В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Страницы (76) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:12


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Хельгой

Джеймс Клайвелл

25 января 1535 г . Балсам, Ноттингемшир, поздний вечер

До Балсама Джеймы добрался уже поздним вечером. Сначала помешала небольшая, мелкая, но очень упрямая метель, затем неожиданно, словно и не остались за спиной морозы, потеплело, и лес вокруг скрыл туман. Опять же, не слишком густой, но Белке он не понравился вовсе. Лошадь фыркала, мотала головой и упорно норовила перейти с рыси на шаг. Так что двойная привратная башня под красными крышами показалась, когда Джеймс уже изрядно измучился и успел не раз проклять и этот чёртов город, и кольца, и погоду, и шерифа, и отсутствие крыльев - впрочем, с такой удачей он бы наверняка попал под дождь или град, а мокрые перья далеко не унесут. Впрочем, на одно грех было пенять: стражники не слишком спорили, открывая ему калитку, и всего через пару минут и немного мелких монет копыта Белки уже цокали по мостовой, чистой, влажно блестящей в лунном свете. Мимо проплывали разноцветные дома с закрытыми к ночи ставнями, а впереди, за узкой извилистой улицей, на невысоком холме возвышались башни - церквей и ратушы. Где-то там же наверняка можно было отыскать таверну.
Несмотря на время, невзирая на закрытые ставни, за которыми редко горел свет, пустым или мёртвым город было не назвать. Провожали Клайвелла крысы, передавая от одной к другой, поблескивая бусинками глаз из щелей и подворотен. Взлаивали собаки, проскреб кто-то на бегу когтями по черепице крыш. Размеренно, торжественно отбивала одиннадцать часов высокая белокаменная церковь. Куда-то шли, не слишком торопясь, трое детей возраста Бесси, одетых почти одинаково, в тёмное. Два мальчика и девочка с торчащей из под шапки светлой косой. Эти держались плотной группкой и молчали, лишь изредка перебрасываясь словом, хотя от позднего всадника не шарахнулись. Прокатила вниз по улице тележку пухлая торговка, гремя колёсами по мостовой. Спереди тихо, еле слышно лились нежные звуки виолы, но стихли, стоило Клайвеллу въехать на ратушную площадь, окружённую особняками и лавками, по большей части уже закрытыми. Но в окнах белёного двухэтажного дома под красивой, недавно подновлённой вывеской, на которой виноградная лоза обвивала половину луны, свет горел. И выглядел он, как обещание уюта и хотя бы нескольких часов покоя и тепла, у камина, с теплым элем на травах, горячей ванной и мягкой постелью. Несмотря на крыс, поздно гуляющих детей, которые, судя по лицам, вовсе не гуляли. Несмотря на то, что городок ощущался будто бы иным, будто возникшим в этом месте случайно, вне времени и вне... мира? Балсам казалася городом-Брайнсом, выбивающим из равновесия и вызывающим лишь одно чувство - уехать из него как можно скорее. Поскольку отстирать такое больше пятно у Джеймса не получилось бы. Отдав поводья Белки зевающему мальчику-конюшему, Джеймс вошел в таверну, которая теперь казалась тоже странной.
В небольшом зальчике, уютном, пахнущем травами и горячей едой, с белёными стенами, было почти пусто, не считая компании в углу под лестницей. Эльф, краснолюд и орк с упоением резались в картинки, но ругались отчего-то тихо, с некоторой опаской. Хотя и увлечённо. Ставки, впрочем, насколько заметил Джеймс, были невелики: из рук в лапы переходили шиллинги, а то и пенни, тускло поблескивая в свете низко висящей лампы. Относиться к игре всерьёз это явно не мешало.
Трактирщик, мрачный высокий мужчина, с торчащими в разные стороны непослушными волосами и бородой до ушей, шагнул навстречу с таким выражением лица, словно у него болели зубы. И щёку поскрёб так же, глядя как-то хмуро и почти подозрительно.
- Вечер добрый, господин. Желаете чего? - судя по тону, трактирщик если и считал вечер добрым, то отлично это скрывал.
- Ужин, комнату и ванну, - сообщил Джеймс, поглядывая на троицу, смутно знакомую ему по Бермондси. Те же это были, нет ли - он не рассмотрел. Впрочем, они его и не заинтересовали настолько, чтобы подсаживаться и заводить разговор. Трактирщик, выглядящий так, что убоялся бы и горный тролль, тоже желания беседовать не вызывал. Но говорить приходилось. - И еще... Не подскажете ли вы, уважаемый, где дом сэра Томаса Буршье отыскать?
- Ванну...Ужин... - трактирщик повернулся к двери за стойкой и рявкнул:- Эльза!
После этого, качая головой, оглядел зал, с хэканьем поднял небольшой, но сколоченный из цельного дуба столик и переставил ближе к камину. Затем, почесав бороду, подтащил к нему самое удобное с виду, обитое мягкой тканью кресло и принялся шумно раздувать пригасшие было угли, ворча себе под нос.
- Ходят всякие... ещё в замок этот проклятый...
Подавальщица, кругленькая, улыбчивая девица, подмигнула Клайвеллу и, оглянувшись на хозяина, который подкладывал в камин дрова, привстала на цыпочки и заговорила шепотом - не слишком-то тихим.
- Вы, господин, не обращайте внимания. Просто зима на дворе, и луна скоро выглянет, - улыбнувшись снова, она продолжила уже громче: - Так, а чего пожалаете? Есть чудесная сырная похлёбка, с холода как раз! Или мясо? Форель - только днём выловили?
- На ваш вкус, милая, - ответил улыбкой же Джеймс, - почему же замок проклят?
Были ли в славной и богохранимой Англии нормальные городки? Этот вопрос мучил Джеймса давно - примерно месяц, с тех пор, как жизнь завертелась, потекла быстрее и живее. Трактирщик, у которого портилось настроение зимой и с восходом луны. Проклятый замок, из которого в Билберри сгинул очередной кольценосец. Обреченно вздохнув, Джеймс уселся в кресло, блаженно вытягивая ноги к огню.
Подавальщица меж тем всплеснула руками.
- Ой, да не проклят он. Просто замок. Ну, мрачноватый немного, гаргульи страшные, а статуи ну просто ужас богопротивный! И не хочется сплетничать, но слишком уж любят хозяева красный цвет. И чёрный тоже. Но ведь их дом? Обычное дело. Люди же туда ходят? Ходят! И почти всегда возвращаются, значит, обычный замок. А... а чеснок где на окнах, если вы заметили, так он просто пахнет вкусно.
- Обожаем чеснок, - подтвердил эльф высоким мелодичным голосом.
- Только играть паршиво, за одним-то столом. Запах этот... - орк даже поморщился.
- Терпеть его не можем, - убедительно закончил краснолюд и сгрёб выигрыш под разочарованные вздохи остальных.
Чертов шериф! Ну ведь можно было перстни эти разослать почтой! Мало Джеймсу было обители, получите - замок вампиров. Или не вампиров, но... Что творилось в этом, черти его раздери, городке? Почему не покидало ощущение, что попал то ли в сказку, то ли в страшную сказку? И отчего сейчас чудились заячьи уши, торчащие из камина?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511138 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:07


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

4-й день в Туата.

Дождь этот он чувствовал еще долго. Даже когда спал под мерный разговор мельничных крыльев с ветром, свернувшись калачиком под теплым шерстяным пледом так, что наружу торчали только уши, отчетливо ощущаемые сейчас, как заячьи. Хотелось добавить: почему-то, но для этого нужно было проснуться, осознать себя, снова куда-то идти, с кем-то говорить, кого-то убивать, о чем-то думать. Это, разумеется, придется сделать, но позже. А сейчас Роба просто лихорадило от растраты себя, от того, что пришлось непривычно сложно колдовать, от марша через остатки мира, от острой жалости к той Королеве. Когда врешь богине - главное верить в свою ложь. Это Тростник отработал и проверил на неистовой, иначе не смог бы бежать. И сейчас не стыдился своей лжи, в которую поверила та Морриган, ведь в противном случае Муилен с ними бы не вернулась. Но зато - сожалел. Что оставалось несчастной сумасшедшей, утратившей память, кроме этого трона и этого дерева? Даже битву, которой упивалась Старшая, кажется, не предвкушала эта копия. Но помочь усталой тени Роб тоже не мог ничем, даже если бы захотел. Тело до сих пор помнило, каково это - быть нигде и везде, мысли все еще мельтешили, суетились - стоя на месте. Безумие Фи было настолько страшным, таким сложным, что Робу хотелось смыть его, выгрызть из себя, вылить с кровью - но не чувствовать. Просыпаться не хотелось еще и из-за Флу. Не было уверенности, что он сможет её поблагодарить за помощь, а не отвесит оплеуху. С копьем он бы справился. Через боль, слабость, отчаяние - но справился бы. А вот с этим изумлением, граничащим с полным отрицанием произошедшего, с этими отголосками всего и ничего, справиться - не мог. Пока не мог. Даже по неистовой не тосковал, хотя и желал её присутствия сейчас. Бадб могла бы помочь, вытряхнуть его из этого ящика, в котором он и находился, и нет. Но её не было тоже. Никого не было - ни жены, ни мальчиков, ни невестки, ни ордена. Не было и самого Роба.
Лишь серый пепел был под головой вместо подушки, покрывал его вместо пледа. Лишь мертвая земля. Лишь небытие.
И, всё же, что-то было. Сначала на грани, за подушкой, за толстым стёганым одеялом мельницы, существующей только касанием рук сестёр из рода Фихедариен-на-Грейн - и одновременно чьих-то ещё. Затем - границей между ней и настоящим миром. И, наконец, на лестнице, стонущей под шагами так, словно шла не женщина, пусть и богиня, а тот самый великан. Аспект Вороны разворачивал, раскрывал этот дом, который был слишком тесен, а браслеты теплели сами по себе, потому что Бадб - просто была. Вошла она без стука. Впрочем, стучаться было некуда - разве что в стену. Все комнатки на мельнице были завешаны красивыми покрывалами вместо дверей. И, видимо, сходя за двери, они всё же таковыми не являлись - по крайней мере, с точки зрения упорядоченного безумия. Богиня вошла - и остановилась, уперев руки в бока. Качнулись серьги в виде странных, фигурных воронов с бусами, а тартан... красно-сине-желтый тартан, переброшенный через плечо, скреплённый округлой брошью, подчеркнул всё, что, казалось бы, огромное шерстяное одеяло подчёркивать просто не могло. Возможно, потому, что, кажется, под ним у Бадб не было ничего больше. Судя по тому, как открывались плечо и рука, по тому, как волновалась ткань, по тому, что не виднелось из-под тёплого шерстяного края - юбки, ни зелёной, ни алой. Только чистая белизна кожи, до самых босых ног.
- Спит. Так, что дети волнуются. Пока жена, понимаете, страдает от взглядов этого вашего короля, терпит укусы чужой, - Бадб выделила это слово, - бытовой магии и финтифлюшек в лондонском доме.
- Выброси финтифлюшки, - сонно буркнул Роб, приподнимаясь на локте и с интересом оглядывая наряд Бадб. Вот уж чего он не ожидал увидеть на неистовой - так это килт Бойдов. Который богиня носила так, словно родилась в нем. Перехватив красноречивый взгляд, брошенный ею на ножны с мечом, сиротливо дожидающиеся своего хозяина у стены, он поспешно добавил, вставая, - моя вина, конечно, но... Ведь я там не был с того момента, как...
"Ты убила Розали. Снова." И это было настолько же неважно, насколько приятен и ценен визит Бадб. Роб, не раздумывая, сгреб ее в охапку, прижимая к себе, приобщаясь к жару стихий и дорог, к запаху ветра от волос, замер, наслаждаясь этим мгновением привычного.
- И тартан тебе к лицу, bean bheag, - вздохнул он, прикасаясь губами к виску неистовой, - воистину - богиня войны. Даже жаль, что не был с тобой при дворе.
- И я достала ещё смену одежды, - проворчала богиня, не отстраняясь. Делясь собой и включая в себя. - Дитя предлагало зашить, но мне почему-то кажется, что лучше заменить полностью. Всё равно оно пыльное. А тартан - замечательный, - она оживилась, с полуулыбкой вскинула тонкую бровь. - И у тебя хорошая семья. Тёплая. От такого становишься... словно бы больше, хотя я до сих пор не уверена, что понимаю.
Роб вздохнул благодарно, прикасаясь ладонью к ее волосам. Спокойная, понимающая и даже заботливая неистовая была непривычна тоже, но очень нужна сейчас. В конце концов, вдохновлять воина можно не только пинком в самое больное или постельными утехами, но и вот таким подобием домашнего очага и семейного уюта.
- Это и твоя семья, - поправил он её с улыбкой, - за которую я, как оказалось, очень благодарен тебе же. Проводишь до лагеря? Тебе, кажется, здесь не слишком хорошо.
- Мельнице не слишком хорошо от меня, - поправила Бадб, но тут же со вздохом пожала плечами. - И она даёт это понять. Хотя дети старались. Провести кого-то вроде меня в место вроде этого... - в голосе прозвучало почти восхищение. - Они очень испугались.
Хмыкнув и досадливо закатив глаза, Роб подумал, что испугался тоже. Но уже спокойно, без тоски и того странного состояния, что древние греки называли μελαγχολία, а сам он - попросту хандрой. И, чувствуя, что снова оживает, аккуратно пригладил упрямый рыжий локон, ниспадающий на лоб неистовой, радуясь ему, будто стягу возрождения, символу присутствия Бадб.
- Хотя, пожалуй, стоит вернуться в резиденцию и повыкидывать кое-какие финтифлюшки, - с усмешкой проговорил он, - жена, знаешь ли, ревнива и дерется. А дом в Лондоне мы можем, скажем, подарить Фламбергу. Купишь себе другой, доходы от Портенкросса позволяют.
Портенкросс... Не замок даже, укрепленное поместье на берегу. Его подножие ласково целует море и в шторм волны захлестывают даже стены. Древний Арнейл, где находилась - и находится усыпальница королей древности. Маленький, крепкий, построенный из того же теплого, красноватого камня, на каком стоял, он приносил доход от деревни Вест-Килбрайд, или - Seann Chnuic, Старые Холмы. В деревне выращивали овец, дающих тонкую шерсть, ткали самые теплые шали и пледы, плащи и выделывали овчину. Выращивали пшеницу. И давали приют контрабандистам, за умеренную, но обязательную плату. Любой из них знал, что заплатив, он обретет в замке или деревне укрытие и покой, что его не выдадут. Дружить с "поморниками" и пиратами было выгодно, хоть и бесчестно.
- А еще, кажется, тебе придется подготовить Портенкросс к прибытию туда полка, моя Бадб. И повесить управляющего на воротах. Потому что ворует, скотина.
Только договорив, он заметил выражение изумлённого неверия на лице богини.
- Подготовиться к прибытию... управляющий... поместье... Роб Бойд! Мы, возможно, всеведущи, но я не имею об этом всём представления! За исключением повешения. За воровство.
Роб рассмеялся и, приподняв Бадб, прогалопировал по комнате с нею в бергамаске.
- Сказала! - Радостно поделился он с мельницей уже после того, как остановился и оторвался от губ неистовой, в которые впился в счастливо-горячем поцелуе. - Она это сказала! Позвала по имени! А ну, скажи еще раз!
Для богини, что соединяет в себе стихии и пути, имена не значили ничего. Роб был почти уверен, что Тростником-то она его назвала однажды, чтобы войска просто-напросто знали, как к нему обращаться. Но для него имя было важно, оно говорило ему, кто он, определяло самость.
- А с замком - справишься, - продолжил он, принимаясь расхаживать по комнате, так и не выпустив богиню из рук. - Ты же не глупышка, что думает лишь о нарядах и ухажерах. Неужели богиня войны не сможет отпинать управляющего, отдать приказ старосте деревни и порадовать начальника гарнизона скорым пополнением?
Была и еще одна причина тому. Бадб была стягом ренессанса, его символом, идеей и вдохновителем. Негоже ей было оставаться за плечом своего консорта, стоять в тени Роберта Бойда. Она не нуждалась в защите, хоть это и огорчало, но в мире мужчин, где женщинам оставался удел вышивальщицы, где жены управляли поместьями, выпрашивая деньги на них у своих супругов... Бадб должна была стоять сначала на равных с ним, а потом - и впереди. Иначе ему придется самому требовать поклонения, чего не хотелось бы. Сложным казалось пояснить нынешним властителям, что это его возносят, прикрываясь его же фамилией, как щитом. В Шотландии, где женщины все еще были свободнее, нежели в Англии, начинать это было проще. Пусть лэрды увидят, как Бойдами из Портенкросса управляет рыжая, восхитительная Бадб. Как подписывает чеки и приказы, скрепляя их печатью с гербом, которая должна быть у её мужа. Как распоряжается деревней и кокетничает с контрабандистами. Как по-мужски твердо ведет дела, оставаясь женственной. Там, где становились невозможными слова - работал пример. А уж когда жены лэрдов насмотрятся на это... Известно, ночная кукушка всех перекукует.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511136 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:07


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Чем ближе, тем больше он различал деталей. Тем больше замедляли шаг фэйки, принюхиваясь в свежему воздуху. Дерево, огромное, мощное, не меньше пятнадцати охватов и с кроной, раскинувшейся на добрых пятьдесят шагов, всё росло, и одновременно он мог разглядеть уже даже отдельные листья, плотные, нетронутые порчей или гусеницами. Дуб шелестел под лёгким ветром, которого не было снаружи, звал уже одним своим существованием.
- Плохо, - тихо заметила Муилен.
- Плохо, - эхом отозвалась Флу.
- Мы это чувствуем.

Внимание Роба настолько захватил дуб, поиски омелы в раскидистой кроне, что трон он увидел не сразу. Да и странен был этот трон. Некогда, наверное, из комля росло ещё одно дерево, но теперь от него остался только пень, охваченный стальными кольцами, какими-то цветными верёвками и лентами, которые приковывали к нему... Морриган узнать было невозможно. Не узнать Морриган было невозможно. Великая королева, от которой осталась четверть - меньше четверти. Золотая маска на половину лица. Золотые латы на половину тела, и металлическая правая рука непрерывно сжимала и разжимала пальцы, словно ища рукоять меча. Левый сияющий глаз пылал расплавленным серебром, теряясь порой в свете солнца, что светило только над центром треугольника. Лицо, постоянно меняя выражения, дёргалось в спазмах, а левой рукой Старшая нежно, до дрожи ласково поглаживала по спутанным чёрным волосам голову, что висела у неё на поясе. Щёки и лоб той, что была всем и ничем, покрывали жуткие руны запрета, а лицо с закрытыми глазами было удивительно безмятежным. Впрочем, его и не было. За плечами раздались два тихих вздоха.
- Аirson bhod*****, - потрясенно выдохнул Роб, глядя не столько на Морриган, сколько на голову Фи. И боясь обнаружить на дереве еще и голову неистовой. Впрочем, надеялось, что Бадб в этом мире попросту истаяла. Но Королева оставалась таковой, даже на этом странном троне, и он почтительно поклонился, складывая пальцы в знак "внимание" для фэа и запоздало понимая, что они - не михаилиты и язык жестов не учили. - Приветствую тебя, о Великая, мать Битвы и Власти.
Мерзко. Удивительно мерзко и грязно, точно он снова касался той твари в песчаной норе, точно грязь эта поглотила всю Ветвь. Фламберг, должно быть, почувствует нечистоту этого мира, когда коснется омелы - если Роб сможет её достать. И вернуться с ней.
Морриган медленно повернула голову, и стало понятно, что на лице - не маска. Металл и был частью лица, врастая прямо в кожу. Сосредоточив на нём взгляд, Великая пожевала губами, пытаясь ответить, но получилось не сразу. Наконец:
- И-лот. Пади, когда с тобой говорит... странно. Я - забавное слово, я. Всё - я и только я. И они. Те, что там. Те, что ждут. Илот. Странно, я помню, как ты умер. Снова. В который раз. И вот ты здесь... здесь ли ты?
Госпожа призраков не менялась нигде - это пришлось констатировать с тяжелым вздохом, лаконичным, но доходчивым жестом поясняя Муилен, что ей придется поискать омелу в кроне. И все это - послушно опускаясь на колено перед этой золотой куклой, что когда была богиней.
- Я познание сделал своим ремеслом,
Я знаком с высшей правдой и с низменным злом.
Все тугие узлы я распутал на свете.
Кроме смерти, завязанной мертвым узлом, - почтительно сообщил в ответ ей Роб, - Здесь ли я, я ли это, о Великая?
Движение Муилен он не увидел, а почувствовал в воздухе. Без тумана, без дождя было сложнее, но осталось ощущение фэа, которая была и здесь, и нигде, а потом снова - уже за комлем. Морриган меж тем моргнула - одним, здоровым, глазом. Второй же, серебряный уставился на Флу, и Великая засмеялась - словно каркнула. Фэа придвинулась ближе, встав за самым плечом. Спокойно, словно была и не здесь.
- Этот узел самый лёгкий, илот. О, это ты. Я помню... знаю. Помню ли я? Тот рассвет, когда они вынеслись наружу, тот закат, когда пал Авалон... я распутаю твой узел. Ты - здесь, но здесь ли?! - она снова рассмеялась, и из земли высверкнул золотой шип, настолько быстро, что увернуться он не успевал. Даже закрыться... Копьё пронзило Роба насквозь, через тунику, и так же быстро скрылось снова. За спиной тихо выдохнула Флубудифлуба. Дитя зерна с другой половины яблока.
- Чего мы не замечаем, когда оно есть, и больше всего хотим, когда этого нет, о Великая, - вкрадчиво поинтересовался Роб, заставляя себя не смотреть на дыры в тунике и чувствуя теплую ладошку Флу на своей руке, - Что является нужнее золота и важнее славы? Она - приветливая и грозная, добрая и мстительная, мудрая и непредсказуемая. Помогает нам, когда мы учимся, и является советчиком в несчастье, крепче, чем веревка и тверже, чем камень. Она - окончательная формула и главный источник истины. Что это, о Королева?
Твою же матушку, чтимую Эрнмас, чтобы её черти на вертеле драли! Робу хотелось биться головой о дуб, бегать кругами и выть по-волчьи одновременно. Страха не было, но было настолько сильное изумление, что пропадали слова и подобрать их, чтобы его описать, казалось безнадежной задачей. Мысленно попросив Муилен поторапливаться, хотя она этого и не слышала, Роб отчего-то ностальгически вспомнил щенков Девоны. Всех восьмерых. Пушистых, прожорливых тварей. И мать их, бесполезную суку. Какого дьявола они сейчас пришли на ум - ведомо не было, но вернуться в себя они помогли. Правда, осознание того, что спасла вот эта девочка, которая была здесь - и не здесь, заставив мерцать также и его, казалось странным, но правильным.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511134 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:05


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Как ни странно, в открывшийся под ногами провал упала, скользнула по пологой стенке Флу - самая лёгкая и гибкая. И то - извернувшись в воздухе, она ухитрилась ухватиться за колючую плеть шиповника, но без толку: кустарник крошился так же, как и всё прочее, и фэа без вскрика скатилась вниз по каменной крошке. Каверна была не так велика, в полтора её роста, но сыпучий сухой песок, которым было выстлано дно, не позволял дотянуться до ломаного края. Роб равнодушно глянул на это падение, понимая, что разочаровывает сейчас Муилен и замер, прислушиваясь к воздуху. Земля отдавала тепло неохотно, скупясь поделиться им с воздухом, а потому восходящие потоки были слабыми. Да и холодных - сверху - было мало. Но, все же, на небольшой, но устойчивый вихорёк хватило. Он тут же втянул в себя весь пепел, до которого дотянулся и из прозрачного стал серым, пушистым и мягким, как ирландский волкодав. Правда, вскоре вихрь игривым щенком нырнул в яму, к Флу, и там уже жадно набросился на песок и камешки, отчего стал плотнее и принялся вращаться быстрее. Подойдя к краю ямы, Роб протянул руку уже показавшейся над ней поцарапанной Флу, держащейся на верху маленького торнадо. Получилось - почти. Щупальце, серое, какое-то изъеденное, взметнулось со дна ямы без предупреждения, рассекая песок и камни, и ветер. За ним - второе и сразу - третье. Два бессмысленно уткнулись в края ямы, выбивая фонтаны земли, и сжались, но третье нашло цель, обернувшись вокруг талии фэа. Раздался тонкий, какой-то птичий крик, и фэа выгнулась назад, хотя хватка не казалась крепкой. А на дне снова, как при собирании вихря, зашевелилась земля, открывая то металлическую пластину, то покрытый алыми рунами участок кожи.
"Damnú ort!**" Эту мысль Роб успел осознать, когда сползал по краю ямы на грязное тело обитателя ямы, чтобы коснуться его. Грязным в прямом смысле оно не было, но казалось таковым. Крови в твари не было тоже, скорее - какая-то тягучая, густая слизь. К тому же руны не пускали магию извне, отторгали, как прямое вмешательство. Защитные и атакующие чары были вшиты в треснувшую местами кожу, под которой маслянисто чернели мышцы. Даже кости - и те были заменены частично. Внутри твари, древней настолько, что Роба отбрасывало из нее, царил хаос, хуже, чем в единорогах. Но все же - она была живой. А значит, с ней мог справиться целитель. "Во имя Бадб и во славу её". А еще у твари были сердце и мозг. Серое вещество, управляющее любым организмом, чтобы там не думали невежды, приписывающие это сердцу. И жили в любом мозгу силы, что были сродни молниям. Маленькие, шустрые, они сновали от мозга к телу по тончайшим канальцам, передаваемые специальными веществами, которые подходили к каждому отдельному каналу, как ключ к замку. Путь открывался, пропуская через себя эти небольшие dealanaich*** внутрь или наружу. Роб выдохнул, чувствуя, как хаос внутри твари вытягивает из него силы, и закрыл глаза, перерубая даром целителя, в который вложил сейчас всю ярость, всю свою злость и свою ненависть, все самое темное, что было в душе, эти канальцы. Отсек этим невидимым, неосязаемым, но острым мечом связи мозга с телом. Ждать пришлось недолго. Сначала на него упала Флу, на лету приходя в сознание, но поймать её он успел, с облегчением подумав, что в этот раз, кажется, остался с адьютантом. А потом рухнуло щупальце - тяжелое и увесистое, надежно прихлопнув к туше монстра. Ещё два мягко опали по бокам, свернувшись ровными кольцами.
- Mo chreach****! - Возмутился Роб, выползая из-под гнета и вытаскивая оттуда Флу.
Фэа помогала, двигаясь всё более уверенно. Что бы ни сотворила тварь, действие оказалось недолгим. И, как ни странно, Флу молчала, только кивнула Робу с благодарностью. И от души пнула землю, присыпав трещину, из которой смотрел в небо тусклый белёсый глаз.
- Если мне кинут щупальце, я его удержу, - спокойно заметила сверху Муилен. - И лучше - поскорее. Что-то идёт.
Воздух, действительно, подрагивал где-то впереди, мерно, ритмично. Его раздвигало что-то крупное, что двигалось... насколько видел Роб, не к ним, но мимо, рядом.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511132 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:04


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

3-й день в Туата.

Обещанная дверь, расположенная на третьем этаже, напротив поскрипывающего мельничного вала, выглядела не дверью. Проём в стене, который, насколько Роб понимал расположение комнат, вёл просто-напросто наружу, был забран несколькими рядами свисавших разноцветных бус, перевитых ленточками, перьями и, кажется, даже гродьями сушёных ягод. Из-за этого дверь вкусно, с кислинкой, пахла и почему-то вызывала желание позавтракать ещё раз.
- Мы её вместе делали! - похвасталась Флу, которая, казалось, полностью стряхнула за ночь тень, оставшуюся после единорогов.
- Да, - более сдержанно отозвалась Муилен и вздохнула, тайком отрывая особенно лохматую ленту странного пятнистого цвета, затесавшуюся между золотой и алой. - Раньше тут была деревянная дверь, но мы подумали, что это неправильно как-то. Она открывалась внутрь, и...
- Иногда захлопывалась сама собой, даже когда гость передумал уходить, стоя на пороге, - с энтузиазмом закончила Флу.
- Как возвращаться? - Поинтересовался Роб, с интересом разглядывая проем и почему-то, отдельно - яркую алую бусину. - Или... Муилен, может быть, вы с нами? Боюсь не досмотреть за Флу.
Хотел пошутить, но получилось мрачно, особенно после той просьбы вернуть этого юркого, пушистого "волкодава" в сад. Обреченно получилось, с признанием того, что он отнюдь не герой и ошибается также, как и все.
Муилен взмахом руки оборвала возмущённые протесты Флу и помедлила, пропуская нити бусин между пальцев, словно драгоценности. Первый ряд, второй, третий... сколько бы их ни оставалось ещё, Роб никак не мог разглядеть, что творится за этой на диво толстой занавеской.
- Я могу пойти. Могу дать нить, которую довольно будет перерезать или сжечь. Вы уверены, что за нами обеими одновременно присмотреть легче, Роб Бойд?
Голос, несмотря на серьёзность личика, на мрачность предложения, ощутимо пах весельем. И Муилен определённо нравилось произносить его имя полностью. Выразительно, вкусно.
- Не уверен, - признал Роб, пожав плечами, - но, признаться, когда я здесь жил в последний раз, мы обходились без дверей и проводников. Поэтому, я предпочту узнать ваше мнение и прислушаться к совету.
- Если не говорите остаться, то я, разумеется, пойду, - заверила Мю. - Но ленточку сплету всё равно. На всякий случай.
"Dànadair." Кажется, он притягивал к себе любителей приключений всех полов, мастей и даже рас. Цепляя на пояс ножны с новым кинжалом, который ему притащила из закромов Флу, он с сожалением взвесил в руке изъеденный кровью единорога баллок - и засунул в сапог, обмотав платком. Платок, к счастью, у него всегда был при себе. Роба постоянно окружали женщины, чему он и не думал огорчаться, но они имели свойство рыдать. А вытирать глаза им всегда было нечем.
- Ну что...волкодавы, идем?
- Да! Я - волкодав! - Флу даже подпрыгнула от восторга.
- Ирландский, - вздохнула Муилен, почему-то укоризненно посмотрев на Роба. - Пушистый.
- Р-р-р!
- Чтобы пройти через дверь, - заглушила радостное рычание Мю, - держите нас за руки и думайте о том, куда хотите попасть. Представляйте, словно вы уже там, и держите этот образ, сколько потребуется. И, вот, - она протянула узкую сине-зелёную ленточку, сплетённую из крошечных узелков. - Как даю перед вратами, так перед врата и вернёт, потому что знает она, где, когда и кем создана.
Омела. Вечнозеленая, с восковыми листочками, больше похожая на шапку... Или на шевелюру Флу. Птицы поедают её сначала белые, а потом красные ягоды, пачкают клюв в клейкой мякоти, а затем, перепархивая с ветви на ветвь, счищают. Семена, что выходят с пометом, приклеиваются к этому клею, выпускают коленца, вооруженные присосками, проникают внутрь беззащитной ветки, под кору, впиваются в нее. Если врагам случалось встретиться под деревом, на котором росла омела, они обязаны были сложить оружие и в этот день больше не сражаться. Грозовое растение - омела, защищающее от грома и молнии, от злых духов и черного колдовства, от гнева. От войны. Чем еще можно было победить Войну, если не Миром? Омела поселялась на тех ветвях Древа, где вспыхивали битвы - и угасала вместе с ними. И потому на вершине всегда было тихо и спокойно, мирно. Как дома, в объятиях матери. Там утихала даже неистовая, позволяя рабу многое... Умиротворение охватило Роба и теперь, когда он вспомнил щебет священных соек, терпкий аромат давленых ягод омелы и легкий, на грани слышимости, шепот невидимых листьев Древа. Руки его снова, как и при входе на мельницу, сжали две узкие ладони, и бусы с шелестом расступились, позволяя шагнуть сквозь стену туда, где разливалось ровное сероватое сияние.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511130 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:04


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

К мельнице они добрались только к ночи - если бы та наступила. Солнце, опустившись к самому горизонту, словно зависло, упорно продолжая подсвечивать алым медленно ползущие по небу облака. Сравнивая час за часом его положение с дальним холмом, Роб понял, что ночь всё-таки наступает, просто очень и очень медленно. Впрочем, то было, вероятно, к лучшему. О безопасности ночёвки в лесу Муилен отвечала уклончиво, а Флу начинала радостно рассуждать о домиках на деревьях, шалашах из веток и чудесных норках, вырытых между корнями. Звуки же, доносившиеся из гущи леса, намекали, что стены окажутся, всё же, не лишними. По крайней мере, короткий могучий рёв - Флу, пробегая мимо, радостно крикнула о вернувшихся ящерках - исходил явно из глотки побольше единорожьей. Гораздо. И Муилен пошла быстрее, двигаясь от дерева к дереву словно короткими стежками, временами забирая в сторону, но всегда возвращаясь на направление чуть правее солнца. Почти всю дорогу она молчала, сосредоточенно хмурямь и внимательно глядя под ноги. Для того, чтобы смотреть по сторонам, у неё была Флу. Чтобы говорить - тоже. По крайней мере, со времени - бдения - над Сойллейр, большую часть которого она просидела в углу сосны, держа ладонь дриады и посматривая на Роба тёмными, спокойными глазами. Во взгляде не было и следа отвращения, с которыми Мю старательно, следя, чтобы ни кусочка не осталось, выжигала отвратительную личинку неведомой твари. Остались - мягкий беззвучный вопрос и покой, который делал ответы ненужными.
"Вы не хотели идти - но пошли. Могли не думать - но заботились. Знаете, никто не был уверен, чего от вас ожидать".
"Ворона приходила не так давно. Но, увидев... я думала, она, наконец, сотрёт этот мир, но Бадб просто развернулась и исчезла. Знаете, кажется, ей было очень больно. Для Неистовой в ней на удивление мало... не думаю, что она меня видела".
"Хоран был уверен, что вы его убьёте. И меня. Тот, прежний вы. Но настоящесть - она иная, знаете".
"Всегда было интересно, какое солнце в том мире. Жарче? Слабее? Какие звёзды? Какая луна? Как пахнет туман над рекой? Флу так хочет остаться в полку. Уйти за врата. Я не прошу, но было бы очень-очень мило, если бы вы вернули её потом в наш сад. Там, где он будет. А я... знаете, я прорасту где угодно".
"Знаете, мир выгрызает себя изнутри. До дыр, до прорех, которые не..."
"Сойллейр грубая и ругается, но потом у неё всегда находилось яблоко. Или груша. Знаете, мы так и не знаем, откуда она их берёт, но ведь не из сосны. Или?.."
"Луна здесь - кажется, только отражением. Это очень странное чувство - ходить под отражением. Знаете, наверное, мы - только тени. Тени под отражением луны, которая отражает... Говорят, было иначе, но мы не помним. Наверное, это хорошо?"
"Вы когда-нибудь ощущали себя частью?.. Становились..."
"Настоящесть - притягивает. Хочется коснуться, убедиться, просто прочувствовать это тепло, прикрыв глаза. Знаете, вы..."
"Знаете, я так люблю..."
"Знаете."
- Мы - здесь. Простите за...
Сначала показалось, что палец Муилен указывал на плавающие в тумане руины, разваленную кладку, из которой торчали балки, но с каждым шагом картина менялась. Шаг. Выросли серые замшевые стены, согретые солнцем.
-... вид. Мы не нравились Великой Королеве.
Шаг. Дрогнули, словно почувствовав их приближение, размашистые крылья. Провернулись с тяжёлым скрипом, оборот, другой, создавая ветер. Шаг. Яблочный сад распахнулся вокруг гроздями белых цветов и тяжёлым гудением пчёл. Шаг. Блеснули среди зарослей плюща витражные оконца. Не было лишь дверей. Ни входной, ни на зелёном балкончике. Не было их и в белом заборчике, окружавшем сад.
- Поэтому она решила нас стереть. Но мы...
Шаг. Казалось, сейчас из открытого проёма, за которым виднелся цветастый, весь в лоскутных ковриках пол, выйдет хозяйка, какая-нибудь степенная фэа, похожая одновременно на Муилен и Флу. Выйдет и пригласит к столу, добродушно ворча на долгое отсутствие феечек и сокрушаясь, что она ничегошеньки не подготовила для гостей. Шаг. Крыльцо оставалось пустым. Только ладоней с двух сторон коснулись слева - рука Флу, справа - пальцы Мю.
- Везде и нигде. Простите...
- ...если что-то не так. И добро пожаловать.
- Всегда, когда захотите.
- Роб Бойд.
В волосах Роба недовольно загудела пчела, но тут же, не успел он поднять руку, выпуталась и полетела по своим делам, жалуясь всему саду на наглых пришельцев.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511128 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:03


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

"Розали. Только она одна. Всю жизнь - и в посмертии. А не эта злобная, неспособная любить, рыжая мерзавка". Оковы погорячели и сжались, хотя Роб точно знал, что Бадб этому не поверила. Но - иногда в положении илота были свои преимущества. Самка откачнулась, словно её ударили, оскалилась, обнажив конические зубы на совершенно нелошадиных, слишком вытянутых и узких челюстях, и двинулась к Робу, чуть боком, вынуждая разворачиваться. Щупальца на плечах угрожающе шевелились. И на них виднелись шипы, которых, Роб мог поклясться, только что не было.
Сбоку, с края поляны раздалось хриплое ржание и тут же перешло в тонкий захлёбывающийся визг. В каплях дождя беззвучно танцевала вокруг пытающихся подняться единорогов Флу с изящным, тонким клинком, совершенно непохожим на тренировочный мечик, и по шкурам текли, не смешивалась с водой, ручьи тёмной, почти чёрной крови. А слева прозвенел громкий, переливчатый свист, сложная трель, в которой сплетались вызов, насмешка и ощущение гниющего, тающего мяса. Два монстра, которые шли тяжелым, сотрясающим поляну галопом, развернулись, как по команде, и устремились на Муилен. Фэа стояла под ледяными каплями спокойно, заложив руки за спину, и разглядывала надвигающихся единорогов равнодушно, наклонив голову. Водяной петлей захлестнув шею и ноги кобылы, Роб перекинул свои импровизированные путы через ствол дубка. Самка, заржав, пала на ноги совершенно, как обычная лошадь - и в ту же секунду Роб рванулся к ней, сходу пронзая грудь мечом. Хотя в бестиариях и не было ничего про внутреннее устройство мутированных единорогов, точно нацеленный клинок ушёл глубоко, туда, где наверняка находилось хоть что-то жизненно важное. Монстр издал странный захлёбывающийся звук, почти шипение - и ударил головой, разинув зубастую пасть. Щупальца, свернувшись было, хлестнули горизонтально, за спину. Увернувшись от пасти, Роб поднырнул под щупальца и краем сознания успел ещё уловить, как один единорог из напавшей на Муилен пары рушится на землю с полного галопа, а второй пытается развернуться, скользя по мокрой траве. Мю же, короткий предлог, рождённый из косточек яблока Фи, шагнула сквозь, и с точки зрения дождя это было - странно. Она прошла, не дробя капель, не между ними, а словно облегая, включая на долю секунды в себя - и при этом не касаясь. От этого у дождя кружилась голова. Голова кружилась и у Роба, но не от Мю, а от этой пляски, от упоения боем, от горечи смерти на губах.
Кружилась голова еще и у Циркона, иначе никак было не объяснить то, что он так медленно ударил крошащимся кинжалом в шею кобылы, одновременно вытягивая меч и отталкиваясь пинком от её груди, мстительно стараясь попасть в рану. Нога отозвалась болью на костяных выростах, но Робу размышлять об этом было некогда. Тварь как-то болезненно вздохнула и опустила голову, вознамерившись насадить его на рог. С таким заманчивым предложением Роб ну никак не мог согласиться, а потому встретил её на противоходе, приняв удар на гарду. И тут же рубанул по шее снизу, разворачивая меч по диагонали. Кобыла рухнула на траву, окропив её темной кровью, а Роб, наконец, смог взглянуть на своих волкодавов. Жертвы Мю еще шевелились и тяжело дышали, но встать уже не могли.
- Все целы, дамы?
- Оно мне тунику продырявило... - пожаловалась Флу, горестно показывая на дыру в ткани. Края выглядели обгоревшими и, кажется, расширялись. Медленно.
- Зашью, - пообещала Муилен и потыкала носком сапога единорога. Тот не пошевелился, и фэа с видимым удовольствием кивнула. - Мерзкие твари. На вас не попала кровь?
- Не меньше восьмисот за такое брать, - пробубнил Роб себе под нос, не сразу расслышав вопрос и отрубая мечом рог у самки, - кровь?
На руке, что держала кинжал, споро затягивался ожог. Роб без интереса глянул на него и пожал плечами. Бывало и хуже, после того же жабдара.
- Быть может, попробуем отыскать эту вашу Сойллейр?
Или то, что от нее осталось. Во всяком случае, уходить после этого побоища, не взглянув хотя бы на останки той, ради которой оно и затевалось, было обидно.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511126 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:02


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

В старой, на несколько обхватов раскрытой сосне, действительно могли бы поместиться все - если бы требовалось прятаться. Но Флу, игнорируя раскаты грома, повела дальше, куда уводили, рассыпаясь веером следы копыт, глубоко врезавшиеся в мягкую землю поверх едва заметных отпечатков ног дриады, мимо старых стволов с содранными чем-то острым полосами коры. И ни черти, ни сатиры не обладали четырьмя ногами. Всё прочее же бегало быстрее зелёных дам. Оставалось гадать только, почему та не забралась на дерево.
Хоба, распластавшегося на толстой ветке, Роб почувствовал прежде, чем тот заговорил. Увидеть же едва смог и позже: магия мелких фэа всегда хорошо работала на скрытность. Хобы не становились невидимыми, как те же импы или скоге, но вышивки, густо покрывавшие куртку и шапку, заставляли невольно отводить взгляд в сторону. Не замечать.
- Пс. Дурни. Они же вернутся.
- Кто - они? - Поинтересовался Роб, с неудовольствием думая, что никто и никогда не говорит сразу по делу. Каждый считает нужным с глубокомысленным видом изрекать очевидные для них, но непонятные другим вещи, не поясняя ничего. Отчего бы вот этому конкретному фэа для разнообразия не начать с того вопроса, который Роб вынужден был задать?
И тут хлынул дождь. Ледяной, острый, словно смерзался на лету. Ответ безымянного хоба почти утонул в шелесте и жалобах листьев, но на границе восприятия в водяной взвеси Роб и без того ощутил массивные горячие тела, плотные, тяжёлые.
- Единороги, дурень. Любимая охотничья стая Королевы.
- Замечательно! - Даже обрадовался Роб, встряхиваясь, как охотничий пес, что под дождем было, конечно же, напрасным, но помогло взбодриться, принять и пропустить сквозь себя потоки воды. - И куда, говоришь, они эту... как ее... Сойллейр погнали?
Охотничья стая Морриган... Покосившись на своих фэа, он едва слышно вздохнул. Какими хорошими бы разведчиками и бойцами они не были, Роб не мог избавиться от мысли, что это - девчушки. А потому и вопрос этот он задал, чтобы дать себе время подумать, решить, куда деть этих... волкодавов.
- К реке, - вместо хоба ответила Муилен и кивнула в ту сторону, где вдалеке вода разбивалась о воду. - там большой луг в излучине, его не заливает даже в половодье.
- Течение быстрое, а плавать Сойл не умеет, - негромко добавила Флу, перехватывая тканью намокшие волосы заново, плотнее.
- Даже если бы прорвалась через тех, кто наверняка ждали впереди, - закончила Мю. - Они очень давно не подходили так близко. Все отвыкли.
- Со мной или здесь подождете? - Коротко поинтересовался уже Циркон, не Роберт Бойд, наматывая на руку поток воды, как веревку. Лассо, как называли это испанцы. Дождину, как описывал это чтимый батюшка, лорд Килмарнок.
- Ого!.. - прошептала Флу, большими глазами глядя на водяную плеть.
Муилен вздохнула и повернула сестру лицом к реке.
- Мы пойдём. Это наша подруга.
Циркон коротко кивнул, указывая на место за спиной обеим, и затанцевал по следам тварей, мягко и бесшумно перепрыгивая по корням деревьев. Роб отстраненно наблюдал за этим, лишь изредка поправляя шаг, заставляя тело переступать споро, но аккуратно, приманивая самые холодные струи дождя, чтобы гасить тепло разгоряченного этой рысью тела.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511124 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:02


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

- Доброе утро, Муилен, - по привычке хотелось добавить "мисс". И, возможно, стоило, ведь туатовцам нужно было привыкать к правилам внешнего мира, - доброе утро, Флу.
"Mu", то есть "О". Действительно, смерть Корвина нуждалась лишь в предлоге, и Муилен оказалась лучшим из них. Роб улыбнулся обеим фэа и подмигнул стреляющим глазками феечкам, втайне надеясь на то, что ни одна из этих трясогузок не отправится вслед за полком в замок. Судя по ответной улыбке, от которой даже через улицу пахнуло жаром, особо надеяться на это не стоило.
- Мне к Вершине нужно, дамы, - сообщил он, все еще улыбаясь, - и, кажется, снова необходим проводник.
Муилен кивнула и откачнулась от стены, заодно выскользнув из крепких объятий Флубудифлубы.
- Хоран поручил мне вас провожать, потому что я это умею. А Флу... Флу... ну, она тоже. Умеет провожать.
- И потому что эти lairgen chac ни bhod не понимают, и полковник почему-то решил, что слышать много ругани нам вредно. Странный он, - пожала плечами Флу и мечтательно вздохнула. - Полко-о-овник. Это звучит так!.. Так!..
- Хоран просто считает тебя воспитанной, - мягко пояснила Муилен.
Флу, подняв на неё огромные карие глаза, хлопнула ресницами, и её сестра решительно повернулась к Робу.
- До вершины далеко. Я бы предложила через врата, но они в последнее время не очень надёжны. Приходится сосредотачиваться больше, чем необходимо, и то...
- Брикс вернулся с крокодилом на заднице... маленьким... - прошептала Флу. Почему-то мечтательно.
- ... и то бывает всякое. Но всегда можно вернуться по нити.
"Крокодил на заднице" звучал совсем не радостно, но слишком уж напоминал будни михаилитов. С чем только не возвращались воины ордена на задницах и различных частях тела! И, кажется, Хоран знал толк в ругательствах. А еще Раймон рисковал остаться без столь желанной ему Морриган. Потому что Роб сам уже был готов убить её за все эти не очень надежные вещи, что происходили сейчас в Туата.
- По нити? Врата?
Сёстры рода Фихедариен-на-Грейн переглянулись, став на миг до странности похожими. Начала объяснять Муилен.
- Когда-то наша мать съела в лесу яблоко, с одной стороны зелёное, с другой - красное. С чёрными семечками. Поговаривают, что с любимого дерева Фи, но, может, врут? А потом, когда мы родились, дом стал... странным. Двери начали открываться не туда, пропадали комнаты, крылья порой вращались не по ветру, а иногда - без ветра.
- Понимаете, мы живём в мельнице, - вклинилась Флу, и Мю кивнула.
- Да. Это было очень неудобно. Постоянно приходилось переключать вал. Но со временем мы поняли, что этим можно пользоваться не только для игры в прятки или для того, чтобы спуститься вниз, не спускаясь. Или подняться, не поднимаясь. Поняли, научились использовать.
- Оставили только нужные двери!
- Вы когда-нибудь ткали гобелены? Мир - это ткань. Если её сложить, то можно выйти где-то ещё. Главное - понять, куда вам нужно. Представить точно, чётко и без сомнений. Ещё главное - вернуться. А для этого нужно помнить ту нить, с которой ушёл. Держаться за неё.
- Мю - лучший ткач! - с гордостью добавила Флубудифлуба.
- Но сейчас всё... - Муилен помедлила, подбирая слово, - мятое. И мокрое, - она с отвращением сморщила нос. - Вы не представляете, как легко тянется мокрая ткань! Потом всё в складках.
Гобелены Роб никогда не ткал, но мысль Муилен понял. Как игла проходит сквозь складки ткани, так и Мю могла провести по Туата. И этот способ был ненадежен. Ведь нитка могла выскочить, оборваться, а игла - потеряться в складках, которые в таком случае просто распадались. К тому же, Туата сейчас, вероятно, напоминал коврик из лоскутов, которым любят покрывать полы шотландцы. Мысль, неоформленная, нечеткая, билась в голове, не находя выхода. Перед глазами мелькали картинки, как сложить ткань так, чтобы... Роб тряхнул головой, загоняя её поглубже, оставляя её для спокойного размышления у камина.
- И что вы советуете, Муилен? Как лучше идти?
- Двери, - не задумываясь, ответила та. - Без них идти не меньше месяца даже с нами. Это если просто идти, - в голосе её звучало отчётливое сомнение в том, что там - где бы это там ни было - просто ходят.
- Двери так двери.
Поразительно, как часто люди совершают выбор среди двух равно неудачных вариантов. Удивительно, что они не задумываются об этом. Месяц, а то и больше продираться по сумрачному лесу к вершине - или оказаться вблизи нее, но через мокрую и мятую ткань? Выбор очевиден - вернуться в резиденцию. Но Роб, все же, мрачно хмыкнул и жестом предложил сестрам вести его.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511122 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:01


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Кажется, незаметно, исподволь, Флу превращалась в адъютанта. Роб снова вздохнул, понимая, что за омелой сегодня уже не пойдет и мысленно пожаловался на это неистовой, присовокупив образ мертвого Корвина и ласковое "mo dhruim"***. Ощутив в ответ тёплое касание ладони к руке.
Хоран вскарабкался к нему почти сразу - только передал сперва обязанность орать и организовывать помощникам. Несмотря на то, что толпа редела, оставшихся всё же было гораздо больше. Правда, было неизвестно, сколько ещё исчезнут в процессе муштры, которой явно требовалось немало.
- Так было нужно, - повторил Гералт слова Флу, только без вопроса или сомнения. Без горечи. - Столько... веков, и всё же - так было нужно. Муилен сделала только то, что я приказал.
- Да не съем же я её, - вспылил Роб, досадливо возводя очи горе, - все равно была необходимость... в уборке. Я не за тем позвал. Время не терпит, Портенкросс ждет. Два месяца хватит на то, чтобы напомнить этому сброду, кто они?
Возможно, Тростник и убил бы эту Муилен за Корвина, потому что не следует поднимать руку на командира. Роб уже не был уверен в том, что сделал бы Ard. Одно знал точно - ни он, ни Тростник не повели бы в мир сборище пьянчуг, больше похожих на разбойников, чем на воинов, под стягом Бадб. Впрочем, и сам стяг нужно было переделать. Зелень Туата теперь упорно ассоциировалась с цветами Тюдоров. Но... Стоило взять оттенок чуть темнее, а на полотнище пустить ворона, сжимающего в лапах лавровую ветвь... Представив это знамя, вьющееся над башнями его - их - замка, над головой знаменосца, Роб по-кошачьи сощурился, расплываясь в улыбке. И еще - одежда для воинов, цвета травы, на которой лежат свет и тень от листвы вековечного леса...
- Хватит, - с облегчением кивнул Хоран, и хищно осклабился. - Устроим экстренный курс. Жаль, ящериц боольше нет, но... знаешь, командир, я вот подумал. Считалось, что они просто ушли, а вдруг это Королева? Уж очень удобно всё получилось. Так, и если Королева сделала мир безопасней, может, Ворона сделает его снова интересней? Тогда два месяца, и хорошо. Кого отсеем, кто останется... стыдиться не придётся. А доспехи и оружие мы сохранили. Хотя... - он оглядел Роба внимательно, задержав взгляд на шёлке, на рукояти и навершии меча, и болезненно поморщился, - сколько прошло времени там, снаружи?
- Много, - честно сознался Роб, вытаскивая из сапога нож и вручая его Хорану, - восемь веков. Доспехи и оружие будут другие, Гералт, и постараюсь, чтобы побыстрее. Снаружи придется многому учиться заново. Арбалетам, пороху, даже фехтованию. В замке есть небольшой гарнизон, но вас разместят в деревне. Из сержанта гарнизона, Вестона Броуди, выжмешь все, что он знает. Остальное - будем нарабатывать в боях, хвала Бадб, этого в Шотландии хватает всегда.
Только сейчас Роб осознал, как отчаянно хочет спать. Дорога из Уэльбека, бессонная ночь сначала с бумагами, потом с Бадб, длинный и суматошный день, омраченный смертью Корвина, измотали его. Даже шатер Бадб представлялся теперь уютным и, как ни странно, домом.
- Восемь... - впервые броня Гералта дала трещину, и взгляд слегка поплыл. - Арбылеты, порошок... - он почти зримо встряхнулся и решительно кивнул. - Надо, так разберемся, - с этими словами бывший начальник полусотни неожиданно ухмыльнулся. - А, всё же, хорошо. Знал, что снова придётся в дело.
- Откуда? - Несмотря на усталость, заинтересовался Роб. - Признаться, я не помышлял, что вернусь. Знаешь ли, пока вырос, пока магистром становился, старился - не до того было.
Если бы не Вихрь и чертовы Дуглас, тамплиер и их паучья королева. И не наблюдатель, который наверняка был с мистером Армстронгом одним лицом. И Бадб, поймавшая в сети так надежно, что паучиха позавидовала бы. Впрочем, если не вспоминать поочередно о прокушенной губе, подзатыльнике и горящих кустах, сети эти были довольно-таки приятными.
Хоран почему-то посмотрел вверх, чуть опасливо, словно ожидал чего-то увидеть, и вздохнул.
- Ну, командир... мы Бадб сколько раз видели, за войны-то? И такая это, просто говоря, упёртая баба, что хоть упряжку волов против ставь - не утащат. Не могло такого быть, чтобы не достала. Никак.
Сказать точнее Роб и не смог бы, пожалуй. Глянув вслед за Хораном наверх, где, все же, не кружился черно-рыжий ворон, он рассмеялся и хлопнул Гералта по плечу.
- У вас есть здесь свободный дом? - Поинтересовался он, - мне б умыться и отдохнуть немного.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511120 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 9:00


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Люди вокруг затихли, ожидая ответа. Корвин помолчал, глядя на него темным, непроницаемым взглядом. Не торопясь, отпил ещё вина, смакуя каждый глоток. Потом пожал плечами.
- Много веков как не важно. Что осталось от нас в том мире? Что осталось нам в том мире? Ничего. Только игры в чёртовой стране фей... и эти фейки, и это вино. Есть и покрепче, если хочешь. Беван ищет приключений - его дело. Говоришь, умрём? А сейчас мы - что? Живы? Таем? Так стоит хотя бы таять весело. Какое нам дело? Что ты можешь предложить, раз пришёл отнять у нас...
За спиной Роба раздался стук подошв. Корвин замолчал, и впервые за разговор глаза его вспыхнули злостью. Празднующие возбуждённо загомонили.
На вид в строю было сотни полторы-две. Часть лиц принадлежали фэа, причём Флу, действительно, оказалась не единственной представительницей отряда боевых волкодавов. И отличала этих людей расхлябанность, которая даётся только долгими тренировками именно в такой вот нарочитой небрежности. Мужчина немногим моложе Роба, стоявший впереди, вытащил изо рта палочку, которую зачем-то лениво жевал, и кивнул. Смотрел он так, словно появление Тростника не вызывало ровно никакого удивлёния.
- Лэрд. Засадный полк ждёт приказаний. Гералт Хоран, начальник полусотни чего-то там, в прошлом.
Флу, стоя рядом с ним, радостно закивала.
- А он говорил, говорил, что вы вернётесь! Что даже и сомнений никаких нету, точно-точно знает!
- Роберт Бойд из клана Бойд, - честно представился ему Роб, которому до смерти надоело, что его кличут Тростником, - в прошлом и сейчас - Fuar a 'Ghaoth, Canan Ard.
И чуть отодвинул Корвина, оглядывая собравшихся у столов. Их было много для того, чтобы его услышал каждый, но мало - чтобы за них бороться. Пир мертвецов, которые сами загоняли себя в небытие. Их презирал сейчас даже Тростник. И - все же. Каждый из них стоил борьбы. Роб обогнул Чернокрылого и решительно зашагал к высокому, по плечи, помосту. Сейчас он отчаянно сожалел о вечном своём трауре. Туника цвета зелени Туата, цветов стягов Бадб, была бы уместнее и ярче, но и эта, темная-синяя над серым, дорогого китайского шелка, какого не видели здесь, тоже была хороша. Она уравнивала его с ними, с воинами, которым не нужен был трон, но и выделяла, ненавязчиво подчеркивая положение. Кресло Корвина он отодвинул чуть пренебрежительно, но не пинком, как хотел сначала.
- Воины! - Голос, многократно усиленный разреженным воздухом, как в родных горах, намеренно создаваемым сейчас Робом, далеко разнесся по площади. - Содружинники! Вместе мы одолели многое! Мы шли под зелеными стягами, чтобы эти земли стали нашими, чтобы на них воцарился порядок. Вспомните, что вы обещали мне при Маг Туиред и как вы на моих глазах клялись друг другу не возвращаться без победы. Вы - те самые люди, что гоняли фоморов, màthair dha na miannan aca**, от того дуба и до этого сиддха. Вы не можете таять, потому что помните. Это говорю вам я, Роберт Бойд из клана Бойд, который помнит всё. Пришел час решать свою судьбу самим, не оглядываясь на прошлое, но глядя в будущее.
Он на мгновение замолк, посмотрев на засадный полк. Нет, на то, что Хоран собрал из остатков тех, старых полков. Они его ждали. И ведь могли истаять, прождав безуспешно. Потому что Роб был твердо намерен прожить жизнь со вкусом и спокойно умереть. Совсем, как эти... выпивохи, что смотрели на него, кто с интересом, кто сомневаясь, кто скучающе.
- Все знают, кто я, кем я был, от чего отказался, когда бежал, - продолжил он, - сейчас я - младше вас. Мне пятьдесят три года и я смертен. Я - магистр... один из полководцев воинского братства. И мне понятно ваше желание жить хотя бы весело, потому что совсем недавно я хотел того же. Но... ведь можно жить - интересно. Потому пришел не отнять, но - дать. Мне принадлежит замок Портенкросс, в Шотландии, в мире-как-он-есть. Там самый крепкий виски и самые красивые девочки, а не эти... феечки. Там - спокойно, но и неспокойно тоже, потому что кланы воюют между собой, со своим королем, а король - с Англией. Туда я уведу всех, кто вспомнит присягу госпоже и мне. Всех, кто захочет снова вдохнуть воздух гор, почуять страх врага, прижать к себе горячую девчонку. Кто будет готов совершенствовать себя для битвы, как это положено воину. Мне нужны вы там, ведь госпожа медленно, шаг за шагом, но возвращает власть над этими землями. Нужны верные командиры, ведь часть из вас я уведу за собой в новые земли. В те, о которых мы и помышлять не могли раньше. Никто больше не истает, говорю вам я, тот что был и остается Fuar a 'Ghaoth, Canan Ard! Скуки больше не будет, клянусь честью клана вам я, Роб Бойд из клана Бойд! Напомните этой земле, под кого она легла, как полковая шлюха, призываю вас я, ваш лэрд!
Воистину, репутацию легко потерять, но сложно вернуть. Сейчас, когда ковалась новая история, когда Туата услышал его имя, имя Роберта Бойда, лорда Портенкросса, он был как никогда искренен. Тростник - для потомков, пусть в хрониках он будет скорее еще одним титулом магистра михаилитов, возвысившегося до консорта богини. Сейчас с воинами говорил не Ard. Робу вести их за собой, Робу - и говорить. Кивнув Хорану, чтобы вывел своих людей ближе, вперед, перед всеми, Роб уселся на помост, игнорируя это дурацкое кресло.
- Вопросы?
- Вопросы, сомнения, предложения, - почти лениво отозвался с другого конца площади Корвин. У него не было помоста, зато ничего не помешало легко взбежать на горку обрушенных камней. Невысоко, но всё же он возвышался над толпой на половину корпуса. - Он говорит - интересно. Хотя видит Мать, мы исполнили всё, чего можно ожидать. Пожить интересно, разгромить очередных фоморов, а потом вас снова забудут на века. Конечно, вы нужны - сейчас, когда они помирились. Но мы все знаем Неистовую, так?
В толпе, замершей после речи Роба, согласно зашумели, хотя по большей части бывшие солдаты хранили молчание. И ждали, пока станет ясно, к чему ведёт Корвин. А тот - продолжал, уперев руки в бока.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511118 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 8:59


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Лагерь он сперва услышал. Крики и нечто, похожее на расстроенный хор, выводящий песню про дриаду и лесоруба, переливались через стены, били в небо и отражались в лес. А затем деревья расступились, открывая вид на длинную серо-зелёную стену. Говоря про зелень, Флу явно не преувеличивала. Кое-где кустарники даже ухитрились обвалить кладку, и теперь радостно пировали на останках. И по большей части на стену можно было без каких-либо проблем залезть по вьюнкам и лианам. Кое-где - просто подняться, как по лестнице. А то и шагнуть. Картину совершенно счастливого общества дополняло немаленькое стадо коров, пасущееся у реки между городом и лесом. Как ни странно, деревья, окружавшие лагерь, близко подходить и не думали. Лес стоял плотной зелёной стеной, как прикинул Роб, совершенно ровным кольцом, оставляя как минимум две сотни шагов поля. И пней от корчёвки видно не было. Как и стражи на полуобвалившихся башнях. Тяжёлые ворота стояли нараспашку, перекосившись и надёжно увязнув в мягкой земле.
Хор, прервавшись на миг, грянул снова. Аккомпанировали ему пронзительные, но весьма довольные женские взвизги. Флу поёжилась и скромно обвела рукой поселение.
- Э-э, вот. В общем.
"В общем" Робу не понравилось настолько, что он даже промолчал, лишь прищурился. И зачем-то подергал один из кустарников на стене. Куст, ожидаемо, не оторвался, но зато рухнула пара камней, от которых Роб едва успел спасти ногу.
- Замечательно.
Проходя в ворота, он пнул их раздраженно, точно они в чем-то были виноваты, и вздохнул. Кажется, сегодня он не уйдет за омелой, а непременно дождется Бадб, для разговора. Потому что, как бы ей не напоминали эти воины и эти форты о нем самом, так поступать с ними не следовало. Война она, в конце концов, или капризная, взбалмошная девчонка?!
- Хорошо хоть, деревья не мешают, - бормотала за плечом Флу. - Как Мю с ними поговорила, так больше и не лезут. Боятся заразиться...
Уточнить, чем может дерево заразиться в человеческом лагере, Роб не успел. Из того, что когда-то явно было караулкой, вывалился, помахивая пустым бурдюком, молодой, но обладавший округлым пузом и густой бородой мужчина. Заметив Роба, он болезненно прищурился на солнце и тут же раскинул руки, расплываясь в широкой улыбке.
- Генерал! Сколько лет! А все на площади, только мы тут, как дураки... Дай, поцелую!..
- Командир третьей сотни полка левой руки, - прошептала фэа и на всякий случай отодвинулась на шаг. Видимо, опасаясь быть раздавленной надвигающимися объятиями.
- Вот tolla-thon, - не удержался Роб, отступая вслед за ней назад и в сторону, - поцелует он... Что празднуете-то?
Пожалуй, стоило признать, что с надеждой на скорее восстановление хотя бы части войска, он изрядно погорячился. Особенно, если они все выглядели вот так, как этот пузан.
- Так жизнь? - удивился молодой старик, моргая. - Ну, это. Рай ведь. Как есть. Каждый день. Мы вот каждый день и это. Благодарим.
С тяжелым вздохом Роб призвал себя к терпению. Хотя это было и непросто - близость с неистовой наполняла его силой, но и её ярость, её раздражительность переходили к нему тоже.
- Никто и никогда не забывает, где оставил свой боевой меч, воин, - серьезно произнес он, обращаясь и к спившемуся сотнику, и к девочке фэа, - ибо нет вина слаще для воителя, чем упоение битвой. И нет для сотника важнее ничего, чем честь и слава его сотни, при всех его больших и малых недостатках должен стоять он верно и бессменно на страже порядка и дисциплины, а не нарушать их, чтобы каждый в его сотне мог спокойно жить и работать, нести свою службу, зная, что в бой поведет их тот, кто вселит в них безграничное мужество. Слышишь меня, сотник?
Сказал - и понял, что злость на неистовую угасла. Пусть - не досмотрела, не удержала, не уберегла. Но ведь и он - сбежал. Не виноваты были и эти воины, что оставшись без командира, без дела пустились во все тяжкие. А еще Роб понял, что скучает по богине, по женщине. По жене. И хоть и не следовало отвлекать Бадб от королевского приема, не сказать, не показать этого, не дать ей почувствовать он не мог. Мир начинается, когда оба противника делают шаги навстречу. Пока шагала только неистовая. Теперь же был его черед.
Сотник, меж тем, стоял, глупо отвесив челюсть, но в глазах его плескалось невыразимое уважение. Даже без способностей богини читать мысли, было понятно, о чём он думает. К сожалению - не о том. Но, по крайней мере, больше попыток поцеловать он не предпринимал, вместо этого попытавшись выпрямиться. Мужчину шатнуло, и он прислонился к стене караулки, нагретой солнцем. А потом сполз по ней на землю.
- Это... точно! Мужество. И меч. Он где-то есть, я помню. Найду, обещаю. Немедленно. И сразу - внушать. Вот только отдохну. Мужику - надо отдыхать после трудов, верно, шмакодявка?
Флу не ответила. По молчанию было понятно, что стоило это ей немалых усилий.
- Ты потрудись сначала, сотник, - злобно буркнул Роб, откликом от неистовой ловя взгляд английского короля, устремленный прямо в декольте Бадб. За этот взгляд можно было устроить и дворцовый переворот. Или хотя бы просто... Одноглазый король смотрелся бы героически, наверное. - А то, кажется, вино тебя победило. Идем, Флу, покажи мне, где здесь площадь.
Площадь найти было легко. Лагерь некогда строили почему-то по римской традиции, с прямыми улицами, разделявшими казармы и дома офицеров. Сейчас часть построек обвалилась, но нигде - настолько, чтобы нельзя было перебраться. Помогал и шум. Не мешали искать и слонявшиеся парочки и целые группы людей, которые почти не обращали на Роба и фэа внимания. К охране здесь явно относились... не относились. Или просто знали Флу. Но, нужно было отдать обитателям должное. Дисциплина или нет, а мусора и грязи Роб не видел. Только пыль - и то немного, потому что зелень в город пустили давно, и она успела обосноваться. Радостно. Платя лагерю и тенью, и прохладой, и даже ягодами и фруктами. Журчала по канавкам и акведукам чистая родниковая вода, какая-то светленькая дриада, устроившись почему-то на плоской крыше, увлечённо полоскала яркий коврик. И в плане отожранности сотник, к некоторому облегчению, оказался скорее исключением. Хотя и не вполне. А площадь раскрылась сразу, яркими цветами в венках, лентами на шестах, весельем и звоном кружек. Из чего бы ни гнали выпивку остатки полков, пахло неплохо. Яблоками и почему-то малиной. Жаренным мясом пахло тоже. И говядиной, и чем-то более тонким.
За яркой, украшенной листьями, цветами и лентами толпой, в самом центре, где у римлян жил полководец, позвышался помост с каменным троном, на котором сидел Корвин Чернокрылый. Почти не изменившийся за все века, с той же хитрецой в тёмных глазах, с той же полуусмешкой, обращённой сразу к трём полуобнажённым фэа, чудом умещавшимся у него на коленях.
- Они даже трофеи давно убрали. И знамёна, - с горечью пожаловалась Флу, хотя она-то никак не могла успеть повоевать под теми знамёнами. По крайней мере - в мире, как он есть. Каким он казался отсюда, из Туата.
Роб кивнул ей, вступая на площадь и остановился, с интересом рассматривая новоявленного короля. Лэрда. И негромко, по-птичьи свистнул, переливчато, что тот Свиристель. Впрочем, юный михаилит не мог знать, как Тростник сообщал разведчикам о своем приходе.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511116 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 17-06-2018, 8:57


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

1-й день в Туата

Солнце ещё не успело разогреть лес, и пологие лучи его, проходя через лиственный полог, погружали мир в зелёноватую дымку. Оправдывая название, орхидеи, крупные, разноцветные, в жемчужных каплях росы смотрели на Роба чуть ли не с каждого дерева. Башнями возвышались морщинистые стволы, перевитые лианами. Яркие хвостатые птички, не обращая внимание на пришельца, метались вокруг, смешно пища и охотясь на медлительных жуков. И невероятно, забыто пахло землёй и листвой. По словам Бадб, от места, где они появились, до лагеря было не больше часа ходьбы. Сама Бадб исчезла почти сразу, сославшись на необходимость подготовиться к представлению ко двору. Уточнить, что она под этим подразумевала, Роб не успел, но улыбка богини казалась этим утром подозрительно приятной.
Плотно утоптанная тропа, узкая, извилистая, походила скорее на полосу препятствий. Она резко петляла каждые несколько шагов, огибая деревья, её пересекали выступавшие из земли бугристые корни. Окончательно в мысли о предназначении этого места Роба убедили подвешенные на разных расстояниях чурбаны, выбитые ударами мечей до фигуристых женских силуэтов. И всё же, для многотысячной армии подобного было очень мало. Разве что вокруг были разбросаны и другие тренировочные площадки. Долина, по уверениям Бадб, была огромна.
Звуки бега сзади он услышал, пройдя в нарастающей духоте не больше получаса. Поспешно сойдя с тропки, Роб обернулся. Воспитанники, бегающие такими же тропами по лесу вокруг Форрест-Хилл, в пылу могли и затоптать неосторожного путника, лишь потом сообразив, что пронеслись по кому-то. Да и чурбаны не нравились тем больше, чем пристальнее он их рассматривал. Шутки воинов часто грубы, но, черт побери, за такую неистовая прежде могла отпинать, не то, чтобы просто по шее настучать! Или же Туата действительно менялся так быстро, как Роб и представить себе не мог. Но всё же, он ждал их, этих воинов, с опасливой надеждой.
Смущало только то, что бежала, явно, не толпа. И, кажется, не очень воин, хотя стук босых пяток... додумать он не успел. Из-за ствола вынеслась хрупкая невысокая фэа, сжимая в руке недлинный мечик. Зеленоватая кожа потемнела от усилий, но остроухое личико под облаком белых пушистых волос, перехваченных по лбу яркой лентой, сияло от удовольствия. Бёдра снизу и грудь - сверху едва-едва прикрывало короткое платьице цвета коры и листьев. Фэа на бегу увернулась от дерева, другого, заметила Роба и врезалась в третье. С гулом.
- Ой, - ошарашенно откомментировал это Роб, изумленно рассматривая этого... воина, - цела?
Пожалуй, в Туата произошли очень и очень странные перемены, если уж в остатках его - его ли? - войска бегают такие вот девочки-фэа. Еще и с мечом, хм... Элитный отряд "Волкодавы" - всех волков смехом уморят.
- О-ох...
Пушистая фэа неуверенно села и уставилась на него, потирая лоб рукоятью мечика, который так и не выпустила из руки. Судя по слегка расплывчатому, но очень изумлённому взгляду, видела она больше, чем одного Роба.
- Цела? Я?.. Да, я цела. Какое-то дерево. Да мы с ним лучшие друзья. Или не с этим?.. Со всеми? А-а!
Запутавшийся в волосах лист, наконец, скользнул вниз, закрывая лицо. Фэа, попытавшись отбиться, замахала руками и опрокинулась снова. И так и осталась лежать, задумчиво глядя в небо. Мечик, начищенный, ухоженный, смотрел тоже. Вроде как на Роба и почему-то - укоризненно.
- А я вас знаю. Это, как... генерал. Дре-евний. Но красивый! А я - Флу. Хм, наверное, надо полностью. Флубудифлуба, вот. Приятно познакомиться?
С трудом удержавшись от того, чтобы хлопнуть себя ладонью по лицу, Роб мысленно выругался ("Аinnis cacamas!"), пропуская мимо ушей это "ди-ду-ко?" фэа, которым гэлы выражали радость от знакомства и которое он привычно перевел в общепринятое "приятно познакомиться", а затем снова вступил на тропу, размышляя, как ему представляться. Тростником он уже не был, Роба Бойда здесь еще не знали.
- Когда с генералом говоришь, нужно встать, - мягко упрекнул он девчушку, - а еще лучше - проводить его в лагерь. Не слишком поспешая, чтобы не подружиться снова с очередным деревом.
Древний генерал... Никогда Роб еще не ощущал себя таким старым. А ведь там, в мире-как-он-есть, блистала при дворе сейчас Бадб, вызывая недоумение братца. "Бес в ребро?" - поинтересовался Роберт Джордан в письме, не подозревая, что омолодившемуся Робу бес, кажется, бил в иное место, потому что при воспоминании о неистовой... Тряхнув головой, он улыбнулся и подал руку девочке.
- Проводишь в лагерь, Флу? Боюсь, сам не найду дорогу, давно не был.
- Лагерь? Да, конечно! Только...
Фэа помедлила, не отпуская его руку. Впрочем, создавалось ощущение, что она об этом просто забыла. Или не придавала значения. А спустя миг, подняв на него взгляд, Флу вздохнула.
- Только вам там не понравится. Наверное.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511114 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:28


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Филиппой

18 января 1535 г. Охотничий домик.
Понедельник
Возраст Луны 10 дней, Нарастающая Луна 4 дня до Полнолуния


Спалось Дику плохо. Несмотря на теплую, мягкую постель в прогретой комнате охотничьего домика Эдцардов. Несмотря на чудесное, пахнущее апельсинами и корицей одеяло на волчьем меху. А может быть - именно благодаря ему. Снилась Эмма. С криками вырывающаяся из чьих-то рук, сжимающих горло и умудряющихся лапать ее одновременно. Отвешивающая хлесткую пощечину какой-то девчонке. Смеющаяся и толкующая о птицах. Сны эти перемежались странными и незнакомыми образами. Констебль Бермондси, вонзающий кинжал в мерзкого, страшного человека на продуваемом всеми ветрами обрыве. Светловолосая, очаровательно хрупкая девушка, лежащая под этим обрывом. Хижина в лесу, окруженная ульями, над которыми вопреки зиме почему-то кружили пчелы и - темные глаза во тьме погреба. Зовущие и молящие. Высокий, светловолосый мужчина, михаилит, с огромной дьявольской гончей, переваливающий через полуразрушенную стену, бережно извлекающий из паучьего кокона другого. Невероятные, пронизывающие, страстные и одновременно ненавидящие глаза рыжеволосой женщины, юной - и бесконечно старой. Дик ворочался, просыпался, вскрикивая, засыпал снова, чтобы снова же увидеть эти глаза, отразиться в них, отражая самому - и обнаружить, что смотрит на свежую повязку на плече Фламберга, на полуобнаженную женщину, склонившуюся над распяленным на дыбе абсолютно лысым мужчиной, почувствовать безразличие и ложь пытуемого - и снова проснуться, боясь заснуть. За окном кокетливо выглядывала из-за горизонта Эос, томно потягиваясь и простирая свои розовые персты, а Дик лежал, уставившись в расписной потолок, глядел на совершенно не трогающие его картины утех греческих богов, и лишь одна мысль билась птицей, ласточкой, пыталась вырваться на волю. Одна мысль: "Что происходит?"
Сколько времени прошло - он не знал, метался на своем ложе в бреду, не в силах подняться. Сквозь жар и тяжелый сон, сдавливающие грудь, Ричард то звал матушку, чего не делал уже давно, то Эмму, то проклинал Клариссу, вздыхая негодующе. Ему мерещилось лето и высокая трава с алыми, невиданными цветами, жужжащими в них пчелами, снились высокие деревья с горячей корой. Изредка он чувствовал, как лба касается прохладная рука, слышал нежный голос, чувствовал боль в ноге - и снова проваливался в забытье, блуждая по лабиринтам, во тьме, чувствуя чужое отчаяние и надежду, не видя выхода. Иногда Дику чудилось, что он снова ребенок, снова слышит, как жутко кричит мать, детский плач, крики повитухи - и звенящую тишину. Тогда ему становилось страшно и страх этот разгоняла все та же рука, приносящая прохладу. Наконец, он проснулся, ранним утром, под веселое - и веселящее пение птиц, под треск яблоневых дров в камине, источающих тонкий, приятный аромат, под тепло волчьего одеяло. Проснулся - и потянулся к кружке с травяным отваром, пахнущим мятой и ромашкой, которую кто-то заботливо поставил рядом с кроватью.
- Ой, вы очнулись!
Дверь отворилась бесшумно, и, если бы Ричард не заметил краем глаза движение, то удивлённый женский голос застал бы его врасплох. То, что навестила его не служанка, стало ясно с первого взгляда. Об этом говорили и красное с зеленым кантом дорожное платье богатой ткани, и богатое, непривычное для славной Англии тяжёлое ожерелье из крупных серебряных дисков на груди, и золотая сетка на волосах, из-под которой упрямо выбивались светлые пряди, падая на лоб. Но главное: незнакомка ставила ногу, шла - не как горничная, пусть и доверенная. Пусть даже та, которой позволяли бы носить хозяйские платья. На Карла Эдцарта при этом девушка походила только мастью, а в остальном была на голову ниже и едва ли не вдвое тоньше, хотя худой её назвать было нельзя тоже. Разве что светилась в светло-голубых глазах та же жажда жизни, та же лёгкость тяжеловесного немца. Девушка наклонила голову и с явным удовольствием оглядела пациента.
- Ха! А Карл думал, что и не проснётесь. Уж больно лихорадка странная была. Ну и кто теперь скажет, что Кат не понимает в настоях! О, - спохватившись, она присела в книксене, качнув ожерельем. - Ка... Кейт Эдцарт. Добро пожаловать в мир живых, милорд Фицалан.
- Кат... Карл говорил о вас, но я не думал, что...
Ричард приподнялся на подушке, разглядывая девушку с плохо скрываемым восхищением и невольно сравнивая её с Клариссой. Супруга также была светловолоса и голубоглаза, но не было в ней ни стати, ни гордости, ни ума. Как есть, девчонка пугливая! Сожмется, дрожит зайцем, да молится, будто и не муж он ей, а случай заезжий.
Младшая Эдцарт затрепетала ресницами, глядя в пол, но уже через миг сморщила чуть курносый нос и фыркнула. В два шага подошла к кровати и явно привычным жестом, не смущаясь, тронула тыльной стороной ладони его лоб, всмотрелась в глаза. Рука оказалась сухой, прохладной и - мозолистой, причём не от иглы и веретена. Судя по всему, Кат никто не запрещал играть с оружием.
- Хм-м, а жара, кажется, уже нет. Странно. Кстати, а рыжая - это Эмма или Кларисса? - с живым интересом поинтересовалась девушка.
- Ни та, ни другая, - серьезно ответил ей Ричард, - Эмма - сестра, Кларисса - жена. Обе блондинки.
Нога-предательница не болела и вообще чувствовалась странно. Точно её и вовсе не было. Дик даже пошевелил пальцами под одеялом, чтобы убедиться, что она на месте. Пальцы исправно шевелились, но от этого простого движения почему-то захотелось есть.
- Вам везёт на светловолосых женщин, - не менее серьёзно кивнула меж тем Кат, и просияла улыбкой. - По крайней мере, повезло, что я охотилась в этой стороне. Знала ведь, что брат скоро вернётся... и он привёз гостя! У нас так редко бывают гости не из окрестных семей! И, раз вы проснулись, то вскоре сможете сидеть верхом. Опухоль я сняла вытяжками, просто телу нужно привыкнуть и восстановить силы... ой! Ну, конечно, какая я глупая! Вы, должно быть, голодны до смерти. Но это не беда. Кат обо всём позаботилась.
Она дважды хлопнула в ладоши, и, сдув чёлку, продолжила.
- Конечно, леди нельзя так вот говорить, про "до смерти", и вы должны пообещать, что не расскажете матушке.
Леди, безусловно, так говорить не должна была. И держаться столь вольно ей не подобало. Но Дик менялся - и понимал это. Сны, странные, необъяснимые, волнующие вымывали из него нечто звериное, жестокое, отцовское. Он чувствовал чужую боль вместе с сестрой, сопереживая, пропуская через себя - и возвращая её в мир. Видел отблески груза веков светловолосого михаилита, понимая, что он, Ричард Фицалан, рядом с ним - книжное дитя, чью голову кружил запах борьбы, слетающий с пожелтевших страниц. Его терзали метания констебля Бермондси, который любил - не любя, мечтал - не мечтая. Завидовал Фламбергу, способному на такую нежность, такую любовь к Эмме. И - понимал, что хочет говорить с рыжеволосой и огнеглазой, потому что только она возвращала его из блужданий по зеркальным лабиринтам. Обязан говорить с ней. Он не мог не меняться, понимая, видя все это. Но и полюбить Клариссу тоже не мог, точно душа протестовала против этого.
- Никогда не расскажу, - улыбнулся Ричард в ответ, - и буду благодарен, если вы никому не расскажете, что надменный лорд Фицалан был беспомощен, как дитя. Голодное дитя. Хорошая охота была, Кат?
- Пф-ф! Разве то - охота? По дороге, что нашлось, а здесь-то надолго не отлучалась, потому что ну как же...
Кат второй раз смахнула непослушную прядь и нетерпеливо покосилась на дверь. Словно по сигналу, та отворилась, и в комнату, вместе с волной вкусного запаха вошла суровая дама лет тридцати. При виде подопечной, которая и не подумала отойти от кровати Ричарда, дуэнья явно едва удержалась от вздоха и, чопорно присев, опустила на столик поднос с тарелками. От супа, наполовину прикрытого для тепла фарфоровой крышкой, поднимался пряный, отдающий восточными специями пар, а рядом на вытянутом блюде были разложены куски аккуратно разделанной птицы.
- Парочка глупых фазанов. Но ничего, поправитесь - поохотимся по-настоящему, - покосившись на поджавшую губы женщину, Кат еле заметно вздохнула. - разумеется, с Карлом и подобающей свитой.
- Благодарю вас, леди Ка... Кейт, - вслед за девушкой покосившись на дуэнью, вздохнул Ричард, - за приглашение и заботу. Впрочем, не могу не признать, что в одиночной охоте есть свои прелести. А в парной - тем более. Свита зачастую лишь мешает, распугивает зверя...
Пожалуй, стоило рявкнуть на дуэнью, чтобы ушла. Говорить округлыми фразами и полунамеками Дик мог долго. Но с Кат - не хотел. Он предпочел бы рассказать о манускрипте об охоте за авторством Гастона де Фуа, который хранился в поместье, о своей любимой гончей по кличке Феба, о том, что фазан - умная и осторожная дичь, когда не в лесу, где крылья путаются и бьются о ветки, а в поле. Но, глянув на стража целомудрия леди Эдцарт, принялся за еду. Обо всем этом он скажет позже, когда рядом не будет цербера в юбке.
Но больше цербера, больше Кат, чье присутствие волновало и было приятно до... хм. Больше всех этих женщин его волновали сны. Отчего-то Дик странным образом четко осознавал, что видимое им - правда, оно было или происходит на самом деле. И сам еще не знал - радует его это или огорчает. Даже одиночество без сестры легко связывалось с этими снами, ведь возникли они сразу после... Чего? Как назвать это? После того, как осознал? Отразил? Да, пожалуй, отразил - самое верное. И выходит, что он - зеркало?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511087 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:21


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Бадб, касаясь его горячим бедром, тронула ветку мандаринового дерева, тяжёлую от белоснежных цветов.
- Когда-то давным-давно Фи показала то, о чём мы, старшие, никогда не задумывались. Всегда она была странной, с самого момента, как появилась, не родившись. Наша - и ничья. Ничто - но и всё. Без атрибутов, без законов, но сама и атрибут, и закон. И всё же, я совсем забыла... если заглянуть глубоко, то там, в долях...
Кончики цветков расплылись, втянулись сами в себя, обретая округлую бахристую форму. Порозовели, сначала едва заметно, потом - совсем, оттеняя белизну. Выпустили длинные, жёлтые с чёрным тычинки. И, наконец, на мандариновом дереве налился округлый красновато-жёлтый плод, за ним - ещё один. Богиня с усталым вздохом, словно магия могла утомить ту, что ей являлась, отпустила ветку. Персики качнулись, плывя в окружении белого и розового.
- Всё - есть во всём. Но я не знаю, что - всё. Не знаю, что тебе ответить. Сейчас мне не скучно. Станет ли? Не станет?
- Постараюсь, чтобы не стало, - не менее устало вздохнул Роб, прижимая её к себе с удовольствием, от которого уж точно никогда не уставал, - раз снова связался. Как там у христиан? В богатстве и бедности, болезни и здравии, любить и лелеять, пока смерть не... хм, соединит нас? И что, скажи на милость, ты сделала с наручами и оружием?
Оружие, что оставил Тростник, было гораздо хуже нынешнего орденского, хотя наручи, украшенные Древом, Робу и нравились. Но оно было - памятью, которую приятно было бы сохранить хотя бы во имя прошлого. Настоящему и будущему его нынешний меч пригодится гораздо больше, и как символ, и как средство.
Бадб что-то еле слышно пробормотала себе под нос, потом заговорила громче.
- Закинула туда, где солнце не светит. Возможно, пинком. И забыла. Что? У меня было плохое настроение, - помедлив, она добавила почти извиняющимся тоном. - Могу сделать новые. Или попробую вспомнить.
- Охотно верю, у меня тоже настроение было не очень в тот день, - хмыкнул Роб, - мокрые пеленки его отнюдь не улучшают. Но ни старых, ни новых не нужно, если только сама этого не хочешь. Тебе завтра придется явиться ко двору, моя леди Бойд, пришло письмо от брата и приглашение. Быть может, тебе стоит взять с собой эту striapach из Равенсхеда?
Про туники Тростника он спрашивать не стал. Несомненно, они были там же, где и все остальное. Воспоминание о белокурой чаровнице окатило холодом, до дрожи и зябких мурашек. Подумать только, ей почти удалось разлучить чету де Три! Девицу нельзя было оставлять в живых, иначе её подобрала бы Морриган, а уж она-то нашла бы ей применение! Но и убивать такой талант тоже было нельзя.
- Придётся, да? Отлично, - Бадб, к которой явно вернулось хорошее настроение, улыбнулась с неожиданным предвкушением. - Фрейлины!.. Ржавчина на доспехах гвардии!.. Дуэли!.. И striapach из Равенсхеда на поводке, - она посмотрела на Роба, смерив его изучающим взглядом. - Что ж, значит, новые наручи... и ещё кое-что. Кстати, любовь моя, не одолжишь меч на минутку?
- Никаких дуэлей, - со вздохом протягивая оружие неистовой, строго предупредил он, - если они будут из-за тебя - изревнуюсь. А если в них будешь участвовать ты... Мне, наверное, будут очень сочувствовать.
Леди Бойд, с легкостью управляющаяся клеймором получше гвардейцев, пожалуй, была хорошим поводом для короля, чтобы заключить мир с Шотландией. Роб рассмеялся, представив лица Генриха и его совета, когда они, с опаской поглядывая на Бадб, будут обсуждать этот вопрос. И уселся на край фонтана, с удовольствием вдыхая влажный воздух.
- Те, кто того стоят, будут тебе завидовать, - отмахнулась богиня, взвешивая оружие в руке, потом кивнула. - Неплохо. Ковали здесь?
Не дожидаясь ответа, она взялась за лезвие у гарды, провела ладонью по клинку до острия. Металл под руками сперва потемнел, затем сверкнул серебром, прежде чем вернуть себе родной цвет. Волна ярого жара смешалась с прохладой фонтана и унеслась вверх, к крыше. Сталь же, словно и не было никаких превращений, снова выглядела, как обычно.
- Хочешь заодно узор? Как у восточного булата? На суть он не влияет никак, но определённая красота в нём есть.
- Нет, моя Бадб, не стоит, - не раздумывая, отказался Роб, - не люблю. Меч красив сам по себе. Как и поединок. Как и война. Кстати... От полков что-то осталось еще?
Если о ком-то Роб и сожалел, так о тех, кого бросил в своем бегстве. Полководец, вождь, не должен покидать доверившихся ему, и если им суждено истаять - то такова и его участь. Но он жил, а они исчезали в холмах, сливались с тенями, развеивались, и в их взглядах был укор. Пусть даже Роб их и не видел.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511084 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:21


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Nostalgie, как называют хандру поэтичные французы, впрочем, от дел отвлечь не могла. На столе, как и всегда во время долгих отлучек, скопилось немало писем и свитков, они требовали прочтения и резолюций. И, как и всегда, Роб сгреб их в охапку, усаживаясь в кресле у камина - многие слезницы отлично подходили для растопки.
"Змей поганый, - гласил первый свиток, заляпанный чем-то жирным и написанный явно рукой трактирного писаря, - пожевамши и выплюнувши, а твареборец его зарубить отказался, потому как денег хочет. А скудова деньги, ежели завсегда корона платила?"
- Если бы змей тебя пожевамши, - проворчал Роб, отправляя бумагу в камин, - то ты бы не писамши.
С трудом люди привыкали к тому, что корону больше не заботила безопасность тракта. На михаилитов смотрели то ли как на чудо, то ли как на демонов, не понимая, что эти чудо-демоны тоже хотели есть и спать, что у них иногда бывали семьи, да и детей учить надо было на что-то. И поддерживать хозяйство Ордена: замок, конюшни, кузницы, вивисектарий и учебные корпуса. Записки о Рыси и его проделках он отложил в плетеную корзину, с которой являлся на заседания капитула. Магистрам порой полезно было послушать о том, что вытворяют на тракте михаилиты, а ему самому - поработать и подумать.
Письмо от брата, в котором старший Роберт выражал удивление браком младшего, но поздравлял и прилагал приглашение пока что к английскому двору, поскольку сам присутствовал при нем, отправилось на столик у кресла. Отчего-то Бадб, блистающая при дворе, усмешки не вызывала. Скорее ревность. Неистовая, которая бывала и величавой, яркая, живая, неизбежно привлечет внимание придворных щеголей, а то и короля. И становилось горячо и злобно, когда Роб представлял, как...
"А ежели он не женится на ней, - выхватил он строчку из следующего послания и хмыкнул, - то ребеночка сами в ордене своем богопротивном воспитывать будете! А любодейку в монастырь отдам!"
В начале письма было написано имя любодейки - Дженни Смит, осьмнадцати лет. По всему выходило, что это - заневестившаяся деревенская девица. Имя того, кто должен был на ней жениться, обнаружилось ниже - Ворон. Был и адрес - Фоббинг, что в Эссексе. Рассмеявшись, Роб отправил и это письмо в корзину с проблемами. Кажется, нужно было спасать любодейку Дженни Смит от такого брака.
Погрузившись в очередное длинное и вдумчивое послание, где корявым рубленым почерком описывалась просьба убить "вомпера что к жене ночерами ходютъ, а канстеблу знать токмо смишна", Роб не сразу обратил внимание на стук в окно. Один. Два. Два и один. Четыре...
Ждать, когда неистовая досчитает до семи, шести и один, то бишь, он в этот раз не стал. Распахнул окно поспешно и отошел в сторону, давая дорогу Бадб.
- Пришла, - лениво констатировал он, скрывая под этой ленью вспышку радости, - неужели снова соскучилась?
На этот раз изменение - трансформация, как сказали бы алхимики - прошло медленее, чем обычно. И выглядела Бадб и так же, и иначе. Теми же остались камни и бусы, тем же - цвет волос. Но зелёное платье поднималось выше, закрывая грудь и плечи, оставляя небольшое полукружье под самым горлом, подчёркивая белизну лишённой загара кожи ярко алой лентой. Такая же оторочка, только темнее, охватывала запястья и шла по шнурам завязок от горла до талии. На словах Роба глаза вспыхнули было, но снова пригасли. Впрочем, это могло быть просто частью перехода от птицы к не-человеку, мига, когда блестящие чёрные бусины обретали чувство и мысль.
- Какой лестный тон. Кажется, уже не скучаю, - как почти всегда, сразу после изменения, голос звучал чуть хрипло и резко, отголоском карканья. Но быстро выправлялся. - Скажи только, зачем ты спасал этого Брайнса - и можешь закрывать окно снова. Я понимаю, зачем удерживал - и благодарна. Но так - зачем?
- Идём? - Всё это время, пока неистовая перекидывалась и говорила, Роб разыскивал по кабинету пояс с мечом и кинжалом, и теперь, застегнув его поверх туники, протягивал руку. - В оранжерею? Там не должно так ломить крылья, как здесь: ты говорила об этом, помню. И там лето. Да и беседовать проще будет.
Отповедь эту он заслужил, пожалуй. И мыслями, и словами, и действиями. И очень просто оказалось закрыть сейчас поспешно окно, чтобы не улетела, не оставила снова в одиночестве.
Бадб только вздохнула, накрывая его ладонь своей. Даже не хмурясь и не злясь, словно и не неистовой её называли испокон веков. Бывший накопитель скользнул по запястью, закрыв красную ленту.
- Весь ваш замок - он необычен. Когда-нибудь - расскажешь, что именно здесь происходит? Вроде бы христианство, но ведь и не оно. Странное. Странные камни, воздух. Не как в храмах, иначе, но что-то есть тоже. Полуоформленное. Нетерпеливое. Словно он - ждёт? Но в оранжерее, ты прав, этого меньше всего. Стеклянный замок в замке.
- Расскажу, моя Бадб.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511082 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:20


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


и снова исключительно Леоката. Вив ля ОБВМы!

22 - 24 января 1535 г. Равенсхед - Корстенд - Уэльбек - что за чертова беспокойная жизнь? - Резиденция.

Странно переплетаются пути человеческие. Кажется, разошелся с кем-то навечно, надеясь не встретиться - ан нет. Ленточка твоего тракта сворачивает в узкую колею, связывается узлом с другой. И пока не разрубишь его (узел, не другого!), не двинешься дальше. А еще, все же, после раймонова монастыря нужно было заехать в резиденцию. Ибо холодно стоять вот так, полуголым, в заброшенном храме, пуст и за спиною Бадб. Тартан, оставшийся лежать на комоде в комнате под крышей, в замке, мог бы хоть чуть согреть. Если бы Роб успел его ухватить. Неистовая выдернула, не предупреждая, его с утреннего правила, на полувзмахе мечом. И не объясняя перенесла сюда, судя по запаху моря и крикам чаек - на побережье, в разрушенную церковь, где сестрички вершили свой суд над непонимающим его сути Гарольдом Брайнсом. Пока богини произносили речи, Роб мёрз, веселил Бадб россказнями о том, что примерно также происходят заседания капитула, только магистры обычно не так привлекательны. Но - мысленно. Для того, чтобы говорить с неистовой слова были не нужны, но они дополняли мысли, придавали им окраску и ... Чего уж запираться от самого себя - богиня просто была остроумной собеседницей. А вот Брайнс остроумным не был, хотя и пытался. Честно пытался. И, кажется, хотел выбраться из ловушки, в какую его поймала Немайн. Или не хотел. Торговец, как всегда, был противоречив и непоследователен, исправно путался в показаниях и бесил неистовую. А что она бесилась - было видно уже даже по тому спокойному, суровому тону, каким богиня выносила суждения. И по той вспышке гнева, с какой она накинулась на этого leam-leat Брайнса, прочитав его мысли. Возлюбленная и госпожа...
... Рыжая, невоздержанная, гневливая негодяйка. Не думающая о том, что скажет её паства, глядя на такую вспыльчивую и скорую на расправу богиню. Обнимая неистовую, пытаясь своим холодом смягчить её жар, своей лаской притушить огонь её скуки, Роб раздумывал о том, как с достоинством завершить эту отчасти даже забавную ситуацию. Ответ был один - тинг, но не с этим не умеющим торговаться торговцем, который, кажется, даже не понимал, что сейчас спасается его жизнь. А... С Хродгейром. С Барсуком, которому было место в капитуле, а не на наемной службе у уличных королей. С хитрым, умным и спокойным Вальтером. Договориться, а если Бадб и пожелает боя, то он будет хотя бы с равным противником, которому и проиграть не зазорно. Мало чести биться с Брайнсом, толком не умеющим меч в руках держать. Нет сладости в такой победе - лишь разочарование самим собой. И Вальтер не подвел его, точно мысли прочитал. С умилением наблюдая за тем, как Бадб капризничает, требуя коров (ну хоть в чем-то на нормальную женщину похожа!), желанных ей уже шестьсот лет, Роб снова размышлял. Просчитывал варианты, отметая те, что казались абсурдными или нежелательными. И - мерз, мечтая о завтраке, чуть раздражаясь капризам Бадб, которые высказывались ему мысленно. Хочу персик, грушу... В Персии они наверняка есть, сходи. Или в Туат. И все это - пока он пояснял незадачливому Брайнсу, где искать коров, что такое гейсы и в какие сроки все нужно успеть, остро чувствуя себя перед очередным воспитанником. От которых, впрочем, он тоже вытерпел уже немало. Но - они были детьми, которым зачастую приходилось не просто объяснять на пальцах, а разжевывать, терпеливо, повторяя раз за разом. А то и помогать мыслям подзатыльником, чем, впрочем, Роб никогда не злоупотреблял. Брайнс же был мужчиной, не отроком. Но вел себя примерно также, вызывая глухое раздражение, спрятанное под любезностью. Впрочем, и самому от мальчишества удержаться было сложно.
Flùr lag Magaidh... Прозвучало это красиво, но тянуло на очередное мордобитие. Даже если сейчас неистовая удержала свою руку, преисполнившиись воистину ангельским терпением. Хотя и вышвырнула его обратно во двор, откуда забрала, с явным раздражением, больно стукнув о камни, отчего бок болел даже ночью, когда они с Раймоном грабили этот чертов монастырь. Роб не помнил Альфреда, но он помнил страх, какой овладел сестричками, когда пришли даны. Боги уже ослабели, уже ушли в холмы, а кто - и за море, уже ковалась новая история - христианская, а оголетлые богини продолжали тешиться своими играми. И доигрались. Тот, кто должен был стать освободителем, погубил их. Тогда Тростнику было все равно, хотелось лишь немного солнца и ветра, свободного, под свободными же небесами, не заключенными в оковы холмов. Хотелось счастья, любви и семьи, раз уж отобрали упоение битвой. С тех пор Роб позврослел. Да и помудрел, хотелось надеяться. Когда ты лежишь в свивальниках и от нечего делать пялишься на грудь твоей же кормилицы, остается только размышлять. Учиться. Превращать полководца и стратега в мыслителя. И понимать - что счастье заключается в жизни, в каждом её проявлении. В небе над головой и земле под ногами. В улыбке девушки, провожающей взглядом. В том, чтобы найти - но не заменить! - детей. Черт побери, да счастье было даже в том, что Раймон украл послушницу в монастыре! И хотя и хотелось чуть нежности, чуть тепла, открытых, на которые Бадб способна не была, Роб мог жить и без них. В конце концов, он не был замурован в стены, как эти несчастные. Не слышал плач умирающего младенца - своего! - и рыдания жены, которая до последнего прижимала его к груди. Не бился, пытаясь вырваться из плена стены, успеть, спасти. Вечно врозь, на расстоянии вытянутой руки, отделенные стеной.
Так, что, должно быть, этот Арундел слышал даже стук сердец женщины и ребенка, мог говорить, если не заткнули рот. Но взять за руку, обнять, чтобы хотя бы последние часы не были такими страшными, такими одинокими - не мог. Как не смог, не успел он сам. Подобно этой стене разделил могильный холм его с Розали и детьми. Был он так же холоден и нем, нес в себе такую же трагедию, несмотря на то, что Роб остался жив. И живой, свободный Роб пообещал этой женщине, что тосковала в стене, воссоединить её с супругом, во чтобы то ни стало. Даже если придется искать их души в ветвях Древа, умолять Бадб об этом. И - не допустить того же для Раймона и Эммы, не позволить Морриган их разлучить. А для этого снова нужно было учить мальчика. Показывать примером, как смертный - и только смертный - может заступить дорогу богине. Говорить об омеле, ветвях рябины и древнем оружии. Дубинка, впрочем, тоже была оружием. Вполне древним, многократно проверенным и опробованным. В том числе - и на собственной спине. И, пожалуй, не стоило позволять себе злость, изрядно приправленную тревогой за детей. Перекати-поле Раймон, все же, хоть и остепенялся, но о семье имел представление смутное, тяга к приключениям и риску, не сдерживаемая Эммой, пока перевешивала прелести очага. И демон, да еще князь... Это прозвучало как tá tú ag tabhairt dom roinnt seafóid*. Сдерживаться было сложно и это грозило дракой. Если бы не умница Эмма. Снова. Кажется, Роб все больше и больше влезал в долги к этой девочке, способной возглавить дипломатический корпус. Благодарности, что он испытывал за эти примирения с Раймоном, было недостаточно. Ни одна цена, ни одна плата не окупила бы того, что она удерживала Раймона в равновесии, не позволяла разрушить дружбу. Даже омела с ветвей священного Древа.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511080 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:19


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


исключительно Леоката

Или не поймет... Сдерживая вскрик от боли, обжигающей, мешающей дышать, глядя на испуганную Эмму, Роб подумал, как мало ценит он свою жизнь, когда рядом дети. И даже порадовался, что забыл надеть кольчугу. Болты из арбалета, да еще и почти в упор, увлекли бы кольца от нее внутрь. И исцелять себя было бы гораздо сложнее. А ведь мог бы, мог проверить, подошел ли кто к лестнице! Но предпочел рискнуть, спуститься первым - и успеть в самый последний миг, закрыть собой, мимоходом осознав, что ждали девушку, самого его убили бы сразу. Стараясь не дышать жадно и глубоко, хотя уже хотелось, Роб продолжал закрывать девушку собой. Биться он был еще способен, подстегивая тело силами исцеления, не задумываясь о том, что может не хватить на полное оздоровление после извлечения болтов. Впрочем, даже в этом смертельном ранении были свои плюсы. Ворчливая досада Бадб, которую почувствовал даже он, не обладая даром Эммы, отголосок слов о лучших годах, были сродни признанию в любви. Неистовая привыкла к нему, а Роб, кажется, уже плохо представлял себя без нее. Хотя и хотелось порой просто тишины и ласковых рук. А вот поступок Раймона его и порадовал, и огорчил одновременно. Исцелиться он мог и сам, без сделок с богиней, которая не откажется от платы за то, что и жертв-то не требует. Не хотелось Робу втягивать своих мальчиков в эти игры с верой, к этому они должны были идти сами. Впрочем, неистовая его и не исцеляла. Ей оказалось проще вернуть его на час назад, нежели излечивать раны. Что было, конечно, хорошо, но очень уж больно. За то, что Роб назвал свою женушку злодейкой, совершенно непочтительно, ведь злой Бадб не была, это было противно её сути, возмездия не последовало, а значит, тот поцелуй, который он позволил себе, не омрачался ничем. Даже приближающимся полукровкой скоге. Чары фэа на него не действовали, спасибо Тростнику, да и трудно чаровать того, кто помнит, как остатки фоморов присягали на верность новым хозяевам этих земель. Но неистовую он все же прикрыл собой по неизжитой
привычке. Когда-то фоморы вполне были способны убивать богов, и если сейчас их потомки-фэа подчинены, это не значит, что они утратили такие способности. Мальчик-скоге оказался тонким и звонким, что девица, с длинными белыми волосами и яркими зелеными глазами. Он уже начал колдовать, когда Роб, ничтоже сумняшеся, подлтолкнул его потоком из отнорка. Пряча за себя еще и Эмму, которую-таки смог извлечь из рук Раймона, разглядывая это дитя странного брака (ну какой идиот мог польститься на скоге?), Роб хотел было спросить неистовую, нужен ли ей в свиту такой полу-фэа. Но не спросил. Нельзя было отбирать у Фламберга месть.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511078 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:18


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Рысь скотиной ленивой не был. Скорее, хитрой и наглой. Теобальд Батлер, нареченный Рысью, считал возможным работу не завершать. Объяснял он это во время очередной чистки морды тем, что все равно заплатят, а проверить не смогут. После каждого мордобития мерзавец утихал, но ненадолго, да еще и принимался развлекаться рассказами обидных баек об орденцах. Роб однажды с удивлением узнал, что шрам на лице у него от того, что неудачно упал, убегая из спальни любовницы от разъяренного рогоносца. Именно из-за Рыси капитул принял решение обязать михаилитов приносить заказчикам характерные части по числу убитых особей. Впрочем, этой рысьей скотине все равно было наплевать. А потому замечание Раймона Роб встретил вздернутой бровью и здоровой долей скепсиса. Бровь поползла еще выше, хотя казалось - уже и некуда, когда он услышал о тюрьме и могиле.
- Помилуй, Раймон, зима же! Если ты хочешь могилу, тебе придется сначала прогреть землю. Заодно и место присмотришь, - неискренне возмутился он, - dè a-rithist****? Проклятье... Что опять? Ты нашел где-то новых сектантов?
- Да когда это их искать надо было? - удивился Раймон. - Сами лезут. Но - нет. Разве что в общем смысле, как представителей культа Эммы, - он помедлил и задумчиво кивнул сам себе. - А хорошо звучит. В общем - нет. Просто надо убить одного человека тут. Или не одного, как пойдёт. Понимаешь, не нравятся мне контракты на нас с Эммой. К тому же, контракты жмотные. Тысяча за Эмму ещё куда ни шло, но всего триста за мою голову? Или это потому, что её живой хотят...
Роб вздохнул, роняя голову на руки. Неизвестно, каким был достойный родитель Раймона, но вот эта страсть балансировать на острие клинка у молодого михаилита была явно не от него.
- Тогда какого черта мы тут сидим? На живца приманиваем?
Если Бадб хотела познакомиться с одним из своих пасынков лично, то ей лучше было бы явиться прямо сейчас. Пока Роб, по ее точному определению, не сунул нос куда-то еще.
- Мы сидим тут потому, что я не очень хочу взламывать книжную лавку, которая расположена чуть не в соседнем доме, средь бела дня, - любезно пояснил Раймон. - Особенно с учётом того, что там может быть мастер-иллюзионист... кстати, потомок человека и скоге. Кроме того, мы тут сидим потому, что явно требуется отпраздновать омоложение, свадьбу, возвращение к корням, снятие покровов, будущие экспедиции, магистерское кре-...
Договорить он не успел, глянул в сторону и вверх, где спустя миг раздался уверенный стук каблуков.
Чтобы понять, что увидел Раймон, Робу поворачиваться не надо было - потеплели оковы, напоминая, что сидеть в её присутствии - неуважение. Впрочем, он и без того бы встал, удивляясь странной радости и печалясь осознанию, что неистовая, все же, уводит его из этого мира, привязывает все крепче к себе. Подавая руку величественной, даже величавой Бадб, павой спускающейся с лестницы, Роб печально глянул на побледневшую Эмму и поспешно набросил на себя Циркона, поворачиваясь к детям.
- Бадб, - "Маргарет Колхаун", - душа войны. И леди Бойд.


-------------------
*невестка
** очень нецензурные фэа
*** наследник
****что опять, снова
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511076 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:17


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

В таверне, поманив улыбкой подавальщицу, он глянул на Раймона, обреченно подумав, что придется рассказывать все. О прошлом, которое хотел забыть, но не мог. О настоящем и о будущем. Впрочем, разговор Роб начал не с этого, дождавшись, когда принесут одуряюще пахнущий пирог с олениной и вино.
- Ты болты нашел, Раймон? - Пожалуй, это волновало его не меньше, нежели знание любимцем прошлого Fuar a'Ghaoth. Час боли для Морриган, в который можно было успеть многое, был бесценен.
- Да, - прежде, чем ответить, тот тоже подождал, пока девушка, кидавшая на Роба заинтересованные взгляды, отойдёт подальше. И с явным удовольствием разделывая пирог на исходящие паром куски. - Мы заезжали в резиденцию на пару дней. А то всё трактиры, заимки, хотелось отдохнуть нормально, без необходимости оглядываться. Надо сказать, немало всё изменилось, даже не ожидал.
- Верховный писал, что вы были. И про Рысь тоже.
Помедлив, подумав о том, что тянуть кота за яй... хм, за хвост и откладывать то, что должно быть сказано, Роб вздохнул, глянув на Эмму, отложившую в сторон пирог и принявшуюся за свежую клубнику, которую трактирщик, полный и круглолицый, принес с ледника.
- Иногда, - тихо заговорил он, - я до сих пор слышу во сне лязг боевых колесниц и крики умирающих. Тех, кого он - и я тоже - вел в бой. Уж не знаю, кто сболтнул, но... Я - не Тростник, Раймон. Он истек в кровавую дорогу, по которой уходил от своей хозяйки. Я - Роб Бойд, который все помнит и бережно хранит его искру в душе. Я помню, каково быть им, помню те силы, ту мощь, что давала ему хозяйка. Но быть снова им не хочу. Но и насовсем убежать у него... у меня не получилось. Джерри попал в беду, и неистовая принесла эту весть на крыле. Преследуя свои цели, разумеется. И чтобы успеть, я пошел на сделку. Продал себя, иначе не успел бы, верхом от резиденции до Блита. Сожрали б пауки. А молодая физиономия - часть сделки. Не нравится ей на морщины и седину смотреть. Никогда не нравилось, хоть и говорила об этом, как о продлении срока.
Эмма, с явным сожалением отодвинувшая от себя ягоды, вздохнула тоже, но устало.
- Не лжет, - сообщила она, улыбнувшись Раймону, - и очень волнуется.
Трусит, пожалуй, было бы более точным словом, но Эмма ведь только училась правильно использовать свой редкий дар. Роб благодарно кивнул ей и выжидающе взглянул на Раймона. А тот неожиданно ухмыльнулся.
- Только не говори, что ты против такого довеска. Вон, как эта смотрит... Но я понял. Неистовая, Бадб, да? Кажется, доводилось недавно слышать её голос. Во сне, который наяву. Так что получается, - он поднял бровь, - теперь есть две древние богини, от которых нужно как-то избавиться? Хм. Две... части богини?
- Одна. Что думает мелкая поганка - Фи - не знает никто. А Бадб... Частью сделки был договор: она не участвует в играх Королевы с вами. Прости, что не сказал раньше. Я надеялся дожить спокойно, отойдя от дел и, быть может, увидев ваших детей. Когда ты свободен, когда есть ради кого и чего жить... Когда волен видеть солнце и облака, его скрывающие, когда грустишь и радуешься, не скрывая это от той, что может счесть излишние слова и мысли оскорблением... Это дорого стоит, Раймон. Так дорого, что не хочешь вспоминать и говорить.
Пригубив вино, Роб грустно подумал о том, что мог бы рассказать то, чего не было в легендах. Как говорить дозволялось лишь в постели или когда обращается госпожа. Как приветствовали армии своего командира криком, от которого дрожала земля Маг Туиред. Как победу присвоил Луг, а истинный победитель остался лишь в сказаниях отдаленных местечек Ирландии, где живут потомки тех воинов. Как встретил ту, первую Розали, и тайком, когда неистовая бывала не такой всевидящей, навещал её. Как она родила ему троих мальчиков. Как искал друида, который бы подсказал, как сбежать, разорвать клятву крови и как уходил со вскрытыми венами, омывая себя, прокладывая дорогу и смывая следы собственной кровью, узнав, что она убила и Розали, и детей. Как упал у врат Туат Де Данаан, оплакивая семью и слыша слова неистовой: "Проклинаю тебя, мой возлюбленный, и ненавижу. Из пыли рожден был, в пыли и погибнешь. Не снискать тебе более славы вождя - на войне ты добьешься лишь смерти, ибо смертен отныне". Впрочем, грусть немного ушла, когда он перехватил взгляд подавальщицы.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511074 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:17


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

- Ну хорошее же имя, - только и успел произнести Роб, ныряя под меч и уходя от атаки поворотом с шагом назад.
- Focáil robin*, - прошипела Бадб, крутнувшись следом за мечом в ореоле волос, и выбросила левую руку в его сторону.
Земля дёрнулась не хуже коврика, выдернутого из-под ног шаловливыми послушниками. Точнее, двух ковриков. В разные стороны.
- Девять дней как нет, - не согласился с такой трактовкой Роб, с удивлением в падении ловя восходящий поток и лихорадочно уплотняя его, призывая на помощь ветерок. Плащ хлопнул за спиной и развернулся будто парус, затрепетав краями, - голодный паек, Мэг, к семейному счастью не приводит.
Отчего-то не покидало ощущение, что им сейчас пересчитают деревья. Вдумчиво и не пропуская ни одного. Но навстречу понёсся не благородный дуб, а куст терновника. Колючий, в длинных крепких иглах.
- Маргарет Колхаун! Marbhfháisc ort!** Убью! Оба эти твои двора, начисто!
Куст вспыхнул ярким пламенем, с гулом вознёсшимся высоко в небо. Ударил в лицо жаром почти пророческим.
- Что же ты творишь, cuthach?*** - Риторически вопросил Роб, сваливаясь со своего воздушного скакуна прямо в подтаявший снег. - Тебе же это все стирать теперь, как примерной женушке!
Время он, меж тем, не терял. Перекатившись прямо по луже, через плечо, Роб резко взмахнул рукой с косицей, призывая заключенный в ней ветер, заставляя его сбить огонь с куста прямо в Бадб Маргарет, леди Бойд. В разлившемся под ногами озерце на секунду всплеснуло неожиданно алым отражение плаща. Богиня же шагнула прямо через завесу огня, небрежно, но с намёком наматывая на кулак его пряди, словно живые ленточки. Языки пламени, впрочем, сбежать не пытались, наоборот, льнули к Бадб, ласкались, словно маленькие голодные и очень солнечные котята. Часть их облюбовала фламберг, который Бадб держала в одной левой руке, и теперь радостно прыгали по изгибам лезвия. Темнея на глазах, но не намереваясь гаснуть.
- Я слышала, что огонь очищает тоже. Даже сама пробовала. Пожалуй, любовь моя, я начну с удаления волос. Везде. Знаешь, недавно стала свидетельницей такой замечательной пытки!.. Сама не поверила. Многому научилась. Особенно запомнились кипящие изнутри глаза.
- Затейница, - не слишком искренне порадовался Роб, пятясь и размышляя, не пора ли вытаскивать меч, - но, моя Бадб, боюсь, после таких ласк я не смогу служить тебе также верно, как и сейчас.
Битва магистра михаилитов и жуткого оборотня, вероятно, войдет в анналы истории этой деревушки и ее будут передавать из уст в уста, сидя у очагов, длинными зимними вечерами. В подтверждение мысли фламберг прошёлся по стволу осины, без труда перерубив. От пенька начал подниматься дымок. А вокруг, медленно проявляясь, возникал Tuatha Dé Danann, пробиваясь нежной зеленью через мрачный шервудский лес, светом - через тьму, летом в зиме. Дрожал дымкой и птичьим пением.
- После того, как я тебя убью, - ласково заверила Бадб, улыбаясь широко и радостно, - служить будет некому. Доставай меч. Покажи, на что способен. Ты ведь хотел меня убить, когда-то, и снова, и опять. Так давай!
Роб вздрогнул, медленно, покорно доставая меч. И с размаху вогнал его в мерзлую землю, падая вслед за ним на колени.
- Убивай, - согласился он, - если хочешь. Но оружие против тебя я поднимать не стану, даже по приказу.
Извилистый клинок взвыл на полном замахе... и застыл у шеи. Богиня же выдала длинную и совершенно неприличную фразу, перечислив подряд качества некоторых шотландцев, их предков и закончив красочным описанием ошибочности творения мира целиком и в частностях. Выдохнувшись, она схватила его за плечи и встряхнула.
- Почему?!
- Потому что, mo thlachd tlachdmhor,**** - ладони перехватили запястья неистовой, резким рывком увлекая вниз, сопровождая этот рывок подсечкой, - я не хочу этого. Потому что какими именами я не называл бы тебя, ты все равно остаешься Бадб. Моей Бадб. А Маргарет Колхаун - это лишь маска, не стоящая внимания.
А еще потому что, куда бы он не бежал от неё, сбежать все равно не удавалось. Да и не хотелось, по чести. Но это Роб спрятал так далеко, на задворках рассудка, что и сам не поверил в эту мысль.
После подсечки он упал сверху, но теперь богиня вывернулась, перевернув обоих на бок. Впилась в губы поцелуем, долгим, полным того же лета, что тонко, на грани слуха, пищало вокруг, не разворачиваясь полностью.
А потом Бадб фыркнула. Снова. И залилась смехом, запрокинув голову назад.
- Ха! Представляешь, что сказали бы те фрейлины при дворе, если бы увидели?! Ладно! Колхаун так Колхаун. Позволяет вести себя интересно. Бить по шее за "Мэгги", прилюдно даже. Хороший клан, мне нравится.
- Боюсь, после этого разговора, - проворчал Роб усаживаясь, судя по ощущениям, прямо в очередную лужу и бережно пристраивая неистовую у себя на колене, - я буду обращаться к тебе исключительно официально, с перечислением полного титула. Что, конечно, существенно удлинит беседу. К слову, мне гораздо более интересны не фрейлины, а то, на ком ты будешь натаскивать эту паскудницу Ларк. Я бы предложил тебе опробовать её на Брайнсе.
А если мерзавка отравится, укусив чертова торговца, как именовал его Клайвелл, то не беда. Одной меньше.



----------------------------------------------------------------
* крайне неприличная малиновка (которая неприлична и сама по себе)
** Чтобы ты сдох!
*** бешеная
**** восхитительно неистовая

Черт его знает, как дополз до дома Тимбров. Ушибы и ожоги, полученные в пылу героического увиливания от сражения с Бадб, болели. О том, как выглядела поляна с логовом, вспоминать даже не хотелось. В хижине, постояв у порога и послушав тишину, Роб бросил обгорелый и грязный хвост на обеденный стол и с трудом заставил себя умыться. Заснул он почти мгновенно, блаженно вытянувшись под теплым одеялом и спрятав голову под подушку, чтобы не мешал шум кузницы. И проспал весь день, давая телу отдых, залечивая синяки и вздувшиеся, наполненные жидкостью, ожоги. К счастью, ему ничего не снилось, ни о чем не думалось и не мечталось. Пробуждение приятным назвать было нельзя - ломило плечи, точно мечом размахивал вчера он. Но зато Джек Тимбр, явно с наущения Рози, отдал триста фунтов, двести из которых перешли сопротивляющемуся Вихрю, а сто, в присутствии Тимбров, Ларк. С трудом удержавшись от того, чтобы отвесить еще и подзатыльник соплячке, Роб покосился на сумерки за окном и со вздохом отправился собираться в дорогу, благо, что до Равенсхеда было полчаса галопом. Письма, за которые его били ночью, требовали отправки.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511072 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:16


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

- Спасибо, mo ghaol**, - выдохнул Роб, опираясь на дерево, чтобы перевести дыхание. Так быстро бегать и так много колдовать ему не приходилось с тех пор, как практика завела его вместе с группой мальчишек на одно очень неспокойное кладбище, - Рози, ну теперь-то ты меня понимаешь? Моргни раз, если да.
В ответ оборотень закрыл глаза.
- Я буду рассказывать, а ты моргай, - обреченно продолжил он, наблюдая за этим, - должно быть, этот ваш старый прид... блаженный обнаружил тебя или во время трансформации, или на логове. И тебе пришлось его убить. Но людей ты не трогаешь, боишься. Сколько полнолуний ты пережила? Два, три? Или, судя по этой паршивке Ларк, у вас это родовое? Отсюда и селениты? Ты не хочешь, чтобы это вышло за пределы деревни? Пытаешься привязать её? Кругу тебя ведь кто-то из наших научил, старая школа... И прекрати стыдиться, это твоя вторая суть, никто не посмеет тебя осудить за это.
Спиной он практически почувствовал, как Бадб на последних словах закатила глаза. Но Рози еле заметно кивнула, всё ещё глядя в сторону.
- Ваш. Полг'да н'зад... добр-рый. Со шр-рамом. Вежлив, тихр'й. Помог. Связать.
Для слов волчья пасть подходила плохо, и слова получались смятыми, комканными, лающими. Но - получались.
- Седой и на меня похожий, но старше? - Подозрительно осведомился Роб, снова срываясь в акцент. - Впрочем...
Он покосился на Бадб, припоминая, что оголтелые сестрички снимали ликантропию щелчком пальцев и, помявшись, продолжил:
- Я могу попросить Госпожу Ворон, чтобы она сняла с тебя это проклятье, если хочешь. Я даже попытаюсь упросить её принять Ларк в свиту, потому как мерзавка, уж прости, коровами не ограничится, а служить госпоже - великая честь. Вопрос в том, хочешь ли этого ты, и согласится ли на это госпожа?
Великая честь. Роб прямо-таки ощутил на шее тяжелую руку Бадб, поскольку слова прозвучали двояко и провокационно: не уходят от такой великой чести в смерть. И все же, это было лучшим выходом для сидящей на дереве девчонки. Которая, к тому же, явно томилась и явно была готова дать жизнь новому поколению оборотней.
- В свиту-у? Но ведь эт'... - глаза Рози метнулись к Бадб, но тут же, едва ли успев разглядеть богиню, словно обжегшись, она снова посмотрела на Роба. Говорить ей становилось явно всё легче. - А как же... цер-рковь? Господь? И снять пр-роклятье - ценой души? Я хочу, больше всего на свете, но та, кого ты называешь госпожой, она ведь...
Рыжая, скорая на расправу своекорыстница. Впрочем, христианский бог тоже частенько бывал невоздержан в гневе, а уж как был охоч до выгоды богоизбранный народ...
- Госпоже твоя душа ни к чему. Она правила этими землями задолго до прихода сюда миссионеров, принесших твое проклятие, - Роб снова глянул на Бадб, призывая к терпению, и стянул перчатки. - Собирать души - удел слабых. К тому же, Рози, в глазах Творца ты грешна. Ты воруешь коров, чтобы есть - и нарушаешь заповедь "Не укради". Ты убила блаженного - и нарушила "Не убий". И ты ведь даже покаяться не можешь, не обнаружив своей сущности. Знаешь ли ты, что святые мужи говорят о ликантропах, Рози? Амвросий Медиоланский высказывался в том духе, что человеческая душа не способна существовать в теле животного, поскольку между человеком и животным есть принципиальная разница: человек, как творение и подобие бога не может быть изменён. Каждый раз, перекидываясь, ты грешишь, меняя свой облик на звериный. А ваш священник тебя подверг бы экзорцизму, а потом сжег. Невежда, он считает, что оборотни добровольно одержимы дьяволом, ведь так его учили. Для Ларк же вассальная клятва - возможность остепениться, научиться использовать волка во благо. До полнолуния три ночи, что ты будешь делать, если её волчица войдет в охоту? Если отправится искать самца? Селениты её не удержат, поверь. Они не помешали ей явиться ко мне полуобнаженной, чтобы продать твою жизнь за сто фунтов. Она - не ты. Она не стыдится этого и не боится, скорее - жаждет. И есть вероятность, что через месяц-другой сюда вернется кто-то из наших, не я. Он не будет думать, чудовища ли вы, просто зарубит обеих. А умирать ты не хочешь, иначе давно бы кинулась на рогатину мужа.
Кажется, демонстрировать оковы становилось уже традицией. Роб поддернул рукава кольчуги, показывая рисунки и вздохнул, понимая, что играет нечестно, связывая узел из тоненьких ниток, торчащих из ткани мира, но не трогая основной канвы. Но Бадб нужны последователи, а они покупались благими делами. И иногда - подзатыльниками, но об этом Рози знать было не нужно. Роб улыбнулся женщине своей самой обаятельной, самой открытой и мальчишечьей улыбкой, думая о том, что снова стал тенью неистовой, хотя теперь и тенью сильной, способной возвести её на престол и сложить к ногам богини дома Господни, церкви сиречь. Если бы они ей были нужны. Серый кардинал в темно-синей рубашке. А ведь он так спокойно старился, уже поглаживая камень пустого саркофага в капелле!
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511070 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:16


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

19 января 1535 г. леса под Веллоу, между часом и двумя ночи

Ларк, одетая по-мужски, в штаны и короткую куртку, двигалась по лесу если и хуже отца, то ненамного. Хотя и трескала порой под сапожком ветка или проваливался слишком глубокий наст, заставляя тихо, выдохом, ругаться, вела девушка по ровной дуге, ориентируясь по ведомым одной ей приметам. Луна, почти полная, яркая, в окружении крупных звёзд, озаряла лес неверным белым светом, освещая тропки, собираясь в амулете, который девушка не стала убирать под одежду. Бросая резкие тени, где, впрочем, не крылось ничего опасного. Крупные хищники, как обронила мимоходом Жаворонок, округу теперь избегали. И специально или нет, но на прямую Ларк вывела Роба с хмурым, невыспавшимся Вихрем, так, что лёгкий ветер дул прямо в лица, принося слабый, но перебивающий всё запах гнилого мяса.
В доме Тимбров дочь учили явно не только обращению с иглой. Девушка взглянула на небо, помедлила, словно упиваясь светом, и взглянула на Роба.
- Ещё немного рано, - она почти шептала. - Полчаса, час, когда придёт из круга. И будет спать. Я видела, дважды. Если ничего не поменяется.
- Какой полезный ребёнок, - прошипел Вихрь без особенного одобрения. - Как только выжил.
- Я осторожная! - огрызнулась Жаворонок, повышая голос.
- Замолчите, - буркнул на них Роб, отчетливо понимая в этот момент, что именно так и будет выглядеть полевая практика смешанных девичье-юношеских групп в Ордене, - не переживай, Вихрь, если она продолжит являться по ночам в спальни к мужчинам в одной рубашке, то ей станет не до слежки за тварями. Месяцев через шесть примерно после последнего визита.
Ларк бросила на него яростный взгляд, но от слов удержалась и махнула рукой дальше.
Запах становился всё сильнее, к нему добавился запах логова, тяжёлый, спёртый, пока лес не расступился небольшой поляной, смрадной, неряшливой, с валяющимися ошмётками плоти и разгрызенными костями, клочьями шерсти. Чёрный зёв норы открывался между корней старого, могучего дуба, кора на котором была изодрана на весь рост Роба. Такие же метки виднелись и на других деревьях. И на деревьях кое-где виднелись подвязанные к веткам лунные кристаллы, матово блестевшие под луной. И на росшей неподалёку, с подветренной стороны, сосне, так, чтобы не достать с земли, висела холщовая сумка. Чистая и аккуратная. Но человеческих следов - видно не было.
Жестами попросив Вихря закинуть девочку повыше на дерево, Роб хмыкнул чуть слышно и пошел вперед. Зверь знал его запах, знал следы, а потому сидеть в засаде было бесполезно. А вот с Вихрем тварь познакомиться не успела. Легкий ветерок потянул от логова и вверх, сдувая запахи с молодого михаилита к кронам деревьев. "Ta neart gaoith agam air*". А вот адуляры, несомненно, повешенные с охранными намерениями, следовало убрать. Наверное. Роб припомнил все, что знал о их прочности и в который раз пожалел, что с ним нет Раймона. На разогрев они были не столь прочны, как на вымораживание. И тут на ум пришли пауки, строящие свою сеть так, чтобы попавшись в нее, жертва трепыханием сообщала о своем присутствии. Теплый поток найти было сложнее, но - все же он нашелся. И весело заплясал, задергался на кристаллах, согревая и заставляя беспорядочно колыхаться, точно на них уселась любопытная синица. На каждый. Прислонившись спиной к одному из деревьев, Роб коротко, по-волчьи рявкнул так, что откликнулось эхо.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511068 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:15


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

По-возвращении Ларк уже спала, зато Рози с тёплой улыбкой и держа наготове кружки с дымящимся отваром - от порции, доставшейся Джеку, отчётливо тянуло сверх обычного сбора мятой, чабрецом и ромашкой. Мужчина, впрочем, принял его без тени удивления.
- Ничего не нашли? - в голосе женщины сквозило облегчение, и она на миг прижалась к мужу, вдыхая свежий зимний запах кожаной куртки.
- Только круг, - Джек похлопал её по руке и опустился на скамью. - Следы, небось, заметает, да так, что и у меня бы лучше не получилось. Слишком умно, я скажу.
Роб устало рухнул вслед за ним, чуть звякнув кольчугой.
- Tha mi sgith 's mi leam fhin
Buain a rainich, buain a rainich
Tha mi sgith 's mi leam fhin
Buain a rainich daonnan...****** - пробормотал он себе под нос песенку, которой оповещал Розали о своем приближении. Роб и впрямь устал от пробежки по ночному лесу, не желая ни отвара, ни ужина. Хотелось вытянуться под одеялом и уснуть, что тоже было сложновоплотимо - во время облав он предпочитал дремать, не раздеваясь и не ложась.
- Но, может быть, всё-таки не стоит искать?.. Ведь людей он не трогает.
- Ага, а про Джейка забыла? Псих, конечно, был, но всё-ж таки свой.
- Всё-таки свой... но я ведь за тебя боюсь.
- Тебя послушать, так мне на лавке сидеть!
- Нет, конечно, нет, но... третий день...
Голоса, которые вели явно старый, давно уже выученный наизусть спор, тянулись, теряясь в воздухе, сливались, пока не стали одним, нагоняя сон, который перебивал даже ленивый и не слишком ритмичный звон кузницы. Джек ушёл спать первым, со стуком поставив на стол опустевшую чашку, от которой все ещё разносился травяной запах. Мужчина отчаянно зевал. Рози последовала за ним почти сразу, с усталым вздохом, словно это она день моталась по лесу.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511066 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Spectre28 Отправлено: 8-06-2018, 6:15


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 2801
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


с Леокатой

Говоря о десятке домов, Джек если и преувеличивал, то не намного. Веллоу не столько раскинулось, сколько сжалось за крепким тыном, который с двух сторон подпирал старый лес. Да и поля казались недостаточно большими, чтобы прокормить даже десяток хозяйств, но при этом поселение выглядело если не процветающим, то крепким. Здесь не найти было покосившихся или неухоженных домов, пусть даже на всю деревню не нашлось бы ни одного стекла. Ставни, по большей части резные, прикрывали небольшие окна. В паре домов белели свежим деревом массивные двери, говоря о том, что не один Тимбр беспокоился о странных событиях. Об этом же говорили и спешка молодки, торопящейся домой от ручья, и настороженные взгляды сопровождавшего её парня с рогатиной в руках, и отсутствие детей на улице. Тихо здесь было, причём тихо по-плохому. Не раздавалось даже собачьего лая, зато Девона, которой всё-таки оказалось не всё равно, ворчала ещё с окраины, и успокаиваться не собиралась. Кроме этого тишину нарушал только звон молота: на счастье или на беду кузня оказалась по-соседству с домом Тимбров. И работа обещала быть не такой уж скорой.
Вихрю, впрочем, повезло больше - его поселили поодаль, у пухленькой, улыбчивой вдовы с покрытым веснушками лицом. Женщина, поначалу смотревшая испуганно, явно обрадовалась тому, что в доме будет вооружённый мужчина. Возможно же, что и не только этому. А Роба Джек привёл к себе, заманивая и ужином, и отдельной комнаткой. Хижина, действительно, оказалась большой, даром что стояла на краю, у самой ограды. И места хватало всем. Жена и дочь Джека выглядели чуть ли не сёстрами. И Рози, удивительно молодо выглядевшая, и Ларк, едва достигшая пятнадцати лет, были рыжеволосы, что огонь, белокожи и зеленоглазы, с длинными густыми ресницами. Отличались разве характеры, но и то, скорее, силой проявления чувств. По крайней мере, взгляд Ларк, брошенный на Роба, обжигал. Глаза Рози скорее обещали тепло. Джек же Тимбр, казалось, не замечал ни того, ни другого. Небрежно поцеловав жену, он тяжело опустился за стол, явно всецело погруженный в проблемы деревни. Впрочем, Роб сюда тоже не для разглядывания женщин приехал, пусть и подозрительно похожих на... Черт побери, мало ли в Англии рыжеволосых и белокожих? В маленькой комнатке он первым делом поменял оверкот на кожаный чехол-накольчужник и присел перед Девоной.
- Ну что ты, leanabh***? Чего может испугаться гончая Кернунноса?
Голубей он заговаривал не так, как все. И, наверное, зря научил этому Бесси Клайвелл. И своих мальчиков. Но силы сами рвались вслед за словами, которые ему уже и не требовалось проговаривать вслух. "Кернуннос, всех лесов Владыка! Олень и Волк, приди!" Девона вздрогнула и подняла голову, глядя ему прямо в глаза. "Священную рощу хранящий, Хозяин деревьев лесных..." Роб знал, что все эти литании нужны лишь для концентрации, чтобы сила текла в нужное русло, нужным потоком, без усилий. Знал и понимал, что ему давно не нужны эти слова - успокоить собаку и напомнить ей: с её маменькой охотились боги, было чуть сложнее, чем зачаровать голубя. Но удержаться от того, чтобы помянуть Керна лишний раз, он не мог. "Слышу звучание рога, слышу вой твоих псов!" Самым сложным было, проговаривая это мысленно, вслух сообщать Девоне, что нет ничего превыше его, хозяина и напарника, и нет наслаждения выше, чем охота. Что необходимо выследить, вцепиться в горло, почувствовать терпкую, горячую кровь, выгрызть еще бьющееся сердце и печень, разбить череп и съесть мозг... Внушал, поверив этому сам, чувствуя жажду убивать не хуже какого-нибудь упыря, слыша старательно забытые крики армий, лязг мечей о щиты, стук копий, от которых дрожала земля, когда привествовали его. И в который раз понимал, что тоскует по хмурому, затянутому черными тучами, небу битв, в котором кружила неистовая, садясь на наруч, чтобы рассказать о диспозициях вражеских армий. Тогда Роб еще не знал всех этих слов, которыми пользуются стратеги, не играл в шахматы и не умел корпеть над картами. Ему было достаточно вороны в поднебесье и того, что наказание за ошибки будет в шатре, а не перед полками. А потому, Тростник сейчас ярко, с удовольствием вспоминал второй день первой битвы при Маг Туиред, когда очумелые сестрички решили заявить о себе. Как вновь, он досадовал на тупоголовых королей, о засадной войне имеющих лишь одно понятие - она бесчестна.
Любопытно, стоят ли еще в долине Мойтуре те форты, что пришлось строить спешно, игнорируя вопли этих первых рыцарей? Девона коротко рявкнула, подхватив его настроение, и Роб отвесил сам себе отнюдь не мысленную пощечину, от которой зазвенело в ушах. Нет, он - Роб Бойд, который всё помнит. Лорд Портенкросс из клана Бойд и магистр михаилитов Циркон. А если он и помнит, как гонял фоморов во второй битве от того дуба и до вот этого холма, то позволять Тростнику завладеть собой хотя бы на краткий миг - ни к чему. Пожалев, что не успел выспаться днем, Роб вышел из комнаты, сопровождаемый почти прилипшей к левой ноге гончей.
- Мастер Тимбр, - за окном стемнело, но сумерки были еще прозрачны и вполне подходили для вечерней охоты, - где вы следы нашли, не покажете?
- Куда же вы, в ночь?.. - вырвалось у Рози, которая прижала руки к груди. - В лесу же темно совсем.
Ларк не добавила ничего.
Джек только хмыкнул и подхватил стоявшее в углу тяжёлое копье с перекладиной под наконечником.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #511064 · Ответов: 511 · Просмотров: 7943

Страницы (76) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Новые сообщения  Новые ответы
Нет новых сообщений  Нет новых ответов
Горячая тема  Горячая тема (Есть ответы)
Нет новых сообщений  Горячая тема (Нет ответов)
Опрос  Опрос (Есть ответы)
Нет новых голосов  Опрос (Нет ответов)
Тема закрыта  Закрытая тема
Тема перемещена  Тема перемещена
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 22-06-2018, 10:43
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .