владетельная госпожа. Крестьяне разве что ещё не молились на неё. Земля, удобренная речным илом, щедро отзывалась на заботы, и Дик с немалым изумлением глядел, как дружно поднимается рожь подле Фэйрли. Щетина - ладонь не уложить. Суррей казался сарацинской пустыней против этой долины между холмов. И крестьяне, добродушные здоровяки, каждый - что кряжистый дуб, хоть и беззлобно посмеивались над акцентом, но говорили, объясняли, слушали, по-медвежьи жали руку и делали совершенно счастливым. Хи - снова, мать её Хи! - оторвать от земли сейчас могла только собственной беременностью, пожалуй.
Или обедом у лэрда.
Роберт Бойд за столом зевал, особо не скрывая, как провёл время до обеда, и Дик ему отчасти завидовал. Найти подход к госпоже мог не всякий, а уж вытерпеть её казалось и вовсе геройством. Впрочем, в этом Дик никогда бы не признался, да и думать старался не слишком громко. Лететь через всю трапезную, пробив в стене новое окно, не хотелось.
- Что полезного привёз, Беван?
Для Роберта Бойда крылатое полковничье недоразумение было Беваном, причем мужского рода. Панибратским таким, с немалой долей уважения. Уважать принцессу ангелов Дик соглашался, но вот мужчиной не воспринимал упорно. Однако, в этот раз Барру Беван излагала толково, поддерживать его было нетрудно, и Дик даже позволил себе погрузиться в приятную полудрёму, в которой он выслушал известия о кадаврах под Лондоном.
- О, сэр Ричард, к слову, вашу сестру только что утащили.
Это прозвучало ушатом ледяной воды. Дик тряхнул головой, неверяще глядя на богиню.
Эмму, его драгоценную Эмму утащили! Грёбаный Фламберг! Проворонил. Злость от этой новости почему-то не затмевала понимания - кадавров необходимо вырезать. Развеять в пыль. Найти того, кто ими командует - и развеять его. Потому что - Эмму утащили!
Дик молча поднялся на ноги, кланяясь всем сразу.

- Лондон блокирован. Я выступаю, Хи.
- О! Возвращайтесь с победой, милорд, храни вас Господь, - Хизер потупилась, а потом внезапно обняла его и прижалась к груди. - Убьют - домой не приходи, отравлю.
- Трави.

Чёрная жирная пыль оседала на доспехи, пятнала собой стяги, пачкала зеленую траву. Всё было кончено.
Дик устало отёр лоб, и тут же выругался. Перчатка была в той же чёрной вонючей грязи, что на протяжении версты покрывала берег Темзы, тянулась от Уолворта и Ротерхита через Бермондси. Новая, страшная в своей неприглядности война, когда серые эльфы испепеляют кадавров, а те рвут эльфов в клочьях. Когда над серыми сгустками мундиров дыбятся костяные собаки, а собственная ладонь на рукояти потеет, будто смазанная слизью.
Земля глухо охнула, когда он отправил этих серых умирать. И только увидев, как лицо одного из них искажается перед смертью ужасом, понял - они тоже хотели жить.
На поле смерти столкнулись живые и неживые, и в объявшем их животном ужасе натыкались, сшибались, чтобы люди назвали это победой.
Тактика была блестящей. Глядя с вершины уолвортского холма на чашу Бермондси Роберт Бойд безошибочно называл ход за ходом. Он показывал куда и как идти, где засесть, где подманить, откуда броситься в атаку, где рассыпаться. Дик - запоминал, ничуть этого не стыдясь. Если он когда-то научится хотя бы вполовину так же планировать, то станет непобедим. Но на словах всё звучало красивее, чем в бою. И лишь пробившись к лондонскому мосту, Дик понял, почему Хоран вечно жуёт свою палку, Беван гладит перья, а Бойд пьет, как сапожник. Души, опаленные войной, исцелить было невозможно. Темзу, опаленную огнем, спасти было невозможно тоже.
Горели амбары и оружейные, выбрасывая в воздух снопы искр, стреляя черепицей кровель. Тонко пел порох, гранатами взрывались сосуды, в которых он хранился, и осколки летели шрапнелью. На берегу сильной, свободной реки воцарился ад. Не желая думать о том, каково сейчас людям в Лондоне, Дик, тем не менее, думал об этом. Ему запретили отправлять туда серых, над рекой уже начали глухо ворчать тучи, готовые пролиться на пожары, но крики ужаса и боли, детские, женские, мужчин, терзали его. И Дик рискнул пойти туда. Добрых два часа, под тяжелым и очень холодным дождем они вытаскивали раненых, отыскивали уцелевшую провизию, одеяла, отдавали свои плащи и строили убежища из обломков. Еще час ушел на то, чтобы допросить захваченного человека - командира кадавров.
Этот ничего не знал, но свято верил, что его нанял наёмник, нанятый - о, Бадб, сколько нанимателей! - сыном Ричарда Йоркского. Того самого, которого так долго пытались воскресить то герцогиня Бургундская, то шотландский король. Того самого, которого Генрих Седьмой казнил в Тауэре. Идеальный план для идеального сожжения припасов и оружия столицы. Чудесный повод отнять Эмму. Великолепный случай поднять восстание и самому стать королём, потому что этот был способен только читать стихи да трахать баб. Дик имел на это право, ведь на поле боя лежали только его эльфы. Здесь не было ни королевской гвардии, ни королевской стражи.
Но всё было кончено. И когда Дика окружили люди, пытаясь коснуться его рук, плаща, кольчуги, он с улыбкой указал в небо, где реял тёмно-зеленый флаг, на котором ворон нёс в клюве лавровую веточку.

Сообщение отредактировал Leomhann - 24-12-2021, 10:32


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1946, отправлено 24-12-2021, 10:33


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3830
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 817
Наград: 7

Уилл "Sgriosadair" Харпер

Авалон, Остров Яблонь.

Через сотню ярдов Уилл успокоился и замедлил шаг. Ошибка была не смертельной, потому что если бы сильную порчу можно было навести через слюну, то половина английской знати уже давно лежала бы в могилах. Просто при возможности нужно было компенсировать нанесённый ущерб, да и вообще как-нибудь испортить жизнь всему этому гэльскому шабашу. До этого ему хотелось вообще не лезть в муть с богами, но его уже второй раз использовали, чтобы навредить Рольфу. Сначала Дик потребовал кровь Алетты, теперь Циркон собрал слюну.
Уилл выдохнул. А, хрен с ними, об этом можно было подумать как-нибудь потом. Ему уже осточертело искать Алетту. Особенно злила эта бабская херня с образом. Ой, она не такая, она другая. Щепотка страсти, пинта блядства, десять томов бабских романов. Трахать он всё это хотел. Уилл достал из сумки браслеты и надел их на руки.
- Насколько велик Авалон? Он состоит из многих островов?
- Авалон таков, каким ему велит быть Великая Королева, - скучным тоном отозвалась Лилла. - И его столько, сколько ей пожелается.
Уилл закатил глаза.
- Мне что, нужно вести себя ещё отвратительнее, чтобы вы тоже хотели побыстрее закончить с этим заданием? Вы хотите сказать, что количество островов и рельеф меняется в зависимости от настроения Великий Королевы? Как тогда здесь умудряется кто-то жить?
- Как? Но, господин комиссар, все живут так, как того желает Великая Королева. Умудряясь или нет. А нет - так и нет.
Уилл вскинул руками.
- Из вас бы вышла отличная настоятельница! Особенно католическая. Короче говоря, у этих мест нет ничего похожего на карту. Ориентироваться здесь ни на что нельзя и вы сами точно не знаете, где именно мы сейчас находимся?
Сейчас хотелось наткнуться на какого-нибудь часового, выбить ему зубы и бить в лицо, пока тот не скажет в какую сторону нужно было идти. А все эти образы и эмоциональные картины он всё равно в гробу видал.
- Ориентироваться можно и нужно на волю Великой Королевы, - на этих словах голос Птички лишился последних обертонов. - А находимся мы - здесь. Это мог бы вам сказать любой фэйчонок.
Он просто тратил время. Итак, карты не было, перенестись прямо к Алетте он не мог, в каком направлении двигаться тоже не знал. Уилл посмотрел на деревню, до которой было ещё идти и идти. Значит оставалось попробовать двигаться от одного поселения к другом, пытаясь узнать хоть что-то по дороге. Уилл вздохнул.
- Переместите нас, пожалуйста, в ту деревню.

Как и в прошлый раз, он мгновенно оказался в новом месте, совсем ничего не почувствовав. Деревенька состояла из одноэтажных домиков с соломенными крышами. Тут и там были яблоневые сады, где на одном дереве умудрялись находиться и цветки и спелые яблоки. По деревне ходили симпатичные феи в белых платьях, крепкие самцы фей и малые дети. С песнями летали пикси. В общем ничего интересного или необычного. Уилл подошел к одному из ближайших фей-мужчин.
- Здравствуйте, не подскажите в какую сторону ближайшие поселения?
- Ты в нем стоишь, - недоуменно сообщил фей. - Ближе ни одного нет.
Уилл кивнул.
- Остроумно, печенья у меня с собой, к сожалению нет, но остроумно. А следующее по близости?
- А тебе зачем? - Фей с интересом оглядел Уилла. - Вознамерен ли ты чинить там малефицию или урон?
Уилл пожал плечами.
- Не, я ремонтом не занимаюсь, просто путешествую. Так что, далеко отсюда до других поселений?
- Так далеко, как пожелает Великая Королева, - небрежно заметил фэй, снова оглядывая Уилла с ног до головы уже внимательно, вдумчиво. - А знаете, по виду вполне похоже, что и ремонтом не брезгуете. Только что кувалды при себе нету. И вообще, где эта девка? Эй, Элли, тащи эль, у гостя с дороги в горле пересохло!
- Я между прочим почти архитектор. - Вздохнул Уилл. - Уже нескольким городам поменял планировку, даже без кувалды, на чистом энтузиазме. В любом случая, спасибо за гостеприимство, но у меня совсем нет времени. Он потянулся. Такими темпами он мог проторчать в мире фэа ещё с пол года. Так долго, что становилось непонятно, стоила ли его изобретательная и очень принципиальная жена такой прорвы времени. Уилл обратился к фоморке.
- Перенесите меня, пожалуйста, к магистру Циркону.
Из дальней хижины выскочила раскрасневшаяся фэйка с подносом, на котором стояла огромная глиняная кружка - холодная, аж бока в испарине, - и потрусила к нему. Птичка же кивнула, прикрыла глаза. Мир вокруг моргнул, пошёл пятнами - а потом воплотился в той же деревне, только феечка с подносом стала ближе. Фоморка нахмурилась, что-то пробормотала себе под нос и тронула Уилла за руку. На этот раз цветные мельтешения длились дольше, но результат оказался таким же.
Феечка, умильно улыбаясь, чуть не с поклоном протянула Уиллу поднос.
- Угощайтесь, господин! Вот только с погребка!
Уиллу захотелось схватить кружку с подноса и метнуть её на соломенную крышу, а потом схватить фею и метнуть на другую. Ну и осточертели ему эти фэа. Видимо, после их встречи магистр поставил защитный барьер или что-то в этом роде. Значит, нужно было попробовать переместиться к нему чуть позже ну или искать другой способ найти Алетту. Он сомневался, что в Туата можно было начертить на земле круг и так же просто как в Англии, призвать демона, но теоретически это было возможно.
Насколько он пока понимал работу мира, важно было то, что в Туата находился хотя бы один человек в голове которого существовала концепция ада и рая. Тем более, лучше подходил человек у которого был контракт с демонами. Так что могло и выйти. Начертить два круга - обычный и защитный, а потом попросить помощи за то, что сотрет защитный. Но это всё-таки было опасно.
- Можете тогда переместить меня в то место, где мы с ним разговаривали?
- Ну выпейте, господин, добром же прошу, - фэй как-то недобро потёр руки и оглянулся на хижины, рядом с которыми уже не было видно детей. - Вон, и Элли просит. Проси, кому сказано!
- Прошу, - подтвердила феечка, приседая в книксене и ткнула Уилла подносом. - Очень! Вкусно же! Сама бы пила, хоть все жизни. На яблочках наших, да воде родниковой - нигде такой нету, вкуснющая!
- То место, - перебила Птичка, хмурясь, - больше не чувствует себя тем местом, и, кажется, я знаю, кому за это отрывать яйца. Могу переместить в место, где вы с ним разговаривали до. Но мы там недавно уже были. Или давно.
Уилл пожал плечами.
- Тогда мы подождем и ещё раз попробуем переместиться к магистру чуть позже. - Он всё-таки оставил бы демонов на самый крайний случай. В принципе ему ничего не мешало посидеть в деревне, кроме. Уилл недоверчиво прищурился. Того, что эти фейские души зачем-то пытались втюхать ему свое пойло. В памяти всплыло всё, что он знал о феях и Туата. В первую очередь Морриган, которая притворялась доброй старухой, а потом оказалась злой старухой и потребовала с него пол царства и жену. Уилл сделал вид, что болезненно вздыхает. - О, добрые хозяева. Словами не описать, как я благодарен вам за гостеприимство, но к сожалению традиции моего народа не позволяют мне принимать еду и выпивку в чужих местах. Я надеюсь вы простите меня за это.
Отойдя на окраину деревни Уилл уперся руками в бока, осматриваясь. Кроме жёлтого песка под ногами, кучи яблонь и нескольких хижин, ничего видно не было. Он зачерпнул с земли горсть песка, и проверил его силой. Песок как песок, ничего необычного. Неожиданно что-то больно ударило в спину и шею, несколько раз, так как будто в него стреляли.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1947, отправлено 24-12-2021, 10:33


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Очнулся Уилл закопанный по шею в песок в центре деревни. Рядом стояли две феи, лет двадцать. Обе в кожаной броне с мечами на поясах. Фоморки видно не было. Он был связан цепями, которые не давали использовать силу. Хотя в теле она циркулировала свободно, совсем ни как в тот раз, когда он был в тюрьме.
"Ну чудесно, мудаки. Были б у меня соломенные крыши, я бы так не выделывался".
- Ну и что это такое?
Фэа переглянулись и снова уставились на Уилла. Затем одна пожала узкими плечами и, пританцовывая, принялась обходить ловушку, рисуя что-то на песке прутиком.
- Это - мы, Осока и Олива, - представилась вторая, доставая из сумки нечто, удивительно напоминающее облатку. Подумала, достала ещё и небольшую фляжку - тоже на удивление земную. Английскую. - Боевые маги на субподряде у туатского отделения Ордена святого Михаила. А это - триксель, который сейчас дорисует Олива. А вот это - инструментарий, каковым будем мы изгонять непотребство твоё, пока не осквернило оно эту землю.
- Окончательно, - добавила Олива. - Потому что уже начало, а нечего.
- Нет, ну то что субподряд ордена нападает на комиссара короны, это конечно весело и необычно, но с каких пор в орден берут ба.. женщин? И с чего вы решили, что я демон и чего-то там оскверняю?
Уилл отмахнул головой одну из летающих рядом пикси. Мелки заразы уже начинали нервировать. Теоретически можно было попробовать скопить силу внутри тела и плюнуть в кого-нибудь огнем, но тогда он не успел бы выбраться до того, как ему разрубят пополам голову.
- Комиссарам короны отведена первая страница бестиария, - холодно просветила его баба-Осока.
- Если не веришь, можем показать, - добавила баба-Олива, не отрываясь от рисования, - но так-то хер с твоей верой, а шлейф за тобой.
- Ой как тянется, - подтвердила Осока. - Так что экзорцизму самое время. И что б ты знал, о мерзкий коронный демон, в этом субподряде ни одной вонючей мужской прослойки нету, как говорят в Танелле.
- То-то вы палец от жопы отличить не можете, вам бы хоть одного специ... - Уилл попробовал проверить насколько цепи ограничивают силу, и ограничивают ли её именно они, а сила неожиданно свободна прошла, не встретив сопротивления.
Уилл оттолкнулся ногами, выныривая из земли и обдавая пикси пламенем. Вынырнуть вышло только на половину, но это было уже хоть чем-то. Одна из михаилиток начала усиленно читать защитную молитву. Уилл сделал ещё один рывок, пытаясь вынырнуть так, чтобы носками сапог метнут ей в рот песка, но вылез только по бёдра. Ему что-то мешало. Часть обгоревших, воняющих фей попадала на землю. Другие перегруппировались и вернулись вооруженные вилками. Создавалось впечатление, что ему мешали именно пикси. Как минимум, что они летали вокруг не зря. Уилл ещё раз попробовал обдать летающих зараз огнем, но в этот раз пламя подавилось, не долетев до целей.
- Говори-говори, - холодно заметила Олива, замыкая триксель. - Сказано в бестиарии, что за комиссара не вступится никто из верховных демонов, даже ролд Громвель, потому что бесполезны они и надоедливы. Нет у них заступников.
- А впрочем молчи, - добавила Осока и притопнула босой ногой. - Мышка, ко мне!
Земля дрогнула, и ноги Уилла что-то коснулось. Холодное, чешуйчатое. Коснулось, поползло вдоль бедра и обвилось, утягивая глубже, сковывая.
- Возлюбленная Богиня, Королева Луны, хозяйка всех Тайн, Владычица Океана, взываем к тебе...
Уилл закатил глаза. Ну теперь вариантов оставалось мало - можно было как-нибудь удушить тварь, запихав в неё телегу грунта, или например поджечь солому на домах, и уже этим пламенем атаковать михаилиток. Но это всё было очень рискованно. Ещё, раз уж речь шла о призыве, можно было призвать Морриган и принести ей клятву. Даже при том, что богиня была сумасшедшей и воровала жен у собственных слуг, это могло облегчить поиски жены. Слугу богини могли побояться атаковать в открытую. Правда, сама идея просить о служении Уиллу не нравилась. Он устало вздохнул.
- Ну давайте, раз уж вам это так надо, я тоже помогу звать. О, Великая королева Морриган! Позволь мне принести обещанную клятву! Стань щитом, что защитит меня от зла и опасностей! Мечом, что поразит тех, кто нападет на меня. Прими клятву, что тебе обещана!
"Вышло средненько, но может сработать".
- Да ты чего творишь? - тихо и неверяще спросила Осока. - Думаешь, такие нужны Великой Королеве?
- Думаешь, - подхватила Олива, поигрывая прутиком, - заступится, встанет между нами и тобой? Да не может такого...
На секунду показалось, что резко пропал ветер. Всё остановилось и единственным движением стали вылезающие из земли и воздуха молнии, золотые и алые. Плющ из молний обвил его и девушек, легонько покусывая кожу. В воздухе распахнулись крылья, как у архангела, и на землю величаво снизошла Морриган. Тридцатилетняя, статная, с крепкой грудью, одетая только в юбку из черных перьев. Всё тело богини было покрыто спиралями синей и зеленой вайды.
"Впечатляюще, особенно грудь".
Уилл бы поклонился, но до сих пор был закопан в песок, так что просто склонил голову.
- Великая королева, это огромная честь, что вы услышали мою просьбу и явились. Спасибо. Такого впечатляющего появления я никак не мог ожидать, вы позволите мне принести клятву?
Морриган величаво повела рукой, отчего земля с почтительным шуршанием расступилась.
- Склонись перед королевой, тварь! - Велела она, обращаясь к мерзкой чешуйчатой многоножке, до колен обхватившей Уилла. Та нервно сглотнула, но не подчинилась, и тогда богиня вздёрнула бровь. Уилла окатило жаром, многоножка рассыпалась пеплом, а Морриган удовлетворенно кивнула.
- Клянись, Уилл Харпер. Клятву, что ты принесешь мне гривны, я всегда готова принять.
Уилл отвел взгляд от сгоревшей многоножки, попутно потушив занявшиеся штаны. Оказывается Морриган обращалась ни к нему.
"Страшно, блин. Ну жила без страха и умерла без страха".
- После такого величественного появления, Великая Королева, всё о чём я могу думать - это принесение клятвы, которую пообещал вам мой отец. Тем более, что величайшие мира сего обычно награждают своих слуг, а с наградой от самой Великой Королевы и гривны будут искаться быстрее. - Уилл стал на колени, опустил голову и протянул руки, как делал это во время оммажа. - Просить я смею не так много - чтобы вы даровали мне честь быть верховным жрецом.
Морриган задумчиво погладила его по голове.
- Ты пил местный эль? Много? - Ласково спросила она под громкий кашель Оливы.
- Если бы я выпил, меня бы понесло ещё сильнее, Великая Королева. Но неужто это невозможно?
"Странное ощущение, с одной стороны рядом стоит полуголая женщина, с другой, кажется что она сейчас оторвет тебе голову".
Но ничего лучше высокой должности он всё равно придумать не мог. Деньги бы закончились, силы и так никогда не работали - потому что он то сидел в тюрьме, то попадал в странный город, где не работает магия. А с должностью он бы хоть быстрее нашел Алетту, да и диверсии при желании можно было устроить намного более зрелищные.
Морриган выпрямилась и одной рукой достала из воздуха короткий нож в форме серпа. Умело чиркнула им по его запястьям. Почему-то Уиллу представилось, что с такой же ловкостью на скотобойне перерезали горло коровам. Откуда-то ему прямо в голову пришли слова. Уилл вздохнул, пока что он не нарушал ни одной клятвы и хорошо бы если бы и в будущем не нарушил.
- Я, Уилфред Харпер, названный сын де Манвиля, признаю великую богиню Морриган своей полновластной госпожой и хозяйкой судьбы моей. Вверяю себя в ее руки, пускай воля ее ведет меня. Клянусь своей и ее кровью в вечной и безграничной верности, уважении и послушании. Да не будет у меня иной госпожи, и не послужу словом и делом никому другому. Заявляю во всеуслышание: отныне и довеку служить покорно, пока госпожа не освободит меня.
Его кровь лилась прямо на песок, Морриган подставила под неё ладошки и умылась, размазав по груди. Порезы начали затягиваться, а на их месте с шипением начал проступать черный рисунок. По сравнению со всеми христианскими ритуалами, эти навевали ощущение какого-то древнего ужаса. Вместо вина была настоящая кровь, руки резали на самом деле. Всё было каким-то страшно реальным, глубоким - как будто из душной дымной ладаном церкви его вытолкнули на улицу. Где искривлялся горизонт зрения, сверху было пищащее синее небо, пахло кровью, грязью и хвоей. Уилл никогда не считал себя близким всем этим древним обычаям, но они как-то задевали что-то очень глубокое в душе, сосредотачивали на себе, как будто прибивая к месту, где он стоял и не давая забыться в мыслях. Он четко, каждое мгновение ощущал, что существует в настоящем мире, существует именно тут и сейчас.
Татуировки змеями поползли дальше по рукам и остановились только у самых плеч. Морриган подняла его с земли. На фоне красного от крови лица глаза богини казались большими, страшными и завораживающими одновременно. Она неожиданно привлекла Уилла к себе и страстно поцеловала. Поцеловала так, как его никогда, никто не целовал. После поцелуя Уилл остался стоять растерянный. Мир на секунду как будто пошел рябью, не визуально, а как-то глубже. Уилл ощутил связь с богиней, совсем слабую, как будто их связывала тонкая нить. Эта нить выходила прямо из того места в груди, которая замирала от радости и страха и уходила к Морриган. При этом он не ощутил ни одного колебания со стороны богини. Морриган была спокойна как покрытое льдом озеро.
- A 'creidsinn, - заметила Птичка, выходя из-за самой большой хижины, и бросила на землю боевую фэйку в кожаной броньке, то ли мёртвую, то ли без сознания. На самой фоморке ран видно не было, хотя одежда выглядела драной в лоскуты. - Просто не верю глазам своим, носу и прочим органам чувств, особенно жопе. А зря, потому что жопе надо верить всегда, потому что ошибается она только в одном случае: когда говорит, что хуже быть не может.
Говорила она на ходу, покачивая головой, на которой почти не осталось ленточек и цветочков. Подойдя поближе, остановилась, глянула на бросившихся к товарке Оливу и Осоку и скривилась.
- Нет, ну то, что ты, bean dia, полная дура, я поняла давно, хотя тогда ещё не могла представить этого foca caora Эда Фицалана верховным жрецом. После этого казалось, что меня уже ничто не удивит, и вот, снова жопа была права. Как чуяла. Уилл Харпер теперь главный мерлин. Полный, стало быть, главнюк. А я - илот, да ещё и опальный, и это после всех тысячелетий.
Уилл стряхнул с одежды песок. Решение попросить статус жреца уже казалось опрометчивым. Это он теперь должен был не потерпеть такого-то оскорбления в адрес Морриган и сам жутко разозлиться.
- То, что у вас чувствительная жопа, мы уже поняли. Обязательно будем иметь в виду этот немаловажный факт в будущем. Вы, я так понимаю, собрались восставать? Раз хотите, начинайте, а там посмотрим как пойдет. Мне этой деревни всё равно не жалко.
Секунду Птичка смотрела на него, потом улыбнулась и пожала плечами.
- Ладно. Фицалан с удовольствием резал девочек, а так был трус трусом. Поглядим, из чего слеплен новый верховный мерлин. Потанцуем?
В пальцах фоморки вспыхнул, появившись из ниоткуда, алый камень - и тут же распался искрами. В ответ земля дрогнула, как некогда в поместье Рольфа, но не прямо под ногами Уилла, дальше. Там, где в мареве над горизонтом внезапно возникла фата моргана: яблоневый цвет, за которым высились серые башни.
- Трижды девять полегли рядом, так что верхушки голов дошли до груди моей, и кровь струёй излилась на губы! - Морриган взмыла в воздух, раскинув руки. - Эй, сёстры мои! Эй, Бадб Ката и её воинство! Эй, Немайн и её волшебство!
Уилл скрестил руки на груди.
"Выглядит как полная жопа".
Первой в воздухе появилась слегка потрепанная ворона, которая со стоном наслаждения превратилась в Немайн. Богиня была одета в алое платье, но взглянув вниз, тут же сменила его на черный хауберк. Следом явилась Бадб. Затянутая в броню, по виду миланскую, но подогнанную точно по фигуре, как будто железо было шелковым чулком. Следом за ней прилетел маленький линяющий грач. Он сел на хижину и начал каркать.
Из серой крепости выступил неприятный на рожу тип, за ним - мерзкие на вид великаны. Некоторые одноглазые, почти все кривые, косые и уродливые. Как будто их неумело слепили из глины, а потом ещё сырыми пару раз кинули в стену. Уилл поклонился богиням. Когда он сидел по шею в песке было лучше.
Судя по всему, это было чем-то вроде испытания. Да... всё-таки стоило попросить что-то попроще. Оружие там или просто чтобы фоморка стирала ему штаны по утрам.
Уилл почесал затылок. Некоторые великаны приближались достаточно быстро, так что времени было не особо много. Михаилитки организованно скрылись за одним из домиков, остальные фэа начали строить баррикады. До фоморки было где-то тридцать шагов. Его меч лежал под столом, до него было шагов пять. Великанов Уилл бы никогда не одолел - это было однозначно. Оставалось попробовать быстро выбить фоморку. Получится - он выживет. При двух других богинях Морриган точно не даст ему просто сбежать.
Уилл прыгнул с песка на твердый грунт и использовал вибрацию от колдовства фоморки, чтобы толкнуть себя в сторону Птички. Вокруг становилось шумно, на слегка смазанном от скорости лице фоморки мелькнула улыбка и Уилл свалился на землю прямо в прыжке. Взгляд застил пар, лёгкие разорвались от боли, как будто туда насыпали железных колючек. Перед глазами всё поплыло, было слышно как фоморы прорываются в деревню. Уилл использовал силу, чтобы облегчить боль и убрать кристаллы воды из легких. Он думал, что атака обязательно должна сопровождаться игрой на флейте или хотя бы звуком. Выходило, что нет.
Высоко в небе Бадб и Немайн переглянулись, разлетелись в разные стороны и одновременно с этим на задние ряды наступающих фоморов обрушились столбы пламени, высотой до самых туч. Столбы были далеко, но лицо всё равно обдало жаром. Морриган, паря над ними, достала из воздуха золотое копье и пафосно обратилась к фоморке:
- Жизнь, которую проживаешь - не твоя, но моя! Велю тебе, неверный илот, умри!
Огромные фоморы пытались сбить богинь глыбами камня, приправляя всё это руганью.
- Слышь, рыжая, спускайся! Хоть на мужика поглядишь!
Богини переговаривались между собой.
- Откуда у нас в семье такая дура? Фи я еще могу понять, но ты?!
- Может, мама её нагуляла? Ну знаешь же, что никогда не знаешь, кто был король-олень. Может, оно вообще козёл?
В этот момент в Уилла полетела огромная глыба, он подставил левый кулак и так разлетелась на куски. От удара треснули костяшки пальцев, один из кусков больно ударил по ноге, остальные взрыли землю за спиной. Нет, это однозначно было никакое не испытание и не дуэль. Титлана крикнула фоморам, чтобы те не тратили на него камни, потому что осёл, а сама повернулась к Морриган. Богиня спустилась на землю тоже пристально смотря на фоморку.
Фоморы из задних рядов развернули что-то вроде пушек и начали стрелять по деревне и долине перед ней. Часть из них начали с криками топтать яблоневую рощу.
- Смерть угнетателям!
- Это наши земли!
В рощах вспыхнул пожар, Немайн пронзительно завизжала. Уилл оттолкнулся от земли и прыгнул в сторону пожаров. Пушки в задних рядах было лучше уничтожить огненными столбами, так что там он бы не пригодился. Он, кажется, вообще нигде бы не пригодился и точно не понимал, как всё переросло вот в это. Уилл метнул камень, метя в колени первому попавшемуся фомору, перекинул огонь с нескольких яблонь ему в лицо. Великан отшвырнул камень, а огонь просто проглотил.
"Приехали"
Уилл остановился, глядя на фомора и заживляя треснувшие кости. Гигант, помахивая дубинкой, медленно пошел к нему. Вышла полная херня, но он всё равно хотел убить несколько фоморов ещё в маноре. Кости срослись и он метнул в фомора шар земли, то разогревая, то охлаждая его. Шар взорвался, самую малость не долетев до щеки гиганта и всё равно разорвал ей в кровавые клочья. Великан остановился.
- Ты посмел сразиться со мной, мерлин? Со мной, Лоскенломмом, сыном Ломглунеха, внуком Туйри Тортбуйлеха? Я разорву тебя и сожру твои почки!
Уилл улыбнулся.
- Я потомок Трахниглаза и Мертвапупки, не уступлю тебе, о воин!
В это время среди падающих камней, завывания пожара, криков и хрипов неестественно громко тренькнула синица. Тонко, нежно, застенчиво.
Облака быстрее поползли по небу, сгущаясь в черные тучи, закрывая собой солнце. Даже через пожарище запахло дождем. Послышался крик и фоморы начали меняться. Из нелепых великанов, дурно слепленных карликов они превращались в красивых, статных людей и эльфов из детских сказок.
- Блядство, - высказался один из них, вытаскивая висящий на поясе меч и тут же упал, недоуменно хватаясь за грудь, на которой расцветал черный цветок крови.
- Teine! - Дополнил его звучный окрик из-за ближайших холмов, на который отозвались мушкеты и арбалеты за горящими домами. - Teine!
Cиницей тренькнула тетива луков, и в битву врубились солдаты в странной пятнистой одежде под доспехом. Над наступающими рядами не было не одного стяга, вместо которых над строем и фоморами кружили вороны. Отряды бежали почти бесшумно, не считая скупых команд да ликующего "Викка!"
В одно из первых рядов, тоже крича, бежал магистр Циркон со сбившимся зеленым платком на голове.
Уилл закатил глаза, и из-за этого едва успел уклониться от летящей сверху дубины. Великан содрал разорванную часть лица, проглотил её, рыгнул и ударил.
Уилл подмял под собой землю, и та отвела его из-под удара, попробовал ударить фомора кулаком в бедро, но тот уклонился и откинул его потоком воздуха к горящим яблоням. В этот момент тень от туч дошла и до них, и фомор превратился в вычурного эльфа с густыми белыми ресницами. Эльф достал меч и побежал к Уиллу.
Лицо у эльфийской формы было целым, ни царапины. Уилл махнул рукой, земля под ногами фомора прогнулась, почти поймав его в сферу. Эльф выскочил, перевернувшись в воздухе, как будто двигался на воздушной подушке. Уилл пробежался по полю боя взглядом, в поисках оружия. Бой выходил кровопролитным. Морриган и Птичка исчезли в сфере, через которую не проходил ни свет, ни звук. Где-то вдалеке в мешанине мелькнул Циркон с рассечённым лбом. Напротив него с ехидной рожей стоял темноволосый фомор. Совсем рядом пробежал брат Ясень. Внимание привлек валяющийся шагах в десяти меч.
Уилл несколько раз оттолкнулся от земли и оказался у меча. Фомор погнался за ним и кончиком меча успел поцарапать ему задницу. Уилл правой рукой схватился за рукоять меча, взмахом левой поднял из земли несколько каменных шипов. Учитывая, что фомор двигался на воздушной подушке, проще всего ему было перескочить шипы поверху. Уилл, заставляя землю расступиться, сприсяди прыгнул под шипы, туда где стоял фомор. Эльф прыгнул над ним, на ходу зацепившись за один из шипов, но легко приземлился. Как ни в чем не бывало выдернул из тела кусок камня и поправил одежду, очень недобро глядя на Уилла. Уилл поднялся на ноги, нормально перехватывая меч в руке.
"Ну и как с этим воевать?"


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1948, отправлено 24-12-2021, 10:34


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3830
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 817
Наград: 7

Фомор уверенно пошел на него, сшибая собой каменные шипы. Через секунду ускорился, метя мечом Уиллу в ноги. Сверху полетели острые ледяные сосульки. Уилл отскочил вправо, создав над головой пламя. Часть сосулек растаяло, часть больно ударило его по голове. Огонь немного подпалил волосы. Выходило, что фомор владел уже минимум двумя элементами.
Уилл сделал рывок вперед и ударил метя по левому плечу и наискось вниз, под шею. Фомор не успел блокировать, и меч, неожиданно для самого Уилла, ударил по крепкому телу. Меч сам выскользнул из падающего тела, а фомор упал на землю мёртвый. Послышался одобрительный свист.
Только сейчас, тяжело дыша, он заметил, что вокруг стояли солдаты. Бой, судя по всему закончился. Сфера, в которой Морриган сражалась с фоморкой исчезла, и из неё вышла изрядно потрепанная, но очень величественная богиня. Рядом с Морриган в землю подергиваясь впитывался кусок какой-то булькающей гадости. Немного в стороне на камне сидел Циркон, рядом с ним на земле лежал мертвый Ясень. Магистра обнимала Бадб, на ходу меняя броню на черно-зеленое платье.
Уилл, тяжело дыша, рукавом вытер пот и воду с лица. На поле вокруг деревни и между сожжёнными домами остались лежать сотни фоморов и десятки людей. Раненых стаскивали под единственное уцелевшее дерево, где их лечила Немайн. На удивление скромно одетая богиня опускалась возле раненого, шептала что-то на ухо, проводила рукой по лбу, иногда целовала, и шла к следующему.
Уилл положил меч на землю и пошел в сторону сожженной деревни, где между людьми и фоморами лежали местные фэа. С тем, что деревни ему было не жаль, он погорячился. Он, конечно, собирался отомстить местным за выстрел в спину, но всему был свой предел.
На улочках и в сожженных домиках одно на другом лежали тела. Прямо у его ног навзничь валялась одна из михаилиток, чуть дальше фэа, которые втюхивали ему выпивку. Уилл стал на колена возле воительницы, положив ей руку на лоб. Сила прошлась по мёртвому телу, увязая и не находя опоры. Девушка, однозначно, была мертва. Уилл посмотрел на мёртвое лицо, на котором засохла кровь и налип песок. Может сейчас, с благословением богини, получилось бы выхватить искорку жизни, даже если та была совсем глубоко. Он выдохнул.
"Великая Королева, эта девушка охраняла твои земли от демонов. Прояви милость, позволь ей пожить и послужить тебе ещё немного".
Молиться выходило как-то неуклюже, но по крайней мере честно.
Девушка неожиданного рванулась и схватила его рукой за горло.
"Мать моя женщина, охренеть".
Уилл отвесил михаилитке пощёчину.
- Успокойся.
- Комиссаааар. Моозг!
Кожу шеи обожгло пламя, в ответ Уилл врезал воительнице прямо в лицо. Та откинулась, отпустив шею, но продолжила дергаться. Уилл поднялся, заставляя землю всосать михаилитку по шею, но девушка неожиданно провалилась глубже и ею кто-то чавкнул. Судя по всему, её сожрала тварь наподобие той, что утащила его обратно в песок до этого. Уилл отшагнул от ямы.
"Ну, видно, не судьба. Но это что ж получается, я её сейчас воскресил? И кажется, она просто слишком долго пролежала мёртвой. А успей я раньше, могло бы и получиться".
Страшная выходила штука, чтобы с ней во так играть. Да и вообще, не хорошо было так играть с жизнями. Уилл окинул взглядом долину. Почти все трупы уже убрали, раненых заканчивала лечить Немайн и там он вряд ли бы пригодился. Очень захотелось залезть в воду, всё равно горячую или холодную. Посидеть и подумать. Но это можно было сделать и позже, потому что битва мало что меняла. Уилл пошел к магистру. Тот так и сидел на камне, рядом с богиней. Не хотелось влезать в разговор, который вела богиня, но что поделаешь. Уилл поклонился.
- Простите за беспокойство. Магистр, у вас найдется несколько минут?
- Не искал, - пожал плечами магистр. - Mo leannan, а ты искала?
Бадб безмятежно улыбнулась и расправила юбки.
- Поздравляю с заслуженным мерлинством, сэр Харпер. Ведомо ли тебе, что истинное предназначение каждого из мерлинов - сидеть в пещере посреди нигде и тысячу лет ждать просвещения, и лишь после выходить и искать древо?
Уилл ещё раз поклонился Бадб. Издёвка была такой справедливой, что даже не обидной.
- Благодарю. Эх, видимо мне ещё далеко до соответствия мерлинству. Сомневаюсь, что после тысячи лет в пещере я первым делом буду искать древо. В любом случае, до похода в пещеру, я должен найти жену и я хотел попросить магистра о помощи.
Обещаете, что после того, как найдёте жену, отправитесь в пещеру? - Оживилась Бадб. - Но если дело в этом, то я могу помочь не хуже магистра, которому всё равно сейчас запрещаю с вами разговаривать. После битвы горлу надо дать отдохнуть, а то поори приказы им вон всем, которые ворчат, что мерлин новый слишком панибратствует и с генералами, и с богинями. Но не важно. Важно то, что вам, кажется, обещали проводника, но ему уже намылили голову и другие части тела, поэтому я скажу просто: вам воон туда.
Богиня небрежно махнула рукой на горизонт, где на фоне пожаров красовались живописные руины замка.
- Хотите, открою путь?
Магистр тем временем улыбнулся и отобрал палочку у полковника Хорана, немедленно засунув её в рот.
"Не повезло Нису. Жил без страха и... в общем, без страха".
Видимо, он оскорбил обоих, обратившись к магистру иначе, чем - генерал. Ну, тут можно было не выделываться, тем более, что Бадб очень щедро предложила открыть ему путь. Уилл поклонился.
- Да, если вы будете так добры. Только позвольте мне, пожалуйста, взять вещи. - Он поднял голову. - Надеюсь генерал простит меня, я и в английском этикете не особо разбираюсь, потому что вырос в семье ткачей.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1949, отправлено 24-12-2021, 10:34


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Уилл оказался возле руин замка, прямо перед разрушенными воротами. Вокруг вперемешку лежали мёртвые фоморы и феи, потрескивали горящие доски. Тут и там бессмысленно бродили выжившие феи, кто-то рыдал. Почем-то все были одеты в белое - сейчас подгоревшее, измазанное пеплом. Вокруг на землю из неоткуда попадали его вещи. Меч тут же подобрала девочка лет тринадцать, с длинными каштановыми волосами, одетая в штаны и алую рубаху. На запястьях у неё были вытатуированы браслеты, на которых бегущие волки переплетались с листьями дуба. Выходило, что она была илотом. Наверное, его временным проводником, так чтобы он не мог слезть с уплаты мешка золота и крови Алетты. Уилл потёр ноющую шею - оказывается даже от подтаявших сосулек лучше было уклоняться.
- Привет, ты кто?
- А ты? Чёрт, меч неудобный какой... ай, ладно, раз нашла, не выкидывать же.
Уилл улыбнулся.
"Наглая, как зараза".
- Это мой меч, так что можешь не мучить себя раздумьями. Зовут меня Уилфред, я мерлин. А ты, судя по всему, илот? - Замок выглядел так, как будто взорвался изнутри, а девочка была совсем не в саже, как будто пришла только что.
- А чего так не похож на мерлина? К тому же, - резонно возразила девушка, - на мече не написано, чей он. Орденское клеймо вижу, так ты и не михаилит. А если он, то показывай кольцо. Знаю я вас.
Уилл скрестил руки на груди. Это было даже весело, тем более после всей дряни, что была в тот день.
- Меч я выменял у магистра, и на твоих сапогах тоже не написано, чьи они. Ты представься сначала, а то про орден она знает, про кольцо тоже.
- Морда неровно треснет, - мило улыбнулась в ответ девушка. - Сапоги на мне, значит - мои. А меч не на тебе. И даже не в тебе. Облезешь. Чего тебе вообще тут надо, якобы мерлин?
Уилл землей стащил вещи в кучу перед собой, поднял королевский меч и привязал его на пояс. В это время налетела куча чаек и стала демонстративно гадить на кучу. Он отогнал их огнем, но птицы только взлетели повыше, а вдалеке появилось с десяток заинтересованно глядящих на него гончих. Кажется, у девчонки был дар приручать живность.
- Ладно, я здесь ищу свою жену. Давай так - я дам тебе несколько монет, а ты вернёшь мне меч. Монеты проще спрятать, их никто не отнимет, удобней носить с собой.
- Хм, - девочка задумалась, потом махнула рукой куда-то в глубину руин. - Жёны у нас вон там. Как вон в ту обвалившуюся арку пройдёшь, так налево, потом через баррикаду из феечек и направо - сразу в залу для жён и выйдешь. А монеты я, конечно, возьму, потому что...
Не договорив, она исчезла с хлопком воздуха. Из пустоты раздалось сварливое:
- Сколько раз говорила, не провоцируй всяких... мерлинов! И вообще...
Спустя ещё пару мгновений рядом с Уиллом под тающее "Подавись, жмотяра!" на землю упал михаилитский меч.
Уилл пожал плечами.
"Милая девчонка, только очень вредная".
- Спасибо за указание, может при следующей встречи чем-нибудь угощу, если меня в той стороне не сожрут.
Голос принадлежал Немайн, так что выходило, что служила она ей. Уилл поднял с земли меч и тоже прикрепил его к поясу.
"Не очень удобно с двумя мечами, если бы не королевский герб, давно бы уже где-нибудь оставил". О женах девчонка говорила так, как будто те лежали штабелями, было даже интересно посмотреть. Немного беспокоило, что всё было в руинах, но Бадб, наверно, не стала бы тратить время, перенося его к трупу.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1950, отправлено 24-12-2021, 10:34


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3830
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 817
Наград: 7

Необычный зал, чем-то напоминающий собор, был разрушен. Куски потолка, какие-то доски и камни валялись по всему полу. В центре зала стояла огромная чаша с водой, в которой отражались звёзды, хотя был день. Рядом с чашей, сидя на плетеном коврике, что-то вышивала исхудавшая Алетта. Уилл ощутил лёгкий укол совести.
"Ну, не врала бы, нашел бы быстрее". Он подошел и сел рядом, чувствуя что сам страшно устал.
- Вижу, что кормили тут плохо. Как себя чувствуешь?
- Почему так долго? - Алетта говорила и глядела укоризненно, но голову на плечо уложила, будто разлуки не было. - И знаешь, я теперь ненавижу яблоки.
- Потому что след твоей крови вывел меня в коровник. Ну да ладно. - Уилл подтащил сумку и достал подаренный михаилитом-вампиром свёрток. При возможности нужно было как-нибудь отблагодарить парня, потому что свёрток оказался в десять раз дороже, чем можно было подумать. Он развернул ткань на земле, протянул Алетте флягу с вином. - Сделай пару глотков, полегчает.
- Не хочу. Пойдём домой уже? Ужасно хочу увидеть папу, помыться и тебя.
Она вздохнула, откладывая вышивку в сторону.
Уилл с лёгким подозрением посмотрел на Алетту. В то, что после плена, голода и чёрт ещё знает чего, она хотела домой к отцу, а не ко двору, он ещё мог поверить. Но чтобы Алетта так открыто говорила, что хочет его... Уилл осмотрелся. Больше никого вокруг не было, ниоткуда не доносилось шума битвы или чего-то похожего. Он, конечно, должен был ослепнуть, но проверить стоило.
Душа Алетты была какой-то слишком маленькой и выглядела как алый пеликан. Это было странно. Пеликан вроде как был символом самоотверженности, заботы о детях и вот всей этой фигни. Непонятно, при чём тут была Алетта, и что ему было делать теперь. Уилл устало вздохнул, поднимаясь и протягивая Алетте руку.
- Придется нам ещё немного здесь побыть. Ты в курсе, что это за чаша?
- Это чаша, глядя в которую, я вижу нас счастливыми. Я хочу пятерых детей - троих мальчишек и двух девчонок. И, пожалуй, тебя надо откормить. Ты отощал, любимый.
Уилл улыбнулся, больше сам себе. Нет, с этой Алеттой точно было что-то не так. Он с интересом заглянул в чашу. Если там отражалось то, чего он хотел - то ему саму было интересно посмотреть.
В купели отразилась женщина, очень похожая на Алетту. В королевских регалиях, в компании короля. Сначала она трахалась с его величеством, потом пыталась заставить обратить внимание на получившегося ребенка. Да... если это были его желания, то сегодня он узнал о себе много нового. Пока что выходило, что та Алетта, которая стояла рядом с ним и та, которая отражалась в купели, были разными вариациями его жены. Может быть, крайними проявлениями разных желаний.
Уилл вздохнул, сделал шаг назад, а потом вперёд и снова посмотрел в купель. Он уже устал от страшно глубокой личности жены, которую он плохо знал и понимал и поэтому не мог найти. Пока что от неё было больше проблем, чем пользы. Выходило что теперь он должен был увидеть ещё какую-нибудь вариацию желаний Алетты.
На этот раз вода почему-то показала Фицалана. Героического, в броне, скачущего на коне, потом пирующего и дружески спорящего с королём. Уилл потёр глаза. Непонятно при чём тут вообще был Дик. Может значение имели его эмоции. Тогда он очень хочет увидеть где была настоящая Алетта или остальные куски её личности. Потому что ему уже осточертело таскаться по Туата. Уилл ещё раз взглянул в чашу и на этот раз она показала войну эльфов с какими-то тварями. Уилл вздохнул. От чаши особого толку не было, а даже если бы она показала ему нужную картинку он бы всё равно не смог ей довериться.
Он взял Алетту за руку и повёл её по остаткам коридора. Нужно было найти остальные части, ну или то, что могло привести её в себя. Было, конечно, небольшое желание оставить Алетту такой - нормальной женой у которой не свербило в заднице. Но права менять чью-то личность вот так он всё-таки не имел.
Коридор вывел в сад, где огромные цветы были высотой с него, а бутоны были не меньше человеческой головы. В отдалении в таком же наряде, как первая, на каменной скамейке сидели ещё три Алетты. Уилл потёр глаза. Это уже было чересчур.
- Если здесь есть ещё какие-то Алетты, лучше явитесь сюда по-хорошему, потому что я задрался!
Из кустов васильков застенчиво вышла ещё одна Алетта. Итого это было уже пять. Ну... какое-то время он мог не переживать, что Рольф оторвёт ему голову за пропавшую дочь - было целых четыре попытки.
- Ты пока постой спокойно. - Уилл потянул за руку одну из сидевших на скамейке Алетт - ту, которая сидел справа. Неожиданно та превратилась в две Алетты. То же самое случилось, когда он поднял ту, которая сидела слева. В итоге Алетт выходило уже семь. Можно было только надеяться, что на этом сакральном числе карнавал закончиться.
Может, стоило воспользоваться возможностью, вряд ли в жизни ему ещё раз мог выпасть шанс поиметь семь женщин за раз и при этом не изменить жене.
"Будем считать, что я трахаю такую многогранную личность, что она стоит десяти, а может и пятнадцати". Уилл устало почесал затылок.
- Возьмитесь что ли за руки.
Взявшись за руки, Алетты неожиданно начали крутиться, быстрее и быстрее. До той степени, что вообще нельзя было понять, что кружит перед ним. Ещё через пару ударов сердца прогремела вспышка и на землю без чувств упала одна единственная Алетта.
Уилл подбежал и стал рядом на колени. Сейчас всё выглядело так, что было уже не до шуток - нужно было подложить что-нибудь её под голову. Как только он положил руку Алетте на лоб, сзади в арке открылся портал. Из-за тёмной пелены пахло английскими травами. Послышался голос Харзы.
- Поторопись, camarade комиссар. - Уилл на мгновение заколебался. Портал мог быть ловушкой, но видимо выхода не было. Он поднял Алетту на руки, и боком прошел через портал. И там, действительно оказался Харза.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1951, отправлено 24-12-2021, 10:35


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

5 мая 1535 г., Лландиндо.

Харза стоял на коленях среди круга камней, у сложной, нарисованной охрой прямо поверх трав схемы, рукой утирая текущую из носа кровь. Немного шумело морем и ветер был слегка солоноватым на вкус. Уилл аккуратно положил Алетту на траву, вне круга, улыбнулся Харзе, подлаживая ей под голову сумку.
- Рад вас видеть, хоть и не ожидал... - Он положил Алетте руку на лоб и запнулся на полуслове. Со здоровьем всё было в порядке, смущало другое - Алетта была беременна. Сначала он почувствовал злость, потому что из-за Морриган его жена не доедала, а это было вредно для ребёнка. Потом ощутил укор совести, потому что виноват был он. А потом вообще растерялся.
"Ну и что при этом я должен чувствовать? Мой это ребёнок или нет и вообще, какого хрена?"
Уилл отвлёкся от Алетты, и обратился к Харзе. Михаилит, вроде бы, оставался в сознании.
- Где мы и какой сейчас день?
- Пятое мая, Лландиндо, - Харза тыльной стороной ладони утёр кровь, всё еще сочащуюся из носа, и поднялся на ноги. - В Лонгфрамлингтон было никак. Тут такое творилось, братишка...
"Удивлюсь, если виноват не я".
Уилл рукой убрал Алетте волосы со лба.
"В какой момент я стал женатым человеком, не говоря о ребёнке? Как-то оно всё слишком быстро и само собой. Нет, трахаться с ней я конечно трахался, но кто мог подумать, что этого бывают дети?"
Он устало вздохнул.
- Рассказывай, только хорошо, если по дороге к какой-нибудь таверне.
- К таверне сам иди, camarade комиссар, я дверь, а не телохранитель, - пробурчал Харза. - А рассказывать было бы нечего, захвати кадавры в мундирах королевской гвардии Лондон.
Уилл хмыкнул.
"Это кто кого ещё бы телоохранял!.. Ну, будем надеяться что, к ожившей гвардии Рольф не имеет никакого отношения".
Уилл поднялся с колена, щурясь на солнце.
- Ну, Лондон, я надеюсь, в порядке? У меня там мать живёт.
- В Лондон они не вошли. Не успели. Сожгли склады с едой и оружейные стражи, да Бермондси в блокаде подержали. Из резиденции пишут - Ричард Фицалан отбивал. А до того - фейские твари буянили.
Харза сплюнул кровь на траву и тоскливо глянул на море.
"Ну, будем надеяться что к фейским тварям я не имею никакого отношения".
Потом нужно было проведать мать, на случай проблем с едой в городе.
- Ты не в курсе в какую сторону ближайшая таверна или постоялый двор?
- Держи курс за камни, в Лландиндо. Гляди только, чтоб девки с благодатью не перепутали.
Харза сплюнул еще раз и коротко присвистнул, подзывая лошадь.
- Ладно, спасибо за помощь. Надеюсь ещё увидимся.
"И опять на деньги Дика"


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1952, отправлено 24-12-2021, 10:35


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3830
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 817
Наград: 7

Уилл устало вздохнул, поднимаясь в горку с Алеттой на плече. Нести жену так было не очень изящно, но в случае, если бы кто-то выскочил из-за камня, не пришлось бы бросать её на землю как мешок с репой. Это, как ни посмотри, было преимуществом такого подхода. Какого-то страшного прилива сил от лицезрения родных холмов и камней не ощущалось. Солёный ветер приятно трепал одежду, но сейчас Англия казалась удивительно скудной - низкая трава и камни на солёном берегу. Кому вообще понадобилось завоёвывать эту землю? Может, так казалось, потому что он не был дома, но в последнее время уже было трудно сказать, где этот дом. Получалось, что он был ни в Лондоне и ни в одном из поместий Рольфа, а прямо тут - там, где он стоял с Алеттой на плече. Куда ни пойди, ничего особо не поменяется - есть он и его жена, а остальное очень уж переменчиво. Непривычная ответственность, до которой он явно не дорос и не понятно когда должен был дорости.
Нужно было проверить, всё ли в порядке с матерью, хотя в Лондон при этом совсем не хотелось. Мать тоже была хороша. Уилл поправил Алетту на плече. Получалось, как ни крути, самому выбрать жену ему бы не дали. Выходило, что самые важные вещи в жизни - с кем спать и кому служить, выбирал за него кто-то другой.
На вершине холма ветер чуть сильнее дернул за одежду, шумя между камнями и шурша травой. Уилл вдохнул поглубже, поправляя свободной рукой пояс. Ну, в принципе, никто не говорил, что жизнь должна быть другой. Может быть, он не заслуживал ни той матери, ни того положения, ни той жены, которых имел. Хотя мать, конечно, совсем забыла где был край, где берег, на положение ему было плевать, а жена... к жене он до сих пор не знал, как относиться. Понятное дело, что сейчас нужно было найти, где переночевать и чем её накормить, когда проснется, но о чем говорить? Глупые мысли, тем более для мужчины. Ха, да что там мужчины. Куда там обычным мужчинам до целого мерлина! Ударило же ему в голову попросить именно этого. Хотя тогда идея казалась неплохой - вроде как иметь собственного слугу по любому поводу невыгодно. Но судя по всему, чтобы понять как работают мотивы богинь, действительно нужно было просидеть в пещере триста лет, ну или просто сильно удариться головой, падая с лошади.
Мир теперь представлялся чуть четче, чем до этого, но очень уж непривычно. Получалось, что Бог - ну то-есть, христианский бог - существовал в мире наравне со многими другими. При этом системы мироустройства - ад и рай, кельтское древо, и все остальные существовали одновременно, пересекаясь на уровне человека.
Сначала по привычке хотелось подумать, что в мире всего и существовало, что древо и им всё объяснялось и заканчивалось. Но существовали же при этом демоны и те, кому служил отец Алетты.
Получалось, что религии были чем-то вроде очагов эпидемий, которые поражали тысячи людей и рождали что-то вроде коллективного бреда во время горячки. При этом бред оживал и становился реальным. Образы из этих коллективных кошмаров жили и имели свои личности. Кажется, некоторые религии утверждали, что всё, что происходило в мире, снилось какому-то божеству, сейчас Уиллу казалось что всё было как раз наоборот.
Такой взгляд не объяснял откуда появился мир и сами люди. Хотя и религии мало что объясняли. Да и кто сказал, что мир должен был быть понятным? Тем более, дураку вроде него.
Когда они поднялись на вершину очередного холма, внизу показалась деревня с небольшой каменной церквушкой. Староста рассказал о герое-михаилите который избавил деревню от кельтских жрецов, которые таскали людей в море. Судя по описанию, магистр Циркон зарезал каких-то морских тварей, вроде той, что заставила его изготавливать гребень из подручных средств. Уилл уточнил, где ночевал магистр, и остался у той же селянки. Которая в итоге содрала с него целых десять золотых. Либо золото не подешевело, и селянка забыла про любые берега, либо подешевело настолько, что в Лондоне все охренели в край.
В комнате, которую обычно занимал сын хозяйки, было чисто и в целом уютно. Уилл уложил Алетту, попросил хозяйку принести чего-нибудь поесть и попробовал умыться и оттереть с себя грязь и кровь.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1953, отправлено 24-12-2021, 10:35


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Уилл уже третий раз пытался завязать бинт на правой руке, но тот никак не хотел нормально ложиться. На столе стояло две тарелки наваристой похлебки, лежал сыр и почти свежий хлеб. Он решил сначала разобраться с бинтами, а там глядишь и Алетта бы пришла в себя. Не хотелось обжираться самому, когда жена так похудела. Тем более что хозяйка стрясла с него за полотно столько, сколько приличный человек не затребовал бы и за шелк - так что теперь было бы обидно обрати кто-то из деревенских внимание на татуировки. Тем более, что отношение к друидам у местных было своеобразным.
Уилл попытался зубами затянуть бит на руке, когда Аллета медленно села в кровати. Взгляд у неё был отсутствующий и непонимающий.
- Как шебя чувствуешь? - Уилл отпустил бинт. - С памятью всё нормально?
Алетта сморгнула, и её взгляд просветлел, став знакомым и надменным. Она провела по растрёпанной причёске рукой, с некоторым недоумением поглядела на оставшиеся в пальцах волоски и сдула их на пол, после чего уставилась на Уилла.
- И что, по-твоему, ты творишь, холоп? Немедленно принеси свежее платье, достойное леди де Манвиль, мои вышивку и травник - и поскорее! И вели заложить повозку. Если доставишь меня к папе достаточно быстро, я попробую уговорить его не мстить.
Уилл устало вздохнул, начиная перебинтовывать левую руку.
"Судя по всему помять всё-таки отшибло. Ещё бы, после того как она грохнулась о землю. От этого будет много проблем".
- Вы, великочтимая госпожа, что последнее помните?
- А это - не твоё дело, - отрезала жена, поднимаясь с кровати. Её повело, но Алетта удержалась на ногах, уцепившись за стену. - Да кто ты такой? С какой стати мне тебе что-то говорить? Отвечай: где я и когда? И почему не идёшь за каретой?
"Мы полагаем, её нужно окунуть в кипяток, - голос Морриган звучал прямо в затылке, задумчиво. - Я помню, раньше это возвращало память. Еще взять за ноги - да об стену головой. Помнится, сестрица Бадб Ката так порой и делала - и оно работало. Но можно и кнутом спину ободрать".
"Не хотел бы я терять память в вашем присутствии, Госпожа... Эх. А нет ли способов погуманнее? А то меня начинает мучить совесть".
Он действительно начинал чувствовать себя виноватым. Сейчас наверное можно было подбежать и как в женском романе обнять жену, но лишенная память Алетта вряд ли бы оценила такой шаг. Уилл вздохнул.
- Алетта, настоятельно советую сесть, потому что голос у меня в голове предлагает опасные вещи... Ну а вообще, если по порядку - за каретой не иду, потому что её нет. У тебя проблемы с памятью, так что сядь, ради бога, и успокойся. А я отвечу на вопросы.
- Леди Алетта, холоп, - ледяным тоном отозвалась жена. Сдёрнула с кровати одеяло и ловко обернула вокруг зелёной авалонской туники. - Но раз ты так туп, что не можешь ответить даже на простые вопросы, я найду кого-нибудь смышлёнее. И карету - тоже. Эй, обслуга!
Договорив, она двинулась к двери.
"Устои обрушены, - печально констатировала Морриган. - Илоты непокорны, женщины мужественны, мерлины убоги".
Уилл улыбнулся.
"Она обмоталась одеялом... не могу представить себе большего героизма! Великая Госпожа, просто так - между делом, а какие способности есть у мерлина? Мне кажется та воительница воскресла - может и память можно восстановить без ударов головой о стену?"
Уилл взял меч, которым посвящал его в рыцари Фицалан, и держа его за нижнюю часть ножен, рукояткой преградил Алетте выход.
- Может и туп, но и вам меч с королевским гербом мог бы что-нибудь сказать. Зовут меня Уилфред Харпер-де Манвиль. Я ваш муж, сегодня пятого мая, до этого вас похитили, и судя по всему за плохой характер морили голодом. Не могу сказать, что в этом плане не понимаю похитителей. Вы можете выбежать, кричать чтобы вам дали карету - делу это поможет мало, потому что мы находимся в маленькой рыбацкой деревне на западном побережье. Тут нет карет, а это лучшая комната, которую я смог найти.
- Господь Всеблагой, где ты украл меч Его Величества?!
"Убогий меч. Ржавая железка, пригодна только чтобы в ушах ковырять", - голос Морриган принял отчётливо брезгливый оттенок
Уилл закатил глаза.
"Господи, у меня уже никакого вселенского терпения не хватает. Я месяц её искал, она развела меня с кровью как ребёнка, перетрахалась с последним конюхом, а теперь ещё и трахает мне мозги. Не будь она беременна... а я даже не знаю мой ли это ребёнок - я бы сам уже выпинал её на улицу и занимался бы своими мерлинскимим делами. Господи, почему в жены мне не могла достаться обычная девушка? Она небось ещё и думает что ей охренеть как не повезло. Как будто мне нужна была какая-то курва с королевского двора! Месяц я искал её, влезая в долги перед всеми вселенскими силами и каждый раз получая по голове и слушая истории о глубокой личности", - Уилл потёр глаза, - "Нужно успокоиться. Она не виновата, что потеряла память. Хочу я такую жену или нет, если ребёнок мой - то отпустить её на все четыре стороны я просто не могу".
Он порылся левой рукой в сумке и достал оттуда рыцарскую цепь.
- Вот рыцарская цепь, меч сэр Фицалан скорее всего получил в награду на каком-то турнире, а потом отдал мне, когда посвящал в рыцари. Мне вот просто интересно, ты чем именно думаешь? Вот потеряла ты помять и очнулась незнамо где. Получается тебя либо похитили, и устраивать истерики бесполезно, потому что тебе просто выбьют зубы. Либо тебя не похитили, и тогда выделываться тоже наверное бесполезно. Тебе так не кажется, воспитанный лучшими воспитателями дворянский гений?
"Кстати, - оживилась Морриган. - Какого Нуаду ты еще не занимаешься мерлинскими делами? Еще мы желаем знать, какими именно ты делами будешь заниматься и где. Также нам необходимо их одобрить. Кроме того, у нас имеется к тебе поручения, о мерлин!"
- Что лорд Грей выигрывает турниры - это бесспорно. Он не холоп же... как вы. Рыцарь наилучший, коему розы с шипами и без полагаются. Но трудно представить, что такому грязнуле достались и рыцарство от эдакого рыцаря, и дама знатная от папочки. И что же вы, о славный сэр холоп, собираетесь делать с такой непохищенной мной? Везти к папе, чтобы отдал меня снова - если не упрошу отобрать! - или к сюзерену, чтобы подтвердил рыцарство и то, что меч не украден?
Алетта капризно топнула ногой и потянула меч за рукоять.
Уилл встал, толкая ножны в сторону Алетты, так чтобы она не успела вытащить меч, и рывком отобрал у жены клинок.
- К папе. У него вам, благородная благородность, будет и безопаснее и спокойней. Куда мне таскать такое великое сокровище с собой пока езжу по Англии... Так что не переживай, упрашивать никого не придется. - Он сел за стол, бросив клинок на соседний стул. Видимо на нём тоже сказывалось недосыпание. - В общем, предлагаю оставить на потом выяснения кто из нас грязный и поесть. Пока ты опять не упала в обморок.
"Ну, первое мерлинское дело - это узнать что я могу, кроме как воскрешать прибитых воительниц и спорить с потерявшей память женой. Знание, какими умениями вы меня одарили, ускорило бы выполнение задания... о госпожа".
"Какая чушь. Мы желаем, чтобы ты перестал думать о чуши и занялся делом. Тем, что не доделал мерлин Эд. Иди к моим людям, в каждый дом и в каждый двор, суди моим именем, карай и милуй, твори чудо. Приведи ко мне Sgathan Airgid, серебряное зеркало моей сестры Бадб. Приведи генерала её легионов тоже. Пусть они склонят колени и восславят меня".
Алетта фыркнула и села на кровать.
- Папа снимет с тебя кожу и заставит её плясать. И я хочу приличное вино. Ты спишь на полу, пока папа или милорд Грей не подтвердят наш брак. С-скотина.
Уилл посмотрел на Алетту, которая теперь начала потихоньку есть, как на шута, и пододвинул к себе свою миску.
- Не переживай, никто на тебя не покушается. Скажи лучше как себя чувствуешь, то что ощущаешь слабость я уже понял. Ты беременна, так что лучше следить за самочувствием.
Уилл взял миску со стола, уперевшись спиной о стену и положив ноги на другой стул. А вообще такая потеря памяти, если Алетта ничего не вспомнит, была вроде маленькой смерти. И он вроде как мог или хотеть вернуть старую жену, которая его помнила, или радоваться, что теперь сможет начать отношения с женой сначала. Только какая в итоге разница? Как будто знакомство с ним как-то особо её поменяло или заставило доверять.
"То-то ещё будет когда мне нужно будет отдать Бадб её кровь... Придётся просто вырубить магией, только не сейчас, а когда окрепнет. Госпожа, выполняя пожелания по порядку - где я могу найти ваших последователей в Англии и какими чудесами их поразить?"
"Ты совсем кретин, - богиня ощутимо огрела по голове, умудряясь не присутствовать при этом. - Не смей фамильярничать мою сестру! Бадб Ката, Душа Битвы, Пророчица и Открывающая пути - и только так. Мои последователи - это вся Англия, каждый мужчина, каждая женщина, каждый ребенок, даже если он в утробе матери еще! И не забудь о зеркале и генерале, их я алкаю больше всех. И не смей спрашивать меня о чудесах. Ты мерлин, ты сам должен знать!"
- Беременна? - Алетта отложила кусочек хлеба, который жевала с явной неохотой, в сторону. - Беременна?!
Уилл выпрямился. Голова гудела от удара.
"Поешь тут... Ну что поделаешь, высплюсь и буду выполнять. На своё усмотрение и по своему разумению. Раз ничего пока не знаю."
Он отложил миску на стол.
- Да, срок небольшой. Отец, насколько я знаю, я. Если есть какие-то ещё вопросы - задавай, но лучше поешь и ложись спать. Сон и еда вряд ли будут лишними, а там может и полегчает. Решишь меня будить, лучше крикни или кинь чем-нибудь. Хозяйка! Не беспокойте нас пока, пожалуйста. - Он достал из сумки браслеты, надел их на руки и завалился спать прямо поперек единственного входа.
Алетта отложила в сторону кусочек хлеба, поднялась на ноги и молча, ничего не говоря, ударила себя кулаками в живот. А потом еще и еще, с каждым ударом краснея лицом.
"Да твою ж мать!"
Уилл поднялся, на ходу скинул браслеты на стол. Алетта попыталась сделать шаг назад и успела что-то крикнуть, до того как он схватил её за руку, притушив сознание, и положил спящую на кровать.
"Это уже чересчур. Было ошибкой говорить ей о беременности. Даже если память не вернется, стоило подождать".
Уилл потёр руками лицо, стащил браслеты со стола и бросил их в сумку. Нужно было поговорить с хозяйкой, пока та не созвала всю деревню.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1954, отправлено 24-12-2021, 10:41


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Уилл вышел в соседнюю комнату, от которой их отделяла только матерчатая шторка. Сейчас, когда он пригляделся, большая комната тоже была обставлена очень скромно. С того места, где он стоял, был виден больной, по виду вытесанный кем-то из домочадцев, стол. Больше всего внимания привлекал очаг, возле которого стояли две скромные скамейки. На одной сидела хозяйка с пряжей. Уилл сделал пару шагов и сел напротив. Пегги оставалась удивительно спокойной, по крайней мере на вид.
- Извините за шум. У жены проблемы с памятью и походит на то, что с рассудком тоже. - Для своего возраста Пегги выглядела неплохо. У хозяйки было приятное, доброе лицо, голубые глаза. Одета она была скромно, но очень чисто. У таких, как правило, обязательно должен был быть сын, либо какой-нибудь конченый борец за справедливость, либо просто такой же дурак, как он сам. Но это он судил по себе. Сейчас важнее было понять, может ли он спокойно ложиться спать в этом доме. Уилл вздохнул.
- Я бы не стал перед кем-то отчитываться, но мы всё-таки гости в вашем доме. В общем, я надеюсь это вам не слишком мешает?
- Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью, а учить жене не позволено, ни властвовать над мужем, - мирно заметила Пэгги, не отрываясь от пряжи. - Как и черви бороздят пещеры друидские с помощью Божьей и силами ангельскими, вышними, а не воборот.
"Ни черта не понял. И главное, что даже не понял, чего ждать".
Уилл удобнее сел на скамейке.
- Друидские?
- Самые что ни на есть, - Пэгги запалила новую лучину и опустила пряжу на колени. - Было это время, когда ангелы Господни ходили по земле, как по небесам, смешиваясь с людьми. Особенно любили они места святые, и диво ли, что девицы искали встреч, надеясь понести от всевышнего через посланников его? Ведь вот же наследие от Господа: дети, и награда от Него — плод чрева. И не могли на это смотреть зловредные богохульники, извращённые друиды, трём змеям поганым поклонявшиеся и им подобные. Заместо ангелов, ака змеи подколодные вползали они во чрева девичьи и грызли, пока не становились внутренности водою. Потому как не было мерлинам этим большего счастья, как дев порочить да изводить.
"Молят Морриган губы безмолвные:
«Пусть живыми вернутся домой,
Пусть им жребий падёт в дверь знакомую
Постучаться вечерней порой». -
Скучающе пропела богиня. - "Ну, мерлин, вперёд. Запрети ей попирать нашу честь. Змеи, тьфу! Повелеваем тебе принудить её к повиновению нам".
"Красивые стихи, Госпожа. Это наверное про комиссаров? - Уилл вытянул ноги. - Слишком она мудрёно говорит для обычной сумасшедшей, и генерал здесь останавливался. Мне кажется, стоит послушать - может, она как-то связана с вашей уважаемой сестрой. Которую я, за имением всего одной головы, уже боюсь называть иначе. А может, она знает, где найти настоящих друидов. В этом месте так часто их хаят, что я уже начинаю подозревать селян... Но приказу я, конечно, повинуюсь, попробую убедить её своим красноречием".
- А вы много знаете и интересно рассказываете. Где-то учились?
"Генерал, - горячо выдохнула в затылок богиня, - ха! Bha e a ’tughadh nam bhriogais, agus mar sin stad mi. О Дагда, Дагда, отчего этот мерлин такой... комиссар?"
- Училась? - Удивленно глянула на него Пэгги. - Что вы, господин, я ведь подавальщицей была в таверне. Тут послушаешь, там послушаешь - и вся учёба.
Каждый раз, когда голос Морриган звучал у него в голове, вместе с ним появлялся образ богини. Почти всегда серьезной, недовольной или возмущенной. Один раз на фоне даже начала играть ритмичная кельтская музыка.
"Ну не всем же быть героями, которым при жизни ставят золотые статуи, Госпожа. Такова жизнь".
Уилл закинул руки за голову, уперевшись костяшками о стену. Видимо, хозяйка и правда мало что могла сказать. Хотя, даже если бы и могла, то отвечала бы так же. Можно было идти доесть свой кусок хлеба и ложиться спать, но возвращаться в комнату к Алетте не хотелось. Тем более, засни он крепко, она могла проснуться и снованачать бить себя по животу.
- А расскажите мне про этих друидов, которые выползали из моря. Почему вы решили, что это именно друиды, а не простые твари из моря или нежить?
"Дебил, - радостно захлопала в ладоши Морриган. - Она ж ни разу не сказала, что друиды из моря вышли. Интересно, как у тебя там мысли крутятся? Хм..."
В голове появился образ шотландцев показывающих задницы перед боем. Уилл широко улыбнулся.
"А староста сказал. Ну, в любом случае, спасибо. Вы даже подняли мне настроение".
Советовать горячие ванны для сохранения памяти он не стал, потому что это было опасно для жизни.
- А и правда, кто их знает, - рассудительно ответила Пэгги, - может, и из моря, хотя скорее из леса,
потому что друиды эти брёвнам гнилым поклонялись. Тогдашние михаилиты, наверное, и решили, а если не было их, так священники, чтобы слово до нас дошло. А вы, господин, откуда вот так, без лошадей, без кареты да свиты? Сломалось недалече?
"От потери памяти помогают оплеухи, - сообщила ему Морриган, немедленно облагоденствовав этим целебным средством. - Ты всё еще не заставил её восхвалить меня. Я начинаю злиться".
Уилл потер покрасневшую щеку.
- Сам думаю как бы попроще добраться до ближайшего города. Наверное быстрее всего морем? - Надо было побыстрее заканчивать разговор, пока его окончательно не оглушили. Хреново было, что королеву Англии мало где сейчас уважали.
- Кстати, говорят в Лондоне скоро будет турнир, кажется, в честь королевы.
Пэгги покачала головой, не глядя на него.
- В Лондоне много лишнего. Плохое это место, неправильное. Чёрных ворон чествуют, балы устраивают, а храмы Господни голыми стоят. Здесь-то на севере, хвала Господу, комиссаров вешают, а в Лондоне нашему славному королю на ухо кто каркает? Да ведь купчиха эта и льёт яд, а разве не сказано выгонять торговцев из храма? А разве дворец - не храм сердца Англии? Дёготь и перья-то такой королеве больше к лицу, и только терпением Господним спасается.
"Удивительное место этот север. Храмы у них стоят, и от кругов тепло идет. Как говорится, и нашим, и вашим".
- А какую королеву из всех что у нас были, вы бы похвалили?
"Что значит - какую?! Королева - одна! Единственная и неповторимая!"
- Пожалуй, что Элизабет Вудвилл, - задумчиво протянула Пэгги. - Благочестива была, простому народу помогала, сколько в силах было, всё для людей делала. Не то, что прочие - то купчиха, то жадина, что лицемерка, что предательница, а то и вовсе шпионка какая издалека. Так что, пожалуй, все прочие и королевами-то называться не достойны.
Уилла как будто сжало в железные тиски. Он против своей воли встал, поднял руку и выпустил в потолок столб пламени. Огонь красиво разбежался в стороны, образуя триксельные узоры и поджигая стены. Земля под избой зашевелилась и брёвна в стенах скрипнули удивленное "ой". Где-то там же поднялись грунтовые воды, и в комнате, раздувая огонь, начался смерч.
- Ты будешь повиноваться мне, трактирная подстилка! - Собственный голос звучал странно и тоже против воли.
Уилл попытался опустить поднятую руку, но толку от попыток было мало. Пегги вроде ещё не обдало огнём.
"Да чтоб это всё... Мало того, что женщина не виновата, так я ещё и стою как петух какой-то. Ну правильно, не ночевал нормально уже месяц, нечего и начинать. Госпожа, есть просьба и предложение: можно не сжигать мою жену? Раз такая гулянка давайте напишем на небе "Кромвель старая курва", я ещё первый раз, когда его увидел, сразу подумал что он вас не уважает".
Неожиданно на Уилла накатил страх. Богиня явно не собиралась останавливаться. В голове, нарастая, гудели зловещий смех и бешеное сердцебиение. До пика нарастало чувство, напоминающее жадный поцелуй. Как будто Морриган, голая, до крови впилась в его губы. Она парализовала его, до краёв
наполняя дикой, необузданной, природной и очень сырой силой. Они повели рукой и по стенам дома хлестнуло пламя, так что те разлетелись по кускам, разбрызгивая искры. Никакое усилие воли не помогало остановиться. Морриган закружила его по комнате. Даже если бы он сейчас потерял сознание, его бы продолжили таскать за руки из стороны в сторону. С разогнавшейся повозки можно было попробовать спрыгнуть, когда разогнали тебя самого, вариантов
остается меньше.
"Почему мне так страшно? Чего я боюсь? Смерти, что ли? Смешно. Я же не боялся, когда дрался с фомором, с чего бы бояться теперь. И всё равно не могу остановиться".
Тяжело дыша, он поднял лицо к небу, как в каком-то древнем ритуале.
"Ну ладно, давай попробуем".
Уилл попробовал не остановиться, наоборот а ускориться. От малейшего усилия, огонь взметнулся ещё выше. Его собственные силы, сразу восполнились. При этом в лёгких и где-то ещё глубже, резанула боль. Как будто он глубоко вдохнул холодного воздуха, после долгого бега. За обломками послушалась удивленная ругань, которая скоро перетекла в обожающий шум, тонко, на грани восприятия пробился запах ванили и чего-то призывного. Уилл попробовал подстроиться под силу Морриган, как будто делал вид, что помогает тащить повозку, а потом между делом уводит её в нужную сторону. Получилось сорвать огонь с команды, в которой лежала Алетта, и остального дома, и перевести на переднюю стену. В этот же момент в домик вбежала огромная рыжая волчица. Оборотень с интересом огляделась и юркнула в комнату Алетты. Через секунду выбежала оттуда, как ягнёнка перекинув Алетту через плечо.
"Опять похитили?! Да вы охренели!"
Стена перед ним разлетелась на куски, разметав обломки по всей деревне, проламывая крыши и искристо разбиваясь о стены домиков. Теперь Уилл увидел женщину, от которой шел призывной запах. Ту самую, которую после оммажа, зажимал в углу Дик. Она неспешно улыбнулась ему и опустится на колени у лежащей на земле Алетты. В руках появились ланцет и небольшая склянка.
- Илоты сестры моей, Бадб, чудовищны в своей невоспитанности! - Прогромыхала Морриган, прекращая плеваться огнём. - Особенно лохматые. Небритые все, поголовно. Приказываю тебе, мерлин, после того, как они возьмут положенное договором, немедленно побрить их. Всех, начиная с волчицы! Ибо ни на что ты больше не годен. Повелеваю так же не уходить из деревни, покуда не приведешь Лландиндо под мою руку!
Морриган больно крутанула ухо и Уилл почувствовал что его отпустили из тисков. Присутствие богини в при этом осталось, просто ушло куда-то вглубь.
"Чувствую себя трахнутой тринадцатилетней шлюхой".
Уилл огляделся, чувствуя что сердце всё ещё не может успокоиться. Пегги зажавшись в углу не переставала молиться, кроме угла от дома почти ничего не осталось. Уилл движением руки потушил остатки пламени. То не захотело тухнуть сразу, и он несколько раз нервно махнул рукой, сбивая лоскутке с крыш домов. Уилл стряхнул с себя пепел и пошел к женщине. От той шел очень странный запах. Даже не запах, а почти что какая-то разновидной приворота. Судя по всему из-за Морриган на него эта сила пока не действовала. Между домами было видно, мужчин вооруженных вилами и топорами, которые с обожанием смотрели на посланницу Бадб.
"Ваше счастье, что вы не пытаетесь опять похитить Алетту. Уже никакой злости не хватает и насрано мне было бы на этих мудаков с вилами".
А вообще появились слуги Бадб вовремя, может быть даже спасли Алетту. Уилл устало поклонился.
- Уилл Харпер, рад знакомству.
- О, ну кто же не знает мерлина, сэр баронет? - ласково улыбнулась дама, ловко надрезая тонкое запястье Алетты вдоль синеющей венки. Потекла кровь, и женщина зажала разрез двумя пальцами, направляя струйку в склянку. - Елена. Елена Рациу, фрейлина леди Бадб.
"Валашка, что ли? Типа вампирша с даром суккуба. Ещё, кажется, пытается меня поддеть, но иронии я не вытягиваю. Не колдует на меня свои чары и то спасибо".
Уилл посмотрел по сторонам, и сел на попавшийся кусок стены.
"Вежливость и страшный этикет".
Учитывая с каким обожанием на Елену смотрела толпа, достаточно было договориться с ней, чтобы вся деревня обратилась в любую веру. И с ней же можно было договориться насчёт приказа Морриган. Вот только у него, как всегда, не было что предложить взамен. Алетта на земле смотрелась почти мёртвой - какой бы избалованной она не была он уже чувствовал себя виновато. Уилл устало положил подбородок на ладонь.
- А как я могу обращаться к вашей спутнице?
- Ойче нах Ойче Мада'лэ Б'шоль-ча, - невозмутимо просветила его Елена, перевязывая ранку чистым полотном. - Как думаете, милый, повторить сможете? Только повторите правильно, дитя за ошибки кусается.
"Получается, что это вызов и провокация. Ну, оборотень меня, вроде бы, ещё не кусал"

Сообщение отредактировал Leomhann - 24-12-2021, 10:52


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Бросить кубики | Опции | Новая тема
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 20-05-2022, 22:00
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .