В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Greensleevеs. В поисках приключений., Добро пожаловать в мир злых заек!

Ричард Коркин >>>
post #1901, отправлено 4-07-2021, 10:56


Рыцарь
***

Сообщений: 166
Пол:

Харизма: 10

- Звучит как вырезка из средненького женского романа. - Уилл со вздохом сел на траву, скрестив под собой ноги. Вся эта история уже так затянулась, что он, кажется, меньше времени провёл с Алеттой, чем в её поисках. В жизни он любил спокойствие. А то, что происходило в последние месяцы, меньше всего на свете походило на спокойствие. - Мне не очень нравится, что вы называете мою жену "шлюховатой", но выделываться не стану, потому что оно вроде как мне во благо. Знаете, вот вся эта система с уникальной и неповторимой личностью... Я конечно понимаю, что это не моего скудного ума дело. Но это же какая-то хрень. - Уилл, сгорбившись, посмотрел в сторону деревни. В последнее время ему и правда начинало казаться, что миром управляет именно Морриган - нелогичная, самовлюблённая и самое страшное - женщина. - Я попробую воспользоваться вашим советом, спасибо. Кстати, зачем вы здесь? Чем чёрт не шутит, может и я смогу чем-нибудь помочь?
Циркон хмыкнул и дёрнул плечами, сползая с камня на удивительно тёплую землю. Травинка, видимо, показалась ему вкуснее мяты, потому что закусил он её с нескрываемым удовольствием.
- Понимаю и разделяю. Мне тоже не нравится, когда мою жену называют рехнувшейся богиней, Вороной, путают со свояченицами или попросту фамильярничают, - согласился он, передавая Уиллу вторую свою флягу. - Даже жаль, что мне не восемнадцать. Дрался бы на дуэлях поминутно. Но к моему прискорбию, вся эта хрень работает. Очень неудобно, знаете ли, особенно, когда у приёмных сыновей чьего-то рода вот такие, как у вас, проводники.
- Единорог на дубе том скитался с Ясенем потом, и Ясень тот ветвями - вжих, и даже ветер в гриве стих, - пробормотала под нос Лила.
Уилл сделал глоток и чуть не поперхнулся.
"Матерь божья, ну и дрянь".
По реакции магистра трудно было сказать, но судя по всему, он искал Ясеня. А Лила знала, где тот был. Уилл откупорил флягу с бренди и запил чёрную жижу.
- Кажется, что-то такое пили спартанцы и после этого не боялись смерти. Не попробовав, не поверил бы. Спасибо. - Он вернул флягу Циркону и обратился к фоморке. - Кажется, магистр хотел бы с вами поговорить, а я только мешаю. Пройдусь пока в сторону деревни и подумаю над советом. - Уилл поднялся. - Было приятно с вами поговорить, сэр Циркон.
Циркон серьезно кивнул, тщательно отёр горловину фляги белоснежным платком. Дальше он сотворил и вовсе странное. Вместо того, чтобы вернуть платок за обшлаг рубашки, откуда тот и был извлечен, магистр аккуратно сложил его треугольником, завернул в кусочек полупрозрачной кожи и запихал в тонкий серебряный футляр, который спрятал в сапог.
- С пикси не беседуйте - голову заморочат, - доброжелательно проговорил он.
Уилл остановился. Судя по всему слюна выполняла ту же функцию, что и кровь Алетты, которую он пообещал Бадб. Захотелось пульнуть в магистра сгустком огня, так чтобы сгорел и платок и часть одежды. Его и так выворачивало от мысли, что кровью Алетты будут шантажировать Рольфа. Уилл развернулся и присел на корточки.
- Вот я чего не понимаю. Вы опытнее меня во владении мечом и наверняка более сильный маг. Если вы хотите меня убить или угрожать моей семье моим здоровьем, почему не вытащите меч и не возьмете меня в плен напрямую, без вот этого?
Магистр с удивлением глянул на него, поднимаясь на ноги.
- Пленников кормить нужно, - всё тем же доброжелательным тоном просветил он. - Одевать, лечить, платить караульным. Думать, чтоб не сбежал. Расходы, сын мой во Христе. И время. К тому же, меч не следует обнажать без нужды, равно как и колдовать. И скажите на милость, зачем мне вас убивать, когда я не питаю к вам вражды, а вся вина ваша заключается в том, что мой вассал выдал вас замуж за сэра Рольфа?
- Генерал слишком вежливый, чтобы брать кого-то в плен в присутствии собственности Королевы, - печально вздохнула Лилла и покрутила пальцем в воздухе. - А если хорошо подумать о единорогах, то такое даже предполагать невежливо. Фу.
Уилл даже не посмотрел на фоморку. Срать он хотел на вежливость, в том ключе, в котором её понимали гэлы.
- Ситуация с уважаемой собственностью богини научила меня, что сходу кидаясь на кого-то, я могу принести сэру Рольфу больше вреда, чем пользы. Но, это не может не касаться меня, потому что это моя ошибка и из-за моей ошибки у кого-то будут проблемы. - Уилл тоже поднялся. Против магистра у него было мало шансов, но бой - это бой, всегда есть риск для обоих. Ну да ладно, слюна была не кровью, и вреда от такого шантажа было меньше, чем он начатой войны. - До свидания.
Уилл пошел в сторону деревни. Лилла тут же поднялась и пошла за ним. Магистр что-то прокричал им в спину, но это было уже неважно. В следующий раз не стоило пускать магистра в дом, а то он мог украсть чашку, нассать в неё и сделать какой-нибудь приворот.
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1902, отправлено 22-10-2021, 9:47


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

Раймон де Три и Эмма Фицалан

Совершенно без разницы, когда и где, но совершенно точно - где-то и и когда-то, хотя это и не важно.

- И что же с тобой делать?
Удалось ли вычистить закладки хотя бы на треть, Раймон не имел понятия, впрочем, оно его и не волновало. В голове царила удивительная лёгкость от сладкого осознания: ни за сестрицу, ни племяннистрицу лично он не отвечал и отвечать не собирался. Равно не волновали его глобальные игры, которые копошились где-то там, а обочина, на которой можно было кого-то бросить - а вот она, прямо тут.
- Любить, беречь и уважать, - с невозмутимостью, достойной Эммы, просветила его сестрица, задумчиво рассматривая Снежинку. Сам некромант не менее задумчиво рассматривал её в ответ, и только Эмма с самым серьезным видом вышивала очередной цветок и никого не рассматривала. - Вы ведь мой старший брат.
- Я? - Совершенно искренне изумился Раймон. - В резиденции, как я уже говорил любезному Рэю, пока что женский корпус не построили, так что старшим братом я могу быть разве что новым братьям. Любить и беречь кто-то пока что тоже не заслужил - и не заслужит, потому что пути наши так или иначе скоро разойдутся. Вопрос только в том, как именно.
- Вы. Меня совершенно не волнует, что происходит в этой так называемой резиденции, сколько у вас так называемых братьев и все ли они, - Елизавета де Три кивнула на Снежинку, - так же странно смазливы, как этот. Узы крови не разорвать ничем, спросите любого скотта. Итак, дорогой брат, как мы будем мстить за нашу испорченную жизнь?
Эмма и странно смазливый брат Скрамасакс хмыкнули хором. Раймон же только пожал плечами. Узы крови его волновали примерно как снег, который, видят боги - частушечные или иные, - уже давно стаял. Месть, в силу урождённой злобности характера - дело другое, но...
- Ну тогда - прощайте, узилище вы собственное. Мстите - как пожелаете, как это приличествует вашей испорченной жизни. Деревня тут недалеко, наверное, дойдёте. А нам ещё отчёты писать для ещё и не так называемых магистров.
- Сожрут, - тоскливо заметил Снежинка и поднял бровь в ответ на негодующий взгляд Эммы. - Что? Я целых десять минут молчал! Я же лопнуть могу, и тогда Фламбергу меня собирать. В мешочек. Но правда, брат мой почти единоутробный, сожрут её ведь.
Прощаться сестрица не собиралась. Напротив, она надменно кивнула Виллу, точно этим кивком могла его облагоденствовать. И присела в реверансе почти придворном, взметая пыль подолом дешёвой серой юбки.
- И чем же я могу купить вашу заботу, о рыцарь воинственного Ордена, если уж вы отказываете мне в братской?
Раймон покачал головой. Эту новоявленную сестру было почти жаль - почти. Проблема была лишь в том, что на момент оставалось совершенно не понятным, сестра ли то, тварь какова или вообще неведомое нечто, а дополнительно неясно было, что из этого хуже.
- Прелесть ситуации в том, дорогая Лиз, что - ничем. Рэй и его хозяева интересуют меня ровно настолько, насколько приятно было показать им нос. Интерлюдия вышла просто чудная, разве нет? Но всё же, забавы ради - как бы вам хотелось отомстить, и что вы намерены делать потом?
"Дорогая" Лиз пожала плечами и уселась на обочине, прямо на запылённую траву. Ну, конечно, новую одежду-то покупать не ей...
- Наивность - это книга. Я её прочла и она закончилась, - мрачно сообщила она. - Знаете... пожалуй, я хочу в монастырь. В какой-нибудь из новых, в который уже пришла Реформация. Я смогу просто жить, почти спокойно и мирно, терзаемая только бесами и мыслями. Сможете ли вы проводить меня в обитель? Пусть пути наши разойдутся так, дорогой Раймон. А интерлюдия у вас вышла злая.
- Почему бы?
- Потому что плакальщицы и упырь напугали стражу до полусмерти, - вместо Лиз ответила Эмма. - И ей жаль их. Причем, кажется, всех. Но не Рэя и другого брата. А еще ей хочется объятий и сладкого. Нет, Лиз, я не ведьма. Можно мне в объятия тоже, милый?
- Не работает эта хрень, - Снежинка задумчиво дернул себя за косичку. - Не имей сто платьев, а имей сто братьев, выходит.
- И одни объятия, - согласился Раймон, разглядывая пышный, развесистый и даже какой-то жирный чертополох, проросший на ткани под иглой Эммы. - Ещё и интерлюдии им не нравятся. А что тогда об основном действии скажут? К слову, в монастыре терзают не только бесы и мысли, а ещё и как минимум мышьи. А если это такая же обитель, как вон та, в Бермондси - которую всё ещё не дочистили, между прочим, - то вообще уууу. Сожрут два раза, сначала изнутри, а потом снаружи. Лучше уж уютный домик, или уютный дворик?
- Да кто её возьмёт? Тощая, старая, чернявая как моя жизнь, - Вилл важно, почти магистерски кивнул и занудно, уподобляя себя наставнику зельеварения, добавил, - ибо женщине надлежит быть скромной, чтобы тихой прелестью украшать жизнь мужа.
Лиз на это просияла улыбкой, отряхнула юбку и вскочила на ноги.
- И чтобы огородик, - деловито добавила она. - Вы меня проводите к алтарю, дорогой Раймон? Благословите? У нас с вами ведь нет матушки, а батюшка, боюсь, будет против зятя-михаилита. Даже такого внезапно благочестивого, как сэр Снежинка.
Или мстить всё-таки стоило? Разумеется, исключительно из той самой злобности, злопамятности и злободневности процесса? Раймон попытался прикинуть, сколько бы у него ушло времени на то, чтобы создать такой вот разум, с мгновенными переключениями, но у него почти сразу закончились мысленные пальцы. И ради чего? Нет, эти люди совершенно не умели развлекаться. К сожалению, месть тоже обещала быть скучной, нудной и серой настолько, что её отчаянно хотелось на кого-нибудь спихнуть.
"А, впрочем, мысль про зятя-михаилита не так и плоха".
- Отчего же нет, - он благодушно улыбнулся Виллу. - Могу и благословить, и над алтарём постоять, благо, рукоположен, спасибо святым магистрам. Так что, можно прямо тут, не отходя от... от ну хотя бы вот этого пенька. Только накроем чем-нибудь - а вот хотя бы чертополохом! - и за свадебку. Пира, к сожалению, не получится, но... впрочем, мы пока что слишком близко к туземцам. Вот ведь дикари гадкие - хотя, кого ещё ждать в этом заокраинном краю? Может, и огородики разорять будут. А может, и не будут? Дикари-то?
- Это мой чертополох, - скупердяйски заартачилась Эмма, пока Вилл испуганно крестился и крутил пальцем у виска. - А дикари разорять будут, непременно. Даже если замуж выйти за исключительно правильного михаилита. Лиз, ты кого себе мужем хочешь?
Раздумывала сестрица долго. Она то садилась в пыль, то подскакивала и цеплялась за его, Раймона, рукав, то прилежно стреляла глазками по Снежинке, то порывалась плакать.
- Надежного, честного, умного. Чтобы слушать умел. Уважал меня. И чтобы в семье был главным, - наконец, сообщила она.
"Да, тут, кажется, без этого точно никак".
- Как раз такого знаю, ну просто один в один, - заметил Раймон, не отрывая от Снежинки умилённого взгляда. - Конечно, на приданое раскошелиться придётся, но что поделать, не можем же кровную сестру с одной собой... то есть, служанкой отдавать.
- Мы нищие, - в голосе Эммы прорезались нотки записной попрошайки. - Сами недоедаем, недосыпаем, недоживаем, помогите-чем-можете... То есть, я хочу сказать, что свадьба - не поминки, можно и повторить. Такую красавицу и умницу - вся в брата! - любой возьмет без приданого.
- Любой, может, и возьмёт, - Раймон покачал головой, вспоминая всех этих любых, потом вздохнул. Судя по тому, что Вилл лишь умилённо взглянул в ответ, шутка себя исчерпала, и приходилось возвращаться к суровым скучным будням. На время. Пока не придумается что-нибудь новое. - Но исключительно правильным надо всё делать правильно же, прямой дорожкой. Поэтому мы поедем и купим платье. Или несколько. И что-нибудь ещё. И мне нужно написать письмо... или несколько. Хотя этот батюшка, вероятно, тоже будет против, но... это же почти розы.
- Когда в твоем сердце тьма, и оно заледенело, я пошлю тебе черные розы, - глухо отозвалась Лиз. - Потому что нет любви без соперников.
- Снова её в велеречивости метнуло. Такая женщина... замечательная. Всё время разная.
Судя по голосу, Вилл в замечательности Лиз сомневался. Раймон тоже, но это к делу отношения не имело. К тому же, замечательность ведь бывает разной, верно?
- Ну, если цветочники да соперники - то это ко двору надо, - заметил он. - К счастью, и они, и скука - исключительно забота супруга. Потому что содержание в приданое не входит точно. Что же, решено! Вперёд, к голубятне!


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1903, отправлено 22-10-2021, 9:48


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Ночь после когда, западнее где, а где и когда именно - всё ещё не важно

"Любезный сын. Признаться, ваше письмо меня порадовало несказанно. Настолько, что пришлось убить превратность, воплотившуюся в почтового жабдара, за что и был оплеван ядом, причём не только змеиным".
Пепел, оставшийся от письма, давно развеял английский ветер, но такое не грех было перечитать мысленно. Всё равно спать пока что не получалось, и Раймон спокойно лежал, закинув руки за голову. Слушал ровное дыхание Эммы - своей женщины, потому как не зря же он прибивал косу к дереву? Слушал тихий храп Снежинки - всё же, Вилла, потому что разве не слушал он его бессчётное количество ночей в резиденции? Слушал Раймон и шелест ветвей, и подмигивание звёзд, а в последнюю очередь - разноголосицу из уст свежеобретённой сестры... нет, всё же - Лиз де Три, которая точно где-то там оставалась. Вот только где она, среди этих голосов?
- Нет! Не надо! Не трогай его!
Возможно, здесь? Или в том, кому было жаль стражу, но не Рэя?
"Вы, дорогой мой отпрыск, tolla-thone и мало мною за уши драны. Пожалуй, надо было во время оно тем розовым кустом да по заднице".
Звёзды пели на удивление равнодушно, как никогда, но это ладно. Хуже, что Раймон не ощущал внутри никакой пустоты, никаких провалов, но видел их - в реакциях, в переглядах, в слишком видимых мыслях. В письмах вот.
Нет, не то, чтобы за уши драли много - отнюдь. Но сейчас своё место в мире сдвинулось - и упорно не желало смещаться обратно. Да и куда - обратно? Впрочем, неправильный вопрос.
- Волкодлак скрылся. Скрылся!
Мир, в котором девицу или парня - благородных или нет, - могут взять на опыты, исказить и размножить, Раймону не нравился ratione disiunctum, но отличался ли он от мира до? Ни капли. Раймон, который мог изводить целый замок, сводил с ума, убирал препятствия самым сложным из простых способов - не нравился Раймону ratione disiunctum, но отличался ли он от Раймона до? Пожалуй, нет. Иными мыслями, приходилось принять, что такой Раймон такому миру подходит и даже синергирует с ним, разгоняя по спирали. Per aspera. Но это был вовсе не вопрос. Просто факт.
"Сообщите честно, что вы с собой сделали, а пуще того - с моей невесткой, потому как тревожно мне и боязно, хоть бери бутылку вина да являйся бить (зачёркнуто) пить с вами".
Допустим, вокруг другой мир, а Раймон тот же? Корабли и новый мир, но... но новый ли он? Допустим, в славной Англии слишком много людей, которые бесятся от того, что их много. Сжирают друг друга, потому что меньше всё равно не станет. Легко было представить, как их становится больше, и больше, города занимают всю землю, и та задыхается от крови и грязи. Неизбежность? Но и за океаном тоже.
- Ты, должно быть, устал с дороги, Трэвис. Почему бы тебе не прогуляться?
Нет, если ставить вопрос правильно, то ответы лишь насмешливо каркали в ответ, носясь над безграничным простором. Простор спал, укрывшись седым туманом, ждал нового рождения, а насмешка существовала и до, и после, и вокруг. Даже если мир не даёт для этого поводом, насмехаться всегда можно и над собой. Только и смеяться тогда придётся самому, и хлопать тоже. И монетки в ведро бросать. В начале было слово, и слово это было - ведро. Мда. Или - монета? А, может - ноги?
"Что касается внезапной сестрицы, то решать только Ясеню. Если такая невероятная женщина ему придётся не по душе, то так и быть, леди Бойд примет её на воспитание и выдаст замуж за кого-то из своих бесчисленных родичей-Колхаунов. Благо, что по-английски они не говорят, да и по-скоттски у них плохо выходит".
И надо было признать, идея ответственности Раймону тоже подходила как пятая нога той самой насмешке. Для некоторых случаев он, Раймон, был слишком мал, и это бесило, для других - слишком велик, и от этого хотелось только покрыться пеплом. А иначе в этом - снова! - мире было никак. И менять его было не на что - догонят. Значит... значит, всё это - лишь пустопорожние мысли, и остаётся только идти дальше пугать замки. Это, по крайней мере, было весело. Пока длилось.
- Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть.
Мир, в котором смеяться над замками можно было бы вечно, не беспокоясь о том, что от этого кому-то станет плохо или как минимум хуже? Ну, это уже фантазия беспочвенная, либо ад. В ад хотелось ещё меньше, чем в мир вокруг. Тут хотя бы звёзды вон есть, и дыхание слушать можно.
"Советую вам, любимое чадо, непременно посетить брата-лекаря Сапфира, ну да плевали вы на мои советы, впрочем".
И что это говорит о нём самом, когда развлекает только пинание тех, кто ответить не может? Хотя Рэй как раз мог, но это же не суть. Лабиринт зла. В него было легко ступить, а выйти - никак, потому что слишком уж много тех, кто любят вертеть мир в лапках, наблюдая за тем, куда покатится мячик. И что это говорит о них? Да тоже ничего хорошего. Что вообще это за игра такая, где вертеть скучнее, чем вертеться? Тоже там вершители судеб. Двигатели прогресса.
- Котики. Нет, зайчики.
Бессмыслица. Или, может быть, всё дело просто в том, что ему не было жаль стражу? Да и сестру. Ну, не по-настоящему. Как моток шерсти в лабиринте, не больше. Но если бы было жаль, поступил бы иначе? Едва ли. А раз так, есть ли разница?
"Засим остаюсь вашим обеспокоенным отцом и низко кланяюсь святой женщине, что называет вас своим мужем".


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1904, отправлено 22-10-2021, 9:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

Наверное, тоже 3 мая 1535 г., Бермондси

Дверь мягко закрылась за спиной, и Раймон оказался в одиночестве - впервые за... за долго. Впрочем, одиночество, как и все прочие категории, было понятием сомнительным и относительным. Во-первых, Эмма, пусть и осталась в доме, всё равно присутствовала, хотя дырявая память подсказывала, что раньше такое присутствие было более ровным и постоянным. Во-вторых, нежить и нечисть, вероятно, могла сойти за компанию.
Откусив ещё кусок пирога - вкусно! В дороге так и не покормят, если ты не король! - Раймон пришёл к выводу, что собирался идти он слишком долго. Баубасы потеряли надежду дождаться и теперь яростно пытались подкопаться под каменное крыльцо красивого аккуратного домика напротив. Получалось у них препогано, но в домике исправно повизгивали и взмаливались на каждый скрежет, и перепризраки принимались за дело с новыми силами. Правда, молча: видимо, связки и лёгкие ещё не материализовались.
"Хм, а какого беса они вообще такие плотные, что через стену не пролезают?"
Или орден совсем не ловил мышей, и твари жирели с месяц, не меньше, или...
Прожевав жилистый кусочек, Раймон огляделся уже внимательнее, и точно: в тени за крыльцом над телом какой-то удивительно знакомой женщины сидели ещё три баубаса - призрачных, как положено, - и явно подкармливали сородичей, пропуская через себя то, что составляло жертву. Восемь штук разом, и это только одна стая? Дальше к центру раздавалось слишком много лязга и воплей, чтобы она была единственной.
"Нет, определённо, или орден совсем мышей не ловит, что они так расплодились, или что-то крупное сдохло, а я и не заметил. И констебль не заметил, а это уж вовсе невероятно. Джеймс Клайвелл... пойди помоги Его Величеству, надо же. Словно на морочника даже в таком простом положиться нельзя, надо обязательно уточнить. А, впрочем, может, и нельзя, и надо?"
Стряхнув крошки с ладони, Раймон снял с пояса фляжку, которая так и не пригодилась в борьбе со сглазом на пляже. Не пропадать же добру? Открыв горлышко, он осторожно понюхал и тут же отставил посудину подальше. От такого состава не только женщина проснётся. Есть шанс, что и баубасов развоплотит. Но если даже нет, женщине-то точно хватит. Как там её... Раймон был уверен, что видел это лицо во сне. И платье тоже, кажется. Как же её... миссис Альцгеймер? М, нет, слишком странное имя, иностранное какое-то. А, Паркинсон!
Облегчённо вздохнув, словно вспомнить имя было самым важным делом на свете, он швырнул флягу за крыльцо. Твари возрадовались просто несказанно. Один из них и впрямь истаял, с человеческим, живым недоумением оглядываясь по сторонам. Двое других подпрыгнули и заметались по теням, явно намереваясь найти путь к человеку, швыряющему такие вещи. В ответ на их панику оглянулись копуны. Парочка порскнула к заброшенному домишке, явно намереваясь спрятаться в подвале, а остальные радостно двинулись к Раймону, который от неожиданности даже отступил на шаг. Баубасы - мелкие проказливые шкодники, - не нападали на михаилитов. Зачем? Что они собирались с ним делать - свалить его с ног, порвать тупыми когтями и загрызть мелкими зубками? Нет, определённо, сдохло что-то просто гигантское. Твари вели себя так, словно... хорошо выпили? Или надышались чувствами этих, из новомодных курилен. Но в Бермондси он таких не видел. Если и успели построить, вряд ли так давно.
Так или не так, а тройка баубасов действовала грамотно, как пьяные комиссары. То есть, двое попёрли в лоб, а третий попытался зайти с тыла. В тылу была стена дома с закрытой дверью, но нежить это не смущало. Раймон вздохнул и, прикинув, из чего могли материализоваться чёрные тварюшки, щёлкнул пальцами. С обеих рук. Жест был ненужным, лишним - баубасы вспыхнули бы и без него, но так оно отчего-то было привычнее. Успокаивало.
"Но правда, как доверять морочнику? Политика, шмалитика. За королём я отправился не ради одобрения ордена же, вообще о нём не подумал. Просто этот человек радостно пошёл читать стихи. Человек, не король. Да и будь король - ну у всех свои недостатки, не защищать теперь, что ли?"
Третий баубас оказался на диво прытким: увернулся от огня, клацнул отрастающими зубами на пробегавшую мимо девчонку - чего они вообще тут разбегались, когда твари вокруг?! А, утро же. За молоком, небось, - и уставился на Раймона алыми глазками. Раймон посмотрел в ответ, ожидая нападения, потянул из ножен кинжал. Не сразу понял, что никакого нападения не будет. Нежить пыталась его заморочить. Морочника. Михаилита.
"Да оно ещё хуже, чем комиссар..."
Горели баубасы плохо. Оплывали, чадили, отвратительно булькали. Воняли, пропитывая мостовую и дома вокруг. Непроявившиеся так и прятались в подвале, и Раймон мысленно махнул на них рукой. Миссис Альц... Паркинсон уже приходила в себя, повизгивала и пыталась отползти от крыльца, значит, с ней всё было почти хорошо. Выберется. К тому же, настой пропитал её так, что и анку не позарится.
"И стихи она не читала".
Проводив взглядом девчонку, юркнувшую в розовый домик дальше по улице, Раймон кивнул сам себе и поспешно двинулся к площади, откуда ещё доносились звон и азартные крики. В конце концов, зачем перебивать начавшуюся с Лиз цепочку спасения всего и вся непонятно, зачем, и с непредсказуемыми последствиями?


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1905, отправлено 22-10-2021, 9:48


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

На площади отряд стражи во главе со знакомым сержантом увлечённо рубил высоченную рогатую тварь с торчащими из пасти зубищами. В целом после стаи баубасов и встреченного по дороге невезучего данни какой-то там длинный сожитель удивлять не должен был, но всё равно удивлял. Потому что следующей стадией овеществления и овоплощения шло такое, что хотелось отправиться прямиком на голубятню и вызывать боевую группу ордена - само по себе мистическая тварь, потому что говорили о них все, а не видел, кажется, никто. Им и сражаться, в общем.
Сожитель успешно и с явным удовольствием сражался со стражей, пытался цапнуть, зацепить оверкот-другой длинными лапищами с крючковатыми когтями. Даже взмекивал - а это непростой трюк, когда у тебя рот так набит зубищами! В любом случае, картина получалась такой умилительной, все были так заняты, стражники так сосредоточенно пыхтели, что мешать даже не хотелось. Бермондси определённо везло на развлечения. Что ни месяц, так то сожжения, то бунты, то вот... Вздохнув, Раймон влился в стычку и невзначай сбрызнул сержантский меч каплями святой воды - благо, запасал ещё для сестрички, да так и не пригодилось. Её христианством лечить было уже поздно.
- Эй, народ, тут толстый такой не пробегал? Возможно, с каким-нибудь герцогом.
- К южным, - с азартом отмахнулся от него самый юный стражник.
- Благодарствую! На и тебе капель!
Ну хоть не спросили, зачем да почему михаилит за толстым гонится. Что-то не то творилось и без того, чтобы случайные михаилиты брякали нечто в духе: "Дык он же тут всё и перебудил, стихами-то! Оно слушать "Рукава" лезет!"

По дороге к южным воротам - к слову, а какого ляда король с Саффолком отправились именно туда? Обходы - обходами, но не такие же! - встретился ещё один сюрприз в виде сонного Шафрана, благостно взирающего на бордель. Посмотреть там было, на что: за окнами в океане женского визга мелькали мелкие бесячие импы, швыряясь репой куда-то в сторону михаилита. Судя по горам разбитых овощей на мостовой, запас снарядов в борделе оказался внушительным. Шафран, впрочем, стоял так, чтобы репа до него не долетала - и внутрь лезть не спешил.
Раймон его понимал - судя по визгу, импы были наименьшей из проблем, - поэтому практически на ходу хлопнул по плечу, здороваясь. Хотя бы то, что тот остался в городе, было совершенно понятно, и не удивляло. Сонливость, кажется, тоже. А вот то, что в городе при Шафране творилось такое... к слову, какое?
- Слушай, а чего здесь творится-то? И, кстати, толстый такой не пробегал? На Его Величество ещё похож.
- Король - кретин, - медленно ответил Шафран, медленно переводя на него взгляд. - Бегает кругами. Творится? Хер знает. Что-то в тонких планах. Нахлобучило. Ты видел, честной нежити аккурат нет? Только домовые и фэа. Интересно, как там Снежинка?..
- А он тут не пробегал? - с опаской осведомился Раймон.
Вилл отделился от их бродячего цирка пару дней назад, и с тех пор они не виделись. Вроде бы он собирался в резиденцию, а дорога туда шла как раз через Бермондси... И лучше бы его нахлобучило уже там, а не ещё здесь - нахлобученного михаилита-некроманта городок мог и не пережить.
- Нет. Только Ворон. Быстро. Я его в резиденцию отправил.
Шафран пошатнулся, прикрыл глаза и сел прямо на чей-то горшок с розами.
"Несправедливо. Меня за розы ругали, а этому, небось, всё с задницы сойдёт. Или это потому, что не лошадью?"
Впрочем, надо было отдать Шафрану должное, на правильную мысль он навёл точно, оставалось только развить. Фэа, говорите? И домовые, которые тоже почти там? Что же, у него была приятельница, которая тут могла бы и помочь. А могла и не помочь: слишком редко общались. Почему-то.
Чтобы перехватывать короля, надо было хотя бы узнать, в какую сторону он наматывает круги, и Раймон со вздохом двинулся дальше к южным воротам, забирая подальше от репы.
- Госпожа Немайн, если найдётся минутка... Скажите, на ваших тонких планах никого толстого не нахлобучило, случайно?
- С-сука, - придушено прошипела Немайн под далёкий грохот выстрелов и лязг мечей, - дали же боги сестричку...
Неведомая сука согласно хрипнула и звуки пропали. Что ж, если мифы чему и учили, так это тому, что жизнь богов состояла примерно исключительно из семейных проблем в перерывах между отрыванием голов и сексом, причем эти три вещи вполне могли сочетаться.
Подумав, Раймон решил, что за ответ это всё вполне сгодится. Во-первых, суки, способные сучить богинь, легко могли аукнуться вообще везде. Во-вторых, сестрички означали, что в любом случае виноват некий Роб Бойд, потому что ну нельзя же так не следить за родственницами! Свояченицами. Кошмар просто.
Вот он, Раймон, честно собирался выдать сестру куда-нибудь замуж. Ну да, если бы не получилось с пары попыток, он бы её просто заморозил где-нибудь в орденских подвалах, но то же потом!
"Дорогой отец, хоть и обидны мне слова ваши про уши драные и tolla-thonов, а всё же пишу вам из Бермондси. Поверите ли, от огорчения был чуть не сожран пьяными баубасами! Впрочем, наверное, поверите..."


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1906, отправлено 22-10-2021, 9:48


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

У ворот пришлось задержаться. Заферомоненные до нестояния - или наоборот - стражники блаженно пялились в небо, за открытыми настежь створками виднелся красивый зелёный лес, а воздух приятно пах глейстиг, и что-то это Раймону напоминало. А, ну да, старый спор, который благополучно и ко всеобщему удовольствию разрешился на прибивании косы к дубу.
Капли крови при этом вели не наружу, а против часовой стрелки вдоль стены. Ну, это вполне походило на круг. Два человека, несколько глейстиг... пожалуй, идти в противоход не имело смысла, уж очень большой получался круг, а бегун из короля вряд ли был хороший. Кивнув стражникам, Раймон перешёл на трусцу. Где-то впереди ждали старые знакомцы и, наверное, новые тоже.
"Но если думать о Колхаунах - разве они не заслуживают кого-нибудь из своячениц, а то и обеих сразу? Да, я помню, что одну сожгли, но это же ничего. А говорить Колхауны эти всё равно не говорят, так что, если и пожалуются потом, их никто и не поймёт. Надеюсь, впрочем, что пишу письмо не хладному трупу, и что пребываете вы в добром здравии, потому что, кажется мне, леди Бойд, мои ей приветствия, не выдержат даже Колхауны. Никто, стало быть, кроме вас, так что - живите, пожалуйста, и передавайте больше приветов святой женщине. Я, правда, оставил её в домике посреди моря пробудившейся херотени, но это ничего, у неё есть рапира и несколько женщин и детей в качестве поддержки. А, ещё культистка".

Только ирландцы могли такое придумать - и овеществить, потому что мысль, мать её чувство, обладает немалой силой. Разбитые от любви сердца, значит, обзаводятся паучьими лапами и острыми жвалами, ха. Упокаивать лучше надо! Чёртовы ирландские михаилиты далёкого прошлого, могли же удавить такие идеи во младенчестве, вместе с влюблёнными? Могли. Но не удавили.
Счищая с сапога желудочки и что там ещё, прыгнувшее было со стены, - Раймон светло улыбнулся паре мужеглейстиг, маскировавшихся под плющ. Где-то впереди невнятно возмущался чем-то Саффолк, пыхтел король, и, как ни странно, всё это, кажется, было не мороками. Как и в случае с глейстиг - увы.
- Ну вам-то в этот город зачем? Если за мной, так мы уже всё выяснили, рассчитались и всё такое, так что никаких проклятий, напрыгиваний и прочего!
- Ты оскорбил дочь нашего клана, - сообщил ему самый крупный самец, раскрашенный серым и увитый лианами. Штанами он не озаботился, зато на голову намотал целое гнездо из плюща. - Вождь желает говорить с тобой.
Где-то там эхом прозвучало: "Я сказал, хау!", но это Раймон проигнорировал, потому что таких слов всё равно не знали ни глейстиг, ни он сам. Что вообще за хау? Хай - это ещё понятно, хотя тоже как-то по-иностраному, но хау?
- Не было такого, - с абсолютной убеждённостью, понятной даже морочникам, заявил Раймон, следуя за пыхтением. Если глейстиг хотели поговорить как самцы с самцом, могли и на ходу. - К тому же, со мной очень желает поговорить вон тот пыхтящий глава клана, пусть он об этом пока и не знает, поэтому - в очередь.
- Было, - с той же убежденностью заверили его самцы. - сначала ты сказал: "моя женщина", но женщина была не твоя. Потом прибил косу своей женщины к дубу, но не оставил её, и женщина была не та. Ты насмехался над Уной. Ты опозорил её. Вождь хочет говорить.
- Так если не та, значит, той у меня уже нет, и всё честно, - просветил Раймон, пока глейстиг пристраивались следом. Свитой. Ну, правда, как ещё михаилиту появляться перед Его Величеством? - Давайте лучше так: чем отличается анку от придворного законника?
- Тем же, чем отличается та и не та твоя женщина, - пожал плечами второй, с серьгой в ухе. - А вот чем отличается торговец, который говорит неправду, от гончара, который говорит правду?
- Тем, что один из них - фантазия, - Раймон тоже пожал плечами, очень светски. - Почему кеаск разговаривают с морскими звёздами?
"А ещё, дорогой отец, чего это я советам не следую? Это вовсе даже нечестно, потому что брата Сапфира я, вероятно, увижу в резиденции, чтобы передать ему дражайшую сестру на сохранение. А засим откладываюсь, потому что одновременно играть в глейстиг в загадки, общаться с Его Величеством и писать мысленные письма становится слишком накладно. И передавайте привет Ясеню - надеюсь, он тоже в добром здравии. Засим остаюсь, искренне ваш Раймон некогда де Три".


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1907, отправлено 22-10-2021, 9:48


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Король, зажатый между стеной и башенкой, рвался из-за спины Саффолка, чуть не пуская слюни. Раймон закатил глаза. "Ворожеи не оставляй в живых, красавицу не оставь неоттраханной" - в этом весь Генрих. Ну, не только в этом, конечно, были ещё и законы, и какое-никакое правление, но сейчас имели значение только волшба, от которой дымился обсидиан в ожерелье герцога, и красавицы, стоявшие перед парой людей.
Впрочем, красавицами были не все. Стаю сердечников точно никто не счёл бы красивой - это определённо. Крупный мужглейстиг, вероятно, был красив по меркам вида, но едва ли во вкусе короля. Слишком... вождь. Чёрт. Свита резко превратилась в конвой, отчего аж зачесались кончики пальцев и почему-то нос. А уж при виде красавиц - Уны и ещё одной, постарше, но похожей, - и вовсе пришлось чихнуть. Тут-то заряд феромонов был охотничьим, ни отнять, ни прибавить.
Раймон кивнул всем присутствующим, не исключая короля и герцога, и поднял палец.
- Итак, мы рискуем моим повешением за нервирование молодой жены Клайвелла - подумайте, кстати, что он за это сделает потом с вами! - или приходим к разумному компромиссу за то, что стоит разве театрального представления в лесу?
- Нам хватит виры, - гордо сообщил вождь, дернув ухом на возмущенно запищавших красавиц. - Твой вождь будет тут, пока не договоримся. Уна хочет плошку твоей крови и крови твоего детёныша. Потому что если женщина твоя, у тебя уже будет детёныш. Пусть будет представление, но не как в лесах Арундела!
- Убей их уже, михаилит, - устало процедил герцог. - Ты же видишь, я этого... держу.
Держать получалось плохо. Король, пусть и одурманенный, и уставший, упорно лез, пытался заехать по голове или придушить. Тут Раймон Саффолка очень понимал. Глейстиг, заходивших с боков и мечтающих о возвращении в лес - тоже. Уж точно понимал Уну, предвкушающую детскую кровь и игры с ножом. Оставалось понять, что со всем этим делать. Игра, начавшаяся с загадок, как-то уж слишком затянулась. Не звать же, в конце концов, вампирят, чтобы поить их кровью глейстиг. В обоих смыслах. Даже во имя педагогики.
- Ладно, ладно, - ответил Раймон всем сразу, поднимая ладони. - Крови тут и так хватает. Кто купеческого сына погрыз? В общем, перебьётесь. Берите представление, и... у нас там завалялся кусок омелы. Принесу туда же. Соглашайтесь - и уходите из города, он всё-таки не ваш. И чтобы никого не грызть по дороге!
Вождь рогато кивнул, и глейстиг, словно те козлы, запрыгали по камням, забираясь на стену.
"Ой ведь погрызут... эх. Плохой из меня михаилит".
Сердечники дружно, всей стаей, повернулись к Раймону, глядя с какой-то искренней надеждой, словно комиссары перед дверью в ризницу. Он со вздохом погрозил им пальцем.
- Сейчас. Секунду. Только концовку допридумаю, и сразу...
"P.S. А Шафран вообще не лошадиной, а своей задницей розы мнёт! И ведь его за уши драть не станут. Эх, ладно, пойду обнулять герцога и готовить представление для глейстиг. Вот ведь, нежить, а к прекрасному тянется. Со святой женщиной сделаем лучше, чем для Эда!
P.P.S. Не обессудь, омелу пришлось пообещать... принести. Знаю, знаю, учился плохо, неуч, ценностями разбрасываюсь, но что же теперь. Засим точно откланиваюсь, ибо герцог, молнии, стая сердечников и виселица от Клайвелла за то, что потревожил его молодую и свежебеременную жену".


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1908, отправлено 22-10-2021, 9:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

В Лондоне творилось примерно то же самое, что в Бермондси, только масштабнее, злее и без Клайвелла. Это не удивляло, как не удивляла Раймона и королевская неблагодарность: Его Величеству хотелось не в надёжную крепость, а в бордель, лучше в несколько сразу, к новой нежити, словно мало ему было глейстиг... впрочем, и правда мало. Оферомонили, и не дали. Точнее, не взяли. Тут Раймон короля в целом понимал, но в бордель не пустил всё равно. Пусть нечисть живёт: она-то, вероятно, как раз испытала бы немалую благодарность за то, что её спасли от рвущегося к какому угодно телу короля. Если бы знала.
Точно благодарен был уставший до дыр герцог, ещё не подозревающий о небольших играх с его памятью - совсем крошечных! Всё равно большая часть чистая правда! За это Раймона немного покусывала совесть, но совсем чуть. В меру обещания Чарлза Брендона отплатить добром за добро. В отличие от Саффолка Раймон меру изначального добра представлял куда лучше, но без этого было никак. Да и разве даже луна обходится без пятен?
В общем, осознание более-менее хорошо выполненной работы - с поправкой на глейстиг, - душу всё-таки грело. Мир, если и не стал лучше, то уж точно на какое-то время не стал резко и сильно хуже - чем не достижение, когда всё вокруг катится чёрту под хвост?
И вот вроде бы привычно оно грело, но что-то в глубине сознания упорно копошилось недомысль-недоощущение, что привычным ощущение не было. Какого дьявола? Что-что, а недовольство от работы михаилитам выживать не помогало, а он, как ни крути, добрался уже до... до скольки-то лет.
"К слову, о выживании. Что, всё же, делать с глейстиг?"
Безотносительно феромонов и общей милоты остатки фоморов оставались гадскими кровопийцами, и хотя Раймон подозревал, что мало кому даже из известных менестрелей приходилось давать представление перед такой аудиторией, одного этого было как-то обидно мало. Для совести, то есть.
"А может, ну её? Глейстиг остаются глейстиг, что с ними ни делай. Послушают, облагородятся отсутствием душ, а потом снова поскачут жрать детей и приносить ордену деньги. Круговорот крови в природе".
Почему-то такой итог Раймону всё равно не нравился. Как и возможный итог, который подразумевала смазанная формулировка обещания. Не как в лесах Арундела? Так можно же не так, а хуже! Но вопрос-то не в том, что можно, а в том, что надо. Чтобы вон та назойливая недомысль унялась уже. А если... додумать мысль не дали.
Стражник, насквозь пропахший кислой капустой, вежливо придержал за рукав, почти не напоминая о той ночи, когда Раймон играл в кости, а потом... а потом тот чёртов моряк ухитрился подскользнуться на пустом месте, словно в море никогда не ходил!
- Сэр Фламберг, - голос у стражника тоже пах капустой. Пахли ей, несмотря на ветрюгу, и друзья стражника, мнущиеся с ноги на ногу поодаль. Впрочем, запах или нет, а кивали они вежливо. Вроде бы это был хороший знак, но отчего-то Раймону казалось, что наоборот. - Его Превосходительство архиепископ Кранмер приглашает вас на обед, в Ламбет. Очень приглашает.
- Неужели? Радость-то какая божественная!
Очень приглашения Раймону не нравились почти так же, как хорошие знаки. Вместе с хватающими за рукава капустными стражниками они намекали на то, что где-то что-то сдохло, причём по вине приглашаемого - а никакой такой вины Раймон не ощущал. Заказывали кусочки венца? Так ищем. Часть нашли, прочее тоже найдём. Со временем. К тому же та недомысль усиленно намекала, что воспитанные превосходительства могли бы написать письмо. Вежливое, с завитушками и печатями, с причинами и гарантиями, приглашая на обед. Проявить личное уважение, так сказать. В общем, вежливое письмо было определённо лучше вежливых стражников, и Раймон неожиданно для себя порадовался, что отправил в дом Клайвелла - о, как тот порадуется! - только одного вампирёныша, а не обоих сразу. Аккуратно высвободив рукав из пахучих лап, он приятно улыбнулся.
- Обязательно. Давно хотел Его Превосходительству жену представить - вот как раз за ней схожу, и сразу обратно, до Ламбета. Обедать.
- С леди святой отец после познакомится, - заверил его стражник, снова прихватывая за рукав. - А вас сейчас ждёт. Пойдём, сэр Фламберг, обед стынет.
- Ага, - невразумительно отозвался Раймон, не трогаясь с места, и вздохнул. - Послушай, сержант... не сержант? Значит, скоро будешь. Как тебя звать-то?
- Фишером. Как кардинала, выходит. Который в Тауэре, значит, на всём готовом постничает. Говорят, там овсянка хороша, а? Ну да у Его Превосходительства её не подают на обед. Идёмте же, сэр Фламберг.
Фишер мягко потянул за собой и тут же отпустил руку, крестясь не хуже миссис Элизабет Клайвелл - на плечо Раймона, разевая клюв, уселся упитанный, чернющий как михаилитский грех, ворон. Пришлось вздыхать снова, снимая с лапки толстый валик письма. Да, пожалуй, голубь такое бы не унёс. Значит, вряд ли что-то хорошее. О хорошем обычно пишут коротко. Раймон поднял руку, погрозил стражникам пальцем и, чтобы никому не мешать, отошёл к переулку, где задумчивый грант жевал сено с брошенной повозки.
- Минутку, надо принять письмо.
"Дорогой сын, должен сообщить, что наш Том покинул нас. Я не говорю "умер" только потому, что отказываюсь верить, ведь Перекрёсток не мог умереть. Он лишь ушёл, не попрощавшись. Том сделал это в битве, и я буду винить себя в этом до конца своих дней. Подумать только, быть рядом - и не успеть! Бадб очень поддерживает меня в скорби".
- Да вашу ж мать. Нет, это не вам, - стражникам, - и не тебе, - недоумённо полыхнувшему глазами оборотню.
В битве? Не в бою? Почему-то именно это слово застряло в голове, словно оно, а не гибель Ясеня, было самым важным. Какая ещё битва, откуда? И почему Том? Из них троих... Это было настолько неожиданно, что не укладывалось в голове. Значило ли это, что ничего и не случилось?
"Пожалуйста, береги себя. Не смогу пережить еще и тебя".
Раймон поднял взгляд от ровных строчек и приятно улыбнулся Фишеру, который был не кардиналом.
- Знаешь, вот это рядом, от чего телега дымится и начинает гореть - это грант. Синантропный фэйри, если по-магистерски. Предпочитает города помельче или вообще сёла, так что в Лондоне такое увидеть - дело почти небывалое. Понимаешь, какая удача вам привалила?
- Нет, - радостно сообщил ему Фишер. - Нам хорошо платят. Особенно, если гости на обеды не опаздывают.
- Замечательно, потому что платят вам из налогов, - Раймон назидательно покачал вороном, - и гранты имеют к ним самое прямое отношение, потому что вредители. Крестьяне и торговцы от них плачут просто, и знаешь, почему?
- Время, сэр Фламберг. Обед. Архиепископ.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1909, отправлено 22-10-2021, 9:49


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

- Не торопи. И не смотри так на ворона, он ещё хуже, чем ты думаешь. Так вот, эти двуногие скоты обожают разорять припасы, потому что сами ничего не выращивают и не жнут, зато готовенькое любят. И вот смотрю я на вас троих, нюхаю и понимаю, что на диво вы похожи на вкусную ароматную капусту. Большую такую, жирную. Даже одёжек почти столько же, и все пропахшие. И не страшно так кататься по улицам?
Оборотень заинтересованно заржал и подошёл поближе. Стражники, к изумлению Раймона, тоже. Видать им архиепископ платил куда больше, чем ему. К слову, какого дьявола он забывал обналичивать чек? Деньги есть деньги, их много не бывает. Тем не менее, письмо следовало дочитать, а эта троица откровенно мешала и явно собиралась уже вязать и жрать. В смысле, везти на обед. Капустный. И Фишер, успевший словно из ниоткуда добыть сеть, очень походил на тёмный кочан в веревочной клети. Самое то. Ну и раз у гранта внутри всё равно была огненная печка - грех было не воспользоваться и им.
Оборотень, пыхая пламенем даже из пасти, кинулся на предводителя стражников, получил в морду сетью, но облапил и укатился вместе с Фишером в переулок, где уже начинала всерьёз гореть телега. Остальные двое остановились - но не ушли, хотя и стали снова креститься. И эти туда же. Разве что святой водой не брызгают. Что он им, демон? Но на мысли это наводило невесёлые. Чуть повернув голову, Раймон глянул на ворона и пожал плечами. Это всё тоже о чём-то напоминало, хотя ворон, кажется, был не тот. Но вдруг?
- Буду очень признателен, если выведешь. А то тут беречь себя просили...
Птица не отреагировала, и пришлось закатить глаза, шагая к стражникам.
- Ник, тебя где там носит, и, главное, с кем?
- Почему с кем? - вампирёныш, точно по щелчку пальцев возникший подле телеги, успел отобрать у кого-то толстую книгу и с интересом в неё глядел. Не отрываясь. - А носит, где вы повелели. Вон там, то есть.
Стражники дружно и очень мрачно вздохнули, шагнули пару раз назад, а потом тот, что был постарше, грустно спросил:
- Так что, говорите, передать Его Превосходительству?
"Да кто его знает?! У меня вообще письмо ещё не дочитано!"
Раймон заглянул Нику через плечо и присвистнул. Франсуа Вийон. Модно и, кажется, подходяще. По тону так точно, да и содержание...
- Вижу, добрался до Ballade de la grosse Margot. Похвально. Там это... подходящего ответа нет?
- В своём борделе мы цари? - Предложил юный вампир. - И вот вам кружка, вот и миска, что твой утюг распалены?
Раймон одобрительно кивнул.
- Годится. Особенно про бордель хорошо, хотя про утюг тоже. Передайте Его Превосходительству привет, уважение всяческое, и что с удовольствием зайдём в бордель, но только если кружка будет правильная, царская. А утюг и миску прихватим свои.
Стражники снова перекрестились и поспешно бросились распутывать отчаянно матерящегося Фишера.
- Суетливые, - равнодушно заметил Ник.
- Не будем мешать, - Раймон решительно повернул в сторону, пусть даже это уводило от прямого пути обратно в Бермондси. А то ещё ловить оборотня предложат. И телегу тушить. - К слову, "с кем" - потому что настоящий книжник без книг не обходится, а ты свою не принёс. Значит, планировал где-то подобрать. А поскольку бесхозные книги в Лондоне - такая же редкость, как гранты, то... так с кем?
Меж тем, письмо жгло пальцы всё сильнее, и пришлось заглянуть в него снова. Хотя и не хотелось. Что-то вот подсказывало, что ничего хорошего там после такого начала не окажется.
"Впрочем, в случившемся виноваты самая старшая из своячениц, новый мерлин Бретании Уилл де Манвиль и его батюшка. К счастью, в славной традициями Шотландии еще существует кровная месть, а я в силу возраста порой забываю, что михаилиту надлежит забыть о родных и родине".
Раймон мысленно хмыкнул. Далёкий путь от преследуемого древним демоном до нового мерлина. Интересно, что бы сказал об этом некий Ричард Фицалан?
- Так ни с кем уже, сэр Фламберг, - вампирёныш глядел честно-честно. Даже не моргал. - Да и не было там никого. Импы из лавки что потяжелее швыряли. А тут переплет дорогой, видите? С золочением и обрезью. И это же Вийон!
Действительно, Вийон... поди забудь о прошлом и о мире вокруг, когда оно то за ноги, то на виселицу, хотя ты просто мимо проходил. Но, право слово, Шотландия или нет, а месть Раймон понимал и практически одобрял. В смысле, практическое применение концепта. Становилось почти жаль, что омелу придётся потратить на глейстиг, но представление же! Не отменять ведь. К тому же, с ними всё равно что-то надо делать. Только что? Но, чёрт, какими вежливыми сразу становятся стражники, стоит им показать оборотня, ворона и вампира. Жаль только, продлится недолго. Что бы такое показывать для постоянного эффекта? Может, двух вампиров?..
- "Уже" и "не было" как-то противоречит одно другому, - заметил Раймон, вскинув бровь. - Так что на всякий случай поинтересуюсь: "уже не было" хотя бы девицы?
- Да какие девицы, сэр Фламберг?! Ну разве что та милая горничная с корзинкой белья. Но ведь михаилит должен жить по Уставу, а на неё как раз напали боггарты. Только подумать, и чего они в городе забыли, если должны по ветвям скакать?!
- К цивилизации хотят. Тут вот устав, Вийон, горничные. Юноши с горящими утюгами. Но если не девицы, то кто же?
"Скажу честно - в добром здравии не пребываю, если считать мысли за болезнь. А их много. Прожив полвека, странно осознавать, что не сделал почти ничего. Ни для сыновей, ни для жены, ни для Ордена. Мысли стали для меня тайной религией, и я хотел бы вернуться во времена невинности, чтобы очиститься".
Странное это было письмо. Очень. Словно обращено ко взрослым. Раймон покатал эту мысль в голове, но так и не понял, нравится она ему, или нет. Вызывает настороженность - точно. Протест - тоже. Это что теперь, взрослеть прикажете? В его-то годы?! Но, возможно, стоило бы наведаться не в резиденцию, а в Портенкросс. Прихватить с собой Вихря из... куда он там собирался со своей Сильваной, подальше от Блита? Туда бы, впрочем, тоже наведаться. Ради прикладных концептов... что-нибудь поменять. В идеале - к лучшему. Или хотя бы комфортному.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1910, отправлено 22-10-2021, 9:49


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

- Ну, сэр Фламберг... Сами посудите, они же не читают ничего, и в травах не разбираются, и тройной шотландский узел от двойного романского на гобелене не отличат, и... Ой. И вообще, боггарты - часть фэаэкосистемы, они не могут хотеть к цивилизации же!
Раймон вздохнул, глядя на то, как в очередном переулке части фэаэкосистемы разбирают на части карету с красивыми посеребряными вензелями на дверцах. Цивилизация определённо имела блестящие привлекательные стороны.
- Человек - ну и орк, и низушок тоже, и все прочие, - сокращая ареал обитания фэа-эндемиков, вынуждает их приспосабливаться. Возможно, это первая в мире группа богартов, осознавших и принявших перемены. Наденут ливреи, сядут вот на запятки - никто и разницы не заметит через пяток лет, уверяю. Так кто там не читает ничего и всё прочее?
"Я всё чаще вспоминаю своего отца. На Ламмас в замке Дин пекли особый хлеб, он пропитывался подслащенным горячим молоком, которое непременно нужно было украсть у соседской коровы. Это угощение готовили в большой кастрюле, разогретой на главном костре. Ветер разносил дым от него над домами, оберегая крестьян. Отец ломал хлеб, раздавая его, поздравляя с Ламмасом. Корочки доставались детям. Жаль, что ты никогда не пробовал их. Жаль, что их никогда не пробовал Том".
Никогда не пробовали, каково оно - дома. Странное письмо, и ещё более странно было осознавать, что Том действительно ушёл, и этого уже не изменить.
- Энни Стоун из Форрест-хилл, - тихо признался Ник. - Дура тупая.
Трактирщики. Раймон смутно помнил, что когда-то, возможно, но не наверняка, видел эту Энни ребёнком, но если и так, то не помнил её напрочь. Да и едва ли это было важно. Главное, конечно - неумение отличать узлы и ой. Раймон вздохнул.
- Сам посуди, откуда у неё на всё это время, даже если б было желание? Ты, небось, первый михаилит, который с ней о Вийоне заговорил. И о гобеленах. Ну, дальше двух-трёх фраз, впечатления ради, ладно. Если и не первый, то в пятёрке точно - и это за всю её жизнь. А желание... может, от тебя и зависит, кто его разберёт. Тупость и дурость, знаешь, могут и пройти...
"Я был плохим отцом".
Когда из-за изгороди на границе реки со стороны Бермондси выпрыгнул первый кадавр в королевском зелёном, с алебардой, в панцире и французском шишаке, Раймон даже не удивился -такой день и не мог закончиться иначе, как новым витком жопы, просто с другого угла. Хотя, конечно, фантазия и привычки этого конкретного некроманта выделялись даже на фоне коллег - практически восхищали.
Удивляться пришлось позже, стоя над запечённым в собственном зачарованном панцире кадавром: из-за ограды строем выходили его приятели числом шесть. Со штандартом, хотя что-то подсказывало Раймону, что Его Величество кадавров в гвардию всё-таки не нанимал. Скорее всего. А если это так феромоны в голову ударили, то не успел бы. Почти наверняка. Может быть, по голове что-то ударило раньше?..
"Или я пропустил декрет вкупе с церковной проповедью о том, что некромантия больше не вне закона, или что-то крупное продолжает дохнуть. Чёртовы божественные игры? Что там Роб рассказывал..."
Вспомнить не дали. Главный кадавр - подтянутый, высокий и усатый как старый солдат, разве что чуть землистый - утробно кашлянул на пробу и протянул:
- Пошёл вон.
И сплюнул презрительно. Кажется, зубом.
- Вот дьявольщина, - восхищенно протянул Ник, глядя на это огромными от изумления глазами.
"Идут михаилит с вампиром по лесу, а навстречу им - зомби..."
- А доводилось вам Верховного во дворец сопровождать? - буднично поинтересовался Раймон у вампирёныша.
- А то, - в тон ему ответил тот, - только я там такого не видел! А вон тот, поглядите, он даже перо петушиное воткнул!
- Королевский приказ! - пролаял кадавр с пером, имея в виду, кажется, не украшение.
"Первый, наверное, просто очень проголодался".
- Какие утончённые господа, - заметил Раймон, и, не торопясь, двинулся вдоль строя, не приближаясь. С каждым шагом за спиной оставалось его призрачное подобие, равнодушно потирающее подбородок.
"Кошмар женщины Эммы, не иначе".
Короткую прогулку сопровождал хор из "Сюда не ходить", "Нельзя", всё того же "Пошёл вон" и "Запрещено" - кадавры, в отличие от какого-нибудь анку, мороки понимали и ценили, и каждая новая копия удостаивалась взрыва окликов. Если бы нежить такое умела, Раймон сказал бы, что они нервничали от обилия мерзких нарушителей. И хорошо. Век бы так шагал, если бы Ник внезапно не споткнулся.
- Там с братом что-то? - он судорожно вздохнул. - В сердце больно?
С братом - значит, с Эммой. На этой мысли отчётливо подумалось о сумках и траурном, но Раймон только отмахнулся - и без того понятно. Значит, неторопливые прогулки в исследовательких целях отменялись. Он оглянулся на свои послушные отражения. Восемь. Должно хватить - кадавров-то всё равно меньше. И, хотя хотелось посмотреть, как они будут ловить двадцать, а то и тридцать Раймонов, приходилось обойтись тем, что имелось.
Копии, мерцая и переливаясь, одновременно потрусили вперёд, и Раймон с удовольствием к ним присоединился - только сторонкой, сторонкой. И побыстрее, пока эта на диво слаженная команда не сообразила, кого именно они надо ловить.
Как он и подозревал, далеко кадавры преследовать не стали, и это наводило на нехорошие мысли.
Слишком оно всё было организовано на вид, слишком уж совпадение с Эммой. А если бы он сам ставил заслоны на дорогах, то одним бы точно не ограничился. Значит... значит, дальше стоило пойти лесами. Благо, Раймон был почти уверен, что знает их лучше кадавров.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1911, отправлено 22-10-2021, 9:49


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Бермондси, тем же временем.

- Дорогая миссис Клайвелл, ощущение, что тебя не понимают, недостаточно заботятся - сейчас нормально. Беременность хоть и не болезнь, но волнения вызывает. И у тебя, и у Джеймса, и даже у этой чудесной пожилой женщины, что скоро станет в третий раз бабушкой.
Юбки Эмма скинула, и теперь восседала в констебельском кресле у камина, ловя неодобрительные взгляды констебельской матери. Которые прекрасно понимала. Не всякая добропорядочная мать и свекровь переживет тонкой кожи серые штаны и изящную, но увы, мужскую рубашку на случайной гостье невестки. А уж если эта гостья еще и с рапирой... Констеблева мать напоминала мать-настоятельницу, и это почему-то забавляло.
Если подумать, Эмма предпочла бы сейчас быть с Раймоном. Но почти прежний, слегка обновлённый Раймон нежно глядел, страстно любил и был совершенно непонимаем. А потому с собой не брал совсем как когда-то. Возможно, это было к лучшему. Эмме давно не доводилось предаваться чисто женским разговорам о тряпках, детях и стряпне, но ведь не очень и хотелось!
А еще Раймон призвал вампирят, и оставил с ней Майка. Майк вызывал приступы неистового крестного знамения у миссис Элизабет, строил глазки Мэри, Бесси и Клементине, которую привел сержант Хантер, изредка выходил на улицу, отрывал голову какому-нибудь домовёнку и возвращался, чтобы кокетничать. Милое, уютное времяпрепровождение, приличное супруге рыцаря, сестре принца и благовоспитанной леди.
- Сестра Клементина, вероятно, сможет помочь, когда придёт срок.
Эмме упорно казалось, что на Клементине всё еще белое одеяние новообращенной, а руки молодой монахини светятся золотом. Прошло почти полгода, как в очаге сгорело облачение, но привычки послушницы порой вспоминались. Называть замужнюю даму, давно отрешенную от сана, сестрой Клементиной была одной из них.
"Вечереет. Раймона всё нет. Констебля - тоже. Курятник... нет, не курятник, но с мальчиками интереснее, кажется".
Окно, выходящее на Эсмеральд, показывало неутешительное. Эмма могла и не смотреть в него, чтобы понять - на смену утихающим домовым и их родичам приходило что-то новое, более тревожное, синее, алое, черное. Цвета были яркие и чистые, до головной боли и нытья зубов. Могла не смотреть, но поглядывала. Поэтому стук в дверь неожиданностью не стал. Рано или поздно кто-то из тех, кто метался по улицам, должны были постучать.
Вместе с изрядно надоевшим за день Майком она пошла открывать. На пороге стоял стражник самой обычной наружности - голубоглазый, светловолосый, чуть выше её самой. Стражник мялся на пороге, источая тревогу, усталость, боязливое изумление и крайнее неодобрение штанов.
- Госпожа, моё почтение. У вас воды не найдётся? В глотке пересохло, бежал. Вы как, здоровы?
- Я здорова, Майк?
Майк сегодня это знал определенно лучше самой Эммы, поскольку ходил хвостом.
- В контексте лекаря или священника, госпожа?
- Хороший вопрос, - одобрила Эмма. - Какой контекст вас интересует, уважаемый?
Стражник заметно растерялся.
- Ну... вообще? - робко спросил он.
- Майк, я вообще здорова?
Без Раймона с людьми говорить было сложно хотя бы тем, что с ними приходилось говорить.
"Когда вернётся, так и скажу - из-за тебя мне с людьми пришлось говорить, срам-то какой!"
- Кушали и до ветру ходили регулярно, госпожа, - признал вампиреныш и блеснул глазами. - Для прочего, согласно трактатам и особенно брату Сапфиру, надо пробовать пульс. Позволите попробовать, госпожа?
Эмма сунула ему под нос руку, тоскливо рассматривая стражника. Следовало ожидать, что в дом констебля будут ходить его подчиненные, но этот почему-то пришёл в пустой дом. Откуда Джеймс Клайвелл сбежал утром и еще не возвращался.
- Вы к леди Джеймс Клайвелл? - Участливо осведомилась она. - Или к миссис Хантер? О, знаю, вы к миссис Элизабет!
- Нет. То есть, да. То есть, я ко всем сразу. Сэр Джеймс велел сопроводить всех до резиденции. Опасно тут, понимаете? Говорят, - стражник понизил голос, - новый претендент. Темза блокирована, а на Форрест-хилл пока путь открыт.
- Да хранит Господь Его Величество.
Слова слетели легко и благочестиво. Вот только рука затекала и Эмма выдернула её из ладоней Майка. Если Темза и в самом деле была закрыта, то Раймон мог задержаться надолго. И было весьма непрактично уходить самой и уводить за собой весь выводок. По дороге могло случиться всякое - твари, разбойники, претенденты. Эмма хорошо помнила, как из резиденции её вез Бойд - в кольчуге, закрывая собой. А еще Эмма трезво осознавала, что в Бермондси было достаточно михаилитов, которых Клайвелл мог попросить о том же, что и этого стражника. И ему бы не отказали. Даже если страж не врал, это становилось странным.
- Леди Мэри, неужели Джеймс часто поручает свою жену заботам стражи?
- Вообще не поручает, - покачала головой Мэри, подходя к дверям и вежливо кивая стражнику. - А если бы поручал, я бы, наверное, ждала кого-нибудь другого?
- Резиденция надёжнее, не отнять, - пробормотал Майк, явно представляя дорогу - и дорога эта ему явно же не нравилась.
- Вот, и юноша тоже согласен, - одобрительно кивнул стражник, протягивая Майку руку для пожатия. - Джейми Керн.
Прежде чем Эмма успела возразить, самовлюблённый Майк её пожал, покачнулся и рухнул на оглушительно завопившую Мэри.
"Траурное в левой сумке", - всё, что успела подумать Эмма, когда от укола в шею поползло знакомое тепло яда хобий.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1912, отправлено 22-10-2021, 9:50


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

Бермондси двумя-тремя часами позже

Городок молчал. Замер. Иных, более сложных и художественно-описательных слов Раймон подобрать не мог - не сейчас, после двух часов пробирания между отрядами кадавров - к последнему, чуть не на границе Бермондси, вообще прилагались костяные гончие с накинутыми поверх собачьими шкурами. Обмануть это могло разве что очень издали, но впечатляло всё равно. И заодно жутко раздражало. Ирландские волкодавы нашлись, мать их Девону!
Но таким Бермондси он не видел никогда, даже после того бунта. Жители заперли дома наглухо, только порой поглядывая на одинокого твареборца сквозь щели между ставнями - это он чувствовал кожей. Тяжёлые сапоги рождали жутенькое эхо, на которое отвечали только шорох и повизгивания случайной недобитой нежити. Впрочем, такой осталось мало. Зато её отсутствие с лихвой восполняли странные фэа в сером, почти сливающиеся с домами. Молча и почти бесшумно в мягких ботинках они скользили в сторону Лондона, где только что громыхнуло нечто крупное, не чета молниям. Вероятно, арсенал, но дымы поднимались из-за реки в нескольких местах. Впрочем, леса за Бермондси, там, откуда шли фэа тоже дымили. Никогда Раймон не верил по-настоящему, что увидит войну - а вот поди ж ты. И это в час, когда войны занимали его лишь постольку-поскольку.
И всё же, эти фэа, бросающие на него непроницаемые взгляды, словно нечасто видели людей, смотрелись на улицах странно. Неестественно, не отсюда. Как... Раймон даже приостановился в начале Эсмеральд, подыскивая слово. Как сарацины. Непонятные чужаки, кто их поймёт, о чём думают, да и думают ли вообще? Чувствуют ли? Чего от них ждать?
Пока что, к счастью, это было чьей-то ещё проблемой. У этих эльфов, судя по дисциплине, были и генералы, и полковники, и лейтенанты, и... кто там у них вместо епископов и комиссаров? Друиды и всякие там мерлины? Точно. Ну вот, пусть новый мерлин и занимается.

Дверь Раймону открыли небыстро, словно и не ждали. А, впрочем, может не ждали.
- Это снова вы, спаси вашу душу Господь, - поприветствовала с порога миссис Элизабет. - Соболезную. Леди де Три - настоящая леди, таких уже и не найти.
Ну хоть без святой воды. Раймон не был уверен, что ещё способен дымиться - разве что мороками. Поэтому пришлось сокрушённо вздохнуть и развести руками.
- Благодарю. Ваша правда, где скромному михаилиту отыскать настоящую леди, да ещё обязательно с ногами?
Женщина строго поджала губы и посторонилась, пропуская в дом.
- Вдовцу не пристало так шутить, сэр Фламберг. Молитесь и скорбите. И забери своего, прости Господь, вампира.
Как именно пристало шутить вдовцу, Раймон уверен не был. К тому же, какие шутки - ноги-то настоящие! Скорбеть не хотелось тоже: судя по страдающим глазам Майка, сидевшего у камина, умилительно сложив руки на коленях, этого тут хватало и так. Странно, что ещё дом не обрушился от силы чувств, а если добавлять - точно крыша провалится, и поди объясни это потом Клайвеллу! Ну а молиться, конечно, можно было, но из-за этих чёртовых фэа и прочего Раймон сомневался, кому именно. Нет, определённо раньше всё было куда проще.
Вампирёныш молчал, глядя затравленно и печально. Мысленно закатив глаза, Раймон подошёл и уселся рядом, у стены, прямо на пол. Ничего. С опаской глянув на потолок, Раймон страдающе вздохнул - и тут Майк, не выдержав, заговорил.
- Госпожа не хотела никуда идти. Совсем.
Раймон покивал и вздохнул снова.
- Да, леди де Три крайне упряма. Бедные утаскиватели, как представлю, как пытались уломать, даже жалко становится. Это тебя Ник так? А то одежда рваная как-то неправильно. Не убивательно и не похитительски.
- Да я даже сделать ничего не успел, - мрачно пробурчал Майк. - Игла, а в ней - чеснок, серебро, вербена, хобии. Ник здоров драться, его какой-то холоп не травил!
"Хм, значит, пока всё-таки не вдовец. Двойная доза сочувствия похитителям!"
- И одежду чинить теперь. Сплошные расходы, - укоризненно заметил Раймон. - Мм, а что, холоп здороваться потянулся, или просто сделал вид, что плохо стало?
- Назвался Джейми Керном. Оно как-то само... И... вы про одежду, а госпожу, может, доедают уже!
Майк шмыгнул носом и уставился в камин.
Раймон вздохнул.
- Если бы ты пошёл на такие сложности, чтобы украсть леди, ты стал бы её на котле... э, ладно, забудь. В общем, умные похитители так вряд ли сделают. А если сделают, то небось она их всё равно отравит собой исключительно из посмертного упрямства. В общем, шмыгать-то чего? Укололся? Виноват, но в другой раз умнее будешь, а задним умом-то все крепки. В общем, приводи себя в порядок, и пойдём отыщем Шафрана или Клайвелла, или обоих, потому что две головы же лучше, чем одна. К тому же, если крыша всё-таки рухнет, поди ему объясни, с какого горя его молодую свежебеременную жену завалило.
Проводив взглядом вампирёныша, послушно направившегося умываться, Раймон мысленно закатил на себя глаза. Тоже там, умудрённый опытом михаилит и недо-педагог. Надо было просто подзатыльник отвесить да и всё. Эх. Впрочем, ладно. Клайвелл наверняка дневал в управе, Шафран... тоже известно, где. И он, наверное, был полезнее... если только путь не чистили огнём.
К слову. Раймон глянул на миссис Элизабет. Та стояла, скрестив руки под грудью, и осуждающе смотрела на сидящего на полу михаилита. Возможно, он пачкал гладко оструганные доски своей богопротивностью. Но если так, чего там уже.
- Госпожа Немайн! Надеюсь, пребываете в добром здравии, несмотря на данную богами сестричку. Не подскажете, где нынче обретается некий магистр Циркон, он же Роб Бойд?


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1913, отправлено 22-10-2021, 9:50


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Резиденция, ещё несколькими часами позже, глубокая ночь из тех, в которые никто не спит

Если Бермондси затаился и молчал, то Форест-Хилл, напротив, устало гудел. Гудел - потому что был забит беженцами; магистры решили открыть ворота для крестьян. Устало - потому что поганые день выдался, кажется, вообще у всех. К счастью, на его комнаты - и, главное, на тайник - никто не покусился, но, увы, отдыхать пока ещё было рано, несмотря на то, что и прошлая ночь выдалась той ещё. Так что, устроив усыплённую сестру на кровати и отправив вампирят приходить в себя, Раймон наскоро переоделся и направился в лазарет, потому что где ещё можно было в такое время отыскать магистра-целителя? Не в постели же. Добрался, оценил картину и прислонился к стене поодаль, чтобы не мешать: Роб сращивал руку какому-то крестьянскому мальчишке, приправляя лечение сказкой.
- Давным-давно, в местах далеких или близких, под нашим небом, но на чужой земле стояла деревня. Жили в ней люди всякие, добрые и злые, богатые и бедные, и, как бывает оно на белом свете, не всегда награждалась чистым золотом чистая душа...
Выглядел магистр ещё хуже, чем Раймон себя чувствовал. Судя по виду, не спал он куда больше одной ночи, и жил на стимуляторах - это было видно и по теням на лице, и по чуть более резким - а точными они были всегда - движениям рук.
- Как-то по весне приехал в деревню юноша. Красавец писаный, хорошо одетый, на здоровом коне да с мешком пожитков. Ехал он мимо домов и громко просил о ночлеге, обещал отплатить, чем сумеет: или золотом, или честными трудами. Встретили его охотно, особенно семьи, где ртов было больше, чем мужских рук.
Стоять без дела, да ещё умытым и в свежей одежде здесь было неуютно. Мимо бегали лекари, служители с водой и тряпками, и, наверное, стоило бы тоже предложить помощь, но было слишком хорошо стоять вот так и слушать. Если прикрыть глаза, можно было даже перенестись далеко в прошлое, когда всё было проще и... и проще. К тому же, рук для воды хватало, а в остальном Раймон почти ничем не мог здесь помочь. Усыплять разве что? Но с этим справлялись другие, благо, сил оно почти не требовало, слишком все вымотались. Любопытно, где осталась леди Бойд? Впрочем, наверное, её присутствие здесь выглядело бы странно. Или нет? Раймон представил, как она склоняется над плечом Роба, добавляя свою силу к движению рук. Призрак прошлого, но леди настоящего и будущего. Пожалуй, нет, не странно. А, может, она и была здесь, просто он - морочник - не видел, потому что не хотел?
- В числе прочих вышла на свое крыльцо девушка Айрис. Хрупкий нежный цветок она была, годами не старше шестнадцати, умом не младше сорока, а несчастьями богата так, словно засыпала под крики баньши. Родами умерла ее мать, отца с новой женой скосила чума, и осталась девушка одна с младенцем-сестрой, едва находя силы прокормиться. При виде Айрис, худой, словно метелка, бледной, как молоко, и все же красотой равной фее, приезжий остановился у ее двора и с поклоном принял приглашение в дом.
Пробегавший мимо брат Сапфир сунул в руки склянку, от которой разило травами и водкой. Какого дьявола? Частично запах был знаком, во время оно нечто подобное доводилось пить частенько: валериана, календула, ромашка, под которыми прятался тонкий резкий запах хобиевых феромонов. Противоядие - но почему? Его ведь не травили, если не считать той ерунды с глейстиг, которая всё равно давным-давно выветрилась. Пожав плечами, он всё равно выпил горчащую гадость - на всякий случай. Целителям-то виднее, а пить хотелось в любом случае, словно и не осушил фляжку по дороге в резиденцию.
- Раймон!
Мальчишка счастливо поскакал к тревожно наблюдающей за всем матери, а Роб - увы, так и не дорассказав историю - протолкался через кучку крестьян, восторженно крестившихся на Нефрита, и крепко обнял. Пахло от него привычно, и нет - сосной, шалфеем, ветром, и ни капли недавнего бренди.
- Мы здесь заканчиваем уже. Еще пару минут - и будем мыть, и... К дьяволу, пойдём ко мне. Нужно поужинать и поговорить. Ты цел?
- Да. Ужинать?..
Слово отозвалось бурчанием в животе, и Раймон вспомнил, что после того пирога - вкусного! - у Клайвелла питался разве что густым лондонским воздухом и феромонами. Он пожал плечами и кивнул. Конечно, стоило бы присмотреть за сестрой, но с другой стороны, вряд ли за последний день она выработала резистивность к магии, верно? А если выработала, то за такие успехи точно заслуживает прогулки в компании привидений.
- Ужинать, - Роб пнул камень в стене, открывая лестницу. - Я последний раз ел, судя по ощущениям, лет десять назад. А спал... не помню. От Эммы вестей нет?
Раймон пожал плечами и сжато пересказал, что знал - хотя, судя по вопросу Роба, знал меньше, чем сам думал. В любом случае, потом, за едой, рассказывать получилось бы дольше, поэтому история уложилась как раз на лестницу до комнаты под кровлей. Закрывая дверь, он пожал плечами снова.
- Вот так и выходит, кажется, что я-то от настойчивого приглашения Его Превосходительства отказаться смог, а Эмма - не очень.
- Готов поспорить на Вест-Килбрайт, что это не он. По крайней мере, кадавры - и тут ставлю поместье, что должно было отойти Ясеню - были Рольфа де Манвиля. Почерк тактики не пропьёшь, я проверил. И ты башку бы проверил, а то письма такие пишешь... Веришь ли, два раза поседел, пока читал.
Роб оторвал ломоть от краюхи хлеба, стоящей на столике у стены, и с блаженным стоном рухнул на кровать.
- А ты их ещё и читал?! - Раймон взглянул на него с новым уважением и с удовольствием принюхался к сыру - зрелому, ароматному. Есть, впрочем, не спешил. - Вот до чего магистерство доводит. К слову, почему письма? Вроде бы, было только одно в последнее время... а, впрочем, не важно. Рольф де Манвиль, говоришь? Но вот кому-кому, а ему мы ещё ничем не насолили, в отличие от Кранмера. Кажется. Даже на свадьбу Харпера не приехали - и на месте Рольфа я бы этому неприезду только радовался. Прошлые места, где мы гостили... в общем, они тоже были бы рады неприезду.
Вместо ответа Роб поковырялся за голенищем и протянул ему изрядно потрёпанную карту. Листы из дешевой тонкой бумаги, перечерченные вручную, были наложены друг на друга, и подле Оксфорда значилось "Долина цариц", возле Лондона - плохо произносимое "Храм Меренпта", а у Кембриджа - "Усыпальница визиря".
"Фантазийно, не отнять. Знали же толк в названиях. И становится правда интересно, как мы, старательно стараясь не влипать в эти игры, в них так вляпываемся".
- Я недавно наугад под Кембридж поехал, - пояснил Роб. - Ну знаешь, красивая блондинка рядом, привидения, кладбища. Романтика! И нашел там визиря. Рольфа де Манвиля. Помолодел, совсем как я. А ведь ровесники. Ну еще нашел херову кучу мертвяков всех мастей. И тебя. Ешь, к слову, а то на себя похож станешь.
- А это плохо? - уточнил Раймон, непривычно потирая подбородок. - Может, лучше вообще не есть? Но скажи, если вы с Рольфом теперь так приятельствуете, что даже показы меня устраиваете, а кадавры с подругами Девоны в шкурах ходят, может, знаешь заодно, зачем бы ему Эмма, и где? А то Шафран вяло помянул только север или северо-восток, чего для направления маловато, а аргументов для "зачем" у меня вовсе нет. Без них в гости идти вовсе грустно.
Роб лениво приподнялся на локте, с интересом оглядывая себя, будто видел впервые.
- А вроде я на чертову Кассандру не похож. Дьявол его знает, зачем и почему. К тому же в гости, сын мой, надо ходить с полной уверенностью. Представь, явимся к нему, а Рольф сидит себе, лепит кадавров - и ни сном, ни духом. И будет как в той дебильной шутке, которую так любит Филин, знаешь? В понедельник некроманта повели на казнь. "Да... тяжело начинается неделя,"- подумал некромант.
"Этот день просто состоит из анекдотов. Жаль, глейстиг тогда не стали играть по-настоящему. Или просто вопросы не те задавал?"
- Ну, а чем плохо? Смутно помню, в последний раз, когда Эмму крали, спалил какую-то рощу - поверишь, до сих пор совестно. Но за сожжённое некромантово поместье или там замок мне стыдно точно не будет - это порой стоит делать просто периодически, для профилактики. А то что, нам одним, что ли, плохие дни положены?
Меж тем, странная пелена от неяда хобий отступала - то ли просто так, то ли от сапфировой настойки. Скорее последнее - вкус был аккурат такой дрянной, как Раймон и помнил. Вероятно, их такими делали, чтобы яд в свою очередь отравился и помер в муках. А сыр всё-таки был хорош.
- Ладно, - Роб снова упал на кровать. - Пойдём жечь. Только сначала спать, а то можно случайно сжечь не того некромага. И, помнится, ты что-то говорил про эту бестию из Доков?
"Пойдём? Не просто больной на голову и двинувшийся от потерь морочник, а прямо мы? А где же лекции о политике и своевременности?"
Раймон позабавленно покачал головой и подхватил слоёный пирожок - такой же вкусный, как в детстве. Почти такой же вкусный, как попробованный некогда впервые.
- Если подумать, то нам идти и жечь, вероятно, всё-таки не ко времени, а к бестии я, конечно, прогуляюсь. Вот возьму вампирёнышей, чтобы одному не пить - и к следующей же ночи пойду гулять. Днём бестии спят, не будить же. Цена вдесятеро вырастет, не хуже, чем у михаилита с похмелья, - помедлив, он дожевал пирожок и вздохнул. - Расскажи лучше, где остался Том? И как? Думал, встречу здесь, но, получается, не судьба?
Роб поморщился.
- Вампиреныши твои... Ни богу свечка, ни черту кочерга. А Том ушёл, остановимся на этом. Когда-то вернётся. Он всегда возвращается. Что с сестрой? Колхаунам будем сватать или здесь закопаем?
"Ни богу, ни чёрту, а в Гленголл всяко лучше боевой группы. Иначе разговора, думаю, не получится, а если получится, то не о том. К тому же, для мародёров хватит даже таких балбесов. Экономия на крови, опять же..."
- Мне начинает казаться, что для Колхаунов её всё-таки слишком много, - признал Раймон. - По-хорошему надо бы лопатой по голове, и в освящённую землю под теми розовыми кустами, но думаю, что я её просто сдам с утра целителям и брату Арктуру. Это, кажется, по его части, авось и выяснит что интересное о тех, кто любит такие... эксперименты. Потому что концепция кровной мести, каюсь, греет душу даже при том, что Лиз эту я не знал - и, кажется, уже не узнаю. Не люблю тех, кто закрывают варианты, даже такие, какими никогда не воспользовался бы. А если...
Монолог прервал тихий храп, и Раймон, мысленно хмыкнул. Без стимуляторов, что ли? И к бренди не притронулся, хотя в таких разговорах обычно... да и неудивительно, Раймон себя без выпивки бы тоже вряд ли вынес. Письма, опять же, странные. Подменяют ли древние богини взрослых магистров? Запрещают ли глотать эти пилюли и - о, ужас! - пить? Если последнее, то стоит ли снова предлагать срочно избавляться от таких леди? Замерзают ли воздушники в комнате, стывшей как минимум неделю? Сколько вопросов! А из ответов - всего лишь пирожок. Или два.
Подхватив три, и ещё пару для сестры, Раймон поискал глазами камин, не нашёл и мысленно пожал плечами. Даже не позаботиться, ужас. Тем более, он и отсюда чувствовал, как воздух над Робом теплеет - даже во сне магистр оставался магистром, не нуждающимся в пледе. Да и ворона чёрно-рыжая вон за окном сидит и плохо смотрит. Ну ладно, не плохо...
Поклонившись, он аккуратно закрыл за собой дверь и побрёл в комнату. Может быть, стоило наведаться к Ю не завтра, а сегодня же? Ночь у Гленголл наверняка выдалась весёлая, но, может, минутка для такого чудесного его найдётся? Только надо заскочить к лекарям. За пилюлями. И на кухню - за бренди. А потом уже - кабак в доках. Или нет? Как вообще выбирать из заведомо невыгодных вариантов?
Раймон поразмыслил над этим вопросом и пожал плечами. Если правильного ответа на горизонте не видно, остаётся только уповать на неправильные.
Но сначала - всё равно к лекарям и за бренди.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1914, отправлено 22-10-2021, 9:50


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

Не Гленголл, следующий день

"И почему лень считается смертным грехом? Видят боги, чем больше люди ленятся - тем меньше грешат, а разве же это не благо?"
Билберри, кажется, не ленился вовсе. Не умел. И если праздные руки определённо считались инструментом дьяволовым, то что можно было сказать об этих? Начисто вымытые улочки, утопающие в зелени и цветах, начисто же вымытый мост при въезде в городок. Новые яркие занавески на окнах, по большей части новая одежда. Новый Симс в лавке, новый Тоннер в трактире, а главное, от чего Раймон пришёл бы в восторг, если бы не устал так и если бы мысли не занимала Эмма - новый Августин в церкви, один в один как прежний. Словно жители Билберри решили сделать случайно вернувшемуся михаилиту подарок - способ отвлечься от собственных проблем и спалить что-нибудь ещё. Даже смотрели в сторону или под ноги, но только не на Раймона, чтобы не выдать секрета. И замолкали, стоило подъехать ближе. Михаилитский рай, не городок.
Старый Августин, конечно, тоже там был, в чистенькой аккуратной раке над алтарём.
- Благословление Господне и Августина Присноблаженного на всех чад его. И на вас тоже, - проговорил священник - не старый ещё мужчина лет сорока, поджарый, рослый.
Тянуло от него раздражением, сонливостью, благоговением и - впрочем, не странно - желанием женщины. Кажется, просто, а не женщины Эммы, и то хлеб. Впрочем, сходство с Августином прежним так только усиливалось. "И на вас тоже", надо же.
- Да благословит он вас. И Он тоже. Тяжёлая ночь? - сочувственно поинтересовался Раймон, предполагая, что сам он выглядит примерно так, как священник себя чувствует.
А вот Билберри внезапно погромленным не выглядел. Впрочем, Раймон и по тем, уже внезапно далёким дням помнил, что нормальной, привычной нежити тут почти не водилось.
- Врата ада разверзлись, - кивнул священник, - Но в руке Господа власть над землею, и человека потребного Он вовремя воздвигнет на ней.
- Значит, нашёлся такой человек, волей Господа? Кто же таков сподвижник?
Обстановку в церкви тоже обновили - впрочем, и неудивительно. Сидеть на обугленных скамьях, пачкая одежду, удовольствие невеликое да и, кажется, какие-то стёкла тогда тоже побили. Брайнс же кидался камнями? Помнилось плохо. Кидался Брайнс - это точно, но в кого, куда и зачем? Загадка! Но крест жители оставили. Хороший крест, большой, обгоревший. Не стали даже стёсывать превратившееся в уголь дерево, оставили как есть.
- Я, - скромно сообщил пастырь, потупив глаза, - сказал, и привел это в исполнение; предначертал, и сделал.
- Невероятно, - искренне восхитился Раймон, даже оглядел его с новым интересом. - Велика сила Его! Как же вам такое удалось? Ужель одним словом Господним?
- Воистину, верно говорят, что михаилитов Господь оставил ещё в утробе церковной, отвернув лицо. Неужели вы думаете, что силы Его не хватит, чтобы размазать всех бесов по мостовой? В городе, который благословен Августином, заточившим дьявола в кинжал?
- Прямо вот взял и размазал? - благословение святого Августина вполне тянуло на поднятую бровь Верховного, что восхищало ещё больше. Явно надо было жечь священников чаще - глядишь, в славной Англии стало бы гораздо меньше проблем с нежитью. Правда, и меньше работы для михаилитов. Или больше? - Расскажите же, как оно было, святой отец.
- Аз перст воздел, - священник даже порозовел от смущения. - Вот, Я Господь, Бог всякой плоти, есть ли что невозможное для Меня?
- И правда, - согласился Раймон.
Что-то было сильно не так. Настолько, что никак не определялось, не хотело. Пряталось. Щёлкнуть бы пальцами от нетерпения, но к чему торопиться? Подумаешь, там из леди наверняка делают котлеты. И холодец. От священника тянуло некромагией, как сырым воздухом на сквозняке, да, но... но не настолько, чтобы упокаивать нечисть целыми городами. Конечно, вера могла усилить, и... Раймон всё-таки щёлкнул пальцами, но мысленно. Отец Августин. Вот от кого тянуло точно так же, но человек - другой. И не одержимый, иначе не смог бы стоять вот так. И под некромантией - обычная неразвитая земля... но если не одержимый, то что остаётся? Не артефакт, не мощи, иначе сквозило бы от них. Двоедушник? Ох, отец Августин!.. Не спится вам, и в ад не хочется? Раймон благочестиво вздохнул, оглянулся на скрипнувшую дверь. Женщина, мужу которой... хм, что-то нехорошее с ним сделали точно, и двое крепких мужчин, которых не вспоминалось вовсе. Наверное, тогда не встретились, иначе бы не заходили. Пришлось вздохнуть снова.
- Господь наказал меня потерей памяти, святой отец. Но расскажите же и о другом чуде - о заточении дьявола в кинжал. О, и всё ли благополучно с тем чудесным поместьем, которое за аллеей?
- Вы к Грейстокам наведались, сэр Фламберг? - Ядовито осведомилась женщина. - Вот и идите себе, с молитвою. А мы тут сами, без вас. Радоваться будем, что вы белобрысого того не привели, да без блудницы своей явились.
"Вот странные. Думают, что если блудницы нет, то им лучше будет. Ха!"
Раймон скептически оглядел выгонятелей и всё-таки прищёлкнул пальцами. В церковном воздухе хватало пыли, чтобы огонёк получился ярким и почему-то голубоватым. Им хотелось любоваться. Выгонятели, впрочем, зрелище не оценили. Один из незнакомых мужиков - пока, хотя Раймон подозревал, что познакомиться рано или поздно доведётся - свистнул, и в двери вошла целая толпа, и все - с предметами местного культа. То есть, с вилами, косами и цепами. Странно, что без факелов. Снаружи же творилась ярмарка. Горожане радовались и кричали так, что порой даже через всю церковь доносились отдельные фразы вроде: "достал", "почему к нам?", "так хорошо жили", "изгнать", "повесить", "на кол супостата", и особенно проникновенное "а я только снова замуж вышла".
Это не вызывало таких ярких воспоминаний, как вид креста, но определённо придавало сцене жизни, достоверности и интереса. И, наверное, впервые заставляло порадоваться отсутствию блудницы - и огорчиться отсутствию белобрысого. Два вампирёныша на замену годились плохо. Впрочем, смотря для чего.
- Книжник, Бабник! Зайдите, и закройте за собой дверь, будьте добры, а то шумно, - Раймон любезно улыбнулся малой толпе и приобнял священника за плечи. - Знаете, святой отец, прошлое знакомство всё-таки было слишком коротким, но вы уверены, что хотите его повторять вот прямо так? И не жаль себя?
К слову, а какого ланкастерского дьявола вампирята вообще его слышали? Раймон, конечно, учился паршиво, но привязывали Майка и Ника они к Эмме, не к нему, и он сам, получается, в пирамиду не входил. А Эммы здесь не было. Значит?..
- Ник и Майк.
Двери захлопнулись под испуганный и удивленный вздох, а священник пожал плечами.
- Господь велел прощать, дети мои, - обратился он к толпе. - Не оскверняйте своих рук грязной кровью, ибо праведного и нечестивого будет судить Бог, потому что время для всякой вещи, и суд над всяким делом там. Пусть идёт.
- Идут, - на всякий случай уточнил Раймон, с интересом глядя, как толпа расступается, опускает вилы, не забывая при этом кланяться вампирам. И правда, что они, бруху не видели, что ли. - Но недалеко. До трактира. Нравится мне у вас тут. Весело, с затеинкой, воспоминания, опять же.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1915, отправлено 22-10-2021, 9:50


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Кладбище Билберри парой часов позже и толпой меньше

- Hola, сэр рыцарь. Добрый сегодня день, правда?
Айме, одетая в платье для верховой езды, сидела на саркофаге леди Элизабет Грейсток. Возможно, сидела она там всё то время, пока Раймон, мысленно недоумевая сам на себя, мерил шагами свеженасыпанные морским камнем дорожки, разглядывал мирные - даже если свежие и многократно выкопанные - могилки и всячески думал. Ну ладно, не думал, потому что всё равно не умел, но хотя бы пытался. Теперь пришлось в дополнение к этому ещё и кланяться. Кланяться, впрочем, было проще. И пользы приносило больше, чем пустые размышления.
- Невероятно, госпожа Айме. Ему не хватало лишь присутствия прекрасной дамы - желательно без вил и факела, - и теперь он полон. Как поживаете?
"Исключительно из исследовательского любопытства: Ник, а так ты меня тоже слышишь?"
"Я на вас обиделся. Это дурацкое прозвище. А ещё в пример вас ставили!.."
- О, чудесно! Славно поохотилась вчера. А вы?
Айме мило улыбнулась и качнула ногой.
"Какой идиот ставил меня в пример?! И, если на то пошло, в пример чему?"
- О, не менее славно. Спас несколько борделей от Его Величества, представляете? К слову, надеюсь, вчерашние... неприятности вас не потревожили?
"Брат Филин не идиот!"
- Неприятности? Они были забавны. Хотите пирог с олениной? Я ждала Эда с утра, но его задержали дела.
Улыбка брухи стала шире, а Раймон мысленно передёрнулся. "Эд" в первую очередь вызывало ассоциации с неким Фицаланом. Впрочем, не отнять, часть воспоминаний были вполне приятны.
"Если ставит меня в пример - это уже признак, что старость подступила слишком близко. Майк, ты тоже оби... здесь, где бы оно ни было?"
- Жаль слышать, - Раймон приятно улыбнулся и сам, гадая, какие именно из дел могли задержать лорда Грейстока. - Ждать обычно так скучно, сочувствую и разделяю, госпожа. Знаете, сам планировал вернуться к кому-нибудь вчера, но не получилось. Хотите глоток бренди? Михаилитская настойка, старая, честно украденная из магистрских погребов.
"Он тоже обижается".
- Вы знаете, чего я хочу, сэр Фламберг. Но обещала не добиваться этого, м? Впрочем, если вы выпьете бренди, то я... пожалуй, попробую.
Когда это Айме такое обещала? Насколько Раймон помнил - ну ладно, плохо - тот договор закончился на моменте, когда за ними с Эммой закрылась дверь.
"А подзатыльник? точнее, два. Потому что нечего непримерам дерзить. Ладно, это потом, а пока скажите мне, две не свечки и не кочерги, какого беса вы меня слышите, а Эмму - нет?"
- Если бы мои заботы решались так же легко, госпожа, - вздохнул он, вынимая пробку, и с удовольствием принюхался. - Вот живут же магистры. Пряное так, что просто жуть. Почти отгоняет мысли о том, не одни ли и те же дела мешают вернуться нам с лордом Грейстоком. Не похоже ли невозвращение.
"А мы не образованные, мы не знаем".
- Мне уже интересно, - Айме заерзала на каменной крышке, - на что вы так упорно намекаете? Утолите же любопытство, о таинственный рыцарь!
Откуда же упорно, когда полторы фразы?! Ещё Раймону было очень интересно, чувствуют ли таки Грейстоки любопытство, притворяются ли, или думают, что чувствуют? Последнее бы его вполне устроило. И что делать с обнаглевшими вампирятами? Бегать за ними по кладбищу на глазах у Айме? Да ну, к тому же, они и быстрее. Привязаны они не к нему, а к Эмме, поэтому приказывать... стоп, но мысли они так-то тоже не должны быть слышать, если только они не шли к Эмме, а потом уже к ним. Но при этом сам Раймон её не слышал, а она его? Как знать. С той ночи и потери себя кольцо работало на редкость паршиво. Но при этом сейчас мысли доставлялись полностью. То есть, проблема не в самом кольце, а в Раймоне и Эмме, потерявших друг друга. Говорят - и не слышат, но голос-то всё равно есть, так? Ну так а какого тогда чёрта?
"Перестать обижаться, взять ноги в руки и достучаться до Эммы!"
И самый важный вопрос - а что на самом деле Грейстоки знают про случившееся? К чему может привести, если не знают - но узнают? Если виноват правда Рольф - а если нет? А если знают, что он может получить от этой беседы, кроме удовольствия от компании? Проблема была в том, что отличить плохие варианты от хороших не хватало знаний. Вот уж точно - торопыга. Раймон отпил из фляги и улыбнулся леди Грейсток.
- Утолю, о госпожа, но беда в том, что мне очень, очень важно, чтобы о сказанном здесь вам не узнал больше никто.
- Тогда вам придётся пить больше, - заметила бруха под озадаченное молчание вампирят.
- С такой жизнью - можно и больше, - покладисто заметил Раймон, с удовольствием отпивая ещё глоток. Нет, если Роба и правда лишают таких удовольствий - просто жуть какая-то. Если лишается сам - жуть вдвойне!
Приняв кивок за согласие, он пожал плечами. Когда блефовать особенно нечем, оставалось просто говорить. В конце концов, почему нет, даже если ничего нового он не скажет? Другое дело, что пересказ истории "как украли Эмму" уже начинал несколько утомлять, но с этим следовало смириться. Потому что раз, кажется, был не последний. Далеко не последний.
- Беда в том, что пока я пробивался из Лондона в Бермондси - забавляясь по дороге с кадаврами смутно знакомого Рольфа де Манвиля, - некий наёмник похитил мою жену, так полюбившуюся крыльцовым котикам.
- Ой, - вежливо заметила бруха. - Она была такая очаровательная. Кажется, это сестра душки Ричарда? М-м, Дик Фицалан...
В голосе Айме прорезались мечтательные нотки. Некоторое время она барабанила пальцами по плите, разглядывая вампирят, а потом соскочила.
- Но почему - Рольф? No comprendo.
Интересно, когда это и как они пересеклись с душкой Фицаланом?.. Раймон пожал плечами, глянул искоса на вампирят.
"Ник, думай же. Если не пускают, так, может, я за ключ сгожусь?"
- В этом и беда, госпожа, что тоже no comprendo, почему именно и зачем. Или почему уважаемый де Манвиль делает похожих на меня кадавров. Или почему это всё так на него похоже в окружённом кадаврами Бермондси. А очень хотелось бы понять.
- Я хочу, - у Айме внезапно пропал ленивый мавританский акцент, - чтобы ты её нашёл. Мы не будем говорить об этом Эду... Но, быть может, лучше сказать? Ты понимаешь, какие вести принёс? Рольф де Манвиль, прошедший через Аменти, оставивший душу моему господину, затеял свои игры! И кровь. Ты обещал кровь. Никогда не пила такой бренди.
- Не всё оставил, видать, - цинично заметил Раймон, с интересом наблюдая, как с лиц Майка и Ника исчезает всякое выражение, сменяясь отстранённой пустотой. Статуи, не иначе. Но думать о двух вещах одновременно становилось адски неудобно. Ладно, всё равно больше помочь им он ничем не мог, разве что... интересно. Разговор этот и сам по себе-то скорее всего значит, что Роб его прибьёт. Можно ли прибить дважды? С леди Бадб, наверное, можно... ай, к дьяволу. Словно и так не знали, с кем связались. Но какого чёрта вести приносит он, и платит тоже он? Сплошная несправедливость. - И тогда куда интереснее выходит то, чего он не оставил, верно? И - нет, не понимаю. Псих же, чего с морочника взять? Например, пока что я не понимаю, как то, что мы расскажем или не расскажем что-то Эду, поможет мне найти очаровательную Эмму... или понять, где её искать.
- Ничего не поняла, но было очень, очень, очень интересно, - покачивая бёдрами, бруха подошла вплотную. - Какой рыцарь невежливый. Предлагал даме бренди, а сам только байки рассказывает. Хочешь пирог с олениной? Покажу лестницу и чужие пути на ней.
- Хочу, - неожиданно сам для себя согласился Раймон, и вскинул руку, с которой уже успел стянуть перчатку, открывая запястье. - Но не хочу там ни оставаться, ни терять ни кусочка себя. Как-то я себе стал дорог после той закладки. К слову, Его Превосходительство сильно... хм... думает, что злится?
"Ключ?"
Ага, значит, действительно не пускают. Ну и правильно, иначе никакой тебе личной мысли.
"Ой, будет вам сейчас ключ..."
- Бренди как раз... впитался, госпожа. Специально ждал, пока настоится. Ваш глоток и наше здоровье.
- Его Превосходительство?
Айме доверчиво - ну и то сказать, а что он такой сделает? - прильнула к груди, игнорируя руку. Замерла, как это делала Эмма, прислушиваясь к сердцу.
- Такой странный рыцарь. Сердце сильное, но кто в нём? У Рольфа - Инес.
- В нём - шутка, - очень серьёзно ответил Раймон, обводя рукой кладбище. - Разве не похожа? И, как и любая хорошая шутка, она редкостно правдива. А про Его Кранмеросходительство я ещё спрошу. Тоже... шутник. Так где там ваша лестница, госпожа Айме?
А когда кожи коснулись зубки, до уха ветром донесло ревнивое и еле слышное:
- Изменил же мне трепач
И сказал: «Три года плачь!»
По такому трепачу -
И минуты не хочу!


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1916, отправлено 22-10-2021, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

Фз где, но примерно то же время, что и у Раймона.

Когда за Рольфом де Манвилем захлопнулась дверь, Эмма капризно надула губы. Мужчины оставались мужчинами даже будучи некромагами с весьма странными обрезанными чувствами. Покажи ему, что хоть сколько-то интересен - и он весь твой. Вместе с зазеркальными двойниками и витальными телами. Роза нежная, терпкая вистерия, открой те раны, вылечи их снова - всё это ничего не стоит. Но где-то там оставался в одиночестве Раймон, и Эмме хотелось верить, что он не утешается с новой послушницей.
"Раймон?"
Тот не отвечал. Всё пошло не так с того дня, когда Раймон забыл половину из того, что можно было помнить. Это давало больше свободы и ему, и Эмме, но сейчас, в заточении, Эмма негодовала этому.
"Раймон!"
Конечно, мужчине необходима малая толика приволья. Ему нужно отдыхать в компании друзей, охотиться, слегка флиртовать с разносчицами в тавернах, выпивать и чувствовать себя умным. Но Эмма хотела бы тосковать за вышивкой где-нибудь в трактирной комнатушке, дожидаясь своего безумца, нежели здесь, у Рольфа де Манвиля. Потому что были женщины, которым повезло. Поцелованные небесами, они родились красивыми, и всё в них притягивало взгляд - и лицо, и фигура, и жесты. А были такие, как Эмма. Их матери всю жизнь сгибались под тяжестью труда, отец никогда не радовался им, а вместо первого свидания - стены монастыря. И этим девушкам приходилось учиться всем самостоятельно - любоваться своим отражением, ценить свой ум, улыбаться, смеяться шуткам. Позволить себе быть красивой.
Но с Раймоном всё было иначе. Лучше всего Эмма выглядела, отражаясь в его глазах. К тому же, Раймон смешно шутил, понятно объяснял и с ним необязательно было говорить о ремесле.
Разве что не торопился явиться и потребовать своё по праву. Эмма дёрнула гобелен и немедленно расчихалась. Из святого Элевтерия вылетело облако пушистой серой пыли и толпа негодующих молей.
"Если у нас когда-нибудь будет свой дом, - решила Эмма, - в нем никогда не будет святого Элевтерия и моли. И святых Акима и Анны, до чего неаккуратная вышивка!"
С другого гобелена глядел святой Каэтан. Инес, кажется, собрала в родильных покоях всех святых покровителей родов, невзирая на мужа-некроманта. Здесь была даже Саломонида, которая по апокрифическому Евангелию от Иакова, принимала роды у Девы Марии. Эмма грустно подёргала её - Саломониду, не Марию - но гобелен внезапно рухнул со стены, обнажив серые камни, исчерченные красными рунами. Руны совершенно не подходили к интерьеру, они его огрубляли, добавляя какого-то варварского безумия. К счастью, мать-настоятельница научила с этим справляться. Достаточно взять что-то похожее на щетку... Из отдаленно похожего на щетку были только кровать и кресло. Но поднять их и оторвать ножку смог бы только Раймон. Зато в избытке имелись простыни - хорошие, льняные, и эль в кувшине на столе. И Эмма, все больше грустнея, оторвала длинную полосу ткани. Смоченная в эле, она должна была улучшить некрасивый рисунок. Еще один ромб сверху и снизу, длинный стебель, лист... Теперь непонятная руническая нелепость выглядела как цветок чертополоха с гобелена прошлого века. Оставалось только вернуть на место деревянные затычки и повесить на них гобелен, прикрывая красоту.
Когда за дверью послышались торопливые женские шажки, Эмма уже сидела на краю кровати, чинно сложив руки.

В тот вечер они ужинали в замке, - сказала бы Эмма. А потом подумала бы и добавила - на столе у них была горячая форель, политая лимонным соком, приготовленная на открытом огне. Но родильные покои почившей в бозе Инес на замок не походили, вареная курятина с овощами не сошла бы за какого-нибудь жареного кабана, десерта не было вовсе, а вместо вина, так соблазнительно окрашивающего губы в алый, была настойка на полыни. Утони в своих грехах, Эмма.
- Я читала, что высокая температура при низкой влажности почвы вызывает гибель яиц гравейров, затрудняет яйцекладку и питание. Но, сэр Рольф, я всё еще не понимаю, как мёртвое может размножаться!
- Но что же здесь непонятного, леди Эмма? - Рольф удивлялся искренне и даже с удовольствием. - Смерть - это не конец, а только переход из одного состояния в другое, в том числе и физиологическое. Вы ведь знаете, что когда умирает мозг, в теле еще идут процессы. Кожа еще обновляется, пытаются жить органы. Даже кровь некоторое время еще жидкая. И стоит лишь подтолкнуть эти процессы, сложить обстоятельства, как жизнь обращается в не-жизнь. Именно поэтому большинство откладывает кожистые яйца, а не отращивают некроплаценту, поскольку внешнее вынашивание проще и не требует тех изменений, что проходят в организме беременной самки. В целом же, мир напитан магией, суть которой ведома разве что древним богам. Нежить пользуется ею так же, как и мы с вами, леди Эмма, не осознавая её и потребляя на свои нужды.
- Но у вас получалось создать некроплаценту, сэр Рольф?
За гранью сознания потянуло холодком, запахло можжевельником и мятой. Оттого и улыбка вышла искренней, приветливой, радостной. Адресовалась она не Рольфу, но ему об этом не нужно было знать. Раймон и Рольф - одна и та же буква в заглавии, легко улыбаться, зная, что тебя нашли. Особенно - чувствуя надежду, происходящие изменения к лучшему...
Эмма нахмурилась, отпивая из кубка полыни. Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки. Слишком противоречиво выходило - здесь были и звезды, и жизненные силы с плодородием, и поиски с единством. Исходило это всё будто от Раймона, но и не от него тоже, запутывая окончательно. Зато зрела уверенность, что если ей всё это сообщают, то оно зачем-то нужно. Она подтянула ноги, сворачиваясь изящно-ломаными линиями в глубоком кресле, и вопросительно глянула на Рольфа.
- Отчасти, - Рольф тоже глядел на неё с вопросом. - Вам нехорошо?
- Отчасти. Я пленница, сэр Рольф. Разве мне может быть хорошо? Я как дева в башне, утратившая и не обретшая. А вы - обрели?
Ещё отчего-то казалось, что с Раймоном сейчас флиртуют, но неуместную ревность Эмма погасила приятной улыбкой.
- Право, не знаю. Вы позволите продолжить этот разговор утром? Когда вы поспите?
- Но я не хочу...
Протест Эммы не был услышан. Рольф мягко коснулся её виска, и комната исчезла во мраке, оставляя лишь вкус полыни и забвение почти мертвенного сна.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1917, отправлено 22-10-2021, 9:51


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Часом позже, поместье Грейстоков у Билберри

"Что я здесь делаю?"
Комната Айме скорее походила на шатер восточного властелина, а не нормальную английскую башенку. Впрочем, чему было удивляться? Раймон и не удивлялся, даже тому, что, проводив по лестницам - больше одной! Страшно! - бруха оставила его одного. Что, действительно, с ним тут случится? Или что он, действительно, сможет сделать с этой комнатой? Выглянув в сводчатое окно, Раймон бросил взгляд на садик с оленями и покачал головой. Поголовье явно уменьшилось... а хотя часть оленей наверняка стучала сейчас копытцами по поместью.
Ничего интересного, даже рун на тяжёлом металлическом переплёте. Скучно живут.
"Но всё же, что я здесь делаю? Зачем мне эта Айме, зачем Грейстоки - при том, что я даже не уверен в том, что виноват действительно никогда не виденный сэр Рольф. А до беседы не был уверен и в том, что он связан с Грейстоками. И узнать это, конечно, полезно, но ведь скорее Робу, а не мне?"
К Эмме это всё не приближало вовсе, разве только давало иллюзию движения - но кому, как не ему, знать пустоту иллюзий? Или что-то в этом пути есть? По крайней мере, Айме приняла идею всерьёз, значит, оно имеет смысл? Или он просто очень убедителен в своих иллюзиях? Но такое состояние неуверенности - это ведь не он, так? Морочник, который не уверен - не существует. Схлопывается в точку и исчезает.
Широкая кровать под уютным тяжёлым балдахином и ожидание красивой женщины - ну, брухи - вызывали совершенно естественное желание завалиться и уснуть. Прямо в сапогах. И наглухо застегнув воротник. Раймон достал из кошеля украденную в лекарской пилюлю и мрачно на неё посмотрел, спустя миг убрал снова. Полторы бессонные ночи и день почти без еды, зато с хорошей порцией ворожбы, драк и всяческих треволнений вприкуску с разговорами вполне стоили того, чтобы закинуться травяной горошиной, но... это тоже был не он. А что - он?
"Скорее, что от меня осталось".
Договариваться с чёртовыми фэйскими вампирами - точно он, потому что нормальный михаилит жахнул бы огнём и не мучился. Что ещё... ярмарка - о, да. Сказки - совершенно точно, особенно та, первая, и вторая тоже. Пусть они общие, но, хм, это, наверное, уже тоже он, а если нет, то будет снова? Особенно с медведем-то. Интересно, долетел ли?
Раймон задумчиво тронул пальцем красивый, украшенный бисером бубен и ойкнул - инструмент совершенно невежливо бился маленькими молниями. Как невоспитанно. В конце концов, если гостя оставляют одного, чем ему ещё развлекаться, как не музыкой? Всё запрещают, ужасно. Но трогать чёрти что без особых причин -тоже вполне определённо - он, вместе с валерьянкой на волосы. Потому что зачем быть серьёзным, когда мир этого не требует? А когда требует?
"А когда требует - иногда приходится, и это, наверное, тоже правильно".
Приходилось и бить по голове, и жечь рощи, и рубить - и пусть на такое способен был каждый михаилит, Раймон всё равно добавил это в котёл. Почему нет? Наверняка он и рубил, и жёг, и бил в своей неповторимой манере. К тому же, за это частично отвечал Фламберг, а что же за Раймон без закваски в виде Фламберга?
"К слову... Вон тот поцелуй, который я помню всё равно... хорошо Августин напомнил. Оно одно на ключ сгодилось бы, но зачем одно, когда есть много?"
Что ещё, что ещё... коленки в ванной - это само собой, как и ноги вообще! Но и...
Алый шарф с монетками молниями не бился, а жаль. Что же ещё? Докинуть то, чего уже не было, Раймон не мог, разве что зудело где-то там беспокойство о том, чего было никак не изменить. Странноватые взгляды, словно он должен был отреагировать на пропажу Эммы иначе. Как? Огненные бури никак не помогли бы, разве что... напоказ? Но это сработало бы только в том случае, будь он тоже нужен похитителю. Вряд ли. В любом случае, образ без этого выглядел как-то чище, что ли.
"Но всё равно чего-то не хватает для полноты".
Беспокойство - нет. А вот обида и злость - да, вполне. Может, даже не потому, что любовь и нежность, хотя они, конечно, были тоже безусловно и без оглядки на всякие мелочь, а потому что - моё. Это хамло пришло и нагло хапнуло его Эмму! Часть, между прочим, его самого. И с какой стати у этого - ну допустим сэра Рольфа, за неимением пока лучшего имени - на неё больше прав? Да вообще у него никаких таких прав нету, между прочим. А вот у Раймона - есть. Пусть чуть приправленные валерьянкой, пахнущие кровью и звенящие ярмарками и представлениями - но есть.
"Ник? Держи".
Заморочить высшую нежить собой было ещё проще, чем придумать копии для кадавров. Какого дьявола? Так и впрямь придётся трактаты писать, а он даже не некромаг! И не наставник тоже.
- О, вы не скучаете. А я их нашла! - Айме вплыла в комнату, размахивая резной коробочкой, в каких обычно держали карты. - Что же вы пирог не едите, милый? Я поймала этого оленя под Гринфордом!
"Казалось бы, как связаны азбука, начало, некромантия и деторождение?.. А всё же - не вдовец".
К недоумению, однако, примешивалась толика облегчения. Вампирята всё же оказались не вполне бесполезны. Осталось только научить их, что дуться и обижаться надо вовремя - и не в то время, когда надо делать дело. В другое - сколько угодно, потому что на обиженных в далёкой Московии возят воду. Зачем - непонятно, но звучало хорошо. Повозка, запряженная двумя вампирятами, развозящая... ну хотя бы эль, потому что кому нужна эта вода. Раймон искренне улыбнулся Айме, легко кланяясь.
- Сыт предвкушением одним, госпожа, и надеждой. К тому же, орден рекомендует не есть того, что поймано под Гринфордом, уж очень оно пряное.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1918, отправлено 22-10-2021, 9:51


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3787
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 813
Наград: 7

- Надежда - это вкусно, - признала Айме. - Но вам нужно есть. Мясо хорошо восполняет кровь, лучше красного вина. Не бойтесь, милый, я не травлю своих гостей за едой. Только во время сна.
Она еще раз тряхнула коробочкой и высыпала на одеяло карты.
"Может, и стоило сожрать пилюлю? Впрочем, нет, а то чёрт его знает, чем бы запах. Кстати, о чертях. Заметка на будущее: всё-таки не забыть пообщаться с одним интересным должником всё о том же. Нет, право, пересказ этой истории уже правда утомляет, а что делать? Но хорошо же заехал в Билберри. О стольком полезном напоминает!"
Карты не напоминали ни о чём хорошем. Императрица, Влюбленные, Отшельник, Повешенный, Умеренность, Звезда, Башня, Суд, Мир, всё - из разных колод, словно собирали именно эти карты именно в таком виде.
"Хм".
- Значит, это всё, что у вас осталось от азбуки, госпожа? Немного же. А где прочее?
Понятно, что нигде, и понятно же, что ему, Раймону, эти карты бесполезны. Если, конечно, не разрешат унести, что очень, сильно вряд ли. Жаль. Раймон подозревал, что за эти карты сэр Рольф де Манвиль мог бы отдать многое. Например, украденную недолюбительницу некромантии. Возможно, ещё с поместьем-другим вприкуску. Увы.
Раймон тронул фонарь Отшельника, провёл по алой мантии - и карта немедленно прилипла к пальцам, отказываясь отлипать. Хм. Считается ли это за попытку унести, или карта сама?..
- Что-то в Рольфе осталось, что-то Эме пожрал, что-то лестница забрала. Кто знает, кто знает... Только владыка Инпу. Уговорите меня продать вам карту-другую, милый?
- М-м, - неопределённо заметил Раймон, разглядывая Звезду, на которой восьмиконечное нечто роняло дождь в прудик, на потягивающуюся чернющую пантеру и заодно на семь свечей. Эта тоже пыталась липнуть, а лучше бы её тянуло туда, где остался хозяин, а не к просто ближайшему человеку. - Помнится, госпожа, вы хотели, чтобы я нашёл Эмму, но ведь то, что осталось, в этом не помогает?
- Вы такой капризный, милый, - Айме не менее неопределённо надула губы и сладко потянулась. - Иные за такое платят ой как дорого, а вам подай, объясни, карту нарисуй, спать уложи. Если вы знаете, что человек потерял, нельзя ли предположить - он это желает снова обрести? Мы все желаем.
- Укладывать не надо, - не согласился Раймон. - Пить, есть и спать михаилиты могут сами, зря, что ли, нас по резиденциям учат? А дорого обычно платят михаилитам же, а не наоборот. Стало быть - воспитание, которое суть усвоение хороших привычек. Но представляя, что скажет лорд Грейсток при виде цельного сэра Рольфа де Манвиля, не могу не подивиться: неужели где-то лежит и такая коробочка с вашими картами, госпожа?
- Вы до безумия неприличны. Разве благовоспитанная леди показывает рыцарю свои карты?
Раймон развёл руками и тяжело вздохнул, стряхивая Звезду и поднимая Любовников. Выбор, развилки... и как от такого можно отказываться, да ещё по добровольному же... выбору?
- Просто подумалось, мало ли, наткнусь где, да и не узнаю. Но всё же, очень любопытно, ради чего сэр Рольф шёл по ступеням, теряя себя... и приберегая себя. Право слово, думал - хотя ладно, не думал, но теперь думаю, - что утаить важное там невозможно. Пожрут. Или пожрёт. Или ещё что хуже, - добавил он, вспомнив того Эме.
"Хм-м. Ник, Майк? Я вот думал... ладно, не думал, но теперь думаю: а если вы слышите Эмму, то, может, заодно можете сказать, откуда слышите?"
"Нет. Госпожа не понимает, что это мы. Надо уходить, она голодна".
- М-м, - подтверждая мысль Ника, Айме облизнулась. - Хотите, и вы пройдёте, теряя, но находя ответы?
Любопытно, но рано. Слишком. Да и на кой ответы после лестницы, когда они уже не интересны, и от них остаётся только память? Рольф, конечно, выкрутился, но что-то подсказывало Раймону, что это ненадолго.
- М-м, - он счистил последнюю карту о покрывало и сожалеюще - и коротко - поклонился. - Благодарю за предложение, но вынужден отказаться. Мне слишком дороги мои вопросы. Но не смею дольше отвлекать вас от... оленей, госпожа, так что откланиваюсь, преисполненный благода... рности. К слову, вы знали, что у Гарольда Брайнса, оказывается, есть отпрыск?.. кажется, женатый на дочери сэра Рольфа.
"Чего это Эмма не понимает, что это вампиры?! Сама вон про некромантию и азбуку, а юную, да ещё и двойную некромантию с книгами и ба... женщинами - не понимает? Можжевельник перебивает? Но если перебивает - то за ним что-то есть!"
- Брайнсы отвратительны на вкус. Не то, что вы, милый, - улыбка Айме стала откровенно хищной. - Ну что же... идите. Как думаете, успеете вернуться до темноты?
Раймон хмыкнул, прислонился к стене у окна и поднял руку, словно любуясь пальцами. Очень вовремя, потому что азбуки и отчаянное нежелание исчезать оборвались так внезапно, что вздрогнул бы, не будь посреди движения. А так оно получилось просто резким, словно махал кому-то за окном.
"Чёртовы сэры, божества и прочие лорды со своими играми! Ну почему просто нельзя дать спокойно..."
Он улыбнулся брухе, тоже показав зубы. Не такие впечатляющие, но огневику и не требовалось.
- Вы, дорогая госпожа Айме, эдак будущего Тракта зажрёте, - говорить приходилось неторопливо и размеренно, пряча злость и половинку - нет, уже больше - пустоты. С искренним сожалением, хотя получалось почему-то лениво. - Жаль, только будущего, не пропитавшегося ещё магистерским духом. Знаете, как трудно в наше время попасть в капитул? Надеешься, ждёшь, а старый Тракт в один прекрасный момент становится моложе. И так-то кресло уступать не спешил, а теперь и вовсе как-то не по-братски получается. А сам предшественника своего... впрочем, по книгам получается, что тварь какая-то зажрала. Самого магистра - и тварь. Славно поохотилась, наверное. Небось, стоило вот этих карт, которые так и норовят попасть мне в руки.
- Какой невоспитанный рыцарь. Даму с тварью сравнивает. Но зато какой жадный. И кресло хочет себе, и карты, и жену. Но что же взамен получит Айме помимо славной охоты на доброго, старого магистра?
Айме надула губы и прошмыгнула ближе. Намекающе облизнула клыки.
- Жену я добуду сам, а такой магистр стоит и карт, и кресла, и ещё чего-нибудь сверху, но я - справедлив, и сверху не прошу. Потерпите до завтра, и я устрою вам охоту просто генеральскую, - Раймон пожал плечами. Если ей хотелось его загрызть несмотря на присутствие двух высших вампиров - жаль, но что делать. Хм, и правда, что? Не надевать же на себя морок Брайнса. - Но скажите, леди Элизабет, как вышло, что вы вернулись с лестницы - вот такой?
- О, леди Элизабет всего лишь очень хотела вернуться, пусть и в тело Айме. Желание человека порой сильнее всех уз, проклятий, приказов. Сильнее даже тела твари, - грустным и неожиданно теплым, грудным голосом ответила бруха. - Ваше слово, моё дело, сэр Фламберг. Забирайте две любые карты и уходите со своими вампирскими поросятами, загрызшими у меня оленя. Надеюсь, вы не обманите с охотой. Я ведь умею возвращаться.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1919, отправлено 22-10-2021, 9:51


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1201
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Раймон только поклонился, не глядя подхватывая с покрывала аванс. Обманывать - да зачем? Обещал охоту, какой Айме ещё не видела - такая и будет. Обещал магистра, даже генерала - будет. Только письмо написать, желательно руками какой-нибудь билберрийской культистки, чтобы и от Раймона, а и не от него. А ему достанутся и карты, и - теперь-то уж наверняка - кресло в капитуле.
Спускаясь по знаменитой лестнице - быстро, но без спешки, почти не жалея о том, что не довелось поглядеть на неё с изнанки - он размышлял даже не о чёртовом Рольфе, если Эмму украл всё-таки он. О вампирятах, и о том, что надо бы отругать их за оленя, но так, чтобы стало понятно: хвалят и одобряют. Без такого угощения как знать, выбрался бы из особняка, или остался бы приманкой на такой чудной охоте? Риск, которого он, кажется, не мог себе позволить, а всё же позволял. Зачем? Чтобы рискнуть сделать хоть что-то самому, потому что больше не оставалось ничего? Не очень по-взрослому, но и шут бы с ним.
А вот ругать за то, что не пробились к Эмме раньше, кажется, не стоит. Сами понимают, небось, а если нет, то и не поймут.
"И всё же, что делать?"
Вламываться в какой-нибудь укреплённый особняк, где наверняка ждали и ловушки, и нежить, и ещё что, не хотелось смертельно. Говорить? С картами в руках - возможно, и найдётся, о чём. Потому что больше как-то даже о погоде - не получалось. Но, учитывая вон то, про детей и азбуку... может не получиться и с картами, потому что нужны явно не они. Или не только они?
"А ещё, возможно, разговаривать уже просто поздно".
И только проходя мимо придверных и таких любвеобильных котиков, Раймон глянул мельком на добычу. Звезда и императрица. Что же, отчего нет. Поздно или нет, а других карт на руках всё равно не было, придётся играть ими. Но - позже, потому что дойти хотя бы до Билберри ему, разумеется, не позволили.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Бросить кубики | Опции | Новая тема
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 5-12-2021, 3:25
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .