В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Страницы (79) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Spectre28 Отправлено: 18-11-2018, 8:58


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Цитата
посмотреть примеры работ можно здесь

какие шикарные!..)
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #512513 · Ответов: 33 · Просмотров: 3054

Spectre28 Отправлено: 11-11-2018, 21:00


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


14 пункт в теории увеличивает количество отзывов. И как-то стимулирует их писать. Не так и плохо) Если человеку настолько интересен конкурс, что он готов писать комментарии - кмк, пусть и голосует smile.gif
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #512503 · Ответов: 33 · Просмотров: 3054

Spectre28 Отправлено: 11-11-2018, 20:30


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


(осторожно) а раз такая пьянка с изменениями, может, и дальше шагнуть? Например, система оценивания сейчас по сути никак не работает на нижнюю-среднюю часть списка, потому что баллов на крепкие, но не вау рассказы просто не хватает. В итоге единственный голос по приколу может поднять рассказ на 11-15 позиций.
Может, это, вспомнить, что после прошлого КУШа предлагали ранжир? Топ-10 или привязать к размеру группы? Сейчас максимум, скольким рассказам можно дать баллы - это пять. И в этом случае получается скорее ограбление сильных рассказов, чтобы дать хоть что-то тем, что просто хорошие.
  Форум: Большой куш · Просмотр сообщения: #512500 · Ответов: 33 · Просмотров: 3054

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


- Разумеется. Дурным был бы я торговцем... Если вам угодно, растолкаю слугу прямо сейчас?
- Да, пожалуйста, - просияла Хизер.
Брайнс с улыбкой кивнул и поднялся.
- Со всем уважением, милорд. Это не займёт много времени.
Когда хлопнула дверь, улыбку с лица Хи стёрло, словно кто-то разгладил песок рукой.
- Сэр Ричард, в Стратфорде человек, который выглядел как полная копия мистера Брайнса, не считая шрама на щеке, купил меня у Герберта. До обеда. Он был очень... странным, - она замялась, подыскивая слова. - Не таким странным, как здесь, просто странным. То пугал, то предлагал сдать в монастырь - хотя денег, судя по одежде, у него было немного. Вызнавал, что я умею, словно хозяин фабрики или... работорговец. А потом просто взял и ушёл. Оставил меня одну. Но - покормил. Словно, знаете, хотел забрать, но оказалась не нужна. Но этот... я его даже не узнала сразу, верите? Лицо, выражение глаз, речь, жесты - другое всё! Совсем всё!
- В Балсаме даже кошки другие, - вздохнул Дик тоскливо, ностальгически вспоминая Кат и её библиотеку, - летают на крыльях и не подозревают, что им этого не положено. Должно быть, мышей тоже летучих ловят. Не волнуйся, Хизер, если мы встретим копию мистера Брайнса, он тебя уже не узнает. Да и леди Хизер Освестри имеет полное право не узнавать его. К слову, нашего отца звали Ричардом.
А братьев - Эдмунд и Томас. Им достались земли в Шропшире и Дик не не видел братьев с тех пор, как поделили наследство. И выходило, что он, Ричард, вместо того, чтобы собирать семью вместе, крепить единство, шатается черт знает где, привечая девиц сомнительного поведения. Но Хизер, уже не серая мышка, еще не леди, похожая и непохожая на Эмму, заслуживала иной жизни, лучшей. В память и во искупление его собственных ошибок.
- Я не боюсь Гарольда Брайнса, настоящего или копию, - тихо ответила Хизер, - но не могу не думать о том, кого ещё можно здесь встретить.
- Самих себя. Такими, какими они могли бы быть. Или - худших, чем мы сейчас. Короля. Кого угодно, Хизер.
Дик, кажется, начинал понимать, что имела в виду госпожа, говоря о прорехе. И смутно осознавал, что означает ее предложение вобрать в себя мир и вернуть его неискаженным.
Эльза, возникнув словно из ниоткуда, ловко поставила перед Диком тарелку, на которой исходил паром немалых размеров кусок телятины в ягодах рядом с горкой чечевицы.
- Ваш ужин, милорд! А ванна скоро будет, вода-то у нас завсегда есть.
Такая же тарелка появилась перед Хизер, а в середине стола девушка поставила миску салата, украшенного сверху ягодами смородины. Довершила картину бутыль вина в обмотке из плетёной соломы.
- Пирожные - сию секунду принесу! Ещё что-нибудь, господин?
- Нет, дорогая Эльза, благодарю.
Дик задумчиво ковырнул ножом мясо, не глядя на Хизер. Девушка различала странности, выводила разницу между ними "очень странный, но не такой, а просто..." Право же, Дик был бы не прочь перемолвится парой словечек с другим Гарольдом Брайнсом, ведущим себя сродни констеблю, если верить рассказу Хи, причем констеблю неумелому.
А Гарольд Второй - или первый, как посмотреть - вернулся так быстро, словно и в самом деле гонял слугу пинками. Или просто очень хорошо знал, где что лежит. Как бы там ни было, подойдя снова к столу, он с поклоном развернул накидку, окрашенную в глубокий сиреневый цвет, на желтых застёжках в виде деревьев.
- Лучшая шерсть, какую только можно достать, милорд.
Хизер нерешительно тронула край пальцами, провела по ткани ладонью.
- Какое красивое...
И этим тоже она напоминала сестру. Эмма вот так же говорила с тканью, слепо, руками разглядывала рисунки. Она всегда была странной, сестрица Эмма, но теперь то, что Дик задолжал ей, доставалось Хизер. Это было несправедливо, отдавало болью и обидой, заставляло думать о том, как придется объясняться с сестрой. Ричард коснулся ткани тоже, но равнодушно, не находя шерсть ни хорошей, ни красивой.
- Если леди считает накидку красивой, то, пожалуй, мы ее покупаем, - холодно проговорил он.
Торговец поклонился.
- Прошу, господин, оно ваше, и всего за десять фунтов. В иных обстоятельствах я бы счёл достаточной оплатой то, что носить эту вещь будет столь очаровательная леди, но... все мы вынуждены зарабатывать на хлеб насущный.
- Разумеется. Благодарю вас, мистер Брайнс.
Дик небрежно повел бровью, отпуская торговца. Воистину, купцы даже в адском котле будут торговать, пытаясь выгадать на кипятке и паре. К тому же, беседа становилась бессмысленной, коль уж этот Брайнс был в Балсаме впервые и вряд ли мог поведать что-то полезное, но зато светскую пустопорожнюю болтовню превратил в рынок. Монеты, одна за другой, легли на край стола. Утешало лишь, что вереск серым не бывал, и в гардеробе Хизер появилась еще одна яркая вещь.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512498 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


20 февраля 1535 г. Балсам.

Балсам обнаружился на милю раньше, чем это предполагал Дик. Сначала потеплело, точно в уютном леске по обе стороны тракта жила весна, а затем на дорогу пал густой молочный туман, ощупывая мир холодными мокрыми щупальцами. Буян заартачился, отказался идти, фыркал и тряс головой, заставляя понукать себя то лаской, то сапогом в бок. И потому Дик порадовался, когда стража открыла ворота, впуская его в узкие улочки с разноцветными домами, над которыми высилась белая церковь. С интересом проследив за тем, как к крепости неспешно пролетела, хлопая крыльями, белая кошка, и пообещав себе не удивляться ничему - даже компаниям тихих, молчаливых детей, куда-то спешащих по улочкам, даже пухлой торговке с тележкой, Дик направил лошадь к белёному двухэтажному дому под красивой вывеской, на которой виноградная лоза обвивала половину луны.
С порога в лицо повеяло теплом, запахами аниса, душистого василька, душицы и мяты: связки и веночки высушенных трав и цветов виднелись над каждым окном. Над всем плавал аромат жареного мяса в специях, который мог вогнать в грех и святого. Даже невероятно благочестивого отца Мартина. В светлом уголке, под лампой, сидел над дымящейся миской похлёбки высокий мужчина с необычайно синими глазами, казавшимися ещё глубже из-за чёрных, как вороново крыло, локонов, спадавших на плечи. Небольшая бородка не скрывала шрама на шее. Рядом у стены стоял полуторный меч с изящной гардой в простых ножнах. Подняв голову на стук двери, мужчина с интересом оглядел Дика, Хизер и вежливо склонил голову, после чего снова взялся за ложку. Ел он с нескрываемым наслаждением, чуть ли не жмурился.
Недалеко от двери, слева, сидела за замызганными картами целая компания: эльф, краснолюд и орк. Эти кивнули тоже, но, казалось, даже не взглянув на новых гостей. Игра, переругивания и мелкие монетки явно интересовали их больше. Орк как раз сгрёб выигрыш в десяток пенни и радостно оскалился.
- Вам только с гаргульями играть. Недотёпы.
- У тех всё на рожах написано, факт, - согласился эльф высоким нежным тенором.
- И рукавов нет, - подозрительно заметил краснолюд, не скрывая интереса к потёртой куртке орка.
- А вообще, конечно, с них и взять нечего.
- Да и играть не играют.
- Нечего с ними ловить, - подытожил орк, ловко мешая колоду в закорузлых пальцах. - Сдаю?
Хизер удивлённо улыбнулась, но тут разговор игроков перекрыл мрачный бас.
- Милорд? Миледи? Чем могу служить?
Подошедший трактирщик - а, судя по перекинутому через плечо белоснежному полотенцу, это был именно он, - обладал ростом ландскнехта, сложением кузнеца и, кажется, нравом проснувшегося по весне медведя. А уж бородой оброс так, что позавидовал бы иной отшельник.
- Комнату на двоих, с разными кроватями. Ужин. И после - ванну, со сменой воды.
Дик, забыв о своем обещании ничему не удивляться, смотрел на странную троицу, на кивнувшего без лишних слов трактирщика, на синеглазого в углу, с плохо скрываемым изумлением. Пожалуй, даже неприличным. Но к столу у камина он подвел Хизер, уже слегка собравшись с мыслями, уговорив себя, что удивляться будет позже, когда девушка уснет, а сейчас пугать ее негоже.
- Странный город, - негромко произнес он, стягивая перчатки, оверкот и кольчугу, чтобы остаться в чуть потертом колете поверх голубой рубашки, - будто не на своем месте и не в свое время. Похож на гриб, выросший среди мостовой. Впрочем, не важно. Хи, если хочешь чего-то, то не смущайся, скажи. Ты любишь пирожные?
Хизер бросила на него непонятный взгляд.
- Пирожные... я не знаю, нравятся они мне, или нет. Но, сэр Ричард, летающие кошки и гаргульи, которые не играют в карты, но с которыми стоит это делать неудачникам - не самое странное, что со мной случилось в последние дни. Честно говоря, я до сих пор не уверена, что не сплю, ударившись головой в той таверне.
- Могу ущипнуть, - рассеянно предложил Дик, продолжая рассматривать таверну, все эти веночки, венички, чужой меч. По виду - самый обычный трактир, каких много. По ощущениям... Слов не было, чтобы выразить их точно, но почему-то понималось, что самым лучшим описанием будет множество восклицательных знаков. И одновременно понималось, что здесь безопасно. - Но во сне люди обычно не устают от седла так, что у них ломит ноги и спину. Так что, леди Хизер, ты не спишь.
К столу легко, словно танцуя, подбежала в ворохе юбок подавальщица - кругленькая улыбчивая девушка с копной русых волос - и присела в реверансе.
- Вечер добрый, милорд, миледи! Эльзой меня звать. Добро пожаловать в "Лунную лозу"! Хозяин ворчал про ужин... Чего желаете? Отвар из лесных грибов с сыром - вот, как у господина Брайнса, - мясо наможжевеленное, с огня, или, может, дичь под благородными травами? А если господин постится, можем предложить кролика, томлёного с маслом. И сладкое, с мороза-то! Пирожные медовые, с орехами?
- Мясо, зелень, вино, для леди - еще и пирожные. Разные. А что это за дети в сером, милая Эльза, и куда они спешат в столь поздний час?
Больше всего на свете Дику хотелось сейчас окунуться в горячую ванну - и уснуть. Если не в воде, то в постели, блаженно вытянувшись под одеялом. Но приходилось лениво и нехотя ужинать и расспрашивать подавальщицу о странностях.
- Играют, - удивилась девушка. - Может быть, в прятки? Вот наиграются - и домой. А серый цвет - он практичный очень. Вы же знаете этих детей. Всю грязь соберут, стирать не успеваешь.
- Действительно, - согласился Дик чуть недоуменно, - всегда было интересно, зачем они ее собирают. Кошки летающие тоже в прятки играют?
Не играют в прятки с такими серьезными лицами, и тут уж как ни крути, а выходило, что ловить и расспрашивать детей - ему. Хотя в чем тут заключалась миссия Зеркала, было решительно неясно.
Подавальщица погрустнела, потянула себя за выбившийся из-под чепца локон.
- Ой, нет, господин, не играют. То есть да, конечно, вообще - бывает, но не когда летают. В воздухе-то ведь как спрячешься? Невозможно это, сразу заметят. Это она, должно быть, с цепи сорвалась, да и айда призрака искать. А то и к замку. Им там словно мёдом намазано - окна ведь светятся, фонарей много. А вы какую видели?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512496 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


18 февраля 1535 г. Ковентри.

Первое, что видел путник, въезжающий в Ковентри, были стены. Новенькие, из красного песчаника, они охватывали город кругом и поражали своей высотой. И тридцатью двумя башнями, разумеется. А также двенадцатью воротами, в которые вели двенадцать дорог. Улицы за ними были вымощены всё тем же песчаником, отчего белёные дома под шапками снега казались еще более белыми. И над всем этим возвышалась острыми шпилями церковь. Высококолонная и многонефая, она поражала своими витражами и колокольней, которую видно было издали и которую часто принимали за мираж, фата-моргану, райские видения. Ведь что могло быть прекраснее, чем башня, парящая над горизонтом и лесом, будто сама по себе, разливающая колокольный звон на мили и мили вокруг?
Лавки и трактир, как и положено воспитанным лавкам и трактиру в таком добропорядочном городе, каким выглядел Ковентри, располагались на торговой площади. И стояли они там так уверенно, точно место под них запланировали еще в те приснопамятные времена, когда город был всего лишь деревушкой, разграбляемой каждую весну викингами. И даже люди по этой самой площади прогуливались степенно и размеренно, удостоив Дика малой толикой внимания.
А еще Ковентри славился своими сожжениями еретиков, которые тут были почти местной забавой. Дик зябко поежился, несмотря на то, что воспоминания о костре, продемонстрированном ему Фламбергом, было очень горячим. Менее горячей была Труди и потому несколько часов сна он, все же, ухватил за хвост, хоть и отчаянно зевал всю дорогу. Зевал всю дорогу и Феб, заснув, в конце концов, от мерной рыси игреневого жеребца, которого сын Ричард однажды назвал Буяном за норовистый нрав - да так и прилипла кличка. Хизер, которую Буяну пришлось нести на себе всю дорогу, молчала. От нее тянуло неуверенностью в себе, непониманием и осознанием своей бесполезности. В седле она сидела неуверенно, а когда Дик, одернув рукава оверкота пониже, а перчатки - повыше, помог спешиться у лавки с одеждой, сделала это неуклюже.
- Устала, Хизер?
Девушка встала прямее, хотя и опиралась на его руку.
- Нет, сэр Ричард. Я сильная. Если нужно ехать дальше, то поеду. Просто с детства не ездила верхом, вот и... но это всего лишь боль. Ничего.
- Боль нельзя терпеть, - хмуро сообщил ей Дик, перекладывая руку на сгиб локтя, - завтра будет еще хуже, послезавтра ты и вовсе ходить и сидеть не сможешь. Но уехать из Ковентри нужно скорее. Обещаю, в ближайшем трактире ты сможешь отдохнуть. Вот только оденем тебя.. сестрица Хизер.
Во что-то достойное внебрачной дочери покойного папеньки. Тонкую, но теплую шерсть, лён и замшу. И, может быть, даже нитку жемчуга. Дик вздохнул, понимая, что когда девочка округлится, отъестся и успокоится, одежду придется менять. Но и возить в собственном плаще ту, что выдаешь за сестру, было нельзя. К тому же, если обновки хоть чуть порадовали бы девочку, ему самому стало бы теплее.
Внутри лавка выглядела также, как и сотни иных лавок в иных городках: прилавок, полки с одеждой, опрятный и худощавый лавочник.
- Благослови вас Господь, - обратился к нему Дик, надеясь, что госпожа не осудит желание добраться до Балсама не в виде бесплотного, но весьма обгорелого духа. - Мастер, нам бы для сестрицы подобрать что-то, чтобы тепло и красиво, да и верхом пристойно.
- Благослови вас, - отозвался лавочник, с интересом и сомнением оглядывая "сестрицу".- Начиная с белья, если я верно понимаю вас, милорд? Ну что же.... леди, прошу вас вон за ту занавеску.
Больше он ничего не сказал, лишь предложил Дику кресло, а сам скрылся за маленькой дверцей, откуда через мгновение вышел с кипой одежды, чтобы скрыться за занавеской и снова нырнуть в дверцу.
Бегать ему пришлось ещё дважды, с разноцветными, пастельных оттенков кипами тканей в руках, пока следом занавеску не отдёрнула тонкая рука Хи. Девушка выбрала серое платье с чуть более тёмными рукавами, а поверх был наброшен полуоткрытый кафтан, который держали две массивные бронзовые застёжки. По тёмно-серой шерсти на груди сплетались северные драконы с длинными узкими телами, вышитые красным и синим. Хизер, держась так, словно и не сутулилась никогда, сделала несколько шагов, разглаживая пальцами складки кафтана, пропустила по ладони поясок платья и взглянула на Дика из-под ресниц.
- Милорд брат, - под взглядом торговца Хизер сохраняла спокойное выражение лица, словно в платье не было ничего необычного, и слова звучали всего лишь приятно, но светлые глаза светились горячей радостью, искренней - пусть и смешанной с болью - благодарностью и поднимавшимся из глубин памяти янтарным удовольстием, отороченным горечью и тоской.
Дик вздохнул, кивая головой выбору девочки, хотя и не одобряя серый цвет. Символ отречения, смирения и безразличия. Хватит с нее этого.
- Мастер, будьте любезны, на смену еще желтое платье и арселе. И плащ в тон. И сапоги. И еще - подскажите, кто-нибудь продает здесь лошадь?
Буян долго не смог бы нести двоих. Пусть девушка была легкой, как пушинка, но это - пока. Найти смирную лошадь, с которой справится даже Хизер, не сидевшая в седле с детства - и путешествовать стало бы проще. А еще, когда она позволит себе расцвести, придется думать о приданом. Расцвести она обещала быстро и пышно.
- Сколько знаю, лошадь никто не продает, милорд, - лавочник споро вынес новую стопку одежды, ловко укладывая ее в сумку. - Тридцать фунтов с вас, и благослови вас Бог.
Впрочем, до Хантигдона оставалось не так уж и долго. Потерпят все: и Буян, и он, и Хизер. Отсчитав деньги, Дик предложил руку девушке, уводя ее из лавки. Как не старайся, но спрятать запястья все равно не получилось бы. Хотелось есть, а в таверне придется снять перчатки.
- В Балсаме купим тебе жемчуг, - задумчиво пообещал он, когда дверь захлопнулась за ними, - под серое и к глазам. По ком ты тоскуешь? Тебе платье что-то напомнило?
На обещании по нему ударила новая, почти осязаемая волна изумления. А на вопросе сверху ударило холодом. Девушка вздрогнула и удивлённо вскинула голову.
- Жемчуг?! И откуда вы?.. Наверное, неважно, - она провела пальцами по шерсти. - Госпо... сэр Ричард, я не знаю, не понимаю, как так вышло, но я очень рада, правда. Пусть не умею говорить, как благородные. И не надо... жемчуга. Это слишком много для Хизер, хотя и годится для Хи, - она помолчала, перебирая поясок. - Тридцать фунтов - это треть от того, чего я стою. Чего стоила Пью. Вдвое больше того, за сколько тётя продала меня Сладкому Герберту в Стратфорде. Но платье, сэр Ричард - оно напоминает о времени, когда я ещё не знала себе цену. Оно особенное.
- Не хочешь жемчуг, будет лунный камень, - пожал плечами Дик, подсаживая ее в седло и беря поводья. - Хизер, у девушки должны быть украшения. Ну вот попросит у тебя ухажёр что-то, чтобы хвастать знаком внимания, а тебе и дать нечего. Ни ленты, ни браслета. А стыдиться буду я. К тому же, ты не можешь стоить ни сотню, ни пятнадцать фунтов, ни тридцать. Я это недавно понял только, но человек бесценен. Боюсь, совсем недавно я был сродни этому ублюдку Дакру. Даже жена боится... Ладно, подарок по имени Хи, есть-то хочешь?
Таверна была в самом конце торговой площади и он вполне мог пройти это расстояние пешком, давая отдых и коню, и намаявшейся девочке.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512494 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Увернуться Дик успел. В толпе драться всегда проще - чуть в сторону и удар достается уже не тебе, и через миг завязывается свара. Впрочем, сейчас до этого не дошло. Кулак впечатался в челюсть стражнику, родовые перстни под перчаткой - в кулак, а мужчина рухнул на пол.
- Невежа, - процедил Дик, уговаривая себя не морщиться от боли и поглаживая рявкнувшего по-взрослому Феба, - впрочем, что взять со слуг новоиспеченного баронишки? Придворного лизоблюда?
У барона Дакр оказался приятный чистый тенор, легко перекрывший поднявшийся гул.
- Фицалан, надо же! Развлекаешься трактирными драками в разъездах? На своих землях хамов уже всех поколотил?
Разворачиваясь к нему и прикрывая девчонку собой, Дик в который раз вопросил себя о том, зачем, ну зачем он пожалел эту тощую шлюху и что он собирается делать с нею дальше? Потому что сейчас он оскорбит Дакра так, что тому придется вызвать его на дуэль. Ну, или уступить облезлую девочку ему и мстить. За спиной. Вдумчиво и со вкусом.
- Мои земли фамильные, Томас Файнс, девятый барон Дакр. Не подаренные за то, что лобызаю стремя покровителям. Да и Фицалан я по праву рождения, а не милостью короля. Даже если мне отрубят голову, я останусь Говардом, а вот ты, сын джентри, как не пыжься, барончиком и помрешь. Что, задница изменника Уолси, которую ты нализывал ради титула, была хотя бы надушена?
В наступившей тишине он отчётливо слышал, как задохнулся от неожиданности Томас. Видел, как тот бросил взгляд сузившихся глаз на рукоять его меча, скользнул по кольчуге. Заметил даже - чего наверняка не сделал никто больше - как барон едва заметно передёрнул плечами. Но на лице Дакра, оказавшегося незаурядным актёром, тут же возникла маска, собранная из возмущения, уязвлённой чести и с трудом сдерживаемого гнева. Он медленно обвёл взглядом таверну.
- Как видите, сэр Ричард из Говардов, я - на службе. Исполняю приказ и, в отличие от некоторых Фицаланов, не забываю о королевской воле. О воспитании. О том, что его величеству виднее, кого возвышать. Ричард Фицалан... - барон с кривой ухмылкой покачал головой. - Трактирные потасовки и задирание тех, кто не могут ответить по долгу службы, конечно, украшают фамильную честь. Впрочем, какова сестра... Но этот бессмысленный разговор мне надоел. И испортил аппетит. К нему мы вернёмся позже. Ты, девка! А ну, сюда!
Девочка дёрнулась, пытаясь выбраться из-за спины Дика.
- Вижу, - согласился Дик задумчиво, обводя взглядом разгул, какой устроили стражники, - много чести королевской службе делают люди, пьющие ночь напролет, и их командир, насилующий детей. Конечно же, это говорит о воспитании и исполнении королевской воли, которая, кстати, запрещает существование борделей. Это так благородно, помнить о ней, когда нужно прикрыться от оскорбления! И размышлять, что его величеству виднее, посылая притом за ребенком к местной мадам.
Посторонившись, он выпустил девочку, продолжая разглядывать Дакра.
- Интересно, что король скажет, узнав, что Фицалан задирал потому, что вступался за купленное Дакром в борделе дитя? Чья вина перевесит? Его Величество - истинный рыцарь, это все знают. Он сам бы так поступил, как думаешь, Томас Файнс?
Сестрой оскорбить было невозможно, хотя Дик много бы отдал, чтобы посмотреть на Дакра, бросившего оскорбление Фламбергу.
Пока он говорил, взгляд Дакра менялся от гнева, уязвлённой гордости и нарастающего изумления до рассчётливости. Но лицо - лицо почти не менялось, сохраняя выражение оскорблённого достоинства. И когда Дик договорил, Томас Дакр запрокинул голову и рассмеялся, громко, от души, словно услышал отличную шутку.
- Понятно! Ну, Фицалан, сказал бы сразу. Хочется девку за чужой счёт - пожалуйста. У Дакров хватает денег, чтобы делать подарки. Пользуйтесь, сэр Ричард! Только, право, в следующий раз просто попросите. Не нужно бить моих людей. Адью, - и он повернулся к лестнице.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512492 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:47


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


17 февраля 1535 г. Тракт недалеко от границы Нотингамшира, к ночи

Уже издали стало понятно, что спокойным отдых не будет. Подъезжая к деревушке Тюрли - жалкая пару десятков домов, - Дик увидел караван из телег, медленно втягивающийся на площадь. Как оказалось, был он ещё длиннее, чем показалось вначале - добрый десяток телег, плотно закрытых парусиной. Под тканью в зимнем сумраке выпирали углы ящиков размерами не меньше двух ярдов на ярд. Ругались возчики, хлопая бичами, а у трактира уже спешивался конный эскорт - дюжина стражников со значками, которые Дик в темноте разобрать не мог. С визгом под грубый хохот припустила по улице молодая женщина, которую явно кто-то ущипнул в суматохе. Вёл на конюшню холёного дорогущего коня мальчишка, одетый как паж. Гул в итоге скорее напоминал Лондон, а не провинциальную ночную деревушку.
Обозначен же трактир был без изысков: над входом покачивалась кружка, нарисованная на деревянной доске рядом с оленьей ногой. Краски давно уже не подновляли, и различить рисунок можно было только потому, что рядом висел фонарь. Волчонок заскулил, намекая на то, что нелпохо бы поужинать и Дик рассеянно потрепал его за уши. Сколько бы в таверне не было людей, ни один трактирщик не упустит выгоды, а потому хотя бы на вино и мясо можно было рассчитывать. Хотя и очень хотелось уехать подальше от этой суматохи, от людей, которых, чего доброго, придется отражать. Как только сестрица Эмма выдерживает кочевую жизнь, с её-то даром? Бросив поводья трактирному мальчишке-конюшему, Дик принялся пробираться сквозь толпу к двери, придерживая сумку с Фебом на боку.
В самых дверях навстречу попался стражник в летах, заметно седой, с обветренным лицом, на котором явно читалось отвращение. Не глядя, куда идёт, Дика он чуть не сбил с ног и начал было огрызаться, но потом всё-таки всмотрелся и бросил усталое: "простите", после чего сбежал по короткой лестнице и направиться куда-то в глубину деревни. В трактире же в лицо ударил запах разгоряченных, с дороги, тел и парившей от близкого огня одежды. И, как и снаружи, здесь царила суета - впрочем, суета осмысленная. Трактирщик, лысый детина с окладистой бородой, ревностно кивал подробным распоряжениям, которые выдавал молодой человек сострой рыжей бородкой. Оверкот на груди украшали три льва баронов Дакр, рода, что сидел в Сассексе. В гомоне рассаживающихся стражников, требующих поссета и подогретого эля, Дик слышал только части фраз, но аппетит Дакра, не особенно сочетавшийся с худобой, невольно вызывал уважение.
- ... свинину, и обязательно с овсянкой на меду. И, если есть окуньки, то давай тоже, поскольку... ...курица пожирнее...
Что было хуже, свободных столов Дик не видел, хотя отдельных мест и хватало. Впрочем, оглядеться толком он не успел. Подавальщица, остроносая девица с мышиного цвета волосами, пробегая мимо, задержалась, оглядела его одежду и ойкнула, когда внутри сумки завозился волчонок.
- Ох... добро пожаловать, господин!
- Спасибо, милая, - устало поблагодарил ее Дик, - к кому подсесть, посоветуешь? Чтобы потише?
В Англии, где дворянские роды долго и упорно роднились друг с другом, все были кузенами. А потому, снова глянув на Дакра, Дик не мог не задаваться вопросом, к которой ветви принадлежит этот рыжий и прожорливый барон - к Грейстокам или к Бейнингам? Не то, чтобы это было важно. Беседовать с ним Ричард все равно не собирался, равно, как и до груза его дела не было никакого. Но волчонком в сумке шевелилось любопытство, наверное, не приличествующее лейтенанту шотландского гарнизона.
Девушка присела.
- Труди меня зовут, господин. Только с потише - сами ведь видите... - она виновато обвела рукой зал. - Вечер такой. Каждый год они приезжают, и всегда всё занято. И ругаются так, что я могу сказать, что вы одну комнатку ещё прежде взяли, да? И ужин туда принесу. Потому что иначе ведь - как? Разве что к господину барону, только он ведь у-у! Злюка. Ой. Простите, господин! Но, правда, господин барон скоро уйдёт, это он завсегда. А то ещё сэр Клод всегда один, - девушка кивнула в угол, где на небольшим столом над кружкой сидел мрачный черноволосый мужчина в чёрном, без гербов.
Дик только успевал кивать, соглашаясь и с комнаткой, и с ужином, и с сэром Клодом и злюкой-Дакром.
- И сырого мяса для моего друга, - продолжил ее список он, - в ту же комнатку, хорошо, милая Труди? А пока - просто вино и я попытаю счастья присесть подле сэра Клода.
Каждый год приезжал сюда барон Дакр со своими людьми - и все становилось занято. И, кажется, занятно. Что заставляло его ехать этим путем? Дик улыбнулся подавальщице, неожиданно для себя обозначая поклон, точно говорил не со служанкой. Труди зарделась и сбежала, оглянувшись напоследок ещё раз.
Когда Дик подошёл к столику, рыцарь, который, судя по избороздившим лицо морщинам, приближался к сорока, поднял на него взгляд, хмыкнул и кивнул. Без особой приязни, но и не зло.
- Клод де Ла Тур, к вашим услугам.
- Ричард Фицалан, к вашим. Вы позволите к вам присоединиться? Я с дороги и докучать не буду, лишь разделю с вами тишину, насколько это здесь возможно.
К тому же, из такого вот угла очень удобно было наблюдать и думать. Зеркалу, если оно хочет осмыслить мир и то, как мир отражается в нем, нужно много наблюдать и думать. Понимать причины и следствия. Быть любопытным, наконец.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512490 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


"Славная девчушка". Дженни покатала слова в голове. Славная девчушка могла передать бумаги Клайвеллу, и он бы наверняка надрал уши. Могла бы продать Рику за телегу золота - и нож в спину с могилкой на берегу Темзы. А могла и выторговать это золото у Дадли - и исчезнуть так, что никогда они бы не нашли такую мелочь! И всё-таки эта Марджери ле Диспенсер - надо же, как тётка в этом замке, что солдаты окружили! - называла её мисс, да ещё и славной. И граф, действительно, получался редкой сволочью. Почище Соверена, потому как у того просто лапы коротки были. Дженни тяжело вздохнула. Папка влезла под рубашку едва-едва, но всё-таки влезла. За спину, под ремень.
- Скажу, мисс Марджери, это уж как пить дать. Передам, даже если придётся до резиденции ихней ехать. А не попадаться уж тоже постараюсь! Только... попозже постараюсь, ладно? То есть... - Дженни помялась. Усталость наваливалась, окутывала тёплым серым плащом. - Можно, я тут у вас посижу? И, если можно... а вы не расскажете? Как оно было? Ну, до шестнадцати лет и вот это всё, - она покрутила рукой в воздухе.
- Благословение Господне тебе, моя дорогая, - вздохнула Марджери, поднимая руку, чтобы перекрестить её. - Как было? Ох... Это - страшная сказка, дитя мое, в которой не нашлось места для "долго и счастливо"...
Дженни кивнула и уселась на ритуальный стол. А потом и вовсе свернулась на нём в клубок, положив щёку на ладонь. Крысы собрались вокруг в почти ровный круг, с обожанием глядя на свою королеву, разбрасывающуюся вкусным сыром за какой-то мусор, а по комнате плыл голос Марджери. Призрак негромко рассказывала историю юной баронессочки, слишком умной, слишком увлечённой науками - и Роберта Дадли, молодого графа, которому так нужна была именно такая девица для экспериментов. Разумеется, об этом стало известно уже потом. После ухаживаний, после прошения руки, после побега...
Дженни слушала и кивала, издавая подобающие сочувственные и волнительные звуки - да ведь и вправду же гадство какое! Морду бы начистить этому Дадли! Хотя и дамочка хороша. Науки - науками, а смотреть-то тоже надо, и не только на смазливое личико! Личики - они дёшево стоят, Граф свидетель. Ну да ладно. Вмажет она им бумазеями этими, к гадалке не ходи. Йорки, надо же... да Варбек ещё этот. И меч... какой ещё меч? Не было там никаких особенных мечей. Дженни поправила рукоять, неудобно упёршуюся в рёбра, и вздохнула. Графья, баронессочки, короли. А поди найти отличия-то, окромя того, что там наряды богаче, да лица чище. Эспада...
Эспада эн пэдра. Странное, смешное слово. Меч... где-то. В чём-то. Эх, хорошо было в старые времена. Меч из камня достал - и король. Если бы...
Узкие каменные коридоры длились и длились, превращались в растрескавшиеся древние скалы, меж которыми над головой сияли с бархатного неба звёзды и узкий полумесяц луны. Огнь... нет, огонь согревал камень изнутри, вода сочилась по склонам, неся прохладу, ветер доносил запах цветов, словно не камень голый вокруг, а цветник какой. Как вот у баронессочек. С розами, маками да этими... пеонами. Тропа, которая сперва стелилась под ноги ровно, подставила ступеньку, потом ещё одну и ещё. Дженни послушно поднималась, с удовольствием подставляя лицо мягкому теплу и запахам. Вереск?.. Над головой раздалось насмешливое карканье, мелькнула тень, и Дженни вскинула голову. Чтоб вороны, и ночью летали? Да ни в жисть! Под ногами порскнула крыса, тащившая в зубах огромный, с неё саму, кусок сыра. Дженни улыбнулась и шутовски помахала ей рукой. Не очень королевский жест, но король - это ведь почти шут. Лестница сначала сузилась, а потом открылась в гул леса, в птичий гомон и жужжание крупных, в полкулака пчёл.
- Ух ты! - иногда Дженни жаль было второго глаза. Как сейчас, когда надо было вобрать столько, что одного ну никак не хватало. Хотя и странно. Ночь же, а пчёлы, да и видно всё так, словно... она подняла взгляд и сощурилась на яркое летнее солнце. Ну, точно. - Сон. Что ж ещё на кладбище-то видеть?
Впрочем, жалеть не получалось. Уж больно красиво было вокруг, и Дженни, вдохнув полную грудь ароматного воздуха двинулась дальше по тропинке. Поляна, окружённая огромными стволами с красноватой корой, открылась неожиданно - как и положено во сне. Словно ущелье, окутанное мягким зелёным светом. Здесь, кажется, росли только камни - кругом, потом ещё одним. Ни куста, ни деревка, только каменные столбы, а в центре... Дженни прищурилась и прыснула. Ну, точно! Иначе-то как!
Пройдя через двойной круг, она остановилась, уперев руки в бока, и какое-то время разглядывала мшистый валун, из которого торчал простой узкий клинок с чуть выгнутой гардой. Рукоять была обёрнута чёрной кожей, а из набалдашника на Дженни смотрел огромный тигровый глаз. Почти настоящий, даже, кажется, с вертикальным чёрным зрачком. Дженни с улыбкой покачала головой. Вот уж да! Если у человека один глаз - он уродец, если у меча - красиво же! А на двоих - всё равно два получится, так-то! Всё так же с улыбкой она охватила рукоять пальцами и потянула. Меч не тронулся с места. Даже сверкнул глазом, будто издевался, и Дженни нахмурилась. Это, в конце концов, её сон, или как? Что ещё тут за глупости?! И ворона глупая на ветке сидит, смотрит то справа, то слева, то вообще будто хвостом! Злит!
Зелёный свет потемнел, словно к грозе, а Дженни взялась за рукоять крепче. Её сон! Её меч! Рука дрожала от напряжения, и камень, казалось, задрожал вместе с ней, пошёл трещинами, словно состарился, устал от ударов ветра и воды. А потом в один миг - лопнул, осыпаясь галькой, оставив Дженни стоять, хватая ртом воздух. Сжимая в руке меч, в рукояти которого горел тигровый глаз. И, кажется, озорно подмигивал.
И всё погасло.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512488 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Первыми из темноты выступили крутые бока грязнющих бутылок. Конечно, бутылки лежали на своих местах, на полках, но когда свеча отразилась в темном, толстом стекле, показалось - выпрыгнули. За ними возлежали бочки. Ни дать ни взять - Мавр на прогулке: пузо вперед, нос краником - вверх, обручи поясом - вокруг животища. Вот только запах в погребе стоял совсем не как в овощных рядах, где любитель дамочек гулять любил. Заплесневелые колбасы, висевшие под потолком, должно быть, когда-то были вкусными. Сейчас же они воняли, как не воняют даже сточные канавы. Даже кладбище для бедных. Но, кажется, они нравились крыскам, слепившим гнездо между ними из какой-то гадкой дряни, оплывающей на пол желтым слизким гноем. Да и сами зверюги, каждая - размером с щенка, с аппетитом уплетали эти отвратные припасы. Одна из них, упитанная, рыжая и полосатая, изволила спрыгнуть на пол и процокать к Дженни. Обнюхивала она с нескрываемым изумлением, написанным на узкой мордочке. А затем вопросительно заглянула в лицо черными зенками.
"Почти кошка. Только крыса".
Жратвы у них тут было довольно. Колбасы, упитанные дяденьки - которых даже не погрызли толком, так-то. Значит, вряд ли пригодится тощая девчонка, которая к тому же не лежит спокойно? Крысы в Бермондси и Лондоне вели себя иначе. Смотрели по-другому, охотились. Дженни вежливо кивнула.
- Госпожа крыса? Позволите осмотреться? Обещаю не трогать вашу еду. И вообще мне просто любопытненько.
Крыса, кажется, удивилась еще больше. Настолько, что со шкурки упал кусочек меха. С плотью. Обнажив ребра. Но воспитана она была так, что иной леде впору. Потому как пискнула и махнула хвостом, посторонившись.
- Хм.
Мёртвенькие, но живые крысы под кладбищем, по которому гуляют мёртвенькие, но живые леди. Ой интер-ресные у этих подземелий были хозяева! Насколько интересные - стало понятно, когда Дженни вошла в амбар. Полки у стены слева были уставлены банками, склянками и какими-то прозрачными кувшинчиками. Ну, когда-то прозрачными. Сейчас через слой пыли разглядеть содержимое получалось плохо. И всё же Дженни, не сдержав любопытства, протёрла одну банку бархатной перчаткой и ойкнула: внутри плавал в мутной жидкости младенец. Дженни даже возмущённо притопнула ногой. И тут некромансеры! Да сколько ж их развелось-то в Англии?! Даже в спутники вот один достался... может, тоже такие вот банки в седельных сумах возит? Ух, гадость! И эти тут... ну вот почему бы не хранить бочонки с золотом и серебром, чернокнижным трудом нажитые? Ну хоть где-то оно ведь должно быть? Как жаль, она не крыса, в дыры межстенные не пролазит! Крыска ходила за ней, будто её приклеили. Попискивала, обнюхивала ногу, а потом, точно просочувствовав и всячески задружившись, принесла кусок колбасы с особо пышной, ветвистой плесенью, уже покрытой синеватым налетом. И выплюнула его прямёхонько на новые сапожата.
- Хм! Спасибо? - осторожно поблагодарила Дженни, с тоской оглядывая обувь. Она надеялась, что колбаса была хотя бы не ядовитой. Впрочем, мазаться приходилось и в худшем. Наверное. Но крыса, умная или совсем даже наоборот, подсказала идею. Дженни порылась в сумочке и положила на пол кусочек твёрдого сыра.
- Это тебе. Но если хочешь ещё, то, может, вернёшь камушками? Вот такими, - она показала крысе рубин, не поднося пальцы слишком близко к умертвию. - Мена?
А ещё неплохо было бы найти Библию, чтобы открывать все этих двери! Пока что ей не попалось ни одной. Вот жеж! А ведь могли бы хозяева искать тут понимания мира и Господа. Опять же, ледя наверху ходит, как тут без святой книги? А то ведь скажешь ей: "и бесы веруют, и трепещут", крест на обложке покажешь, она, небось, и отстанет.
Пока она размышляла о несправедливости и безбожности мира, вокруг творились настоящие крысиные бега. Причем, их участники волновались, пищали и исчезали в едва заметных дырах под потолком. А потом они начали тащить. Тащили от всей мертвой крысиной души, но, кажется, что попалось под лапу. Изумруд, чей-то палец, резную пуговицу, кружевной платочек, ухо от какой-то статуи, скляночку с пузырящейся фиолетовой жидкостью, серебряную пряжку с сапога, камень из стены... Когда поток ерунды иссяк, полосатая крыса привстала на задние лапы, поджав передние на груди и алчно уставилась на Дженни.
- Идёт! - ой, какой дорогой получался сыр! Фунтов на тридцать за кусочек, если по камешку смотреть. А ещё пряжка. И... скляночка? Красивая. Дженни отломила три кусочка сыра и положила перед выбранными вещами. В конце концов, сыра было куда больше хотя бы по весу, а, значит, всё очень даже честно! - Годится?
Сыр крысы утащили в гнездо, отдарившись сначала еще одним кусочком колбасы. И снова окружили её кольцом, преданно и жалобно вздыхая. Свита? Дженни приосанилась, жалея, что у неё нет берета с красивым белым пером. Сейчас бы как заломить его набок! Правда... а что будет, когда сыр закончится? Поверят ли крысы, что его больше нет? Дженни тяжело вздохнула, внезапно ощутив на плечах груз почти государственный. Наверное, короли тоже прикидывают, достаточно ли сыра по карманам.
На перекрёстке она снова остановилась, выбирая. Две двери из трилистника. Третья была ловушкой, вторая, с псалмом про воду - скорее всего тоже. Огнь, вода... Дженни потёрла колено и поморщилась. Даже новые кошельки, кажется, не стоили спуска, а потом подъёма. Если только там не выход, но... как угадать? Оставалась ещё дорога прямо. Дженни взглянула на крысу и отломила ещё кусочек местных денег.
- Что ж, госпожа, порадуй советом. Если искать выход, вверх, к солнцу, то мне куда? Прямо или налево?
Взъерошившая загривок крыса жалобно запищала и взъерошила загривок. Но побежала вперед, прямо. Медленно, неохотно и недовольно урча.
- И что же там не так? - спросила сама себя Дженни, но двинулась следом, прихрамывая. Когда она разбогатеет, то точно потратится на хорошего костоправа. Обязательно. И... можно ли вырастить новый глаз?
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512486 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:45


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Каменный мешок словно строили как ещё одну погребальную нишу - да только вместо саркофага в центре комнатки красовался только красивый полированный постамент. А ещё здесь было пыльно так, что Дженни сразу поняла - никто сюда не заходил уже очень давно. Может, годы, может, даже больше!
- Значит, всё моё будет, - пробормотала она, и слова призрачным шепотом заметались между покрытыми резьбой каменными стенами. Кресты, узоры с завитушками и квадратиками. И "всего" тут виделось как-то настолько мало, что не было вовсе. Комнатка в несколько шагов длиной оказалась совершенно пустой, не считая пыли. Зато в дальней стене обнаружилась дверь, над которой вилась надпись. Дженни подошла ближе и подняла свечу, прогоревшую уже на добрую четверть.
- Многие говорят: "Кто покажет нам благо?", - псалом, звеневший её голосом, казался странным, неправильным. Слишком давно она не... - Яви нам свет лица Твоего, Господи!
Дочитав, Дженни скривилась. Как же. Показал ей Господь благо. Явил свет, да только кожа, пылающая от лихорадки, кажется, всё не о том. И священник с лоснящейся рожей, который ныл о том, что всё суть от Господа и надо принимать... ни черта она не хотела такое принимать! Не дождутся. Мало она молилась тогда? Мало молились другие? И что же?! Вот она, стоит под проклятущим кладбищем с ворованным у покойника рубином, а над головой ледя шастает. Спасибочки, господи. Провёл, уберёг, явил! Она зло потянулась к ручке двери, но той - не было. Ни ручки, ни скобы, ни даже петли. Только ряд отверстий, узких, как на той доске, только фигурок не было. Или... Дженни огляделась внимательнее и кивнула сама себе. Под самой дверью на полу валялись разбросанные цифры со штырьками.
- Многие говорят, - проворчала Дженни, поднимая четвёрку, - Яви же свет! - семёрка обнаружилась рядом, и Дженни подняла её тоже.
Отверстия стояли по три в ряд, тремя рядами. Здесь гадать было ни к чему, присматриваться к царапинам тоже. Счёт, в отличие от шахмат, Дженни знала. Заучила ещё совсем маленькой. Как и псалмы.
- И исполнится сердце моё веселием.
Дверь отворилась с негромким скрипом, открывая тонущий во мраке коридор. Здесь было уже просторнее, Дженни даже не могла достать до противоположных стен, раскинув руки. Просторно - и тихо, как... как на кладбище. Дженни не слышала даже эха - звук шагов гасил толстый слой каменного песка - так что приходилось просто дышать погромче. А потом она и вовсе замурлыкала себе под нос привязавшуюся песенку про графа. Ну, тот куплет, который успела услышать. С песней идти стало куда как веселее, но вскоре ей пришлось остановиться: коридор распускался клевером. Лестницы уходили вниз и слева, и справа, и прямо. Лабиринт? Поразмыслив, Дженни повернула налево. Так было проще. А после выбитых ступеней, через несколько десятков шагов набрела ещё на одну тройную развилку! Но здесь все короткие коридорчики заканчивались дверями. Крепкими и... тоже с загадками-псалмами.
"Вот жеж кто-то набожный это всё строил! И куда же дальше?"
Снова выйдя в центр перекрёстка, Дженни нахмурилась. Выбирать по псалмам не хотелось, двери выглядели одинаково, значит, требовалось что-то другое. Например вот так. Дженни закрыла глаза и начала тыкать по очереди в двери, начиная с самой левой:
- Раз - для грусти
Два - для смеха
Три - на могилу
Четыре - рожденье
Пять - на небо
Шестёрка - в ад
Семь - для дьявола, будет он рад!
Когда она открыла глаза, палец уверенно указывал налево, к двери под красиво вырезанным в камне: "Огонь и град, голод и смерть - все это создано для отмщения". Дженни задумчиво потыкала дверь. Звучали слова из книги премудрости не слишком вдохновляюще, особенно для воришек. Злобненько и с намёком. Хотя, конечно, света после первой двери она не нашла, так, может, и здесь не огнь с градом вперемешку? Она задумчиво потянула себя за губу. Проверять хотелось не очень, но... сокровища же. И считалочка ведь ошибаться не могла, верно? Дженни приложила ухо к шершавому дереву, но изнутри не доносилось ни звука. И ведь... не напрыгнет же на неё этот огнь с порога? Наверное? До отверстий она могла дотянуться и от косяка, только вот... а цифры? Кто ж знал, что это всё пригодится! Фразу эту она слышала точно. То увещевательно, то с угрозой. Вот жеж не любят люди воришек, и почему только? Значит, сначала был огонь, который хороший, а уже потом... Тридцать шестая глава? Тридцать девятая? Точно что-то такое, красивое, кругленькое. А строфа? Следущая мысль заставила помедлить. А как быть, если цифери эти совпадают? Дырок-то девять! И две цифры в одну ну никак не залезут, да и не валялось на полу двух одинковых. Разве что от других дверей притащить. Поколебавшись, она всё же вставила цифры три и девять. И строфа точно была из конца главы, а она длиннющая! Как раз начать носом клевать, а это, значит, точно после двадцатой, так? Особливо если святой отец из церкви не в духе будет. Значит, снова три - или четыре. И ещё одна какая-то. На всякий случай встав за косяком, она принялась вставлять цифери, начиная с однёрки. По её удаче да по считалочке получалось, что три-то уж точно могло... нет. Не четыре и не пять. Ну тогда - шесть. Потому что туда ей при такой жизни и дорожка прямая. У этой цифры и основание штырька выглядело чуть светлее, чем у товарок.
"Может, чаще брали? Кто-то?"
Цифра утонула в двери, и внутри что-то щёлкнуло.
На полу маленькой комнатки лежали трупы. Много - три или четыре. Разобрать было сложно. Крысы, или кто тут бывал еще, растащили и перемешали кости, какие смогли, прикрыли обрывками тряпок, которые когда-то были одеждой, а потом пыль присыпала их пушистым пледом. Зато валялись кошели, по виду - набитые. Смачные, пузатые, шитые серебром и золотом. Камешки ещё лежали, выпавшие из рассыпавшихся в труху рукоятий кинжалов. Да и сами кинжалы выглядели так, будто их пережег в огне кузнец с конюшни.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512484 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:44


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Пустые, продуваемые ветром дорожки, чёрные ветки деревьев, мрачные скульптуры ангелов и людей, кресты и надгробные камни пугали куда больше, чем какие-то там рассказы какого-то там Тима.
"И всё равно не боюсь!"
Дженни с вызовом уставилась в печальное лицо женщины, склонившейся над погасшей свечой. В полумраке она не могла прочитать имени, но статуя выглядела такой красивой, что возмущение как корова языком слизнула. Огромные глазищи на треугольном лице, почти как у... мамы. Хотя эта, понятное дело, аристократка. Вон какое отгрохали. Не просто какая-то яма на окраине для больных. Женщина выглядела такой красивой, такой похожей, что её хотелось ненавидеть. Стукнуть. Повалить проклятую статую, лицом в снег! Дженни ощутила, как волосы на загривке становятся дыбом, а вокруг... словно потемнело? Странно, а видно гораздо лучше. Топнув ногой, она вытянула из-за пазухи мешочек с мелочами и достала огниво.
"Что за дура - стучать камнями там, где нежить водится?! Сожрут - так мне и надо!"
От злости или ещё чего фитиль свечи затлел сразу. Дженни охватила его ладонями, прикрывая от ветра, и какое-то время смотрела, давая разгореться, как оживает оранжевым и светлым лицо статуи. Такой красивой и похожей.
А потом сердито пнула постамент, глядя, чтобы не засыпать свечу снежной крошкой, и отвернулась. Не больно-то и надо!
Не успела Дженни пройти до следующего перекрёстка, как слева что-то хрустнуло. Громко! Подавив вскрик, она подпрыгнула и метнулась за обелиск, потом осторожно выглянула. Сердце колотилось, как бешеное. Пусто. Но ведь не птица же! Человек? Ещё кто-то? Гарольд?! Пошёл таки без неё, украсть добычу?! Дженни уже почти решилась выйти из укрытия, когда новый звук заставил её замереть. Хлюпанье. Нет. Посасывание с... урчанием.
"Божечки".
Ноги никак не хотели двигаться, но Дженни заставила себя сделать шаг, другой, стараясь не хрустеть настом. Потом пошло легче. Главное - подальше. А о том, как идти обратно, она подумает потом. И о том, кого оно... ведь не Гарольда же? Дженни помедлила посреди шага, потом решительно двинулась дальше. Помочь она тут ничем не могла, да и волкодлак же, ночью! Пусть сам. Не нянька же она, в самом деле! И предлагала пойти вдвоём, так? Значит, всё честно, вот.
"А если найти что-нибудь по-настоящему ценное, то выходит, не зря его и выжрали. Так-то".

Склепы, обелиски, могильные камни. Шорохи, глухое бульканье сзади пугали ещё больше, чем тишина, но всё было забыто, когда Дженни наткнулась на огромную, с дом усыпальницу. Мраморную, богатющую, а охраняли её аж несколько статуй сразу, не считая огромного креста на острой крыше.
- Вот это да! - не сдержалась Дженни, жадно разглядывая каменную резьбу, выцветшие в свете луны и звёзд гербы. Тяжёлую каменную дверь, точнее, плиту. - Вот дьявол подери!
Ну зачем так тщательно запечатывать полезные вещи? Дженни примерилась, пыхтя, толкнула плиту вперёд, в сторону, в другую. Без толку. Вот чёрт! Ну как-то ведь они к своим покойникам попадают? Хоть помолиться, а то ведь... взгляд упал на ровную площадку со скамеечкой и небольшим крестом. Судя по следам воска и копоти, если сюда кто и ходил, то предпочитал просить за померших родичей снаружи. Дженни топнула ногой и, уперев руки в бока, снова осмотрела плиту. Нет. Такое она бы не отвалила, даже будь с собой ломик. А то и вовсе её намертво присобачили, гады! Это же просто нечестно! Стены, статуи, крыша... отнорки? Она пригляделась. Под краем крыши виднелись тёмные квадраты, похожие на... поёживаясь, она стянула джеркин и повесила его на протянутую руку ангела. Вернётся - заберёт. Не вернётся - не всё ли равно? А лазить в толстой куртке было куда как несподручно. Зато так она взлетела по лепнине к крыше, как белка, и сунула голову в дыру.
"Темень".
Она снова зашарила за воротом, ища огниво, но испуганно замерла: позади, с дорожки, донеслось тихое пение. Приятный тётский голосок выводил балладу о графе и юной девушке, и Дженни захотелось спрыгнуть вниз, подойти, узнать, что же случилось с девушкой, которая боялась спать, потому что... ладонь неуклюже, словно во сне, проехалась по шершавому камню, и Дженни резко вздохнула от боли. Вот жеж божечки! Она оглянулась на джеркин, на дорожку, по которой - кто-то - приближался - беззвучно шагая по хрусткому снегу - и решительно толкнулась ногами, проваливаясь в тёмную дыру. Ледя-то, небось, по грязному камню лазить не станет!
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512482 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:44


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Дженни тяжело и совершенно искренне вздохнула. Ю выдала мула в аванс, с возвратом, не пожалела и денег, но богатство? Месяц назад она бы прыгала от счастья, попробуй только помечтать о сотне фунтов, а теперь? Сто фунтов - это всего лишь малое время, песок в чашке. Высыпешь, да там и останешься, где был. Нет уж. Богатство... Богачество, теперь она это понимала крепко, это когда тебя не тронут. Никакой Соверен и даже... Никакая Ю. И этот поход к феям - если вывезет кривая, то вдруг?.. Она вздохнула снова и потянула себя за рукав. Прежние интонации, жалобно-наглые, вернулись сами собой, словно и не переодевалась она, и не говорила по-серьёзному с этим странным дядькой-Гарольдом. По-взрослому, надо же! Узнал бы кто, животики бы надорвали. Дженни До, Дженни-да, не валяет дурака! Не валяла никогда - но вот стукнула беда! Ха!
- Значит, нелепа, думаешь, богатейка я-знать? Ха! Прикид дали, правда, чтобы дядьке вровень стать, не выиваться. Кто дал? А кому нужно, тот и дал. Да только денег-то... - главное - верить во вранье. Особенно в то, которое не проверить, будь этот Тим самим Клайвеллом. Ну а неприятности... Что-то ей подсказывало, что Гарольд выкрутится. Иначе разве бы Ю его подрядила, если б совсем бестолочью был? Да никогда! Наверное. Ну уж с таким-то должен?! Да и что это он вперёд неё на кладбище обещался, когда уже против сказанул?! За такое ведь как пить дать по голове стучать надо! - А вот дядька-то, смари. В борделях сотнями расплачивается. Непростой, конечно, человек, сам понимаешь, но...
Фраза повисла в воздухе, ожидая реакции. В ответ Тим лишь презрительно скривил губы. Он пнул случайно оказавшийся под ногой снежный ком и неожиданно серьезно проговорил:
- Непростой, значит. Оно и видно, сложно он от Тома-Ткача отбрехался, тобой.
- Зато чернокнижник! - неожиданно обидчиво выпятила губу Дженни. Дядька, конечно, был ей никто, даже не нравился так-то, но слышать о спутнике такое от уличного было как-то неправильно. Ну, не умеет он балакать, так что ж?! Волкодлак ведь, а волки не очень в разговоры умеют? В лесу-то и не с кем, наверное, да и выть как-то ухватистее, мордой-то, через зубищи. А вот в драке-т небось всех порвёт! Идея внезапно перестала казаться такой хорошей. Но проучить дядьку ой как надо было за игрища такие! - Небось, не за так душу-то продавал. Не за пенни, если меня спросить. А можно и не спрашивать.
- Дык, если дурак, то мог и за просто так, - резонно возразил он, - а скудова сама-то, барышня?
Вопрос "Откуда берутся такие няньки, что сдают своих дураков?" повис в воздухе.
- А с улиц, по которым железные грызы ходят, - отбоярилась Дженни, надув щёки. Не дурак - поймёт, а если дурак, то и не надо. - А до того оттуда, где нонеча кресты одни чернеют, носами длинными клюют, лет уж несколько будет. Оттуда вот, значит, и выползла.
Буквально. Дженни вспомнила сточную канаву от хаты, где прихватил Соверен, до укрывища, и её передёрнуло. Сейчас было не до того. Клюнет этот Тим, нет? И... а что скажет Ю, если Дженни вернётся без Гарольда? Дядьку таки было жаль. Совсем он неприспособленный получался, хуч и не оборотень и не против церковничков.
Дженни неприметно вздохнула. Ю, скорее всего, заберёт свои камешки да ничего не скажет. А, может, поблагодарит. Повыше поставит, глядишь. От этой мысли настроение почему-то испортилось вовсе.
- Так-то да не совсем так, но и наоборот уже, - не согласился, согласившись, Тим, - дурак - не синица, богатей - не воробей. Как вспорхнет, так и клюнуть может, а как клюнет - так и чирикает. Спроводить тебя, можа-таки? Негодящая ты для Бирмингема, зныба, как есть и напрочь. Эвон, на пощипать в красивом вышла, да еще и приехамши с дядькой в воронах.
- Щипать? Это ваша лужайка, я и не лезу, - предположение удивило Дженни так, что даже прежние мысли куда-то сгинули. Красть на чужой делянке она и впрямь не собиралась, а что вокруг посматривала - так привычка же, понимать надо! Вот жеж бестолковый мальчишка попался! - А провожать - благодарствую, господин паж, за сочуйствие ваше! - Она сделала вид, что приседает в книксене, как настоящая тётка. - Да не испугаешься ли? Улицы мне без надобности, а вот кладбище тутнее посмотрела бы. Говорят, знатное оно! Красивущее да пугательное, как пьяный пастух!
Тим как-то недовольно вздохнул, снова напомнив Клайвелла, и покачал головой.
- Чудесатая, - глубокомысленно заявил он, - кто ж на жальник ночью ходит? Ну, окоромя... Лады, госпожа михаилитка, запровожу. А если Алой Леди попадешься - не вопи. Не любит она этого, долго жрать будет.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512480 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Следующие несколько часов были суматошными. Во-первых, в "Розочке", которая внутри походила на хлев, свободных комнат не было. И Гарольда поселили третьим в маленькую каморку с огромным соломенным тюфяком. Во-вторых, хозяин "Красного Льва", завидев Гарольда, отделался коротким кивком на просьбу передать Дженни, что её спутник остановился в грязной "Розочке". В-третьих, в уже многократно упомянутом свинарнике, прикидывающемся таверной, не было конюшни. А потому и лошадь Гарольда, и мула Дженни пришлось оставить во "Льве". Сложные межтаверные отношения закончились только к полуночи, когда Гарольд, наконец, смог оказаться в почти своей маленькой комнатке.

Гарольд надеялся, что Дженни найдётся в Красном Льве, но девочка не появилась там и за то время, что он возился с вещами, лошадью и мулом. До этого Гарольду казалось, что он спешил, начав обшаривать город, просто не найдя девочки в таверне, но Дженни не было уже около суток. Положение дел не столько злило, сколько навевало грусть - девочка вподне могла погибнуть. Надо было искать. Может быть ему бы удалось найти девочку в публичном доме или тюрьме, а там уже или пытаться договариваться, или, что более вероятно, просто попробовать её выкрасть. Гарольд взял с собой остатки денег, верёвку и всё мало- мальски полезное. Принимать непонятную жижу, которую втюхал ему травник, перед продолжением ночной прогулки Гарольд не стал. Проверить эффект микстур можно было и потом. При других обстоятельствах, вряд ли бы он высунулся на улицу ночью ещё раз - денег на новое сопровождение уже не было, да и следующие встреченные горожане могли и не заниматься охраной и просто его убить, в лучшем случае ограбить. Даже так дорога, которой провёл его камень, если бы Гарольд ещё помнил все изнибы улицы, скорее всего, была опасна. Но идти ею он не собирался - пока позволяло время суток, можно было проверить кладбище. Несмотря на темень, шастать у реки утром было куда менее черевато, чем днём искать Дженни на кладбище.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512478 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Гарольду на секунду показалось, что его прибили к двери травника ни как не меньше, чем сотней гвоздей. Мышь, загнанная в угол, должно быть, чувствовала себя в большей безопасности. Он взял плоток, завязал в него деньги и навесом бросил Лютику.
- Вот и чудненько!
Главарь шайки радостно потер руки и почти придворным поклоном предложил Гарольду спускаться.
- Значит, дядя, к реке прямо, сталбыть. Ты вперед иди, да не слишком поспешай, чтоб тени от тебя не отстали. А то на тебя еще Ткача люди с утреца зуб имеют, значит. Ума не приложу, зачем тебе по ночи к реке, да у каждого своего дело, так?
- Насчёт реки я передумал. - Если Дженни уже вернулась - то теперь пришлось бы искать его.- Можете, пожалуйста, провести меня к какой-нибудь толковой таверне около "Красного льва"? Я займу там комнату и быстро схожу ко "Льву" и обратно.
Главарь присвистнул.
- Однако ты, дядька, чернокнижник, все ж. Жить во "Льве" - это те не мышь чихнула. Там ить солдат при старых временах жену и полюбовника ейного убил. Так с тех пор и ходит по комнатам, ищет, кого еще порешить. В "Розочку" его, штоль?
Кто-то невидимый во тьме согласно хмыкнул.
- Пойдешь в "Розочку" жить, дядя?
- "Розочка"- так "Розочка". - Гарольд перекину сумку через плечо. В итоге он потерял все деньги получил горсть бесполезных склянок и так и не нашел Дженни. - Там тихо?
- Это ж Бирмингем, дядя, - фыркнул главарь, - хочешь, чтоб тихо было, так ехать в Бермондси надо. Бывал я там - чисто рай земной.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512476 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:42


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Когда Гарольд добрался к заветному дому с зеленой дверью на Вишневой улице, Бирмингем уже подернулся сиреневым флёром сумерек. Все казалось каким-то неземным под этой тончайшей вуалью, скрадывающей шаги, бросающей нежный отблеск на лица проституток и вояк, мертвецов и добропорядочных горожан, спешивших в свои дома. Тихо, неспешно шагал по улочкам вечер, роняя мягкие пушистые снежинки. Казалось, что город внимает его шепоту, предвещающему ночной покой, какого в этих местах не знали давно. Каменный домик, на который указал Тим, будто дремал. Не трепетал огонек свечи в витражных окнах, не тявкала маленькая лохматая собачка, которых здесь держали многие. И Дженни, разумеется, тоже не было видно.
На стук в дверь не отвечали долго, а затем послышалось шарканье и старческий голос дребезжаще и недоверчиво вопросил из-за двери:
- Кто там, во имя Господа?
Боль, казалось, как капля вина растворилась в ночном мареве города, отбиваясь от стен и смешиваясь с запахом дыма.
- Гарольд Брайнс, я ищу Дженни - одноглазую девочку лет десяти, с рыжими волосами, которая постучалась к вам вчера за полночь. - Может быть, у Дженни всё-таки были какие-то родственники в Бирмингеме? Гарольд окинул пустеющую улицу взглядом и неслышно постучал пальцами по навершию - трата времени начинала раздражать. Вчера ему даже понравилось упражняться с атамом и сегодня хотелось, раз уж искать работу всё равно было поздно, хотя бы поработать с кинжалом, но Дженни он собирался искать до последнего, тем более имея хоть какую-то зацепку. Дом плотно прилегал к соседним и незаметно забраться внутрь можно было разве что сзади.
- Не знаю таких, - ответили уже испуганно, а затем дверь приоткрылась, явив Гарольду сухонького, благообразного старичка, одетого чисто. Старичок пожевал губами и покачал головой, выгнав из дома малую толику запаха трав, снадобий и всего того, чем обычно пахло в аптеках. - Не Гарольд Брайнс я, а Джеремия Стоун, а девочку и вовсе не знаю, как звали. А вы кто будете, господин?
Гарольд поставил носок между косяком и дверью, так чтобы её нельзя было закрыть. Запахи трав перебили даже вечерний дым и теперь дом показался очень уютным.
- Гарольдом Брайнсом зовут меня и я ищу девочку. - Мягко разъяснил Гарольд. Видимо, Дженни сейчас не было и тут, но у травника она всё-таки задержалась. - Но на улице совсем холодно - позвольте я войду? Обещаю, у меня нет и мысли вам вредить.
- Нет-нет, - возмутился Стоун, - не входите. Здесь многие обещают, но входят только с запиской от констебля Смолла. У вас ее нет, а значит - стойте тут. Девочку... Девочка - она вам кто?
- Спутница, мы вместе едем на север. - Гарольд устало вздохнул. - Она просидела у вас до утра? - Он прикинул, получилось бы сейчас вышибить старика вместе с дверью. Может бы быть и получилось, но потом пришлось бы объясняться с констеблем.
- Такая маленькая - и спутница? Сохрани меня дева Мария от разврата такого!
Стоун покачал головой и истово перекрестился.
- К реке она пошла, а вам, господин, нужно пить настойку из водяных лилий... От ваших, - старик неопределенно взмахнул руками, - проблем, простите. Нехорошие у вас тонкие оболочки, прорваться готовы, цветность ауры нарушена. Извольте, готов продать вам.
- Может и куплю. - Задумался Гарольд. - А что могло на них так повлиять? И что будет если они "прорвутся"?
Получить внятный ответ, что такое оболочки он уже не надеялся. Видимо, это было что-то вроде того, что чувствовали фэа. Как от грехов могла помочь настойка, он тоже не представлял. То зачем Дженни пошла к реке - тоже было хорошим вопросом.
- Многое, - туманно пояснил аптекарь, - обиды, страхи, злые мысли и дела, смены ипостаси и чужедушие. А если оболочки прорвутся... О! Вы можете остановить реку в половодье, когда она с ревом несется, сметая плотины и дома, неся с собой грязь и камни? Так и ваш дух, вплетенный в тонкие структуры, сметет вас же, ибо не вы владеете им, но он вами. Ну что, берете?
Гарольд ещё раз посмотрел на темнеющую улицу - слишком задерживаться не стоило. Он бы не поверил старику, не назови тот чужедушия - может быть медитация с атамом только усугубила положение дел?
- Сколько это будет стоить? Может быть вы можете посоветовать ещё какие-нибудь средства от чужедушия?
- Вы ведь не чужедушец, - удивился аптекарь, - вы сусоседник. Обождите.
Старик ловко выпнул сапог Гарольда и грохнул дверью у него перед носом. Не было его довольно-таки долго, но зато вернулся он с охапкой пузырьков, в одном из которых виднелось что-то мутное, похожее на пауков.
- Вот, - пробурчал Смолл, всучая все это Гарольду, - водяную лилию вы будете пить по восемь капель из серебряной ложки, три раза в день. Сливки от священных коров, пасущихся на вершинах гор, где живут благие духи - по ложке каждый день. И тинкт унголиант-дроу - по три капли, чтобы сгладить синусы оболочек до эллипса и ровного мерцания. С вас двадцать фунтов.
Шельмой старик Гарольду не казался, но такими темпами у него совсем не осталось бы денег. Сам Гарольд никаких существенных изменений не ощущал - настроение у него часто было паршивым и до приезда в Англию, никакой слабости или чего-то похожего не было. Тем более по сравнению со временем, когда он еле ходил из-за ран. Гарольд на несколько секунд задержался на склянках.
- Должен наступить какой-то ощутимый эффект?
- Все декокты обладают накопительным и системным действием. Вы совсем ничего не понимаете в травничестве, - разочарованно вздохнул Смолл, отбирая у него пузырьки. - Не существует немедленного исцеления оболочек, равно, как и всего остального. Даже у магов-лекарей. Нельзя, понимаете ли вы, взять - и отбросить все лишнее. По-сте-пе-н-но! Не спеша, не волнуясь и гармонируя с мелодией мира!
Гарольд нехотя достал из-за пазухи монеты и протянул травнику - теперь надо было ещё быстрее искать работу.
- А зачем к вам заходила Дженни?
- Ко мне Дженни не заходила. Если я не знаю имени, значит, никто не заходил.
Деньги исчезли в кошеле аптекаря, будто их и не было.
- Зачем ходят к аптекарю, молодой человек? За декоктами.
С этими словами старик захлопнул дверь, лязгнул засовом и всё стихло.
Гарольд три раза негромко ударил костяшкой указательного пальца по двери. Может быть, Дженни просто хотела зайти к аптекарю, чтобы купить лекарство, к примеру для того же глаза, а потом что-то пошло не так? Можно было допустить, что она свернула к реке, боясь Тима или как его там, но зачем было идти ночью? Может быть, ей нужно было что-то связанное с кладбищем или какое-нибудь снотворное для ограбления?
- Как пройти к реке?
- И пейте молочную сыворотку по восемь кубков в день, - проворчали из-за двери безо всякой связи с вопросом, - чтобы грязь из ауры сменилась на золото свечения. Глядишь, и полная ночная госпожа не будет влиять.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512474 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:41


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


На выходе он столкнулся с сэром Яном. Поляк скрыл свой колет и рубашку под длинным, ниже колен, шитым серебром кафтаном. На широком поясе у него висели длинная сабля и кинжал. И выглядел рыцарь слегка измученным.
- Мистер Брайнс, - процедил он сквозь зубы, побледнев и схватившись рукой за бок, - вы спешите и потому наскакиваете на меня?
- Прошу прощения, сэр Ян. - Гарольд отошел в сторону, пропуская рыцаря. Он вроде бы налетел не так сильно, чтобы воин бледнел и хватался за бок - может быть под рубашкой была рана, а может поляк как раз хотел задать Гарольду парочку вопросов. - Я могу чем-то вам помочь?
- Да уж помогли, - морщась, поляк отодвинул Гарольда, собираясь войти в таверну, но на шаге задержался, - и, разумеется, именно извинениями. И как раз тогда, когда... Но забавно, что вы остановились тут.
- Не понимаю. - Гарольд посмотрел на бок за который держался поляк - Для того, чтобы вытащить его из зала послали бы здорового наёмника. Если Ян и расчитывал втретить Гарольда - то скорее всего хотел просто поговорить, может предложить работу, может узнать не причастен ли он к чему-то. - Но по всей видимости вы ранены и луше будет сесть. - Он глянул на зал в поисках столика.
- Вы невероятно любезны, мистер Брайнс, - Ян рассеянно оглядел его и уставился куда-то поверх головы, явно выискивая трактирщика. - Недосуг, право. Чего же вы не поняли?
Гарольд сделал ещё шаг в сторону, чтобы не мешать рыцарю, которому очевидно было совсем не до него, подозвать трактирщика. Хоть Гарольд и не отказался бы узнать, что происходило в городе - ему тоже было чем заняться.
- Почему забавно, что я остановился именно тут? - Он пожал плечами, тоже глянув в сторону стойки. - Почему как раз?
Тяжелый вздох сэра Яна говорил скорее о том, что рыцарю хочется отнюдь не беседовать, а закончить дела - и поспать.
- Потому что завтра здесь будут жить мои хлопцы... то есть, мои... как это? - Поляк раздраженно пощелкал пальцами, вспоминая. - Мои люди. И вам придется освободить комнату.
Солдат могли переселять или из-за того что стали непригодны для жизни прежние казармы и таверны или из-за пополнения. О разрушении или пожаре Гарольд бы услышал, если бы к лорду просто приехали гости - Ян не был бы ранен. Может быть, охрану увеличили из-за покушения, а Ян позвал молодого пьяницу для облавы, в ходе которой и был ранен? Тогда почему об этом ещё не знал весь город? Гарольд поправил капюшон, показывая, что собирается выйти и больше не будет докучать рыцарю.
- Случилось что-то серьёзное, о чём мне стоит беспокоиться?
- С чего бы вам беспокоиться, мистер Брайнс? - Поляк удивился так искренне, что даже перестал высматривать трактирщика. - Вы ведь, кажется, не состоите на службе у... Впрочем, - призадумался Ян, - побеспокойтесь переехать. Эй, мастер Дрок!
Трактирщик, наконец вышедший из кухни, разулыбался и поспешил к нему.
- Побеспокоюсь, спасибо. И всё - таки, кто вас так? - Усталость сделала рыцаря совсем неразговорчивым, оставалось только спросить напрямую.
Ян, в этот момент отдававший распоряжение трактирщику и требовавший предоставить все комнаты таверны для его людей, которых он упорно именовал "хлопцами", прервался на полуслове.
- Мистер Брайнс, - нетерпеливо поинтересовался он, - у вас что-то случилось? Не беспокойтесь, те, кто меня так, уже совсем никак. И, кажется, никогда тоже. Дьявольский язык... Думаю, вам опасаться нечего.
- Ладно, спасибо. Выздоравливайте. - Гарольд слегка поклонился и пошел наверх за вещами. По крайней мере он мог не волноваться, что посторонние узнают об атаме, а дел у него и так хватало - Армстронгу явно было не до него, а значит потом нужно было ещё и искать работу
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512472 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:41


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Гарольд потёр ноющую руку, как будто для полного набора ему не хватало только пари с демоном. Пари, о котором он, наверняка, ещё не раз пожалеет, но как-нибудь не сегодня, когда от усталости гудело всё тело и сами собой закрывались глаза. Уже завтра должен был не прийти человек Армстронга, и ему пришлось бы решать, что делать. Стоило ли лезть на кладбище, второй раз наступая на те же грабли или попросить отсрочку у гильдии, не предлагая ничего в замен. Поэтому сейчас надо было пересилить усталость и хотя бы попытаться сделать что-нибудь с атамом. На полчаса забыть о демонах и богах, и именно что попробовать сделать что-нибудь с кинжалом, убирая необходимость платить Армстронгу, если повезёт. Он, по крайней мере, постарался выбить с демона денег, чтобы завтра ночью не грабить могилы. Всё равно демоны считали его за дерьмо, да и он не то чтобы особо их уважал. В любом случае, пока что он вроде бы, выигрывал - вместо трёх целей, можно было выбрать одну, а можно было и вовсе рискнуть и никого не выбирать.
Гарольд вытащил из-за пазухи атам, как будто слишком тяжелый для любого металла. Мало чего он так опасался, как этого куска железа и того, что за ним стояло. Одним делом было пытаться не дать себя прихлопнуть богам и демонам, другим - не контролировать собственное тело, быть не в ладах с самим собой. Часть его самого? Где-то в глубине души, которую ещё не успели забрать демоны, Гарольд боялся, что кроме обращения, атам мог повлиять на него самого - незаметно изменить самого Гарольда, его натуру и характер. Сейчас он всё меньше думал об этом - повлиял, так повлиял. Важнее было не помереть, вместе со всеми изменениями и недостатками. Если волчица была часть его самого - значит эту часть нужно было воспринять, если это было другое сознание - с ним надо было договориться. Он уже устал со всеми спорить и пытаться всем противостоять, и ещё больше устал носить этот армагеддон за пазухой. Если в атаме было сознание или его подобие - жестко было пытаться его уничтожить - оно имело право желать жить и иметь физическое воплощение. И всё-таки, обратившись в городе, Гарольд мог погубить многих и сам погибнуть. Он вдохнул полной грудью, призывая тоненькие, как паутина потоки силы со всего тела - те лениво поплыли по телу, сначала к сердцу, потом по правой руке, к атаму. Гарольд предлагал мир и оставалось только надеяться, что атам откликнется. И атам откликнулся. Сила теплом перетекла в рукоять, а затем, без всякого предупреждения и подло, но, кажется, очень радостно вспыхнула занавеска на окне. Бездымно и потрескивая. Пламя принялось облизывать оконную раму и побелку стены.
Гарольд молча метнулся к окну, сорвал занавеску на пол и ногами потушил огонь. Оставалось надеяться, что они здесь остались не от какого-нибудь принца и не были всемирно известной достопримечательностью. Значит круг работал не так, как он думал, и состоял не из поглощения Гарольдом силы из мира, передачи её в атам и возвращения в мир. Он открыл окно, чтобы проветрить комнату от запаха гари, ещё раз взглянул на безжалостно затоптанную тряпку и опять сел на пол. Надо было попробовать вернуть силу в своё же тело, что казалось не совсем безопасным, после подожжённой шторы. Гарольд опять вдохнул полной грудью - лёгкий привкус гари смешался с морозным сквозняком. Силы волной, уже более бодрой - неожиданный пожар немного разбудил Гарольда, понеслись по венам и плоти к правой руке. Он направил остриё кинжала на свою левую ладонь и попытался принять эти силы, словно атам был ни чем-то инородным, а частью его самого, теми же кровью и плотью. Гарольд сделал поток немного слабее, чтобы в случае неудачи не сильно обжечь себе руку.
И сила вернулась из атама - с небольшой задержкой, будто проходя через губку, паутинки закололи ладонь. Рука зачесалась и даже заболела, но дальше поток не пошел, не влился в предплечье и плечо, и не вернулся к сердцу. Гарольд не успел отложить атам, чтобы помассировать онемевшую руку, как всё прошло. Видимо, его собственная сила его не ранила, по крайней мере в чистом виде. То что атам пропускал поток, однозначно, было хорошим знаком. Гарольд ещё раз, уже увереннее послал в рукоять поток, и попытался впитать его, тут же направив обратно к сердцу.
Но произошло ровно то же самое. Гарольд на несколько секунд опустил атам, и глубоко зевнул. То ли он делал что-то не так, то ли дело само по себе было не быстрым, но он уже сильно устал. Ему самому было в новинку управляться с чистой силой, до этого это казалось бесплоднейшим из занятий - ни хворост поджечь, ни воду обессолить. И всё-таки насколько же он не был магом - сын сапожника, не получивший никакого образования, не бывший подмастерьем чародея. Не удивительно, что он ни черта не понимал и напарывался на каждый камень. Гарольд устало вздохнул - потребности в знаниях это не отменяло. Если раньше он хотел узнать больше о силе из любопытства и амбиции, то теперь к этому его подталкивала сама жизнь. Нужно было научиться владеть атамом, чтобы перестать обращаться в оборотня, воспользоваться призывом из гримуара, чтобы перескочить через Ирландское море и не нарушить гейс.
Гарольд улыбнулся и поудобнее устроился на полу - кое-как, но дело всё-таки шло. Он глубоко вдохнул и протяжно выдохнул, собираясь с силами и готовясь направить поток так же медленно и равномерно, как дыхание. Он ещё очень неловко управлялся с силой, но уже лучше её чувствовал - ни на что не похожую, и одновременно как будто родную. Гарольд покрутил атам в руке - означало ли то, что кинжал пропускал его силу, желание волчицы сосуществовать или его только ждала встреча с оборотнем? Может при нормальном ходе дел волчицы вообще не должно было появиться? Он решил в любом случае, считать сложившееся положение дел встречными шагами к примирению. Гарольд ещё раз вдохнул и направил силы сплошным потоком, пытаясь сформировать кольцо. Если кольцо и получилось, то явно не то, какое хотелось. Тепло привычно уже перетекло к локтю, мгновение поразмыслило и с явным раздражением вернулось в атам, чтобы угнездиться в рукояти.
Гарольд потёр глаз левой рукой - он очень устал и упражняться дальше, наверное, было без толку. По всей видимости, надо было сначала вернуть себе хотя бы сгусток силы, а потом уже пытаться контролировать поток. В любом случае, консультацией Армстронга он не воспользуется. А значит, если бы завтра пришел человек ренегата, что вряд ли - Гарольд бы узнал о работе и может быть попробовал заработать денег для первой выплаты гильдии. Ну, а если бы он не понадобился ренегату - оставалось выбирать между кладбищем и попыткой отсрочить выплаты какой-нибудь придурковатой историей. Может быть, стоило поискать другую работу, но по ощущениям Гарольда, ничего чистого и безопасного в плане работы в Бирмингеме с момента основания не было. Он помассировал правую руку. А ещё нужно было найти треклятые кольца, да побольше. Он всё чаще подумывал воспользоваться призывом из гримуара не только для того, чтобы перелететь через море, но и чтобы получить от демона ответ хотя бы на один вопрос. Гарольд взял атама, чувствуя скопившиеся в рукоятке силы. Можно было попробовать ещё раз - он не терял надежды, что дело было не в какой-нибудь ошибке, а просто в необходимости практики. Он не стал посылать в атам ещё сил, и направил все усилия на то, чтобы вытолкнуть, то что было в рукояти, как пробку из бутылки. Но атам будто уснул. Он держал то, что впитал, точно дорогое стамбульское полотенце, не отдавая и не откликаясь. Гарольд устало зевнул, поднимаясь. День был бесконечно длинным, таким длинным, что он, казалось, не помнил начала. Завтра всё должно было пойти быстрее, ну или по крайней мере, определённее.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512470 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:40


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Гарольд поскрёб ногтем обожженную рукоять. Легенда, последний выбор которой был у него в руках. По-детски захотелось вытащить меч из ножен и помахать им. Но его душа...
- Это мой клинок... - Он был виноват перед сёстрами и вину можно было искупить. Но в конце концов, насколько бы он отсрочил своё попадание в ад, даже вернув душу? От христианства Гарольд отрёкся, других богов не почитал. Вот и выходило, что Сар не возвращал ему душу, а лишь отсрочивал её получение. - И он мне нравится. Но раз уж речь идёт о торге, - задумчиво сказал Гарольд, -позвольте полюбопытствовать, зачем он вам нужен? Мне кажется, сама Бадб проявила к мечу меньше интереса.
Сар с интересом оглядел сначала меч, потом Гарольда, взмахнул рукой. В воздухе забрезжило марево, складываясь в изящный, роскошно украшенный темно-красными камнями клинок, чьи рукоять и ножны были оправлены серебром.
- Продешевить боишься, мой сладкий? Скажи мне.... почему меч важнее, чем... те, кого ты задолжал князю?
Гарольд лишь украдкой взглянул на вычурный меч. Он не мог сладить с клинком, в котором были заключены три девушки, чего было говорить о сотнях сарацинских воинов. Он боялся, что первые же разбойники отберут у него красивую, но неброскую Мглу, чего было говорить о блестящем за милю крестоносцевом мече? Гарольд улыбнулся, не выпуская свой клинок из рук.
- Потому что тех троих князь получит в любом случае. Моими руками или не моими, но он обретёт то, чего желаете. А вот эти трое, прямо тут, у меня. Но в целом - он пожал плечами - да, конечно, боюсь продешевить. Ну, так зачем вам меч?
- Рабовладелец, - с одобрением кивнул демон, - сладкий, хоть и слегка грязный рабовладелец... Разве князь... не получит этот меч чужими руками, пожелай он того? Может быть, он пригодится князю. Может быть, кому-то еще... Но ты... не умеешь торговаться, душка. Назови свою цену, если боишься продешевить.
Гарольд подавил зевок - уже было заполночь, а он ещё хотел помедитировать с атамом. Почему ад сразу не отобрал у него клинок, если ценил его выше самого Гарольда? Не может быть, чтобы демоны были не в силах этого сделать.
- И главное, сами обвиняли меня в торопливости. Всё чего я сейчас добиваюсь - это время, чтобы подумать. - Он сел на кровать. - Тем более, мне кажется, что на клинок можно будет приманить михаилита.
Саргатанас подошел ближе, участливо заглядывая в глаза.
- Детка, в торопливости ты не замечен, как тебя ею упрекать? А времени... было достаточно. Каков же твой ответ? Что ты хочешь за меч?
Гарольд опять вытащил клинок на несколько дюймов из ножен. Интересно, с чего демонам настолько понадобился меч? Казалось, что его сейчас опять поднимут к потолку.
- Я подумаю подольше, лорд Саргатанас. - Хотя, демон так и не притронулся к нему с тех пор, как Гарольд взялся за меч. Он легонько ударил гардой по ножнам. Может быть, это была просто случайность. - Доброй ночи.
- Не думай слишком долго, - любезно посоветовал ему демон, легко похлопав по щеке, - может статься, что надумаешь - и будет поздно, моя прелесть.
С этими словами он исчез, рассыпавшись синими искрами.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512468 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:40


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Гарольду показалось, что после прикосновения демона, от которого он не успел увернуться, у него онемело всё лицо. Нелепый на вид, Сар всё равно навевал тревогу. Куратор? Вряд ли это отменяло наказание за невыполняемое задание, или уменьшало опасность выдачи нового. Скорее, только добавляло проблем.
- Наверное, не понимаю. Но вы тут как раз для того, чтобы мне объяснить, так? От татуировок, кстати, я был бы непрочь избавиться. Тем более, если хоть где-то они считаются христианским символом.
- Гарольд... вы слишком резки... вам обязательно нужно обзавестись любовником. Это так расслабляет... Кстати, что вы завтра вечером делаете? Я понимаю, куча дел, которые требуют вашего присутствия... Такая ответственность... но, может, вечер при свечах? Креветки, три вида сыра... оленина... виноград и малиновый ликер из уст суккуба? Обещаю не домогаться вас сверх меры...
По лицу Сара блуждала рассеянная, добрая и даже мечтательная улыбка.
- Я воздержусь. - Без особого веселья в голосе сказал Гарольд. Нежелание демона говорить по существу начинало утомлять. - Оленины мне нельзя из-за гейсов, а вот насчёт кучи дел - вы правы, и кажется мне, что вы их число только увеличите. Прошу вас, давайте к делу.
И почему только к нему не пришла какая-нибудь демонессочка?
- Вы такой нетерпеливый... весь... тогда, наверное, стоит перенести ужин на здесь и сейчас, где и когда бы это ни было, - демон казался полностью поглощенным букетом синих цветов, которые вытащил откуда-то из воздуха. Его кисти-бабочки порхали, поправляя стебли и легчайшими движениями взбивая, даже скорее - вспенивая синеву лепестков, - Где, когда... странные слова, но приятные! Впрочем, пока я размышляю, что подать к столу в столь поздний час, скажите, чем вы торговали и много ли выручили, мой сладкий, внушающий меньше ожиданий торговец, в славном городе Бирмингеме?
Гарольд на секунду задержал взгляд на букете. Вспомнилась девочка с цветами из Бермондси. Как давно это было, а вроде - всего месяц назад. Понять, намекает ли демон, что знает его, как облупленного, или просто дурачится, всё равно было невозможно. С этими демонами вообще ничего не было возможно понять - менялись формы, предметы появлялись из ниоткуда - и исчезали непонятно куда, но главное, были непонятны намерения. Зачем бы суккубу знать, чем он торговал?
- В Бирмингеме я ничем не торговал, а весь капитал спустил в одном из местных борделей. Не знаю, чем оно вам интересно. - Казалось вот-вот демон перестанет дурачиться и схватит его за горло. - Ещё какие-нибудь вопросы? Поужинать я с вами не против, но предупрежу - я увлекаюсь только женщинами.
- Женщины, мужчины... вы знали, дорогой мой, что каждый суккуб в разном когда и где - инкуб? Хотя, вряд ли...
Комната преобразилась роскошью, неожиданной для таверны. На пол рухнули шкуры и ковры, утопили ноги по щиколотку в ворс такой густоты, что казалось, будто Гарольд стоит в высокой мягкой и теплой траве. На стенах возникли резные, из потемневшего дерева маски, жутковатые хари, ятаганы и шамшеры. Из ковров причудливым грибом вырос столик, уставленный фруктами и сладостями, вином в бутылках сизоватого, точно виноград на морозе, стекла. Отдельно, на здоровенном блюде с маленькой жаровней снизу стояли поджаренные, истекающие соусом креветки с желтыми полусферами лимонов рядом.
А Сар, меж тем, смотрел на Гарольда почти нежно, похлопывая смычком по сапогам.
- Я расскажу вам сказку, мой пирожочек, - начал он, но тут же задумался, засмотревшись на игру теней, что плясали теперь на стенах и коврах, - как это прекрасно, смотрите... Тени... они похожи на вас, верно? Скажите, моя вишенка, пока у нас... есть время для разговоров, что вам помешало... осчастливить князя? Вы ведь даже, - он взмахнул смычком, едва не задев Гарольда, - не торгуете. Между нами говоря, я очень люблю бордели, но удовольствия ведь идут после дела - как вы совсем недавно сами заметили. Ведь дела - торопят, а ужин со мной - лишь удовольствие, верно?
Гарольд прошелся взглядом по маскам. По крайней мере, демон перешел к делу, пусть и в своей манере, не самой неприятной. Чем дольше его не душили - тем было лучше.
- В борделе я искал эксперта по оборотням - трудно двигаться дальше, случайно превращаясь в волка. Кроме того, это ещё и потенциальное орудие. Но в первую очередь. - Гарольд грустно и устало вздохнул - за эти слова он поплатится. - Я ведь знаю, что меня ждёт, если я не успею. Сроки поставлены, а я, как и сказал князь, пытаюсь извернуться.
Демон проткнул внезапно заострившимся смычком толстую креветку и с аппетитом проглотил, не обращая внимания на то, что по подбородку потёк сок, угрожая запачкать костюм. А потом посмотрел на Гарольда, вздёрнув бровь.
- Что ж, милый, ублажите старого Саргатанаса... рассказом, как же вы пытаетесь... извернуться. О, всё честно, не переживайте! Меня просто немного смущает, что вы, кажется, просто ничего не делаете, совсем-совсем никаких движений в нужную сторону, даже наоборот, а так ведь в игры не играют, знаете... ведь? - Во взгляде внезапно мелькнуло сомнение. - Или не знаете? Ну уж это-то... должны знать, сладкий мой.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512466 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:38


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Таверна "Красный Лев", Бирмингем, ближе к полуночи.

Таверна, не хуже прочих, не лучше многих, располагалась неподалеку от борделя. Впрочем, "неподалеку" это было лишь по меркам Бирмингема, да, пожалуй, лондонцев. Идти до трактира пришлось долго, огибая дроги с мертвецами, пьяных наемников, нескольких михаилитов, которых от прочего сброда можно было отличить только по орденским перстням, священников, мелких побирушек сродни Дженни. Кое-где слышался смех, вспыхивали драки, а над всем этим величаво, оплотом спокойствия, возвышался замок.
В таверне было уютно, но людно. Пучки пряных трав, подвешенные к потолку, осыпались листьями и мелкой трухой на едящих, пьющих, гогочущих людей, посыпали лепестками повизгивающих шлюх - и была в этом какая-то печальная ирония, ведь этих девушек никогда уже не осыпят цветами при выходе из церкви, никогда не взглянут влюбленно на них мужья, подхватывая на руки, чтобы перенести новобрачную через порог, не споет им хор торжественных песен...
Чисто выскобленные лавки за столами, покрытыми плетеными циновками, почти все были заняты. Лишь в в середине зала сиротливо стоял маленький, низенький столик на кованых ножках, будто его однажды втиснули сюда - да так и забыли определить на свое место. Трактирщик выглядел также - маленький, пузатый, крепкий и какой-то слегка рассеянный, позабытый за своей стойкой, сколоченной из бочек для эля.
Пухленькая подавальщица, удивительно похожая на рыбу своими выпученными глазами под тонкими, удивленно изогнутыми бровями, с грохотом поставила перед Гарольдом тарелку с пареной репой, густо посыпанной сыром, и кружку рома, а перед Дженни - горячие, с огня колбаски, поссет и пирог с грибами, посыпанный зажаренным салом. Льялл Уоллес, признавшая Дженни "очень милой девочкой", дала записку к трактирщику, по прочтении которой с ребенком здесь начали носиться, как с наследной принцессой.
Гарольд грустно взглянул на колбаски и уже совсем обречённо - на свою репу.
- Ты, конечно, нигде не пропадёшь. - После еды надо было найти место по-безлюднее: запускать силу в атам на ходу Гарольд не сталю. Легко было михаилитам со своим образованием говорить о простоте магии. Но всё, действительно, могло пойти куда проще, чем он думал.- Может, ты узнала что-нибудь новое об Армстронге, да и в целом о городе?
Дженни с видимым удовольствием откусила сразу чуть ли не половину колбаски и смерила взглядом блюдо с репой.
- Офота ве так выть. Вез вовольствия, - проглотив всё же кусок, девочка отмахнулась от Гарольда огрызком. - Кому нужен этот твой сильнорук? Что мне с него? Тебе нужно - так ты с ним и говорил. Небось, всё узнал, чего хотел. Но слушай, что скажу, - она наклонилась ближе и понизила голос. - Ты, дяденька, сильно верующий будешь?
Гарольд грустно улыбнулся. А ведь кроме виры, оборотня, гейсов, долга городу у него были ещё и проблемы с Велиалом. Оставалось только решать задачи одна за другой - сначала с атамом, потом с деньгами и вирой. Не нравилось ли ему быть оборотнем? Получись повернуть такую проблему к пользе, может, появился бы шанс справиться со всем остальным.
- Насчет этого не переживай. Ну, а лицо ты, как по мне, самое, что ни на есть заинтересованное. Или тебе нравится, когда тебя едят? Но это не суть, в любом случае, мне оно больше надо.
- А тебе, дяденька, поможет, если я скажу, что он кажинную ночь по семь раз тётеньке сунуть может? - отпарировала Дженни, сверкнув глазом. - Или какого цвета у него коняга да когда гвоздь из подковы теряла? Про превращения свои - сам расспрашивай, мне такое внимание ни к чему. Так вот, - она заговорила ещё тише, - ежели тебе в церкви голоса не слышатся, то дело есть. Побалакала я с этой Уоллес, и выходит, что кладбище тут большое, старое, а присматривают за ним погано, потому что прежде-то Бирмингемы занимались, а теперь вовсе некому. Тётку-то за стены не пускают, а новеньким лордам не до того. А мы тут едва на денёк, а потом исчезнем. Смекаешь?
Гарольд проглотил кусок репы с сыром. На нём и так висела куча проклятий, да и от раскапывания могил он никогда не был в восторге. Ну и везло же в последнее время на спутниц да знакомых - одна спала с Велиалом, другая любила убивать, третья вот в свои десять лет предлагала обнести кладбище. То ли кладбища в Бирмингеме были какими-то особенными, то ли Дженни слабо себе представляла, что такое пытаться тихо раскопать замёрзшую могилу.
- Ну, насчёт денька - скорее всего нет, но это обсудим чуть позже. И что ты рассчитываешь там найти?
- Да уж что-нибудь, - Дженни развела руками. - Город-то богатый. Усыпальницы знатные ставили, склепы - как целые замки. Думаешь, не клали местные богатеи ничего в могилки к своим? Камешки, амулетики. Души-то их господенька давно прибрал, - с замечательным равнодушием к сакральному проговорила девочка. - Так что и не обидятся.
Разворотить склеп зимой, при особой сноровке, может быть, и вышло бы. Да вот только Гарольд уже был научен собственным опытом. Пусть ему и были нужны деньги, после ещё одного проклятия просто опустились бы руки. Гарольд вздохнул перебирая псевдоеду в тарелке.
- Совсем недавно я уже занимался подобным - обиделись. Так что я - пас, и тебе очень не советую. Побережёшь силы для ограбления живых, будешь искать ещё кого-то или пойдёшь сама? В принципе, если ты не слышишь голосов и совсем не боишься мёртвых, могу дать тебе проклятых феевских монет. - Гарольд отломил себе кусок хлеба. Всё равно ему быть не могло - это мероприятие могло стоить Дженни жизни, ну или пыточной, может быть, с телепатом. Скорее все его попытки отговорить девочку ни к чему бы не привели, и проклятые деньги её бы не напугали.
Дженни застыла, держа кусок колбасы на весу, и удивлённо уставилась на Гарольда. На стол капал ещё тёплый жир.
- Зачем же мне проклятые монеты? Да ещё фейские? Если ты, дяденька, старый народец грабишь, так у них-то правила свои, а у христианских покойничков - свои. Но, вижу, не хочешь - и ладно, разговора, считай, не было, и рот - на замок, так? - нахмурившись, она откусила кусочек, прожевала. - Так что там с твоими зубастостями и хвостатостями, дяденька?
Гарольд улыбнулся.
- Придётся задержаться в городе минимум на день и, вполне может быть, на подольше. Поработать на Армстронга. Поэтому, я конечно, рот - на замок, но ты держи меня в курсе, и не рискуй понапрасну. - Он добавил уже серьёзнее, смазывая остатки сыра краюхой хлеба. - Раз уж тебе взбрело в голову, лучше нам сделать так, чтобы на утро в городе уже не было подозрительной наружности торговца и одноглазой девочки.
Гарольд не знал, как мирно удержать Дженни от поиска приключений на свой маленький зад, так что можно было хотя бы не ссориться и организовать отъезд.
- Поработать... - Дженни скривилась. - Ну и скучища эта ваша взрослая жизнь. А ещё дяденька, а не тётя. Вам-то вроде и полегче живётся, а поди ж ты... Так а прок от работы будет? А то ведь мне мул этот нравится, очень.
Подавальщица снова грохнула миской, на этот раз - с ягодами в сливках, умиленно вздохнула, потрепав за щеку Дженни - и унеслась куда-то в сторону кухни.
Гарольд отложил пустую тарелку.
- Думаю, что да. Армстронг показался мне человеком знающим. Иначе в этом городе я бы не задержался - не нравится мне тут. Хотя, может быть с протекцией бывшего михаилита и передумаю - в таком болоте можно хоть констебулата не так бояться. - Гарольд стряхнул крошки с одежды. - Ну, а что до работы - ведь не вся она скучная - взять хотя бы нашу поездку в Ирландию или моё прошлое задание... Что-то мне подсказывает, что и работа на, как ты сказала - он улыбнулся - Сильнорука, тоже может оказаться непростой. Вот что по - твоему интереснее - встретиться с фэа или обобрать кого-нибудь?
Рассказ о прелести обычного физического труда девочка бы всё равно всерьёз не восприняла.
Девочка взмахнула ресницами.
- А зачем выбирать-то? Ну, смотри, дяденька. Фэа - это сказка, даже лучше, чем с картинками. Я про тех фэа, что ушли, конечно, а не всяких коровозадых. А обобрать кого - это жизнь как есть. Сказка жратву в брюхо не положит, так-то я думаю. Не задаром. Так и выходит, что и жить интересно, и сказка интересно тоже. Хотя, правду сказать, жить порой даже слишком... интересно.
Гарольд почесал затылок. Может быть, и стоило пойти с Дженни. Больше всего он смог бы сделать будучи на месте, да и с огромным долгом надо было что-то делать. Всё равно, вслед ему не плюнул бы только ленивый, а Армстронг не задавал лишних вопросов. Гарольд подтянул рукава - прямо сейчас тащиться на кладбище?
- Ты собираешься идти этой же ночью? - Но опять пачкаться? Не то чтобы Туата что-то особо изменил, но было ощущение, что он наступал на те же грабли.
- Куда идти? - Дженни, которая увлечённо жевала ягоды, вскинула на него зелёный глаз. - Холодно же.
Гарольд посмотрел на огонь в камине, медленно перебирая пальцами по столу. Если подумать, до срока выплаты оставалась неделя, а в случае его пропажи, кредиторы просто пошли бы к родителям или сестре. Можно было попросить отсрочку, но это если бы он был уверен, что вернётся из Ирландии.
- Это меня так мотивировали твои рассуждения о жизни и веселье. Особенно, часть про необходимость обеспечить пропитание. - Он заговорил тише. - На кладбище ты хочешь идти за день до отъезда или сейчас?
- Ну ты, дяденька, странный, как не от Ю, - девочка пожала плечами и закинула в рот ещё ягоду. - Репы с сыром наелся, так куда ж по сытости ходят? А перед отъездом только подозрительненько будет. Ну да не о чем говорить, потому что одной-то мне страшненько, а ты отказался. А слово-то не голубь, его не сьешь.
Гарольд кивнул.
- Действительно, не съешь. Ну, я-то не боюсь, если у тебя не появиться желания, может пойду сам. - Он поднялся. - Но лучше бы появилось, ты в этом смыслишь больше меня, да и идея твоя.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512464 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:37


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Гарольд секунд десять смотрел на пьянчугу, ожидая следующей реплики. Не нравилось ему всё это - ни явно не последний из наёмников, сидящий напротив, ни Лола, которая уже на самом деле походила на демонессу. О том, что среди клиентов такого борделя, скорее всего, будут именно что самые богатые, а в случае Бирмингема - ещё и опасные господа, Гарольд совсем не подумал.
Пьяница, меж тем, продолжал говорить. И делал это весьма громко.
- Зн-начит, так, да? Дел-лаешь вид, что не видишь меня? Не видишь - значит, не уважаешь! Я зас-ставлю тебя уважать! Меня сам Том Дадли уваж-жает! А ты, грязный побирушка, будешь сап-поги лизать!
С этими словами наемник поднялся, нависая над столом и раскачиваясь, чтобы взять в руки блюдо с рыбой. Получилось у него это не с первого, не со второго и даже не с третьего раза. Но когда получилось, то мужчина этому обрадовался так искренне, точно ему золотые шпоры подарили. Он зачем-то взял за хвост небольшую камбалу, внимательно оглядел ее со всех сторон - и бросил в Гарольда. Камбала летела красиво, роняя на стол жирные ошметки белой, сочной плоти, осыпаясь сухарями и кольцами лука. И упала она тоже красиво - прямиком на стол перед Гарольдом, медленно сползая на колени.
- Сэр Ян, будьте любезны, утихомирьте мистера Лидса, - капризно протянула Лола, теребя рукав белобрысого, который с нескрываемым интересом наблюдал за действом.
Блондин, поименованный сэром Яном, только снисходительно улыбнулся, нежно гладя ее по руке.
- Ну что вы, прекрасная Лола, неужели же мистер Брайнс нуждается в защите какого-то наёмника? А вам и вашим прелестницам, кажется, ничего не угрожает.
Гарольд без особого воодушевления посмотрел на испачканную скатерть и штаны.
- Не думаю, что вы прямо-таки какой-то там наёмник. Но господа, если среди вас есть кто-нибудь из того же отряда. Успокойте, пожалуйста, этого... офицера. Так можно и здорово измазаться, подскользнувшись на рыбном соусе, что не достойно офицера, даже молодого и пьяного. - Он слегка отодвинул стул, чтобы и дальше не пачкать штаны, ну и быстрее встать при необходимости.
Рыба сочно шмякнулась на пол, а сэр Ян благодушно улыбнулся.
- Ну, перебрал человек, с кем не бывает. Но это же не значит, что он станет подскальзываться. Бывало так, что кровища повсюду, кишки валяются, а мистер Лидс, хоть и пьян до полусмерти, идёт, не покачнётся. Но неужели, мистер Брайнс, вас слова уважаемого рыцаря вовсе не задевают? Любите собак?
- Если бы господин рыцарь был трезв - обиделся бы. А сейчас, - Гарольд поднял рыбу за хвост. И за это он заплатил двести фунтов! - Не знаю, как под действием алкоголя он владеет мечом, но человеческой речью - разве что с переменным успехом. Ну, а собаки... - Гарольд пожал плечами. - Никакой ненависти я к ним не испытываю. Многие достойные люди называют себя цепными псами государя. Наверное, большинство рыцарей даже предпочли бы называться псами, чем бросаться рыбой, нечленораздельно говорить и пускать слюни. Впрочем, я не эксперт.
- Лидс, - сэр Ян нарочито заботливо глянул на пьяного и ухмыльнулся, - ты зачем слюни пускаешь? Хм. - Взор его обратился к Гарольду. - Нехорошо, мистер Брайнс, лгать. Не пускает мистер Лидс слюни, да и говорит вполне внятно. Разве это поведение джентльмена и воспитанного человека - наговаривать на того, кто нуждается в сострадании? Явиться к ужину с мечом на поясе, демонстрируя презрение к окружающим и готовность его обнажить во время трапезы?
Рыцарь поцокал языком и покачал головой осуждающе.
- Да какой он джентльмен-то, - хохотнул с другого конца стола такой же светловолосый и синеглазый, одетый в коричневый узкий колет поверх синей шелковой рубахи, - какой-то нищий купчишка, который где-то оторвал приличный меч, но с какого конца за него браться не знает, что делать и как говорить с людьми - тоже, но зато гонора, что у короля польского, - тут наемник добавил и вовсе непонятное, - пся крев. Лидс подскользнется, ха!
Сэр Ян снова поцокал языком и явно собрался что-то сказать, но тут в трапезную вошла хорошенькая, юная служанка, что-то шепнула на ухо Лоле - и всё преобразилось. Лола посерьезнела, махнула рукой в сторону скатерти, с которой тут же исчезли жирные пятна, сэр Ян и остальные одернули колеты, а Лидс удивительно быстро протрезвел, спешно застегивая рубашку красивыми резными пуговицами.
Гарольд отложил рыбу, взял салфетку. Яну, видимо, очень хотелось увидеть драку, раз он так уверенно провоцировал Гарольда - удивлялся терпению, и тут же оскорблялся за своего товарища. В любом случае, пока он молчал, выхватывать мечи вроде бы никто не собирался. А объяснить, то что он не хотел оставлять проклятый меч где попало, можно было и Армстронгу, конечно, если бы тот вообще захотел слушать, и не стал петушиться, как господа лыцари. Гарольд вытер штаны и руки. Хотя атмосфера перед появлением ренегата говорила о том, что Армстронгу было чем заняться, кроме как выпендриваться.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512462 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:37


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


В холле, куда краснолюд проспустил без лишних слов, просторном и щедро украшенном вазами, бархатными драпировками, маленькими мавританскими столиками и коврами, Гарольда встретила необычайно красивая блондинка лет двадцати пяти. Томные, голубые глаза, подведенные черным, как у сарацинских женщин, таили негу и страсть. Платиновые, густые волосы волнами стекали по обнаженным плечам, шаловливо касались точеных скул, нежных щек, изящной шеи. За приоткрытыми будто для поцелуя карминовыми губами сиял жемчуг зубов. Женщина была высока ростом, стройна и полногруда - и это не скрывало тонкое бежевое платье, к которому блондинка даже не надела рукава.
- Добро пожаловать в дом maman Лолы, в мой дом, - низким, полным корицы, мёда и легкой хрипотцы голосом, проговорила женщина, подходя к Гарольду так плотно, что его ожгло полной, полуобнаженной грудью даже через оверкот. Лола же медленно и плавно подняла прекрасную руку и нежно, лаская, провела ею по воронам - и по шраму под ними. - Они прекрасны, эти рисунки. И шрам - прекрасен.
Подкрашенные губы, такие теплые и мягкие, пахнущие мятой и гвоздикой, коснулись губ Гарольда. Ненадолго, на мгновение, а затем Лола отпрянула, взяла его за руку и повела внутрь дома, ничуть не смущаясь, что у нее полностью открыта спина до самых ягодиц.
- У порога о наслаждении говорить не стоит, не так ли? О, мы здесь можем предложить вам самые невероятные услады. Но и самые обычные - тоже.
Мимо проплывали вазы, полные цветов, картины, изображающие людей, животных, и даже деревья, совокупляющихся в таких немыслимых позах и сочетаниях, что иные казались невозможными.
- Вы хотите девочку? Мальчика? А может быть, - Лола оглянулась через плечо и зазывно улыбнулась, - нежить? Или собаку? Старуху? Всех сразу и чтобы в оковах?
У Гарольда всё вылетело из головы, вообще всё. Лола была красивой, очень красивой. Слишком молодая для хозяйки борделя, слишком живая и чистая и томная одновременно. Платье едва прикрывало плавные изгибы тела, а то что оно всё-таки прикрывало, бойко дорисовывало воображение. Он, наверное, пялился, как юнец. Первые несколько секунд Гарольд просто не знал, что сказать. Он вроде бы пришел за чем-то другим...
- Я хочу тебя. Не знаю, если у меня хватит денег, и дело ли тут в деньгах. - Духи Лолы дурманили. Армстронг вроде бы не был волком и в лес не собирался. - Но я хочу тебя.
- Mon dieu, - вздохнула Лола, жарче сжимая его руку, - о Лоле мечтают все, но... Вы ведь не видели еще девочек. И, - она оглядела одежду Гарольда, - трех тысяч у вас нет.
Свой вежливый отказ хозяйка борделя смягчила поцелуем, томным и обещающим так много, что от него кружилась голова. И откинула тяжелую, алую штору, за которой обнаружился большой зал, сплошь уставленный зеркалами. В нем, на подушках, раскинутых на полу, сидели девушки, одетые в прозрачные шальвары и некое подобие короткого лифа. Блондинки, брюнетки, рыжие, с синими и розовыми волосами, стройные и полные, но все - длинноногие, они с интересом воззрились на Гарольда и дружно, как одна, поднялись. Через мгновение Гарольд был завален на подушки, обласкан и лишен оверкота.
- Выбери меня, - шепнула сладкая, нежная златовласка, при взгляде на которую вспоминался персик.
- Нет - меня, - капризно надула губы шатенка с задорно вздернутым носиком и высокой грудью.
- Меня...
- ... лучше - меня...
- Красивый...
- ... сладкий и сильный, - доносилось со всех сторон. Девичьи руки шарили по телу, развязывая ворот рубашки, скользя по ногам и выше.
От девушек не перехватывало дыхание, как от хозяйки борделя, но они тоже были красивыми. И опьяняли плавными движениями и томными словами. Но потом, может Гарольду просто показалось, но одна из них случайно задела атам. Магия обрушилась. Надо было уже найти женщину - он совсем отупел, но не сейчас. Гарольд аккуратно, но настойчиво отодвинул женщин и поднялся.
- Ну, когда будут три тысячи тогда и вернусь, а сейчас, я бы хотел поговорить с мистером Армстронгом.
Лола лениво опустилась в единственное кресло. Вздохнула, отчего корсаж платья чуть было не соскользнул вниз.
- Милорд явится к вечеру, - проговорила-пропела она, - а пока у вас есть время, верно? Вот, взгляните на Нонну.
Вперед вышла девушка лет пятнадцати-шестнадцати, стройная, но пышная во всех нужных местах, прикрытых лишь полупрозрачной тканью. Длинные черные волосы были завиты локонами и обрамляли миловидное, чистое личико, оттеняли яркие голубые глаза. Нонна медленно улыбнулась Гарольду и медленно повернулась же кругом, демонстрируя крепкий, девичий задок.
Гарольд пробежался взглядом по девушке, задерживаясь на интересных местах. У него и правда было время... Но время можно было потратить и на поиски лавки с амулетами, покупку арбалета, да и цен за советы Армстронга он не знал. Разумнее было бы пойти на задний двор и выпустить весь пар, упражняясь с мечом, и уже после разговора с ренегатом решать. Или вообще найти себе какую-нибудь подавальщицу. На переправу в Ирландию тоже нужны были деньги, а учитывая убранство зала и внешность девушек, сейчас он мог потратить не меньше половины. С Лолой надо было быть по осторожнее - не иначе, как она тоже подписала договор с демоном, получив взамен на душу это здание и свою внешность. Голубоглазая девушка выглядела мягкой. Особых моральных мучений Гарольд в этот момент не испытывал - с женщинами, однозначно, обращались не худшим из возможных образов.
- И сколько?
- Ну кто же задает такой вопрос, - огорчилась Лола, плавно взмахивая рукой, - пока не познакомится со всеми? Фи, как невежливо. Правда, милые?
Девочки согласно захихикали, и вперед вышли сразу двое. Обе рыжие, что огонь, с молочно-белой кожей, огромными зелеными глазами, они были похожи друг на друга, точно двойняшки. Но сестрами они не были. Та, что повыше, в синем шелке, обладала заостренными ушками и клыкасто улыбалась.
- Ева и Ива, - отрекомендовала их хозяйка борделя.
Все до последней, девушки в зале были очень красивыми и разными одновременно. Это место не выглядело как бордель, где в грязи и смраде продавались пожранные болезнями тела, это был светлый храм Венеры или какой-нибудь другой древней богини. Как будто деньги стали не платой, а просто скромным подношением храму, богине, жрицам и самой их красоте. Знакомясь со всеми девушками, Гарольд не терял ничего, может быть, кроме надежды выйти из здания раньше вечера. Он едва улыбнулся, глядя на девушек. Всё равно понтифик не собиралась отпускать его раньше времени, неспешно продолжая ритуал.
- Но я вижу, вы скучаете, - прозорливо заметила Лола, хлопая в ладоши. Тотчас Гарольду поднесли дорогой, чеканный кубок, полный вина, а хозяйка борделя вздохнула. - Неужели вам девочки не нравятся?
- Нравятся, - удивился Гарольд, - просто я, как вы и советовали, не спешу.
Он взял кубок, посмотрел на девушку, которая его подала.
Та, беловолосая и смуглая, улыбнулась, прогнувшись в спине.
- Ада, займись гостем, он, кажется, стесняется, - обратилась к ней Лола - и девушка кивнула, передавая поднос другой, полненькой, подхватывая Гарольда под руку, увлекая за собой, к лестнице.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512460 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:37


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


Бордель мамы Лолы, как и объяснил трактирщик, располагался на углу двух улиц, Сиреневой и Каменной, и узнать его можно было только по этой примете. Двухэтажный особняк, сложенный из серого и коричневого камня, под желтой черепичной крышей, выглядел скорее домом зажиточного купца, чем обиталищем веселых девочек. В этом убеждали и статуи львов, замерших на задних лапах и выстроившихся вдоль дорожки, ведущей от ворот к дверям, и нарядные фонтаны на лужайках за ними, увенчанные русалками, и аккуратно подстриженные кусты. Покой и умиротворение обещали тяжелые алые портьеры, сквозь которые не было видно творящегося в особняке, а доносящиеся с заднего двора звуки - лай собак и ржание лошадей свидетельствовали, что в доме кто-то есть.
В памяти всплыл сырой подвал, в котором держали Хизер. Хозяйка этого борделя вряд ли согласилась бы держать в такой дыре даже вина для гостей, не то что своих подопечных. Он взглянул на Дженни - та бездельно стояла рядом. Сложись немного иначе, она могла оказаться точно в таком же подвале. Даже не верилось. Гарольд подошел и постучал в добротную, как и всё здание, дверь. Может, и зря он не помог Хизер.
Дверь открыл привратник - почтенный седой краснолюд, чей сломанный нос, свернутые уши и огромные кулаки наводили на мысль о боях. Возможно, даже без правил. Он одернул тунику и негодующе уставился на Дженни, а затем перевел тяжелый взгляд на Гарольда.
- Со своей нельзя, господин, - пробасил он.
Гарольд отодвинул неприятные мысли - возвращаться сейчас было смертельно опасно, да и освобождать девочку, чтобы потом съесть...
- Здравствуйте. Я ищу господина Армстронга, мне сказали, его можно найти тут. - Ренегат выбрал очень хорошее место, пока его бы схватили, разворотили бы целый курятник.
- Может, и можно. Может, и нельзя, - угрюмо пожал плечами краснолюд, - а с девочкой все равно внутрь нельзя. Хоть к кому пришли. Хоть к милорду, хоть к маме Лоле, хоть ко всем барышням сразу.
Бордель выглядел настолько богато, что Гарольд даже задумался, но потом всё-таки порылся в сумке, доставая два соверена.
- Может пара монет, вас смягчат? Всё одно, она мелкая и тихая, как мышь, а оставаться на улице ей совсем опасно.
- Сегодня пара монет, а завтра я на улице, - возмутился краснолюд. - Сказано вам, господин, нельзя с девочкой. Вон, отведите в таверну напротив, да пусть там мышью сидит, пироги с яблоками ест.
Гарольд почесал затылок.
- Может она хоть рядом с вами посидит? Тут уж так и скажете, что не пустили и держите за шкирку. А рядом с вами ей будет всяко безопаснее, чем в любой таверне этого города. Да и монеты..
- Господин, - вздохнул краснолюд, - мы гостям всегда рады, да только правила есть правила. Без девчонки я вас хоть в подвал пущу. Там комнаты такие есть, для иных завлекательные, с плетями да цепями... А с девочкой - простите покорно.
Гарольд вздохнул, сдавшись.
- Насколько я понял, эта таверна достаточно безопасна даже для ребёнка?
- Откуда ж мне знать? - Философски удивился привратник. - Я там не работаю и с детьми по борделям-тавернам не хожу, господин.
Гарольд улыбнулся.
- Знаете, думаю, даже опытным таскальщикам детей было бы непросто найти, где оставить ребёнка в этом городе. - Упорство могло надоесть краснолюду, который, очевидно, умел поотвадить настырных посетителей, но город был слишком опасным даже для Дженни. - Вроде бы у вас есть конюшня. Вы не против, если я спрошу конюха насчёт девочки?
- Ступайте за дом, - кивнул головой краснолюд, - там конюшню и увидите.
- Спасибо. - Вежливо улыбнулся Гарольд.
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512458 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Spectre28 Отправлено: 7-11-2018, 9:36


Рыцарь в сияющей футболке
*******

Администратор
Сообщений: 3013
Регистрация: 21-09-2004
Откуда: Таллинн
Пользователь №: 2461


18 февраля 1535 г. Бирмингем.

Говорят, что однажды Питер де Бирмингем купил у тогдашнего короля Генриха Второго привилегию организовывать рынки под городской стеной. Это был документ, позволяющий проводить ярмарки каждую неделю, взымать с них налоги и дающий право владельцу замка начать строительство города. Так в Бирмингеме появилась рыночная площадь, торговая дорога, богатства и проблемы. В том, что Бирмингем был городом ремесленников, Гарольд мог убедиться еще на подъезде к городу: дымки возносились над кузнями, а звон молотов слышался далеко по тракту, заглушаемые лишь взрывами в шахтах и карьерах. Мычали коровы на фермах, через которые пролегала дорога в город и казалось, что замок Кенилворт, возвышающийся над всем этим благополучием, хранит покой города и его обитателей. Но это было не так. На воротах стражи не оказалось, да и сам город выглядел, будто по нему пробежали орды, которых до сих пор боялись московиты. То там, то тут валялись тела - и их можно было бы принять за мертвых, если бы эти мертвяки не храпели. Из таверн раздавались взрывы хохота, а вот окна домов добропорядочных горожан были плотно зашторены. По улицам шатались наемники, горланя песни на всех языках мира, прижимая к себе довольно повизгивающих шлюх. Величаво и торжественно звонил к обедне колокол на соборе святого Чеда, напоминая, что все мирское - грешно.
Ничего хорошего город не обещал - с одной стороны, в таком хаосе беспокоиться о констебле не приходилось, с другой - Гарольд уже был научен горьким опытом с лесной братией. Ну... делать тут всё равно было нечего. Он откупорил бутылку вина взятую у Гарри, и сделал несколько больших глотков. Может, хоть из-за татуировок к нему не станут лишний раз лезть? Да и должен же был город хоть как-то жить.
Таверна обнаружилась минут через двадцать бесцельной прогулки по пирующему и торгующему Бирмингему. Сложенная из красноватых кирпичей, под черепичной крышей, она улыбалась чисто вымытыми окнами. "Час быка" гласила вывеска, украшенная круторогой скотиной с выпученными глазами. Внутри было уютно, но шумно - разношерстная компания наемников, вольготно расположившаяся в центре, тискала довольно повизгивающих девиц. Один из парней завалил на лавку какую-то темноволосую и весьма грудастую, и судя по стонам, находился с ней в полном согласии. Трактирщик взирал на все это со спокойствием человека, привыкшего ко всему.
- Доброго дня и сохрани вас Бог, господин, - поздоровался он с Гарольдом, вздыхая. - Чем могу услужить?
Гарольд опять кашлянул, борясь с резко накатившейся болью.
- Чего-нибудь постного и... - Он посмотрел да девочку. - Ты что будешь?
- Не держим постное-то, - вздохнул трактирщик снова, - господа наемники не одобряют. Спаси их Господь и прости им прегрешения все.
- Тогда может быть подскажете мне, где я могу найти господина Армстронга. - Что таверна, что город нравились Гарольду всё меньше. Хоть тут, как и у Гленголл было полным-полно наёмников, порядка в городе, казалось, не было вовсе. И явлением это, по всей видимости, было вовсе не временным. - А я постараюсь вернуться к вам вечером, заказать комнату и выпивки.
- Так в борделе, - меланхолично ответил хозяин таверны, - где ж еще? Вы про лордов Дадли знаете, конечно? Мистер Армстронг им наемников учит. В борделе, значит, у мамы Лолы. Вот там и ищите.
Мало кого все так уверенно предлагали искать именно в борделе. То ли Армстронг не мог ни минуты прожить без женского внимания, то ли там просто было сподручнее снимать комнату. Может, бордель находился под защитой этого самого Дадли, а может сам Армстронг защищал его свои засильем. Гарольд старался лишний раз не смотреть на наёмников. Непонятно было, чему и как их вообще можно было обучить. И кем надо было быть, чтобы заставить их учиться.
- Насчёт лордов - я не очень осведомлён - давно не был в Англии. - Признался Гарольд. - Но, насколько я понял, в Бирмингеме не стоит делать резких движений?
Трактирщик пожал плечами.
- В Бирмингеме надо жить каждым мгновением, - философски заметил он, - а как это сделать, если не рисковать? Завтра можно уже не успеть.
Гарольд философски кивнул. Ему тоже следовало подумать о подобном образе мышления, но как-нибудь, когда он уже доберётся до борделя.
- И всё-таки, что с лордами Дадли?
- Дык, - честно задумался трактирщик, - ничего. Здравствуют, слава Богу.
- Дяденька, а скажите, кто же на самом деле этим Гемом управляет-то? - вмешалась Дженни и покрутила пальцами в воздухе. - Не бывает же так, чтобы никто. Лорды-шморды далеко, а город-то не горит. Дома стоят. Значит, что-то тут как-то кем-то держится. И уж не констеблями, думаю?
Трактирщик почесал затылок и тяжело вздохнул.
- Да как сказать, юная леди. Констебли у нас, конечно, есть. Да только люди они, семьи имеют, и мы их не осуждаем. Само оно как-то. Вдова Диспенсер еще в замке сидит, чего-то пытается. Дадли вот наемниками порядок какой-никакой держат, да Саффолк наезжает, вешает кого надо. Ну и дно, конечно, короли, значит, уличные. Как без них? Живем, худо ли, бедно, а вишь - живем.
Гарольд так и не понял, наводил ли Дадли порядок или наоборот привёл город к разрухе, но торчать в таверне и дольше, рискуя привлечь внимание бравых вояк не хотелось.
- Спасибо.
- Христос с вами, - вздохнул трактирщик. - Да только, господин, ежели вы в бордель собираетесь, то девочку туда не пустят, вестимо. А ежели тут оставите - так я не нянька. Сгинет, как есть.
- Ой, сгину. Вот и дяденьки плохо смотрят, - вздохнула Дженни, не оглядываясь на наемников, и просветлела. - Зато борделей как есть, никогда не видела!
Гарольд потёр глаз, делая вид, что не выспался. Что ж в этой Англии все были такими верующими-то?
- Что-нибудь придумаем. Хорошего вам дня. - Захотелось выйти на свежий воздух. Ну и надоели же ему эти приступы!
  Форум: Литературные приключения · Просмотр сообщения: #512456 · Ответов: 820 · Просмотров: 12148

Страницы (79) : [1] 2 3  >  Последняя » 

Новые сообщения  Новые ответы
Нет новых сообщений  Нет новых ответов
Горячая тема  Горячая тема (Есть ответы)
Нет новых сообщений  Горячая тема (Нет ответов)
Опрос  Опрос (Есть ответы)
Нет новых голосов  Опрос (Нет ответов)
Тема закрыта  Закрытая тема
Тема перемещена  Тема перемещена
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 12-12-2018, 2:17
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .