В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Greensleevеs. В поисках приключений., Добро пожаловать в мир злых заек!

Leomhann >>>
post #1921, отправлено 24-12-2021, 10:16


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

В пёстрой гавайке вырвиглазных цветов - красной с зеленым, джинсах и противно-лаковых мокасинах с острыми носами Джеймс и впрямь чувствовал себя наркоманом. Мельтешение неоновых огней, пьяный угар танцпола, полуголые девицы, громкая музыка и духота это чувство только усиливали. Голова кружилась и настоятельно требовала закурить. Именно поэтому Джеймс профланировал через зал, смачно шлепнув по пути полуголую девичью задницу, и заказал в баре "Джек Колу". Рядом какой-то педик громко требовал "Голубую лагуну", диджей жал на басы так, что звенела посуда и вибрировали колени, в мыслях была Мэри, а наркоманов, которых надлежало ловить, не было.
Шестерёнки в мыслях щелкнули и перевели ход на убийство. Быть может, лес был не лучшим местом для свиданий. Многим людям было сложно помещать места преступлений, видеть тела жертв. Они чувствовали всю боль и страдания, которые те испытывали. Джеймс сам был таким, и увидеть, что для Мэри они всего лишь плоть, труп, тщательное исследование которого могло вывести на улики, он почти не хотел. Впрочем, он и сам когда-то гордился своим умением сохранять спокойствие и контроль над ситуацией, анализировать факты, не поддаваясь эмоциям. Джиу-джитсу - это не борьба. Философия.
Он небрежно перелистнул страницу женского журнала, лежавшего на стойке. Ему не нравились картинки, кричащие шрифты, противоречивые публикации. Снимки, сделанные с намерением уличить ту или иную звезду в том, что она прибегала к услугам новомодных пластических хирургов.
- Ну и дрянь же, - пробормотал он себе под нос, прихлёбывая из стакана. И только потом понял, что в синкопированный ритм музыки, в движения танцующих, в неоны огней закрадывается какая-то режущая мысли неправильность. Сквозь зал, почти тем же путём, что и Джеймс, спотыкался тощий и бледный упырь.
Красные, горящие жаждой глаза говорили о долгом приёме опиатов, шелушащаяся кожа - об ингалянтах, а рассеянная, но бодрая улыбка - о диссоциативах вкупе с психостимуляторами. И если этот торчок шел не за новой дозой, то Джеймс был балериной.
- Ка-карету с двумя рыбками, - заискивающе и как-то подобострастно попросил упырь бармена, загорелого и мускулистого парня с улыбкой голливудской звезды. - Запиши как обычно, Зои?
- За мой счет, - сочувствие в голосе даже не пришлось изображать, уж очень плохо выглядел торчок. - Совсем худо?
- Крыша плавится, - пожаловался тот то ли Джеймсу, то ли бармену. - И течёт. Надо залить.
- Или закинуться.
- Д - дорого.
- Зато быстро.
Разговор становился рискованным. В ухо разъяренно шипел тип из отдела по борьбе с наркотиками - этим ребятам недавно привезли новейшие миниатюрные рации. Тип был недоволен, что Джеймс строит из себя барыгу. Окрестные барыги почти наверняка уже присматривались и прислушивались, а безымянный упырь глядел на него почти обожающе.
- Балтийский чай? Джанк? Говорят, в аптеке есть антрацит.
Собственный сленг наркоманов был забавным. Под антрацитом они подразумевали отнюдь не уголь, а сухие кристаллы, джанком называли любые опиаты, балтийским чаем - коктейль из водки с кокаином, а аптекой - запасы барыги.
- Поговорим?
Подошедший выглядел слишком хорошо для охраны торговца наркотой, и говорил слишком грамотно для самого барыги. Первый непременно предложил бы выйти, второй сказал бы "перетрём". Но отказывая наркодельцам в грамотности, Джеймс поневоле насторожился. От людей, не говорящих как уголовники, ожидать можно чего угодно.
- Говори.
- Уходи отсюда. Это не твой бизнес... красавчик.
Красавчиком Джеймса мог назвать только слепой. В самом деле, что было красивого в невыспавшемся бородатом мужике с тонким шрамом через бровь, которого Джеймс каждое утро лицезрел в зеркале? Но новояленного бизнесмена разубеждать не годилось, поэтому пришлось широко улыбнуться.
- А чей же?
- Сам знаешь.
- Тогда передай этому Самознаю, что теперь здесь я. Нефритовый сокол.
Словосочетание вызвало легкое изумление и справедливый вопрос, что бармен подмешивал в коктейли. Потому что такое Джеймс вряд ли бы придумал на трезвую голову, какую он ощущал на плечах. Но посланец Самозная не удивился - разозлился.
- Китайцы, - прошипел он, прежде чем спешно смешаться с толпой.
Джеймс только пожал плечами, залпом допивая стакан. Упырь испарился вслед за посланцем, и теперь следовало пересесть на один из диванчиков, на которых блохами на бездомном коте кишели полуголые девицы. Когда начнется стрельба, лучше иметь под рукой теплый, мягкий и визжащий бронежилет.
Первый выстрел он не понял и не осознал. Просто хлопок, от которого завизжали и заметались бабы, нырнул под стойку бармен и сделал еще громче музыку диджей. Тело само рухнуло за диван, потащило из кармана оружие, прислушалось.
А потом стрельба началась со всех сторон. Джеймсу рассекло щеку отлетевшими от дивана щепками, осыпало нутряной трухой. У двери ругался, щелкая затвором, парнишка из группы захвата. Заклинило? Джеймс пообещал себе поддержать его, когда он снова начнет стрелять, но сильнейший удар сбил с ног, бросил на опрокинувшийся столик. В плече немедленно стало жгуче горячо, а на пол закапала кровь. Сердце стучало всё сильнее, будто собиралось выскочить из груди, и так бы наверное и случилось, но Джеймс нажал на спусковой крючок, сквозь рамку прицела глядя на уже знакомого посланца Самозная.
После он сидел в машине скорой помощи, терпя неумелые манипуляции парамедика, и совершенно не слушал грязную брань типа из наркоманского отдела. Тот метался, то отдавая приказы и поглядывая, как его парни вяжут закладчиков, барыг и их покупателей, то материл Джеймса, то требовал, чтобы кто-то вырубил ебучую музыку.
И когда музыка стихла, а на языке поселилась вязкая горечь анальгетиков, до Джеймса дошло - он не поймает своего маньяка до тех пор, пока не найдет фетиш. А для этого следовало вернуться в Бартс и понять, в чем соврала лежащая там жертва.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1922, отправлено 24-12-2021, 10:17


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

Стакан "Джек Колы", помноженный на димедрол, которым Джеймса обильно накололи парамедики, давал о себе знать. Вертолётило так, что приходилось курить прямо в палате болящей мисс Дженни, наплевав на всякие больничные приличия, делясь сигаретами с пострадавшей и старательно не замечая любимого напарника Джонса. Последний состряпал многознающую мину и утвердился на стуле у окна, и от его взглядов дырка в плече начинала ныть, невзирая на ударные дозы анальгетиков. Потому что если и было в мире что-то более мешающее жизни, чем Генри Джонс, то оно называлось Генри Норбургом и шефом.
- Мисс Дженни, прошу вас, попробуйте вспомнить. Что делала героиня этой книги, которую я сейчас пытаюсь читать, в подвале? "Не найдена", но ведь должна найтись? Ну кроме того, что курила ментоловые сигареты, не иначе как за хорошее поведение.
- Вспомните, мисс Мур, - нетрезво встрял Джон. - Иначе придется говорить не в теплой постельке, а в Ярде. Запираться и водить за нос следствие не годится!
- Джонс, - вкрадчиво мурлыкнул Джеймс. - Мы здесь не в плохого и хорошего полицейского играем. Не хочешь в бар сходить? Я плачу. Только ты идешь прямо сейчас, а я - попозже. После перестрелки надо догнаться, а?
Что напарник откажется, сомнений не было. Потому что допился он если не до ручки, то точно до увольнения. Но Джонс мешал настолько, что его хотелось пристрелить.
Закрепляя идею, Джонс мрачно на него глянул и демонстративно промокнул лоб и щёки клетчатым платком.
- Хочу. Но не пойду. Шеф сказал, что или я начинаю работать, или могу переквалифицироваться в патрульного, а какой из меня патрульный? Поэтому давай ты в бар, а я уж тут допрошу. Тем более, ты-то заслужил. Герой.
- М-м, а этот визит точно про меня? - Поинтересовалась мисс Дженни. - Может, вы между собой в коридоре поговорите? А то мне ещё уговаривать врачей меня отпустить.
- Хорошо. Мисс Дженни, вы хотите в бар? А Джонс пока пусть персонал вот допрашивает. Джонс, я надеюсь ты не испортишь мне свидание с приятной девушкой?
Если гора не шла к Магомету, то стоило гору попросту взорвать, а получившийся щебень сгрузить в самосвал и высыпать на ближайшую парковку. Польза от этого получалась и для Магомета, и для горы, и даже для Джонса, которому лучше бы стать патрульным.
- Это если она во сне что-то говорила? - Глубокомысленно изрёк Джонс и задумался. - Можно... но после. Персонал-то никуда не убежит, и убивец к нему ночью не придёт. Они ведь всегда так, мисс Мур, возвращаются
. А потом ещё, и ещё... А что, Джеймс, с Мэри ты уже всё? Вместе с хвостом отрезал? Но с пациентками оно же это... неетично.
- Ну, всё, - заключила жертва маньяка. - Господин детектив, если вы добудете мне одежду, я готова на любой бар, даже на тот, с саксофонистом.
- Если ты, Генри Джонс, сейчас не выметешься из палаты, то я точно тебя отрежу. Вместе с хвостом.
Вышло не очень убедительно, но от упоминания Мэри Джеймс неизменно бесился, как средневековый тиран, заполучивший себе в собственность симпатичную жёнушку. И допрос все больше походил на псевдосемейную перебранку.
- А пока мистер Джонс покидает палату, мисс Дженни пробует ответить на мои вопросы.
- Только в баре, - твёрдо заявила мисс. - У меня эта палата уже вон где сидит. Представляете, каково только лежать тут днями и тревожиться, тревожиться, тревожиться? Причём уже не о маньяке, а о том, что там с университетом, с подработкой, куда выкинули мои вещи... а пить мне тут не дают.
- Тогда мне и в самом деле придется вызвать вас для беседы. Но мы можем договориться, мисс Дженни. Вы вспоминаете, а я уговорю медиков за вас. По рукам?
Первый раз Джеймс уговаривал потерпевшую рассказать о преступнике. Обычно жертвы если ничего и не помнили, то старались вспомнить, стремились помочь, наказать. Эта же думала о выпивке, сигаретах, университете. О чем угодно думала, но никак не пыталась пережить похищение и насилие. Конечно, такое поведение тоже могло быть механизмом защиты, но таким нетипичным!
- Звучит как предложение сыграть в покер на одевание, - проворчала мисс Дженни и махнула рукой, словно отпуская. - Ладно. Вызывайте. И чтобы виски ирландский! И тогда я, может быть - за каждый предмет одежды отдельно, - скажу, что какой бы героиня не была, делать она в итоге будет одно: слушаться. Потому что иначе будет хуже.
- Фигово как обучили, - хмыкнул Джонс и смачно чихнул в тот же платок. - Вот дьявол, только простуды и не хватало.
- Сколько знаю женщин, у вас больше одного ответа. То есть, предметов одежды много, - задумчиво просветил её Джеймс. - Но послушание, хоть и душеспасительно, не даёт мне, старому рыболову, никакой наживки. Может, вы там делали еще что-то, столь же полезное? Прилежно и смиренно вышивали, как монашки из Бермондси, например?
- Этот ответ будет на пальто под Шанель и сапожки... - мисс Дженни осеклась и покачала головой. - Куртку из синтетики, и поярче. И сапожки. Кожаные. Потому что сучить нить из собачьего пуха, а потом прясть - нет, господин детектив, такие ответы дешёвыми не бывают. Ну а остальное - когда я в этом пальто и сапожках дойду до того бара, где подают виски.
- Прямо на сорочку наденете? Я бы на вашем месте торговался еще и за платье. Или что вы предпочитаете носить? Какой породы, говорите, была собака?
Димедроловый трип, отступивший перед работой, напрыгнул с новой силой. Джеймс зевнул, прикрываясь ладонью и нетерпеливо уставился на Дженни Мур. Разговор следовало закончить до того, как ему неудержимо захочется спать.
- А вот это как раз будет за платье, - заметила мисс Мур. - Любое, потому что породу как-то не угадала, простите. Пушистик albo-rubrum.
- И последний вопрос, мисс Дженни. Бесплатный. На кого вы учитесь?
Одежду Джеймс принес бы завтра - лишние сутки в больнице Дженни Мур не повредят. А вечер, всё же, хотелось провести с Мэри. И никаких ложек из идиотских анекдотов!
- Социо-политология, - Дженни взглянула на него чуть недоумённо, наклонила голову. - В Лидсе?
- Прекрасный выбор. Вам к лицу. До завтра, мисс Дженни. Джонс, ты обещал допросить персонал!
А еще следовало посетить Лидс и побеседовать с преподавателями и сокурсниками мисс Дженни Мур. Среди них всегда были люди, которые всё видели и всё знали. С этой приятной мыслью Джеймс и покинул стены Бартса, в которых наверняка кишели привидения.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1923, отправлено 24-12-2021, 10:18


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

- Тебе завтра донесут, что я возможных соучастниц преступления приглашаю на свидания. Так вот, не верь!
Мэри Берроуз в лабораторном костюмчике, состоящем из белого кителя с бордовой отстрочкой и бордовых же узких брючек, выглядела сногсшибательно. В полутьме ресторана лабораторная одежда казалась дорогим нарядом от кутюр, и Мэри в нём могла посостязаться с другими дамами в вечерних платьях. Джеймс был уверен, что и без костюма она могла бы выдержать конкуренцию, но делить такое зрелище с другими не хотелось. Сам он едва успел сменить окровавленную гавайку на вполне приличную рубашку, и о том, что она пропитается кровью и антисептиком, не беспокоился. Некогда было.
- Джонс завидует и врёт. То есть, слова такие были, но исключительно, чтобы выпроводить его. Бесит. Ты великолепна, Мэри. Невероятна. Даже стыдно, что саксофонист так убог и не дотягивает до "Трёх сестёр".
- Ум-м, - Мэри подозрительно покосилась на кувшин с водой, принюхалась и опёрлась подбородком на сложенные руки. - Ага. Знаешь, не так давно в сети умер один узел. Не самый крупный, но всё же. Чинил комп, не выключив из розетки, ну и вот. Умер, похоронили - мы даже провели небольшую церемонию, но... но однажды через него снова стали проходить письма. Ну, может, кто-то из семьи, думали мы, включает компьютер, пищит модемом - мало ли, какие семьи у узлов? Но потом он стал писать сам. Частные посты, в эхо, всякое, но - там не было отправителя. Вообще ни в каком виде. Словно появляются из ниоткуда. И приходят они до сих пор, каждое полулуние, в обе стороны - мы проверяли. И всегда - разные, причём просто о жизни. Потрясающе, правда? Мы думаем, он до сих пор где-то там, оффлайн, разбит между узлами. Может быть, оживает, осознаёт себя только когда они образуют нужный паттерн. Ведь каждая связь - это линия, одна или несколько. А может, выходит на связь откуда-то ещё, только в тот момент, когда миры пересекаются. Ведь там, наверное, время течёт совсем иначе.
Теперь уже Джеймс принюхался к кувшину, не нашел там ничего, кроме воды, и со вздохом налил Мэри вино. Ему самому на сегодня было достаточно. Полулуния и паттерны, узлы и связи, письма из ниоткуда. Всё это тоже было философией сродни борьбе. Только для умных.
- Время, да. Знаешь, мне порой снятся странные сны. Бермондси - но не нынешний, а стародавний, когда он еще был городишкой. Женщины в платьях а-ля Болейн, стража в кольчугах. Маленькая сероглазая девочка с каштановыми локонами. И ты. В голубом струящемся платье, у камина, с "Нантейльской жестой" в руках. И чувство, будто этот самый паттерн образовался уже очень давно, начавшись почему-то с кувшина с водой. Связь - это линия, говоришь? И нет, я не пьян. Это всё димедрол по виски.
Сны ему и впрямь снились. В последние дни - всё чаще. Не только Бермондси, но и корабль эпохой позже, и темные, зеленые глаза рыжеволосой женщины, и Мэри, снова - Мэри, точно она превращалась в одержимость.
- Ум-м, - вино Мэри пить не стала. Поглядела сквозь него на свечу, с удовольствием понюхала и его, со вздохом поставила на стол. - Не думаю, что это была я. Мне бы точно не понравилось жить в век, где женщинам можно ещё меньше, чем сейчас. Хотя, знаешь, кто-то в эхе писал, что видит другие миры. Очень по ним скучал наяву. Но там попроще было: фигуристые эльфийки без струящихся платьев, магия, героические герои. Но для тех-то снов я была как-то недостаточно фигуриста. Знаешь, что? Ну его этот ресторан. Саксофонист хорош, но не настолько, полумрак плохо сочетается с этой пижамой, а снимать её - не поймут. Думаю... давай я отвезу тебя домой? А то димедрол по виски точно не любит сидения в таких местах. Лучше лежать. В других.
- Отвези. Но знаешь, что? Паттерн - это устойчивое, контекстно- обусловленное повторение человеком собственного поведения или мышления для достижения определенных результатов. Парадигма поведения. Он редко и сложно поддаётся коррекции, потому что глубже инстинктов, прочнее рефлексов. К дьяволу линии, лежать так лежать.
Мудрая женщина всегда выбирала партнера - в шестнадцатом ли веке, в двадцатом. И всегда учитывала паттерны, которые никакого отношения не имели к линиям и фидошникам. А потому ей было всё равно, где жить, потому что нигде в мире голова без шеи не вертится.
Джеймс улыбнулся, не собираясь озвучивать эти мысли еще такой юной Мэри, которая хоть и была мисс Экспертизой, но мыслила, как девчонка. И попросту подтянул к себе для поцелуя.
Потому что нефиг.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1924, отправлено 24-12-2021, 10:18


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

3 мая 1535 г. Бермондси.

"Что такое, мать его, нефиг?"
Фига - это дерево, которое растёт в землях османов, а нефиг, выходит, это её отсутствие. На этой странной, но в чем-то даже логичной мысли, Джеймс осознал себя дома, в постели, с Мэри под боком. В окно бил свет, а в дверь стучали. Кое-как натянув штаны и попадая спросонья двумя ногами в одну штанину, он поплелся вниз.
"Надеюсь, это не лондонские законники".
- А чего вид такой не нефритовый? - С подозрением осведомился Его Величество лондонский - и не только - король. За его спиной благодушно улыбался лондонский - и не только - Саффолк. - Словно это не я, а ты всю ночь куролесил. Ну, впускай уже своего короля, не видишь, так устали, что даже позавтракать хочется?
- Ага.
Разнообразием слов Джеймс в последнее время не блистал. Вежливостью тоже не отличался, поэтому раскланиваться не стал, а лишь сложил руки на груди и посторонился чуть в сторону, будто король был осточертевшей, но уже пара недель как упокоенной, миссис Мерсер.
- Матушка, к вам Его Величество пришёл! - Громко оповестил он, надеясь, что Мэри услышит, что Мэри поймет, что Мэри его непременно найдет... то есть, вниз не сойдёт.
Его Величество, не чинясь, протолкнулся мимо, пихнув брюхом, и протопал к креслу, куда и упал, блаженно вытянув ноги. Огляделся, не скрывая удовольствия.
- Вот живёшь же! Можешь! Уютно, не то, что дворец какой. Люблю смотреть, как подданные живут и радуются под нашим мудрым правлением. К слову, мы тут королеву новую присмотрели. А если королева новая, то значит что? Значит, надо новых фрейлин, потому что старые уже примелькались, да и вообще какие-то неправильные. Мне начинает казаться, что пудра мозги выжигает, но придворный алхимик утверждает, что такого не может быть, дескать, природное оно. Значит, нужны новые фрейлины. А вот леди Клайвелл не хочет ли? Да и сокол такой бравый, такой не нефритовый, что должен наводить уют в какой-нибудь башне Тауэра. Какой - придумаем. Придумаем?
Саффолк важно кивнул, прислонившись к стене и царапая её ножнами.
- Джеймс, приберегите шутки для миссис Клайвелл, - вышедшая из своей комнатки маменька была свежа, как утренняя роза. - О...
- О, и к слову, про завтрак мы не шутили, - заметил король. - И побольше. Ну шу, шу на кухню, у нас важная беседа.
- Леди Бойд не выглядела отравленной пудрой. Однако, Ваше Величество, если я буду наводить уют в Тауэре, то ваши подданные из Бермондси будут жить беспокойно и нерадостно. Поэтому, откажусь и от башни, и от почётной должности для жены. К слову, милорд Саффолк, соблаговолите отойти от стены. Вы её царапаете, а миссис Клайвелл ужасно не любит беспорядка.
"Чтоб ты провалился".
Как будет объяснять своим коллегам, почему король провалился именно у него, и куда, и зачем, Джеймс представил в красках. Равно, как и беспорядки, которые непременно учинят претенденты на престол. Но Господь вседержитель, какая же это была заманчивая мысль!
Саффолк недоумённо поглядел вниз, ткнул стену ещё раз, пожал плечами и отошёл, прислонившись теперь к камину. Его Величество же, проводив миссис Элизабет долгим взглядом, встряхнулся и тяжело вздохнул.
- Жаль, жаль. Ну ничего, к этому разговору мы ещё вернёмся, в присутствии миссис Клайвелл, когда расскажем ей о всех прелестях фрейлинской жизни, в которой, увы, не находится места носящей бойдо-наследника леди Бойд. О платьях, балах, отравлениях... чтении книг. Мало ли, чем могут порадовать залы и опочивальни наших величеств? Но раз это - потом, а башни не интересны, давай о том, что сразу. А сразу выходит, что подданные из Бермондси в любом случае побеспокоятся, но... ты ведь их как раз недавно успокоил. С огоньком. Значит, переживём. Потому что для тебя есть новое задание. Кто нашёл, тот и доброволец.
Запустив лапу в ворот, король достал знакомую папку с бумагами из Бирмингема и протянул Джеймсу.
- О боже, боже милосердный! Завтрак, Ваше Величество, милорд. Сыр, свежий каравай, парное молоко, каша с мёдом. Джеймс обычно в управе ест, все в трудах, все в заботах... Хотите поссет? А вино? Сама делаю, покойница Труда Мерсер научила. Католичка была богопротивная, а сподобил Господь!
Миссис Элизабет с кухни вернулась быстро, будто у очага работали дьяволята, а на стол накрывал лично Люцифер. А с другой стороны, с лестницы спорхнула Мэри, успевшая надеть ярко-голубое платье. Спорхнула со ступеней, протянула Джеймсу рубашку и присела в поклоне.
- Ваше величество...
"Бедлам".
В творящийся бардак Джеймс не успевал вставить и слова. Именно поэтому он всё это время лениво читал папку, будто не видел её до этого. Дадли с тех пор почти наверняка успели снова укрыть соверен-другой от казны, еще раз пригреть пару рот польских католиков на груди и опять оскорбить славную протестантку-вдову Диспенсер. Что с этим делать, он решительно не представлял, поскольку не был лордом-канцлером, а потому надел рубашку. Чтобы хоть как-то поучаствовать в общей суете.
- И чего хочет Ваше Величество? Что я должен сделать с этой папкой?
- И бренди тоже, запить тень католицизма в вине,- милостиво кивнул король миссис Элизабет, с натугой поднялся из кресла и прошествовал к Джеймсу и Мэри, глядя в основном на последнюю. - Мы желаем, чтобы наш самый наиярчайший нефритовый сокол поехал вот туда и сделал так, чтобы нам стало хорошо, а всем остальным, кто нам неугоден - очень плохо. И поскорее, потому что и без того затянуто. Миссис Клайвелл, как приятно видеть, наконец, отказанное нам в удовольствии видеть вас при дворе! Какая юность, какая свежесть! Разве только подкормить нужно... а, к слову, вот.
Его величество снова запустил руку за пазуху и достал коробочку с сахарными конфетами, которые и предложил Мэри, заодно ущипнув её за щёку. Оказав эту честь, король погрозил Джеймсу толстым пальцем.
- И такое сокровище вы прячете от двора, сэр Джеймс! И правильно делаете, потому что им, развратникам, только такое покажи, и у-у-у! Но от своего короля такое прятать нельзя и почти преступление, потому что король должен знать всё. И видеть тоже всё, особенно такую летящую прелесть.
Саффолк меж тем с удовольствием отхватил полкаравая и принялся смачно жевать, чуть не мяукая от удовольствия. Ночные куролесенья, очевидно, требовали хлеба, и много.
"Поди туда, не знаю куда".
Сокровище Джеймс намеревался прятать и дальше. Не то, чтобы он не доверял Мэри, но отчего-то казалось неправильным отпускать юную, наивную жену с мельницы на бал. И даже огромный Саффолк, сожравший хлеб, не смог бы заставить его передумать.
"Странное дело, Роб Бойд ничуть не меньше герцога, но почему-то не такой".
- Осмелюсь спросить, Ваше Величество, вот туда - это куда? Где мне нужно сделать неугодным вам плохо?
"Туда" вероятно было Бирмингемом. Неугодными, без сомнения, становились Дадли и их наемники. И этот, как его? Армстронг? Неоднократно упоминаемый в бумагах в связи с химерами. Химеры, в свою очередь, порождали желание прихватить с собой какого-нибудь михаилита. И всё это в совокупности вызывало жгучее нежелание уезжать из Бермондси.
- Для начала - в Бирмингем, - благодушно подтвердил король, закидывая в рот три конфетки разом. - А потом - куда понадобится, пока Дадли с приспешниками не станет очень плохо. Такие мелочи уже выше нашего внимания, их вместе со средствами мы оставляем верным подданным.
Кротко кивнув, Джеймс спешно натянул сапоги. Прямо на босые ноги, без чулок. Годы службы научили его - начальство желает видеть рвение. И не важно, что это рвение сегодня будет проявляться в управе, на лавке.
- Мэри, пойдём. Матушка, накормите Его Величество. С вашего позволения, Ваше Величество, я немедленно начну работать.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1925, отправлено 24-12-2021, 10:19


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Подхватив жену под руку, он припустил к двери, но далеко не ушел.
- Сэр Фламберг, леди Эмма и?..
В дверях стоял Раймон де Три, обзаведшийся помимо михаилитской ведьмы еще и какой-то чернявой девицей, весьма отдаленно на него похожей. Все трое были запылены и явно недоумевали. Оглянувшись, Джеймс понял, чему. Король, досточтимый Генрих Восьмой, подкрался тихо, что рысь. И теперь тоже стоял у двери, загораживая пути к отступлению.
- Доброе утро!
- Ваше Величество! - Глубоко вздохнув, Эмма присела в низком реверансе. Левой рукой она при этом опиралась на Фламберга. - Я всегда мечтала познакомиться с вами. Это такая честь, правда, милорд муж? Я слышала вашу песню, "Зеленые рукава". О, как хотелось бы мне, чтобы вы спели её! Вашим божественным голосом!
- Хотелось бы?.. - еле слышно пробормотал Фламберг, приятно улыбаясь и хватая чернявую за локоть. - Ваше Величество! Какая честь!
Леди де Три, без сомнения, снова прочитала чужие чувства и теперь спасала и Джеймса, и Мэри, и даже матушку.
- Проходите, сэр Фламберг, - радушно пригласил Джеймс, на всякий случай хватая чернявую за другую руку. Сколько он знал михаилита, тот ничего не делал зря. - Вы как раз вовремя. Ваше Величество, вы несказанно осчастливили мой дом. Память о вашем визите будут хранить внуки и правнуки. А теперь позвольте вернуться к работе. Я думаю, королева вас заждалась?
- Благодарные подданные Бермондси, - поправил Его Величество и повелительно махнул рукой. - Саффолк, вперёд, к песням! Нас ждут слушатели. Вы не идёте с нами, сэр Джеймс, сэр... михаилит, леди? Ах, да, работа. Что ж, не могу ругать за то, что сам же приказал сделать, поэтому вернусь позже, спеть для вас отдельно, миссис Клайвелл. Позвольте поцеловать ручку... ах, какая кожа... мы определённо вернёмся. Ждите! Саффолк, за мной! Итак, дорогая леди, кто же вы? Лицо неуловимо знакомо, но уверен, что такую красоту, пусть и чуть недокормленную, не забыл бы... к слову, у меня ещё остались конфетки!
- Мой брат - ваш верный слуга, лорд Грей, - леди де Три сложила пальцы в подобие часовых стрелок и нежно улыбнулась своему супругу, опираясь на руку короля и уводя его за дверь. - Верите ли, не было более преданного рыцаря, чем милый Дик. Но скажите, скажите же, вы уже написали новые стихи?.. Хи-хи.
- Не будь я женат, сэр Фламберг, непременно позавидовал бы, - задумчиво констатировал Джеймс, устало опускаясь на скамейку у входа. - Позавтракаете? За едой проще рассказывать, зачем вам понадобилась одиночка в моей тюрьме и почему она нужна именно для этой леди, которую вы так цепко держите за локоть.
А еще стоило поговорить с михаилитом об антикоролевских заклинаниях. Угрозу монарха вернуться Джеймс воспринял всерьёз.
- Ой, вы такой затейник, сэр, - выдала чернявая леди, с интересом оглядев Мэри. - Такой сильный, такой мужественный. Только ради такого и стоит вешаться. Да, белобрысая?
- С обрывов прыгать, - мило улыбнулась та, опираясь на стену почти так же, как Саффолк до того. - А откуда в тебе столько чужого ветра, чернявая?
Фламберг вздохнул и разлил вино, настоянное католической культисткой по методу католической еретички.
- Сэр Джеймс... хм, поздравлять, или сочувствовать, если это звание приводит к таким интересным визитам? Впрочем, мы тоже интересные, а ехали не к сэру, а просто к Джеймсу. И, наверное, не за одиночкой, хотя мысль, без сомнения, богатая.
- Скорбеть, Раймон. Ну, жене нравится, леди Мэри - как принцесса. Верно, маленькая? Но вашу столь богатую паттернами сестру скорее стоит отвезти вашим же наставникам. Им привычнее с таким работать, а у меня даже палача утащил Бойд. Выгуливать. То есть, я не прочь заняться чем-то, кроме королевских прихотей. Вы только ткните пальцем в нужную сторону. Можно письменно, на досуге почитаю. А пока... Вы устали.
И по Фламбергу это было уже заметно. Лицо стало менее надменным, даже пыль лежала не высокомерно, а как-то обычно. Джеймс сочувственно подвинул к нему поближе блюдо с мясным пирогом и улыбнулся своей Мэри.
- Я ещё и потёрся, - михаилит с удовольствием запустил пальцы в пирог и даже повеселел. - Иногда очень полезно, оказывается, никогда бы не подумал. Но как это вы отдали Бойду такую шикарную палача? Доверять магистрам с женщинами, да ещё такими - ужас! А ещё говорят, что морочники странные. Вот я с удовольствием им сестру доверю, но то ж другое!
- Она сама пошла, - отмахнулся Джеймс. - Не привязывать же её в пыточной. Тем более, что удачно освободились её покои в тюрьме. Придётся переехать от навязчивого внимания короля. Вот так и получаются бунты, Раймон.
И случаются цареубийства. А потом мятежников ловят и вешают, но только если они тупые. Джеймс тряхнул головой, понимая, что такие мысли доведут его до преступления. Но чего не сделаешь ради спокойствия семьи?
Спокойствие в виде миссис Элизабет, поджав губы, прошествовало к столу, неся новую порцию пирога, и словно невзначай уронило на Раймона несколько капель воды с пальцев. Михаилит послушно зашипел и начал исходить паром. Вздохнул, пока матушка истово крестилась.
- Вот ведь. А обещали, что такое случается только с настоящими демонами. Все врут, ужас просто. Но мне всё-таки кажется, что бунты начинаются не так. Бунты - они...
- Милый, - дверь резко скрипнула и на пороге появилась слегка запыхавшаяся Эмма. - Там во дворе несколько баубасов, если я правильно помню их название, просят тебя выйти. И еще им очень нравится король!
- Бунты - они как твари, - мрачно подытожил Джеймс, понимая, что сапоги на босу ногу были очень, очень опрометчивым решением, - просят выйти и любят королей. Особенно дохлых.
Несколько тварей во дворе дома, который находился в городке рядом с резиденцией означали только одно - пора было поднимать стражу в мечи.
- Мэри, запри двери и окна. К ужину опоздаю.
Подумав мгновение, Джеймс поцеловал её, втайне надеясь, что хотя бы к утру сможет это повторить. Тихий, маленький Бермондси всё чаще разочаровывал его, и жить приходилось теперь спешно, жадно, успевая выхватывать удовольствия из цепких лапок неприятностей.
"Чтоб им всем скиснуть".
- И принеси, пожалуйста, вяленого леща, - шепнула Мэри. Подумала и добавила: - А лучше двух.
И Джеймс никуда не пошел. Забыв о Фламберге, матушке и полном дворе тварей, он уселся на всю ту же скамеечку, неверяще глядя на Мэри.
- Недель шесть? - Шепотом же уточнил он.
- Накинь два пальца, - посоветовала Мэри с улыбкой.
- Ладно. Будут тебе лещи. Даже если мне придётся их отбивать у какой-нибудь жуткой твари. Даже если это будет король. К слову, о короле. Раймон, вы не откажете в помощи?
Для цареубийства, пожалуй, было слишком рано, а для бунта - слишком поздно. По крайней мере, только начинающий осознавать своё новое отцовство Джеймс не мог теперь рисковать.
Михаилит, который уже успел подняться, хапнуть немалый кусок пирога и откусить по пути к двери, взглянул на него, вскинув бровь. Прожевал и, не отвечая, кивнул Эмме:
- Дорогая, присмотришь за ними? А то тут, кажется, рисуют неправильно. Только рапиру возьми.
Дорогая Эмма присела в издевательском книксене, и Раймон, откусив ещё кусок, кивнул снова и вышел, аккуратно притворив дверь.
Напоследок улыбнувшись Мэри, Джеймс последовал за ним.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1926, отправлено 24-12-2021, 10:19


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

В многострадальном Бермондси творилось... То, что творилось. Бермондси бунтовал, для разнообразия не людьми, но нечистью. Домовые всевозможных размеров швыряли из домов барахло и гнилые овощи, нападали на горожан. Пакостные фэа, жившие в лесках вокруг, тоже заявились в город к веселью. Счастье, что был Хантер, плохо глядящий на такие увеселения. К тому же, стража настолько поднаторела в разгоне бунтов, что им теперь было всё равно, кого усмирять. Наиболее горячих бузотёров приструняли михаилиты, которые всегда бывали на рынке. И среди этой толчеи, визгов, лязга метался ошалело-счастливый Джеймс, тщась найти вяленых лещей. Торговцы рыбой, не будь дураки, поспешно складывали товар и сматывались в таверну. Впрочем, как и все остальные. И лещи становились воплотимы только как синоним оплеухи.
А ребенок и Мэри казались и вовсе несовместимы. Жена была такой юной, такой маленькой.
"Не забывай, - строго напомнил себе Джеймс, - эта маленькая девочка, не задумываясь, прыгнула с обрыва, чтобы не мешать тебе".
А теперь она хотела вяленых лещей, потому что носила еще одну маленькую девочку. Девочка в девочке - а Джеймс был уверен, что это не сын - выглядела, как странный, но почему-то правильный каламбур. Скоро она станет сонной и глупенькой, начнёт округляться и шить чепчики. Жизнь получит новый виток, и чтобы всё прошло благополучно, сегодня надо было вернуться целым и с, мать их, лещами. Беременным вредны переживания и разочарования.
- Сэр Джеймс! Сэр Джеймс! - парнишка, только недавно принятый в стражу, потянул за рукав. С меча, который он всё ещё сжимал в другой руке, почему-то стекали капли воды. - Там дома грабить пошли! Свин со своими! На Сэр-Джеймс... тьфу, на Сент-Джеймс!
Парнишку звали Юнгом, если Джеймс правильно помнил, потому как поди их всех запомни. А Свин был свином. Наглым, тупым кабаном без всякого уважения к своим почтенным родителям Аддингтонам и всем остальным людям. Жил он в заброшенной лавке на Сент-Джеймс, в которой и распивал ром вместе с парой-тройкой поросят и одной, но постоянно разной, свинкой. Мародёры в городе, полном тварей, превращались в большие проблемы. Ловить их нужно было на горячем, но сейчас, когда и без них внезапно появилась огромная куча дел, особенно - лещи...
Джеймс хмыкнул, подбирая с мостовой кусок чьего-то окна, который вполне мог сойти за дубинку.
- Ну пойдём, Юнг.

- Вон туда они пошли, - шепотом поведал Юнг, остановившись на углу большого, солидного дома торговца мукой. - К Лестерам. Свин самолично дверь отжал, прямо парадную - ну и пошли, как в свою лавку. Впятером, как сейчас везде ходят.
- А почему шепотом? - С интересом осведомился Джеймс. - Ты думаешь, они услышат нас на этом углу, из-за толстых стен?
Лестеров должна была знать Мэри, коль уж они торговали мукой. Но Мэри тут не было, а Джеймс всё равно не мог запомнить всех.
- А кто их знает? - всё так же шепотом пожаловался Юнг, нервно трогая рукоять меча. - Про этого Свина же знаете, какие байки ходят? Почему его ещё не повесили - а с дьяволом небось водится. А если так, то мало ли, что он слышать может через стены-то. Может, уже как раз слышит и смеётся там. Или призывает кого.
- Его еще не повесили, потому что неуловимый. Никто не ловит, ибо нах... никому не нужен, в общем. Но на всякий случай - отойди подальше. Во-первых, мародёров берут на горячем, а значит, нет смысла стоять рядом, если можно постоять в теньке...
Джеймс оглянулся на ближайший тенёк, но там ехидно ухмылялись какие-то мелкие твари.
- Ну или не в теньке. А во-вторых, если дьявол, то не надо давать ему повод закусить тобой.
"Главное, чтоб не сестра Делис!"
- А если они через заднюю дверь? - От интереса или ещё чего Юнг заговорил нормально, в голос. - Или решётку на одном из окон выломают? Не совсем же идиот этот Свин. Или совсем. Задняя дверь у Лестеров капитальная, на таких замках, что ух! Да и решётки в стены вделаны по всему первому этажу, а стены тоже хороши, вон, камень какой...
Подтверждая слова, он стукнул по покрытой желтой краской стене - и исчез, потому что камень втянул его мгновенно, не выпустив даже писка. Только изумлённые глаза мелькнули.
- Дьяволы, дьяволы, - промурлыкал себе под нос Джеймс, - светлого мая привет.
Он тоже постучал по стене, но та его утягивать не собиралась. И это было опрометчиво со стороны дьяволов, потому что Джеймсу осточертели братья-лекари, вампиры и прочая нечисть, которая поставила своей целью преследовать его.
- Эй, дьяволы, я иду.
Рвано постукивая по стене, он направился к ближайшему окну и покачал решетку. Лома под рукой не было, но зато все эти загогулины как будто специально ковали для ушлого домушника. Джеймс влез по ним, перекидывая себя на балкон.
Пугать и убивать умели не только бесы. Которые предусмотрительно заперли балконную дверь и даже ритмично постучали в неё. К счастью, на этом балконе, как и на многих других, валялось много барахла, а Джеймс был так зол, что вынес все преграды железным креслицем.
"К дьяволу".
Настоящих убийц нельзя превозносить, им нельзя подражать, иначе они становились иконами зла, будучи на самом деле ужасными и омерзительными. Но Джеймс так часто встречался с ними, что сам невольно уподобился. И теперь, как истинный одержимый злом, точно знал - сегодня кто-нибудь умрёт.
Комната за балконной дверью оказалась тёмной и заваленной мешами с мукой. Было пыльно, пахло мышами, пшеницей и тонко, едва уловимо - первым свиданием с Мэри. Вот только тогда еще мисс Берроуз не топала так гулко, целеустремленно и размеренно, как невидимый обитатель склада.
"Ну ладно, что там положено делать воспитанному монстру?"
Собственная рациональность пугала больше, чем топотун. Джеймс неслышно хмыкнул и принялся развязывать один из мешков, чтобы зачерпнуть две жмени муки. Когда шаги замедлились, он выпрыгнул в дверь, разбрасывая муку и улыбаясь, как отчаянный кретин. Топотун, всё еще оставаясь невидимым, остановился, а затем развернулся и поспешно удалился, даже не поздоровавшись.
"Когда найду Юнга, закажу панихиду на помин души сестры Делис. Эх, жалко глаза не у кого взять..."
Но зато стул всё еще валялся в комнате, и у него были пригодные для разных целей железные ножки. Одну из них Джеймс и оторвал, и пошел по длинному, темному коридору, насвистывая под нос веселый мотивчик и со всей дури стуча своей импровизированной дубинкой по стенам. На голову сыпалась труха и паутина, но ни та, ни другая не кусались.
- Эй, дьяволы... Я иду к вам. Несите Юнга.
Шаги скрылись за дальней дверью и принялись там скрестись. Джеймс поразмыслил мгновение, пришел к выводу, что кинжалом дьяволов убивать удобнее, чем ножкой стула, и саданул собой по новой преграде. Плечо немедленно заныло, но зато в следующей комнате обнаружилась глубоко беременная свинья. То есть, подружка Свина, вся в дорогих ожерельях, с разбитыми в кровь губами и окровавленными руками.
- Ага. Моё почтение. Ты молодого грыза тут не видела? Такой, совсем сопливый, и погоняло чудесатое - Юнг.
Ни беременность, ни окровавленность этой молодой голубоглазой женщины Джеймса не трогали. Потому как брюхатых на дело не берут, а значит, пузо появилось у нее в ближайшие минуты, которые она пробыла в чертовом доме. Дьяволы, если верить "Молоту Ведьм", могли и не такое.
- Е-ет, - проскрипела свинья, хватая его за сапог. - П-мгит!
- Обязательно.
Закон с ворьём разговоры не вёл, и Джеймс вспомнил об этом очень вовремя. Всё равно будущая бесова мать ничего полезного не сказала бы больше. Поэтому он попросту воткнул кинжал между третьим и четвертым ребром девицы, что, без сомнения, одобрила бы госпожа Инхинн. Миссис Свин послушно умерла, и вздутый живот начал шевелиться активнее. Не подумав головой, а только привычками стражника, Джеймс ударил кинжалом. Изнутри ударили тоже, и скоро на тьму бесовскую выглянули две твари, принявшие облик сердца. Только в отличие от порядочной требухи у них были жвалы и членистые лапки.
"Сапоги!"
Сапог снова продрали, и в отместку Джеймс частью затоптал, а частью нарезал этих тварей. "Чуйства" подсказывали, что останки надо бы размазать по стенам, а свинью подвесить за ноги к потолку. Но веревку было жаль, поэтому он ограничился мстительным растиранием сердец по полу, растягивая их в кровавую дорогу к следующей двери. За ней обнаружилась лестница, на лестнице - Свин с башкой, полной гвоздей. Как и положено уже почти безголовому, он рубил топором ступени под собой.
- Забавно. Но я хочу получить Юнга без дополнений. По описи, как сдал. Свин, руби быстрее, что ли?
Свин рубанул. Да так, что Джеймс не успел даже "бля" сказать - с оттяжкой, с плеча, развалив перила и чуть было не сделав то же самое с Джеймсом. Но самое интересное случилось, когда Джеймс просто спрыгнул с площадки у лестницы. Свин, будто ничего и не было, вернулся к своему почти молитвенному занятию - тюканью ступеней.
Минуту Джеймс колебался, не оставить ли его так. Ступеней он насчитал достаточно, а вор с гвоздями в башке был так увлечен, что казалось почти грехом отвлекать. Но вовремя вспомнил сестру Делис, вздохнул и пошел в атаку. Спустя еще минуту он скатился с лестницы с телом Свина и топором.
Оттяпать голову заняло совсем немного времени. Беззаботно помахивая ею, Джеймс прохромал кухню с обитавшей там огромной связкой копченых лещей - "Ага, разбежался. Наверняка, прокляли или оплевали" - прошел столовую, и спустился в подвал. Где и получил арбалетный болт в живот, расплываясь в самой кретинской из своих улыбок.
Потому что было чертовски больно.
- Констебль! - радостно, визгливым женским голосом воскликнул бородатый торговец. - Какая радость! Правда, погода нынче удивительно хороша?
- Невероятно, - злой хрип даже не пришлось изображать. От боли он получался очень естественным и очень злым. Возможно, что очень хрипом, но в такие тонкости вдаваться было некогда. На полу возле ржавых железных кроваток, ошейников, кандалов, мисок с водой и сырым мясом, жуткими игрушками валялся грёбаный Юнг. Торговец стоял с разряженным арбалетом, а его законная мегера в ночной сорочке пыталась спустить с цепей двух уродов. Посередине комнаты ползало кругами вполне человеческое дитя, а на низких столах лежали два подсвинка. Судя по разметке на шее и левых плечах, их хотели сшить вместе.
- Юнга отдайте. И я уйду. Наверное.
Боль отступала, и Джеймс понял, что арбалетный болт валяется на полу. Кольчуга от леди Бойд держала удар.
- Но нам нужна гувернантка...
- А этот так молод...
-... И проживёт долго...
- Наверняка знает немецкий!
Растерянно выдал разноголосицу отец семейства. Младенцы, меж тем, поползли к Джеймсу, улыбаясь во всю пасть. Самый человекоподобный, в пелёнках, при этом умилительно угукал.
- Если вы своих выродков сейчас не придержите, то гувернантка будет уже не нужна, - счел нужным сообщить бесноватому Джеймс. - Значит, так. Свиней можете оставить себе. Юнга отдаётё мне и съезжаете из Бермондси. Тогда я не стану вас сжигать вместе с домом прямо сейчас. И не натравлю михаилитов, так и быть. И смотрите, съехать не ближе, чем в Бирмингем! Увижу на мельнице у чертова Джека - сравняю с землёй вместе с мельницей.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1927, отправлено 24-12-2021, 10:19


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Про мельницу он приплёл скорее по наитию. Джек Берроуз становился всё страньше и страньше, эти одержимые торговали мукой, а значит, так или иначе встречались.
- Свины нам... - торговец переглянулся с женой и выродками, пожал плечами. - Уже не нужны, а за остальное - благодарствуем. Бирмингем так Бирмингем, говорят, там хорошо летом.
- Передавайте привет Мэри, - детским голосом добавила его жена и слащаво улыбнулась. - Она всё так же мечтает научиться летать?
- 3нaeшь, Mэpи, - серьёзно и взросло, басом заметил младенец, принимаясь играть с окровавленной тряпкой, - в мoeй гoлoвe звepи. Oни бы тeбя cъeли, ecли бы я paзpeшил...
- Ага.
Джеймс взвалил на плечо Юнга, отчаянно сожалея, что какой-то кретин построил подвал без окон. Как, спрашивается, сдавать его бездомным?! И поспешно вышел на улицу, стараясь не думать ни о полётах Мэри, ни о головных зверях, ни о том, что аккурат на мостовой его застиг жуткий взрыв у южных ворот. Впрочем, это было только к лучшему.
- Стоять, - остановил он мчавшегося мимо особняка брата Ворона, с трудом узнав его в пушистой ипостаси. Точнее, не узнав вовсе, и догадавшись только потому, что геральдический леопард с отъявленной руганью догонял мерзкого вида карликов. - Видишь особняк? Там бесы. Их надо сжечь, повелением короны. Если выберутся - догнать и сожрать. Понял?
- Jawohl, mein Führer, - рявкнул пушистый Ворон, распушаясь еще больше.
- Передавайте привет моему чтимому батюшке, - язвительно пожелал Джеймс, глядя как занимаются занавески. - Эй, Юнг, вставай. С тебя два вяленых леща.
- Каких ещё леща?.. А почему платье? Его Величество повелел новую форму?.. - простонал тот, разлепив налитые кровью глаза.
- Вяленых. Два. Чтоб к вечеру были у миссис Клайвелл. Расшибись, но найди у рыбника. Платье - смени. Оно тебе не к лицу.
Джеймс аккуратно усадил юношу на ближайшую кадку с цветами, для надежности нахлопав по щекам и вылив всё содержимое фляги с ромом ему на голову.
"Бeги oт мeня, Mэpи, - пpижмиcь жe кo мнe тecнee. - Cпacaйcя cкopeй, Mэpи, - ничтo тeбя нe cпaceт".

Когда на Эсмеральд завыло, Джеймс уже порядком утомился наводить порядок в городе и подумывал вернуться домой. Даже мимо управы уже прошёл. Теперь же пришлось бежать, прихватив по пути Хантера. Картина, открывшаяся им в доме, остановила бы сердце любому хорошему мужу. Мэри, бледная, с мокрыми от пота локонами, лежала на подушках у камина. Над ней хлопотали матушка и Клементина. Бесси с задумчивым видом рассматривала телохранителя леди де Три, самой Эммы не было.
Всё это Джеймс охватил одним взглядом, успел переглянуться с Хантером и злобно пересчитать собравшихся зевак. Будто в городе больше не было развлечений сегодня!
- Бесс?
- Какой-то не-стражник унёс леди де Три, - не отвлекаясь от ощупывания руки телохранителя, ответила Бесси. - А пока я прибежала, поняла и выглянула, его уже не было. Их. А голубя с ленточкой леди де Три в резиденцию я отправила.
- Умница, дочь.
Пропавшая леди де Три выглядела, как телега проблем, которую катили разъяренный Фламберг, а с ним - целый капитул магистров и толпа братьев-михаилитов. На мгновение Джеймсу захотелось посмотреть на человека, который решил покончить с собой таким замысловатым способом, потом глянул на свою Мэри.
И в душе снова зашевелился зверь. Он потянулся, хлопнув крыльями, пошевелил когтями и хрипло зевнул.
Джеймс прикрыл глаза, слушая себя. Куда сейчас можно спрятать человека, женщину, зная, что будут искать? Самым очевидным был лес, но... Телохранитель Эммы выглядел отравленным. И чуйство - эх, где же вездесущая Дженни? - говорило, что не следует щелкать клювом в лесу. Только госпиталь. Там Эмма затеряется в толпе таких же, болящих, а вывезти можно с трупами, которые будут хоронить за окраиной.
- Госпиталь, Том?
Хантер в ответ припустил так, что догнать его оказалось делом непростым. Но - опоздали, на долю мгновения, на удар сердца. Захлопывая дверь госпиталя, в котором мертвяки рвали живых, подпирая её прилавком и собой, Джеймс тоскливо глядел на спину Тома, рванувшего на соседнюю улицу. Продержаться нужно было еще пять или десять минут, пока не вернется сержант, ведя за собой кого-то из михаилитов. Пока мысли не сложатся в обреченно-покаянное "Раймон, вашу жену украли прямо из моего дома".
Рядом к двери привалился Айрон ап Рис, вожак страшных лесных разбойников. Лесной валлиец, как многозначительно именовал его Хантер, поглядывая на Джеймса и всем своим видом намекая, что валлийцы обложили его со всех сторон. Рис был принаряжен, но в волосах и одежде застряли хвоя и листья.
- Diwrnod da, - выдал Джеймс всё, что узнал от отца. - Как дела в лесу?
- Лучше не надывать, - согласился тот, понадёжнее упираясь каблуком. За дверью выли, жутко, и что-то грызли. - К женщино вот приходил. Потом ушол. А потом глядеть - дорога на Гринфорд корольской гвордией закрыто. Ток что тропоми, тропоми... скозать хотел, робята к Форест-Хилл уходят.
- Откуда там королевская гвардия?! Они никак мимо Бермондси не прошли бы, а уж это не заметить сложно. И почему к Форрест-хилл?!
Услышанное Джеймсу не понравилось категорически. На гринфордской дороге не могло быть гвардейцев, лесные не ходили к михаилитам. С другой стороны, мертвяки тоже должны были лежать в мертвяцкой, а не выламывать дверь госпиталя.
- До бездуховники они, - валлиец пожал плечами. - Вот и святой отец кок просп... проснулсо, посмотрел, ток и скозонул: козы они, енти вона, безрогие. Мы и рассудили, что может, оно заразное, ну и пошли.
"А михаилиты, выходит, высокодуховны и незаразны".
Чистый душой твареборец на помощь не спешил, за дверью рычали и выли... бездуховники?
Жопа становилась настолько привычной, что Джеймс только обреченно вздохнул.
- Слушай, тут скоро михаилит должен явиться. Хантер за ним пошел. Может, ко мне? Это всё надо хотя бы заесть. Только вяленых лещей найдем сначала. Мэри хочет.
- Ты сомый стронный констебль, какого Айрон ап Рис вообще видел, - задумчиво заметил валлиец. - Пойдём. Зною я, где лещей берут. До только если лещей хотели утром, то вечером надо нести груши. Но их я тоже знаю, где брать.
Возле госпиталя наконец-то появился брат Шафран, и Джеймс с облегчением оторвался от двери, с которой почти сроднился. Что он странный, уже говорила Бруха - и из этого вышло если не дружба, то сотрудничество. К тому же, в присутствии валлийца было проще пережить визит Фламберга.
Как сказать ему о том, что его жену украли, Джеймс так и не придумал.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1928, отправлено 24-12-2021, 10:20


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

Ко времени, когда через город заскользили безмолвные серые тени с лицами сказочных эльфов, в Бермондси стало пусто. Стража отработала сегодня так, как не работала никогда. Они загнали горожан по домам, заставив запереться, а сами остались на улице, чуть ли не падая от усталости, но продолжая бдить, чтобы не допустить ни мародёрства, ни насилия. Именно поэтому Джеймс оставался в управе, не позволяя себе вернуться под теплый бок к Мэри. Если уж эти парни не пошли домой, то ему сами небеса не велели.
Тоскливо глядел Джеймс в окно, на умолкший, замерший в тревоге Бермондси. Камин в управе уже прогорел и начало холодать, лишь алые отблески остывающих углей прыгали по стенам, набрасывая на мысли пелену мрака.
Тучные года закончились, наступило время войне. Странным казалось, что именно в начале этого времени он узнал - родится ребенок. Не способный заменить Артура, не похожий на Бесси, но - его. Малыш Клайвелл от малышки Берроуз. Зачатый в одну из первых ночей, когда Мэри еще была так трепетно неловка, так удивительно бесстыдна. Джеймс прикрыл глаза, отгоняя жар, прокатившийся по телу. Не сейчас, не нужны такие мысли в управе, где следует думать о благополучии горожан, а значит - и жены. Маленькой, умной женщины, носящей в себе зерно от колена дьяволова папаши.
Кулак заболел, и Джеймс хмыкнул, осознавая, что саданул по каменной стене, выбив из неё малую толику пыли. Быть частью какой-то схемы скрещивания оказалось противно, будто его брали под уздцы, как племенного жеребца, и вели к нужной кобыле. И здраво понималось, почему матушка горячо одобряла ирландку Дейзи, но так и не полюбила Мэри. И хотелось сбежать на арену, прирезать гладиатора-другого, напоить зверей в душе горячей кровью, услышать ликующие крики толпы, но...
Мэри держала его в Бермондси лучше самого Бермондси. Зерно, папаши, матушка с Нероном, война,, самый ад и даже Фламберг, потерявший свою жену, становились ничтожными перед тем даром, который она поднесла утром.
Лещи были наименьшим из всего, чем Джеймс мог отплатить ей. Чтобы отвлечь себя от тоски, он уселся писать отчет, но перо упорно цеплялось за говенную бумагу, роняло кляксы, и скомканная бумага полетела в камин, на миг вспыхнув там ярко, освещая управу.
Собственная тень ужаснула Джеймса. Широкий в плечах, ссутуленный, с хищным профилем, он и в самом деле походил на птицу. Но не на сокола - на поморника. На наглую тварь, падальщика, выдирающего добычу из клюва других, пойманного и посаженного в тесную клетку. Джеймс попытался было улыбнуться, но тут же погасил себя, понимая - губы складываются в льстивую радость Актёра. Не человек он был нынче - лоскуты, которые следовало сшить за ночь, чтобы утром Мэри не учуяла, не поняла ни его преступлений, ни его метаний.
"Но на арену стоило бы наведаться".
Люди - слепые среди незрячих, их всегда тянуло туда, где проще. Где кормят, заботятся, думают и решают. Арена звала обещанием чужой крови, безмыслия, нерешенного пари. Напоминала о сгинувшем без вести Гарольде Брайнсе. Конечно, Нерону бы сгодился и брайнсов щенок - такой же бесчувственно-пустотелый, но... По совести ли заматеревшему волку из городской стражи убивать на потеху толпе несмышленыша-сосунка?
Джеймс тряхнул головой, будто это могло выгнать Актёра и его дешевый пафос. Как бы то не было, а пари решить стоило до того, как Джеймса порешат в очередной стычке с осточертевшими демонами и прочей жутью, повылазившей из своих углов, будто в Бермондси был вечный Самайн.
- Будь же ласков с моей волчицею,
Как оставишь её вдовою...
Определиться со смыслом бытия становилось всё сложнее. Мысли рвали Джеймса на части, тянули то домой, то на арену, то в город, то в лес. Тяжелые отсутствием сна веки норовили закрыться, но в неверной полудрёме мерещилась Дженни Хейзелнат - рыжая, веселая, странно-богато одетая, и ничуть не скучающая по безумному констеблю, готовому принять её в доме. Когда мелкая пакостница еще и подмигнула ему, Джеймс твердо решил - его и Мэри дочь он назовет красивым валлийским именем Эния, и никаких больше Дженнис.
С этой мыслью Джеймс и направился домой. К Мэри, двум Элизабет и пока еще не рожденной Энии, которая, вполне могло статься, была вообще Райаном.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1929, отправлено 24-12-2021, 10:21


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Роберт "Циркон" Бойд

Где-то когда-то зачем-то, но обязательно почему-то.



"Признай, Роб Бойд, мир - только иллюзия. Воздух, которым ты дышишь, земля, по которой ступаешь, вода, которую ты пьешь, огонь, пожирающий тебя- всего лишь иллюзия, они не вечны. Признай, кто погрузился в эту иллюзию, однажды обязательно очнется. Даже если ты магистр, генерал - что толку? Все мы нагие в реке истины. И раз уж нет в саду этого мира аромата постоянства, прими раны на твоем теле за распустившиеся розы. О, Бадб, ты видела всех, что явил этот мир, признай, я обошел всю землю от края до края, я сломал когти страху; признай, сегодня с вершины величия я пускаю стрелы куда захочу, держа в руках лук и натягивая тетиву, именуемую политикой; признай, годы, отпущенные мне в этой жизни, я проведу как Александр Великий. Я подобен ему, повелевающему со своего трона всем миром, только в конце не останется ни трона, ни мира. Всё исчезнет, подобно тому, как ветер уносит листья во время листопада, ибо наступит смертный час. Я положу голову на избранном тобой пути, раздам богатства за твой праздник, но твой путь станет моей могилой. Признай, Роб Бойд, вечна только земля, что примет тебя, только пыль, в которую развеют тебя."
От переговорного камня Роб ушёл недалеко. Беседы с юным комиссаром настроения не улучшали, а осознание, что Рольф теперь дважды трахнул Авалон, который Роб считал своей резервной цитаделью, заставляло думать о вечном. То есть, в очередной раз с упоением мечтать о смерти. Выходило длинно, поэтично, но ноги от такого идти отказывались. Отдельно печалило, что мальчик не стал требовать склянку. Пусть Роб был старше, тяжелее, опытнее, но иногда нужно стоять за себя, невзирая на чины и могущество. Отстаивать свою жизнь, здоровье, честь. Биться за женщину. Потребуй юный Уилл Харпер платок - Роб назвал бы это поступком. А если бы рольфов зять еще и по роже съездил...
Увы, уважать таких баронетов не приходилось.
Хотелось лечь в траву, поглядеть в терпко-синее небо и заснуть, отдав себя на потребу острозубых пикси.
А в небе плыли облака. Белые, лёгкие и весёлые, похожие на яблоневые лепестки, которые нёс ветер.
Острова блаженных, кельтский рай, откуда племена богини Дану однажды расселились по миру, принеся в него свои законы. Римляне считали, будто даже московиты были их потомками.
"Нашими потомками".
Следовало признать, не лгать хотя бы самому себе - он мог сколько угодно считать себя скоттом, Бойдом, михаилитом, но тело предательски помнило эти острова. Авалон, где родился.
В который раз за день Роб устало опустился в гадко-зеленую траву, отгоняя от себя мерзко хихикающих пикси.
Каким его имя было прежде? На каком языке, что оно значило? Забвение приносит свободу. Но, может быть, язык, который ты знал, земля, где ты научился ходить, не оставляют в покое?
Что значит вернуться? Есть ли путь назад, когда судьба ведет вперед, и место, куда ты пришел, и есть твой дом? Будет ли сердце компасом для странника, языком и верой своими возвещающего о том, что изменился? Будут ли изменения эти обязанностью, но не долгом?
"О боги, не дайте мне устыдиться!"
Матушка говорила: пройдись босиком по земле и все печали уйдут. Только сейчас Роб понимал, как она была права. Вот только Хелен Бойд вряд ли взялась бы ответить на вопрос, где искать покой - на земле или под землёй?
Пятьдесят два года он прожил новой жизнью - своей жизнью. Выковал себя, вырастил сыновей. Растил сына. Женился на старости лет на женщине, остановившей его сердце для мести, но всегда стоявшей за его спиной. Пару раз умер. И всё для того, чтобы сидеть сейчас в авалонской траве, с детской обидой глядя на бегущие по небу облака?
- Что мы наделали, моя Бадб?..
Отвечать на риторические вопросы жёнушка не спешила, и Роб с остервенением вырвал пучок отвратительно зеленой травы. Голубь, упавший с гадко ясного неба, удостоился недовольного мата и не слишком бережного откручивания записки с лапки. Птица порадовалась, что не с лапкой, закурлыкала, когда Роб отпустил его. Заковыляла, прихрамывая, к пикси. На полетевшие в разные стороны перья и кровь смотреть было не интересно. Гораздо любопытнее оказалось скрытое в записке.
Почерк, без сомнения, был раймонов. Но содержание письма говорило о том, что у ребенка воспаление мозга и его срочно надо лечить, пока дело не стало совсем печальным. Потому как дорогим отцом Раймон не называл Роба никогда.

"Дорогой отец, пишу вам чёрте знает откуда, не имея понятия, из когда, но определённо - зачем-то! Потому что случилась у нас сестра - да такая, что ни словом сказать, ни голубю не унести. Хотя, может, и неплохо, если бы не донёс... как представлю: летит такой голубь с сестрой, летит, а потом бах - с небес своих, птичьих, да о мостовую. Главное, чтоб не славянский оборотень оказался.
Но всё же, сестру голубем отправлять не будем, тем более, что их две - других нам не отдали, так что с боевым отрядом придётся погодить. А, ну и вторая сестра - она на самом деле дочь первой, но того же возраста. Вот же наука дошла. Надо мне чаще читать манускрипты да трактаты, а то всё розовые кусты жевал, с вашего, папа, попустительства, между прочим! Вот Ясеню такое с задницы не сходило, как сейчас помню..."


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1930, отправлено 24-12-2021, 10:22


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

Второй голубь принес продолжение этого увлекательного повествования. Закурлыкал почти так же радостно и так же быстро пошёл на корм крылатым тварюшкам, на что Роб не смотрел уже совсем. Некогда было.

"Так вот, учитывая, что сестрица - язва полная, и даже на обочине не бросается (первая. Вторая по разуму слишком мелкая, поэтому гадит только буквально), появилась у меня мысль. А не хочет ли наш Ясень себе жену? Породистую! Красивую! С готовой служанкой, по которой можно платья мерять! Сво... (вымарано) ладно, этого лучше не говорить. Понимаю, мысль странная, но чего ещё ждать от безумного морочника? А свои плюсы у неё есть. Как минимум один: у нас с рук этого милого универсального солдата-шпиона-гейшу заберёт человек, почти способный с нею справится".

Пока Роб думал, что ему со всем этим делать, куда мчаться и как не разорваться от беспокойства, помноженного на душевную тьму, из ближайшего куста вынырнул очередной голубь, а за ним обыкновенный английский жабдар. Маленький - всего каких-то двенадцать-тринадцать футов в длину, еще не перелинявший из ювенильной шкуры, а потому умильно-пятнистый, он дурашливо щелкал пастью, стараясь схватить птицу. И схватил, громко сглотнув и отфыркнувшись перьями. А потом с интересом оглядел Роба, будто прикидывал, не поиграть ли еще и с этим забавным существом? Письмо Раймона, смоченное слюной, прилипло к его морде и доставляться адресату не намеревалось.
- Вот tolla-thone...
Кольчугу Роб стягивал поспешно, чтобы змеюка не передумала и не уползла охотиться за пикси. Меч тоже был не тот, не от неистовой, а обычный, приберегаемый для людей. Ибо если совершать ошибки, то как тогда, в далекой, но возвращенной молодости. Без щита, но со щитом. И первому плевку ядом, от которого он закрылся плащом, совсем, как тогда, Роб даже обрадовался. Второй он неизбежно поймал плечом, отшатнулся, шипя от нестерпимой боли, получил по голове хвостом, откатился, поднялся на ноги...
- Сволочь змеиная, - злобно бурчал он себе под нос, когда жабдар затих в траве. - Я тебя на ремни пущу. И на сапоги. Тварь, богами проклятая. Чтоб тебя разорвало. Больно-то как!..

"P.S. надеюсь, письмо это застанет в добром здравии, а если нет - так не печальтесь, ибо все превратность преходящи и, вероятно, убиваемы.
P.P.S. надо сказать, любезный папенька, скучаю я по комнаткам трактирным да беседам за бокалом того вина, что трактирщики обычно приберегают для магистров. Вкусное оно, собака! Надо бы как-нибудь повторить, да, кажется, судьба моя такая, что и дальше мотаться по стране, как последнему михаилиту. Тем не менее - жив, здоров, чего и вам искренне желаю! Уже не сглаженная Эмма тоже желает. И Уильям тоже. Наверное. Ну, когда не смотрит странно, когда я его так называю".

- И ты - сволочь французская, - такого обращения Раймон, вероятно, никогда не слышал, но разошедшемуся Робу было плевать. - Надо же, столько в него сил вложено, столько соплей вытерто, а он совсем башкой тронулся! Оторвать бы её да к заднице пришить, только Эмму жалко! Вот же chreach an bhod, чтоб мне сдохнуть!
Следующие его слова были вовсе немыслимы для ушей старого Авалона, но зато прочно утвердили Роба в мысли, что он - не Тростник.
- А ты, рыжая стерва, чего молчишь? Тащи сюда теплую мыльную воду, не видишь, мужа змея оплевала? - Такого Тростник сказать не мог. Даже в самых смелых мечтах.
Материться под ушатом этой самой воды было невкусно: она потекла внезапно, точно Бадб в сердцах опрокинула ванну, и Роб не успел закрыть рот. Зато бадья, сверзившаяся с небес аккурат на то место, где только что он стоял, была вполне ожидаема - неистовая не менялась, и оставалось надеяться, что она не станет перевязывать раны в той же манере, напав бинтами и спеленывая. Причем, теми самыми, которые висели в воздухе неподалеку, с сомнением покачивая хвостиками.
- Yela'an sabe'a jad lak, - злобно сообщил Роб им, добавив напоследок, - focáil sasanach!
Потому что иначе, как траханными, англичан нельзя было назвать. Надо же, придумали язык, в котором ёмко, без излишних пояснений, не изложишь, почему проклинать седьмого дедушку любимой бабушки - обидно, а всех остальных - опасно!
Впрочем, с беснованием пора было заканчивать. Раны срастались комковатым шрамом, оставляя извилистую тропу на щеке, шее, плече. Украшение шатра оказалось испорчено почти безнадежно, генералу такие отметины тоже не подобали, но зато так хорошо сочетались с магистром Цирконом!..
- Шрамы-то убери, mo leannan, - пробурчал он почти успокоенно спустя полчаса ругательств, швыряния в пикси комками земли с травой, и прочих совершенно невоспитанных поступков, которые не одобрила бы Птичка. В голове было приятно пусто, хотелось пить и надрать задницу Раймону. Ибо чего он?
- Ну вот и за мной пришёл, - раздался тоскливый голос, и воздух пошёл волнами - Ясень выступил на поляну так, словно всю жизнь так и ходил, сквозь всё. - Только быстро и не больно, ладно, пап?
- Как быстро и не больно, так сразу "пап", - пробурчал Роб, потирая так некстати защемившее сердце. Бадб шрамы убирать не спешила. Точнее, она их стирала, но вдумчиво, с воистину жестоким наслаждением, отчего исцеление болело сильнее повреждений. - Ты вообще видел, чтобы уши откручивали быстро и безболезненно, а, Перекрёсток? Какого хера ты ещё тут, а не дома? И не говори, что в дорогах запутался - не поверю.
Ребёнка, самолично выращенного и выпестованного, отдать в лапы мрачного жнеца оказалось неожиданно сложно. Сердце ныло, память услужливо подбрасывала как ловко маленький Том сидел в седле, как лихо рубил тренировочным мечом, и как трогательно-умилительно писал письма. А еще вспоминались те песочные часы в кабинете, и тот несчастный боггарт в лентах, и даже первая - а может и нет - девка Ясеня, поспешно улепетывающая из орденской караулки.
Наверное, Роб слишком часто хоронил орденских мальчишек, чтобы сейчас так переживать. Но все они - виновные и не очень - не были приемным сыном, всё же.
- И выглядишь усталым, - мрачно закончил он свою тираду.
- Вихрю вон до сих пор сопли вытирают, - мрачно же пробурчал Ясень, усаживаясь прямо на траву, - Раймону позволяют путаться, где захочет. А как Ясень, так сразу: "какого хера". А тут, может быть, работы полон... рот. Вон сколько бесхозных фэа бродит! И сидит. И летает. И вообще...
- А сколько из них нетраханных-то, - сочувственно покивал Роб. - Не стёрся еще, сын мой? Нет? Тогда иди сюда, буду сопли утирать. Ты знаешь, я очень тебе благодарен, что ты помог братьям с рогатой свиристелкой. Пожалуй, она по зубам только тебе. Но ведь я еще просил тебя приглядывать за трактом в Англии, bark? Или я настолько стар, что сказал "Авалон" - и сам не помню? Я, может быть, три раза поседел, пока передумал всё, что с тобой тут могло случиться, случилось и случается! Хм, двусмысленно как-то.
Роб потрепал своё непутевое чадо по светлой макушке и в который раз приуныл. Чертовски сложный выбор: и Том неудобным фанатиком не выглядел, и обоснований, почему нужно проигнорировать приказ капитула, тоже не было. И Бадб подливала масла к унынию, зверски оттягивая кожу на шее, где были особенно глубокие шрамы.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1931, отправлено 24-12-2021, 10:22


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

- Хорошо, Том. Хочешь оставаться здесь - оставайся. Гоняй фэа от вон того дуба и до обеда. Авалон, конечно, не родовое поместье, и уж точно не Новый свет.
- Да я не гоняю, - Ясень как-то неуютно поёжился и вздохнул. - И не стёрся. Просто смотри, тварей тут полно, да ещё, небось, всякие демоны полезут рано или поздно, те, эти. Не разорваться же ордену? Ну так... вот я и говорю, бесхозные тут фэа, зато обучаемые...
Прикрыв глаза, Роб сначала посчитал до десяти на гэльском, потом по-французски. Немного успокоился он на итальянском. Потому что знал из него только счет, да и тот по нотной грамоте. Выходило, что фанатиком дитя не выглядело ровно потому, что успело натворить дел во славу Ордена и благо его. Цирконий холодок медленно пополз от ног, напоминая, что отцовская любовь - это хорошо, но нет ничего важнее клятв и устава.
- Ты успел резиденцию построить или так, боевые тройки сколотил?
Ясень вздохнул снова.
- Ну пап, какая резиденция... где я тут архитектора для замка найду? Ну точнее, я-то нашёл, но он столько листьев просит, ты не поверишь! Хотя, может, и поверишь, в Англии небось так же. Да и вообще не успел ничего. Вот только тут деревенька, там деревенька...
Тщетно пытаясь найти хоть что-то хорошее в михаилитских фейских деревеньках Ясеня, Роб уселся рядом с ним в траву и замолчал. Картины рисовались препоганые. На Авалоне, который он считал удобным местом для отступления, была дочь поганого некроёба Рольфа де Манвиля, шарахался с фоморской служанкой Морриган некроёбский зять, а драгоценный сыночек самого Роба создавал филиалы христианского ордена, обучая фэа, дини ши и прочих слуг старой веры. Кажется, Авалон проще было сжечь, чем очистить. И это если опустить, что Том слишком вольно трактовал устав, пользу для людей и ордена, а также напрочь позабыл про запреты передавать знания посторонним.
- У Баркли есть дочь. Ей лет восемнадцать, - глухо заговорил Роб, признав для самого себя, что жёнушка в кои-веки дала мудрый совет. - Род почтенный, древний, но и ты сам - Бойд. Кажется, ты задолжал мне троих-четверых внуков. А строить теперь будешь в Новом свете. Правда, Раймон предлагает еще свою новообретенную сестру, но... Как по мне, такое наказание будет чрезмерным.
- А обеих сразу... - Ясень бросил на него взгляд и явно передумал. - Ладно, наверное, они всё равно были бы против. Если выбирать, да ещё для нового света, то - Баркли. Со всем уважением к Раймону, если сестра на него похожа, то эта чернявая масть слишком хорошо знакома. И просыпаться рядом с ней будет странно. Снова.
Роб молча сунул ему письмо, с таким трудом отбитое у жабдара. Похожа или нет, а выбирать с кем просыпаться Тому.
- Пока читаешь, можешь признаться, что еще тут натворил. Решение это уже не изменит, Том. Райское воинство обойдётся без тебя.
- Да ничего. Ну, скоге тут, фомор там, яблочки, опять же...
Прочитав едва несколько слов, Ясень замолчал, и дальше читал долго, вдумчиво, молча. Несколько раз. Потом аккуратно сложил листочки, свернул вдвое.
- Да он совсем башкой тронулся.
- Не могу не согласиться, - со вздохом согласился Роб со своими же словами. - И ему лучше об этом не говорить. Кажется, такой Раймон мне нравится больше. Уж не знаю, как там справляется Эмма, но... Яблочки, говоришь?
Скоге тут, фомор там были почти привычны - на Авалон частенько проваливались люди и нелюди. А вот яблочки настораживали - Том всегда был отличником, и в алхимии тоже.
- Они, - Ясень ещё несколько секунд смотрел на листочки, поглаживая пальцами, потом видимо встряхнулся. - Да, яблочки. Сок, кашица... Ты никогда не думал о них в контексте magnum opus? И процесс, и результат.
Думай Роб всё это время об авалонских яблоках, Бадб не пришлось бы заматывать Вихря в паутину, соблазнять молодостью и собой.
- Я о них вообще не думал. Хватало иных забот, к тому же, если бы всё шло по плану, то я бы давно лежал в усыпальнице, а вы с братьями делили наследство. Не люблю эти... воспоминания, Том. И если уж говорить об алхимии, то я бы взял обеих. Верную - с собой. Шотландские девочки удивительно уместно бьют ножнами и пекут пироги. Другую - ко двору. Колония в новом свете будет тянуть деньги, как проклятая. А ты, Перекрёсток, без труда успеешь и к той, и к другой.
- Я не уверен, что вот эта другая, как её описывает Фламберг, не нуждается в постоянном пригляде, - указал Ясень. - Если только он её за это время не починит. И... я понимаю, что это прозвучит очень странно, но если уж жениться и в новый свет, то одной жены мне как-нибудь хватит. К тому же... погоди, а это ещё что.
- А это, сын мой, моя горячо любимая жена злится, - вздохнул Роб, потирая макушку, на которую свалился шлем, и уворачиваясь от щита. - И вместо того, чтобы дать по шее, швыряется оружием и намекает, что пора бы в строй. Повоюем?
- Ты знаешь, что перекрёсток всегда оставляет в себе кусочек дорог, по которым прошёл? - Светски поинтересовался Ясень. - Так вот, судя по тому, что эти кусочки чувствуют, мы с тобой вдвоём тут много не навоюем. При всём уважении к святым магистрам. Там такое ой, что впору вызывать весь орден, но у меня дурное чувство, что во-первых столько никто не заплатит, а во-вторых они пригодятся в Англии. Очень.
- Зачем генеральскому сыну Орден? Mo leannan, можешь тем же прибить своего пасынка? И Хорана ко мне. И прекращай дуться, пойдём потанцуем.
Иногда стоило думать, что думать. И к пятидесяти трем годам научиться понимать, когда думать, а когда - думать. Запутавшись в казуистике, Роб виновато надел шлем и вздохнул. На Авалоне сражаться ему еще не доводилось.
"Морриган объявила сбор".
- Орден нужен всем и всегда. - Ясень вздохнул, потыкал собственные щит и шлем, чинно возникшие рядом, и поднялся. - Ладно. Без ордена так без ордена, верю. В смысле, в строй верю, а вот шлем давай всё же погляжу, как сидит. Обстучу, то есть. Вдруг поможет...
В ответ Роб только с улыбкой кивнул. Из мглы междумирья уже слышалась полковая песня.
- Прощай, муж и брат,
Безвестный солдат,
Суров будет бой,
Не все из вас придут домой...


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1932, отправлено 24-12-2021, 10:22


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

Aon.
Dha.
Trì.
- Teine!
Сердце пропустило удар, и тут же забилось ровно. Странно, но он совершенно не волновался, расставляя мушкетеров и арбалетчиков, советуясь с командиром лучников о ветре, подползая с двумя ротами к яблоневой долине, в которой творилось непотребное. Пять тысяч пятьсот человек размещались в Портенкроссе и туатском лагере, а с собой Роб всё равно взял сына, Хорана и семьсот самых отчаянных рубак. Потому и не волновался, зная, что каждая пуля, каждая стрела попадёт точно в цель, как если бы их положили рукой.
Aon.
Dha.
Trì.
- Teine!
Умница Бадб сработала хорошо. И фоморов огненными потехами отвлекла, и ворота открыла незаметно, и то, что образованный магистр Циркон назвал бы некромагическими матрицами, выжгла. И теперь Роб намеревался добить тех, кого пощадил Тростник, мысленно расчерчивая долину на клетки. На С-пять он терял четверть людей, но зато объявлял шах фоморам.
Роб стянул осточертевший шлем, оставаясь только в куске подола с платья жёнушки. И тихо чирикнул, подражая синичке.
Воздух пришел на помощь послушно, точно рванувшиеся в атаке солдаты подтолкнули его, завихрили под облаками, сгущая их в тучи. Рядом негромко хмыкнул Ясень. Вряд ли сын видел впервые, как оживают детские сказки, но фоморы, чудовища при свете солнца, в тени и мраке превращались в прекрасных эльфов. И это делало их уязвимее.
Разваливая первого, он не утерпел. Закричал старый боевой клич, призывая к себе богиню. Жену. Его подхватили солдаты и стало веселее. В пляске среди горячей крови, ругани, стрельбы, лязга оружия, Роб изредка посматривал на Бадб. Волна нежити хлынула на Немайн, подмяла под себя, Бадб нырнула за ней, и зазевавшись на это, Роб напоролся на меч. Кольчуга выдержала, но клинок скользнул выше, ударил над бровью.
"Шлем, бля..."
Циркон сморгнул, Роб мотнул головой, прогоняя кружение и стряхивая кровь. Алые бусины повисли в воздухе, медленно темнея. Разбились о клинок. Зацепились за волосы падающего фомора. Прозвенели по траве под короткий вскрик справа. Долго, бесконечно долго Роб разворачивался, чтобы увидеть, как Том, его сын, падает оземь.
- Том!
Не крик. Рёв. Тягучее время рассыпалось хрусткими ледышками, раскололось молниями из туч. Роб мчался, скользя в крови, отмахиваясь от фир болг, прорубаясь туда, где лежал Ясень. Том Бойд. Сын.
Бой затихал, уходя вслед за Томом в заупокойные дали. Роб слышал стоны умирающих - своих и фоморов. Бадб и Немайн уже начали своё шествие по долине, забирая безнадежных, исцеляя раненых. А он всё никак не мог оставить сына, не верил, хотя и знал - смерти нет.
- По крайней мере, не пришлось убивать самому во имя вашего ордена.
Бадб, как всегда, была точна. И совершенно не умела утешать.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1933, отправлено 24-12-2021, 10:24


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

После Роб сидел на валуне, задумчиво глядя на то, как оставшиеся полторы роты окружили нового мерлина и единственного фомора. Для солдат не было скорби, и павших они провожали свистом, хохотом, крепкой выпивкой и представлением. Поганка Фи замедлила время для Уилла Харпера и его противника, отчего те крайне медленно взмахивали мечами, бегали, падали и даже колдовали. Наконец, фомор мученически пал, вместе с ним пропал и пузырь, в котором уединились Морриган и Птичка. Из него на свет божий изверглись изрядно раненая богиня и пузырящаяся гадость. Последняя пару мгновений подергалась, после чего втянулась в землю.
"Чёртов Барру Беван. Разведка херова. Проморгал. Теперь искать шпионов, поднимать их на копья. Нового мерлина к ним же. Дьявольщина. Все мешают".
Особенно мешала Морриган. Свояченица, мать её шарманкой, умудрилась в несколько часов поднять на бунт фоморов, убить Ясеня и поставить мальчишку Уилла Харпера на одну доску с ним, Робом Бойдом. Магистром, генералом, консортом. Тщеславие было грехом, но становилось так обидно, что даже скорбь по сыну размывалась.
- Отправишь его в резиденцию, моя Бадб? Он, наверное, хотел бы? Жаль, что не успел сказать о желаниях. Странно, что теперь, когда его нет, я думаю о том, как может помешать новый мерлин, и совсем не скорблю. Ну разве что хочется втащить Королеве, но это, думаю, не по-генеральски?
- Отправлю. Сразу же. Пока новый главный мерлин не осознал, что может возвращать мёртвых, и я боюсь думать, что именно этот мерлин вернёт, - Бадб встала рядом, плеснув воздушной волной, обвила его рукой за шею и притянула к себе в горячем поцелуе. - Ты - самый лучший, просто самый наилучший генерал! Не обращай внимания на Морри, она просто завидует, и, к тому же, сначала пришлось бы пачкать руки о вон то, которое с фомором играется.
Совет не обращать внимания на Морриган был очень дельным. Правда, Роб подумал о нём уже после того, как перестал изумлённо таращиться на неистовую и поймал себя на отколупывании какой-то некрогадости с её доспеха. Рядом с камнем на мягкой траве лежал мертвый Ясень и изумлялся бы тоже, но увы - не мог.
- Лестно, mo leannan. Хотя к генералу чего-то не хватает. Скажем, звания хорошего мужа, а? Но понимаю, осознаю и не обращаю. Даже высказываться не буду, вероятно. Но, проклятье, как долго спускать ей эту зависть и этих меринов, о которых даже ноги не вытрешь?
- Генералу не хватает хорошей жены, - Бадб передёрнула плечами, отстраняясь, и доспех начал сползать с шеи, оборачиваясь зелёно-черным платьем. - А сестрица... можно высказываться, только осторожно. Можно даже и не спускать. Если решишь, то... всё равно этот Авалон мне никогда толком не нравился, с этим спящим ещё. И всё же - а хорошо было тогда, до химер, филином, а? Хотя птица и идиотская, и опасная получилась, а всё равно. Дьявол ваш знает, чего мне надо. Больше химер как-то не желается, гадостные они. Хотя, как видно, и полезные тоже, потому что покладистой мне точно не бывать, как ни загоняй под сапог.
- Это я под каблуком. Магистр Циркон прячется за подол своей жены-богини и не скрывает, что рад этому. Но, mo leannan, зачем же покладистая, если всего-то можно попробовать не быть сварливой? Правда, я помню не только филина. Я помню мельницу, где ты вернула меня к жизни, алтарь в Клайдсайд, хижину после, постель с перьями в Блите, тризну по Фэйрли, королевский бал, и тот побег из башни. Но если тебе не нравится Авалон... Давай подумаем, что с ним можно сделать.
Роб поглядел на мрачную, помятую Немайн, исцеляющую раненых, на грязного Уилла Харпера. На Хорана, одновременно руководящего складированием раненых и сожжением фоморов. Кажется, Авалон ему не нравился еще больше, чем до битвы. И здесь они с Бадб совпадали во мнении.
- Разломать? - С некоторой надеждой осведомилась Бадб, наблюдая за тем, как новоиспечённый мерлин оглядывает тела павших в деревне фэа. Прислонилась к камню, касаясь плечом. - Если начать с нужных уровней, то тут не останется даже пустоты, над которой могла бы каркать Фи. Непросто, конечно, потому что сестрица будет очень против... и вторая тоже, наверное, хотя от рощ уже почти ничего не осталось. Но всё-таки, какая же сестрица дура! Достаточно ведь было просто ублажить эту фоморку. Барру считал, что так оно и будет - той ведь всего-то нужен был хоть малюсенький повод сосуществовать. Дай ей правила, порядок - и приструнила бы она своих. А теперь вон... в землю ушла, да и всё. Нелепо, глупо, по-дурацки! Ну понимаю если бы я так, но Морриган вроде как в нашей семье должна быть мудрой.
Пожав плечами, Роб снова приобнял её. Горячая, как и всегда. Родная? Наверное, да. Рядом в скорби, хоть об этом и не говорит. Чего еще желать, кроме пустоты на месте дурацкого острова?
- Мудрость, моя Бадб, это умение выбрать наименьшую глупость. Знаешь, отец перед советом клана любил повторять: "Сова - мудрая птица, но яйца несет всё-таки курица". А эта курица даже не несётся. Хотя смерти Птички рад, не скрою. Было странно кокетничать с ней в надежде бежать к тебе. Не отрицаю, она сгодилась бы еще, но... Это она увлекла сюда Тома, что бы он не думал о себе. И я его потерял.
- Кажется, пришло время снова прятаться за юбкой, - невпопад заметила Бадб, глядя на идущего к ним грязного, обожжённого и вонючего мерлина. - Не оставлять же тебя на растерзание вот этому. "Поздравляю, сэр Харпер, ведомо ли тебе, что предназначение всех мерлинов - сидеть в пещере посреди нигде - к слову, как раз отсутствие Авалона сгодится - и ждать просвещения минимум тысячу лет, а потом ещё тысячу это осознавать?" Но ты знаешь, я сейчас вот сказала про пещеру и вспомнила, что мальчик мечтал о корнях древа. Если хочешь... я могла бы закрыть его там. От всяких. Хотя от всех, наверное, не смогу.
- Хочу. Хотя это не удовлетворит желания мести. Ты дурно влияешь на меня, mo leannan, я становлюсь кровожадным и мстительным, как настоящий скотт. Но в этом - свобода. Главное, одергивай меня, когда заиграюсь. И почаще бей по шее, хорошо? Чтобы не забывался.
Беседовать с Уиллом Харпером Роб не очень хотел. То есть, не хотел вовсе. После боя не было ни усталости, ни опустошенности, но ныло сердце, ломило в голове, и мечталось об ужине и постели.
- Простите за беспокойство, - раскланялся тем временем юнец. - Магистр, у вас найдется несколько минут?
- Не искал, - пожал плечами Роб. - Mo leannan, а ты искала?
Бадб безмятежно улыбнулась и расправила юбки, прикрывая его. За юбками было спокойно и молчаливо.
- Поздравляю с заслуженным мерлинством, сэр Харпер. Ведомо ли тебе, что истинное предназначение каждого из мерлинов - сидеть в пещере посреди нигде и тысячу лет ждать просвещения, и лишь после выходить и искать древо?
Ужин с женой и постель с нею же откладывались. Продолжение задушевного разговора - тоже. Огорченно вздохнув, Роб потянул из сапога флягу, побултыхал её. И запихал обратно. Путь трезвости оказался сложнее любого другого.
- Благодарю, - еще раз поклонился юнец. - Эх, видимо, мне ещё далеко до соответствия мерлинству. Сомневаюсь, что после тысячи лет в пещере я первым делом буду искать древо. В любом случае, до похода в пещеру, я должен найти жену и я хотел попросить магистра о помощи.
"Дьявольщина, почему он говорит, как клерк?"
- Обещаете, что после того, как найдёте жену, отправитесь в пещеру? - Оживилась Бадб. - Но если дело в этом, то я могу помочь не хуже магистра, которому всё равно сейчас запрещаю с вами разговаривать. После битвы горлу надо дать отдохнуть, а то поори приказы им вон всем, которые ворчат, что мерлин новый слишком панибратствует и с генералами, и с богинями. Но не важно. Важно то, что вам, кажется, обещали проводника, но ему уже намылили голову и другие части тела, поэтому я скажу просто: вам воон туда.
Жёнушка небрежно махнула рукой на горизонт, где на фоне пожаров красовались живописные руины замка.
- Хотите, открою путь?
Иногда оказывалось, что быть илотом - очень удобно. Запретили разговаривать - и ладно. Можно улыбаться, думать и совершенно не нужно куда-то идти с новым мерлином, которому вообще положен целибат. Ибо когда предыдущий связался с волшебницей Вивианой, из этого ничего хорошего не вышло. Роб поманил к себе пальцем Хорана, отобрал у него палочку и с нескрываемым интересом поглядел, как Харпер кланяется в очередной раз. Поневоле задумавшись, почему у юнца еще не кружится голова и объяснив это целительством, он пропустил мимо ушей комиссарское согласие. Потому что не сомневался - согласится.
А потом мальчишка исчез, и воцарилась тишина, какая бывает только после боя. Гармония стонов раненых, хрипов умирающих, вони крови и окриков Хорана. Потрёпанные свояченицы в неё вписывались плохо, но хотя бы не нарушали, как этот новый мерлин.
- Редкостный... мерин. И никаких признаков того, что однажды поумнеет. Спасибо, mo leannan. Но теперь их осталось только двое. Если Джерри снова куда-то не влип. И... прости за те мысли?
- Сама дура, - великосветски заметила Бадб. - Так что прости за те мысли, а Джерри чего влипать, он-то советам следует, и пока успешно. Вот второй, конечно...
- А что - второй?
Земля на Авалоне была хорошей, жирной. Рьяный сквайр Дик Фицалан её одобрил бы и посеял лян-другой ржи. Роб задумчиво размял комок в руке. Возможно, рьяному сквайру Дику Фицалану и следовало отдать этот остров ленным наделом. А потом позволить продавать здешние зерновые и другие плоды на рынках Англии. Это было бы полезно и для ренессанса, и для содержания полка. Сделать священный остров житницей для людей - всё равно, что разрушить.
- "Дорогой отец, хоть и обидны мне слова ваши про уши драные и tolla-thonов, а всё же пишу вам из Бермондси. Поверите ли, от огорчения был чуть не сожран пьяными баубасами! Впрочем, наверное, поверите..." - с чувством продекламировала Бадб не своим, а раймоновым голосом.
- Господи милосердный, ну почему он меня так называет?! Его Ясень недавно укусил или просто сбрендил окончательно?!
Завершит разрушение острова смена его названия. Пусть губернатор назовёт его по-своему, заселит крестьянами, которые согласятся на переезд, построит английские деревушки. Быть может, Том Бойд был не так уж и не прав, воспитывая здесь михаилитов? Пара недель по лондонскому времени, и прямо под окнами у Морриган будут продавать пирожки с кошачьей требухой, мочиться в канавы и резать кошельки.
- "Но если думать о Колхаунах - разве они не заслуживают кого-нибудь из своячениц, а то и обеих сразу? Да, я помню, что одну сожгли, но это же ничего. А говорить Колхауны эти всё равно не говорят, так что, если и пожалуются потом, их никто и не поймёт. Надеюсь, впрочем, что пишу письмо не хладному трупу, и что пребываете вы в добром здравии, потому что, кажется мне, леди Бойд, мои ей приветствия, не выдержат даже Колхауны. Никто, стало быть, кроме вас, так что - живите, пожалуйста, и передавайте больше приветов святой женщине. Я, правда, оставил её в домике посреди моря пробудившейся херотени, но это ничего, у неё есть рапира и несколько женщин и детей в качестве поддержки. А, ещё культистка".
- Его тебе приветствия, моя Бадб. Но Раймон не прав, невыносим в семье я. Так что, придётся нашим родичам смириться с леди Лиз де Три. Колхауны Колхаунами, но мне искренне жаль тех, кто рискнет жениться на твоих сёстрах. Особенно старшей.
И младшей. И той, которая сама по себе. Роб кивнул мыслям, в которых Фи исключалась из числа своячениц и под опеку семьи не попадала.
- "А ещё, дорогой отец, чего это я советам не следую? Это вовсе даже нечестно, потому что брата Сапфира я, вероятно, увижу в резиденции, чтобы передать ему дражайшую сестру на сохранение. А засим откладываюсь, потому что одновременно играть в глейстиг в загадки, общаться с Его Величеством и писать мысленные письма становится слишком накладно. И передавайте привет Ясеню - надеюсь, он тоже в добром здравии. Засим остаюсь, искренне ваш Раймон некогда де Три".
Раймон не учился ничему. Поэтому тихая ругань, сама слетающая с губ по мере прочтения, адресовалась ему. Поиграв однажды с глейстиг - играть снова? Ради чего или кого? Уж не ради ли короля? Воистину, Его Величество становился слишком накладным и пора было его менять.
- "А Шафран вообще не лошадиной, а своей задницей розы мнёт! И ведь его за уши драть не станут. Эх, ладно, пойду обнулять герцога и готовить представление для глейстиг. Вот ведь, нежить, а к прекрасному тянется. Со святой женщиной сделаем лучше, чем для Эда! Не обессудь, омелу пришлось пообещать... принести. Знаю, знаю, учился плохо, неуч, ценностями разбрасываюсь, но что же теперь. Засим точно откланиваюсь, ибо герцог, молнии, стая сердечников и виселица от Клайвелла за то, что потревожил его молодую и свежебеременную жену".
Значит, Джеймса можно было поздравить, а крайне ценная ветвь валлийских друидов пополнится еще одним Клайвеллом. Хорошие новости для ордена. Роб теперь уже сам притянул супругу в поцелуе.
- Пойдём домой, mo leannan, в Портенкросс? Мне нужно написать письмо Раймону. К тому же, после хорошего боя, помнится, полагалась награда?


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1934, отправлено 24-12-2021, 10:25


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

3 мая 1535 г. Портенкросс, Шотландия.

Ночью был шторм и подвалы снова залило. Этому была рада Девона, но огорчена до ругани кухарка Марта, которая командовала спасением еды и вина с видом записного Хорана. Её ласковый басок, беззлобное препирание солдат, лай гончей, грохот, шум моря умиротворяли. После боя и крови, после смерти Тома они казались если не музыкой, то чем-то около того. Неумелой детской песней, вроде той, которую напевал Ранульф, раскидывая по полу деревянных рыцарей.
Мальчонка подрос, обзавёлся шапкой белых кудрей, каких никогда не было у Роба, но, вероятно, были у Лоррейн, стал разговорчивым и нахальным. Настоящий сын полка и рыжей мачехи-богини. Письмо другому сыну - не по крови, но по духу - было давно написано. Такое же отправилось Вихрю - Роб щедро делился убеждением в своём неумении быть отцом со всеми детьми.
- Мы пропустили Bealltainn, моя Бадб. Третье мая уже, даже через костры не попрыгаешь. И с лентами, должно быть, отплясали. И скот прогнали вокруг огня, небось. Вечно спешат. Может быть, мы еще не опоздали отпраздновать Весну сейчас?
- Не могу сказать, что совсем не отпраздновали, - рассудительно заметила Бадб. - Костров было много, кое-кто через них даже прыгал. Хватало плясок и всяческих скотов, и, между прочим, среди них нашёлся даже целый мерин. С лентами хуже, но я почти уверена, что кого-то на них распустила - а если не я, так Немайн точно. Нет, праздник вышел бы на славу, не будь так приправлен горечью. И злостью, чего уж тут - но это не смоют никакие ленты, а костры уже отгорели.
Кошачьи фыркнув, Роб не стал гасить улыбку. Он снова надел траурное, но скорбь только оттеняла маленькие радости жизни, наполняла их вкусом. Горечь - изысканная приправа к злости, к жажде мести, которую следовало подавать не просто холодной, а изрядно настоявшейся на леднике.
- Как дорогое вино. Верно, mo leannan? Теперь она задолжала нам обоим. Твои девочки, мой Том, и никто не знает, кого мы еще потеряем из-за её недомыслия. Оставшихся детей? Полк? Друг друга? Я полагаю, ты слышала меня, когда прятала от мерина. Что думаешь?
В окно крошечного кабинета, он же библиотека, с интересом заглядывало послеполуденное солнце. У шотландского мая вообще был характер девицы, на которой отказались жениться. Поэтому он каждый день выдавал всё, на что способна оскорблённая барышня: солнце, облака, ветер, зной, ураган, к вечеру - гроза, а потом тишина, будто дама нарыдалась, и теперь сидит в уголке, замышляя недоброе. После всего этого в ночь падаешь, словно в обморок - темно, душно, на горизонте погромыхивает, и тихо-тихо шуршит море.
Но сейчас пригревало солнце, и замковый двор полнился гамом и запахами.
- Твою мать, ты куда это ставишь? Я тебя спрашиваю, куда ты это ставишь, твою в душу мать? - Это кузнец. Его подмастерья снова поставили расковавшуюся лошадь не так, и от раздражения он называет животное этим.
- Маггс, неси хаггис! Маггс! - А это кухарка Марта. Маггс - её помощница, служанка, которая за косорукость сослана на кухню и умеет готовить только хаггис.
- К слову, mo leannan, я слышал байку о диком хаггисе, из которого якобы и готовят это блюдо. Живет он в Шотландских горах и имеет интересную особенность – разную длину правой и левой ноги. Существуют, соответственно, два вида, которые не могут скрещиваться, потому что для того, чтобы самец одного вида мог спариться с самкой другого вида, он должен повернуться мордой в том же направлении, что и она, в результате чего он потеряет равновесие, прежде чем он может приступить к процессу. Кого-то напоминает, а?
- Да, - Бадб подошла к окну и опёрлась на камни, глядя наружу, в солнце. - Да, слышала, да, напоминает, да, думаю, и мне не нравится то, что думаю. Ты прав - и про отобрать, и про заселить, и про отдать, это сработает, причём очень быстро. Действительно, поколение-другое, и... из двух нескрещивающихся видов останется только один. И слово неизбежность здесь упорно пытается сложиться в другое, почти из тех же букв: безысходность. Потому что если не делать так, как я слышала, то будет всё то же, просто дольше. Стоит ли того иллюзия?
- Я хотел сказать, - смиренно заметил Роб, с трудом выбираясь из-за маленькой конторки, - что у хаггисов, должно быть, больше и больше усугубляются проблемы с ногами. Представь, всё время размножаться с одними и теми же! Но - иллюзия, моя Бадб?
С улицы остро и пряно запахло чесноком, загомонили гуси и коротко взвизгнули псы. Дик Фицалан, суровый как никогда, увёл добрую половину псарни на охоту, а оставшиеся собаки завидовали, попискивали и грызлись друг с другом.
- Иллюзия того, что мы все, якобы, не хаггисы, - уточнила та. - И что проблемы с ногами решаются их ампутацией. Ещё недавно мы тихо таяли, поддерживая иллюзию жизни. Сейчас я-будущее смещается, становится всё уже и уже, и поддерживать иллюзию, что оно всё к лучшему, становится всё тяжелее. Скажи, что лучше - тихо истаять, оставив сказки, или раствориться в людях, не оставив и их? Нет здесь лучшего, но жаль чувствовать, как пропадают дороги. Беда не в том, что троянцы не слушали Кассандру, а в том, что Троя всё равно бы пала, потому что к этому вело слишком много дорог. Беда пророков не в том, что им не верят, а в том, что неизбежность так или иначе равна безысходности для всех, кроме Фи - и то потому лишь, что она родилась безумной.
- Воронье опускается, крики их ближе и злей, - пробормотал под нос Роб, отчаиваясь успеть за желаниями богини. - И рука без меча вся в крови и остывшей золе. Но, моя госпожа, когда ты говорила о необходимости вернуть старое в новом виде, мы были готовы, что так и будет. Еще тогда я сказал, что не хочу стать ни твоей безмолвной тенью, ни рабом, ни тающим небожителем. Что не обрадуюсь, если такая участь постигнет тебя. Для чего было это всё, если ты готова сдаться? Забыть свои слова? "Они даже забрали наши праздники, наши тайны! И в этом - ошиблись. Что подделано раз, можно подделать вновь", - сказала ты, и я согласился. К слову, беда троянцев была отнюдь не в Кассандре. Они привыкли к честной, рыцарской войне, привыкли полагаться на высоту стен и никогда не воевали во взрослых войнах. Кассандра могла хоть упророчиться, но если убеленные сединами старцы сказали, что Троя неприступна... В общем, как и всегда - просчеты в большой стратегии. Если ты хочешь знать, что лучше, то - творить новые сказки, прокладывать новые дороги взамен пропавших. Созидать своё будущее самой, не оглядываясь ни на кого.
Всю жизнь Робу казалось, что она рядом. Наблюдает исподволь, подправляя пути и дороги. Принимает случайные жертвы, молча обижаясь и оберегая. А оказалось, что рядом был он. Звал её за победой, раз за разом. Даже магистром стал ради неё, выходит. Чтобы гордилась и жила этой гордостью.
- Мой огонь - это ты, моя госпожа. Каждый твой сделанный шаг, - Роб прищелкнул пальцами, которые украдкой, незаметно для неё, засунул в кружку с виски, и столб огня вышел на славу - горячий, синеватый. - Раздуешь или погасишь?
- Прямо каждый шаг? - Бадб, словно проверяя, с внезапной ухмылкой шагнула к нему, и столб огня стал выше, почти касаясь каменного не белёного потолка. - И правда, надо же. Вообще, в подходе Фи есть свои светлые стороны, а будет, наверное, всё равно как сделаем. Но если уж "моя госпожа", то повелеваю! Траурное не носить, ибо нечего тут, а всё время, оставшееся до кадавров, занять служением - и заодно повелеваю об оных кадаврах до завершения обеда не спрашивать. Потому что если уж я не овампи... осчастливливаю всяких там воинов по шатрам, то видит матушка, вправе рассчитывать на повышенное осчастливливание сама!
Зачем рыдать над звездой, которую все равно не снять с неба? Роб пожал плечами, подпирая дверь книжным шкафом - не хотелось, чтобы в самый интересный момент осчастливливания в кабинет вломились Ларк, Беван и все остальные одновременно. И если уж запретили спрашивать о кадаврах - очень хотелось! - то оставалось только одно: снять с себя траурное да рассказать дурацкую побасенку про лягушку.
- Ударилась лягушка о землю головой - и стала девицей прекрасной. Ударилась второй раз - и стала месивом кровавым. Раз на раз не приходится.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1935, отправлено 24-12-2021, 10:25


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

За обедом Роб отчаянно зевал. Неистовая во всём, Бадб измотала его так, что хотелось рухнуть под стол и там прикорнуть, прямо на Девоне. Хоран и Беван - близнецы, право-слово! - поняли бы, а Дик Фицалан... Ну кого волновало, что подумает Дик Фицалан?
- Что полезного привёз, Беван?
Полезное Роб видел сам. Два полка одинаковых, как из одного стручка, надменных эльфов. Его собственные дини ши на фоне этих серых выглядели приветливыми, вежливыми и улыбчивыми. Эльфы умели ходить красивым строем, ездили верхом на дисках и по вооружению предназначались скорее для подземных войн.
"Кто не умеет плавать, тот должен хорошо нырять", - мрачно пошутил он Бадб, распределяя пополнение по деревням. Деревень не хватало, и в голове уже начинали шевелиться крамольные мысли о том, чтобы наведаться к соседям. К тем же Баркли, благо, что родниться с ними теперь не пришлось бы.
Но увидеть самому и послушать ушлого Барру Бевана - вещи несравнимые.
- Козлиную бороду, - Беван мечтательно принюхался к вину, отпил и с удовольствием вздохнул. - Большую такую, роскошную! Поверишь ли, Дженни говорила - та самая, древняя. Проверенная, значит, полезная: вдруг великанов смешить придётся. Вот у меня такой не было - и вспомни, где нашёл, ужас. Бабы в клетках, биомодификации...
- Серп Миддхира, - негромко дополнил его Дик Фицалан. - Откопали в тронном зале, решили, что им не нужен.
- Конечно, зачем бы им, - подхватил Барру. - Старый конь, может, борозды не портит, но в том сиддхе в моде новое... кстати, какого Балора Локи нам коня не родил? Дурные воспоминания его явно не тревожат, вон, им два полка выродить как нечего делать. Да и три. И четыре. И вырастить тоже, если я ещё не разучился отличать естественное от вредного. Жаль, в ясли пробраться не получилось - тогда, кажется, привезли бы ещё и крылья. Отдельно. Хм...
Серп Миддхира штукой был опасной, даже если забыть, что сам Миддхир некогда именовал себя богом смерти. Даже если забыть, что этот сиддх сам по себе был вратами в смерть. Особенно опасен серп был бы в шатре у Бадб, где Роб обязательно о него споткнется и оттяпает ногу. В общем, эта игрушка древнего бога годилась только тогда, когда рольфовы приспешники достанут свои игрушки. Бабы в клетках и модификации тоже не несли ничего хорошего. Значит, эльфы могли выставить в разы больше солдат. Значит, они всё это время готовились не только к выходу на поверхность, но и к войне. Экспансия? Вряд ли, ведь для такого количества этот мир скоро стал бы мал. Планы должны были быть более широкими.
- Крылья я сам могу тебе оторвать, - великодушно предложил Роб, задумчиво поглаживая запястье неистовой. - Ты как хочешь, сразу, или по пёрышку? Борозды ему кони не портят... Эти эльфы вообще хоть на что-то годятся, Хоран?
- Ну, - начал тот, перекинув очередную палочку в другой угол рта, - Для города - лучше не надо, в горах тоже сгодятся, а в остальном всего проку, что блюдца эти летающие. Быстрее лошади выходит, удобно. Но на открытой местности их ещё учить и учить, не под то деланы. Но вот если город, с улочками, зданиями - хоть сейчас можно на зачистку отправлять. Или на оборону. Херовина эта их тоже под это самое. Дома издали выжигает, причём, кажется, иногда даже сквозь стены, хотя для этого надо много умных слов.
- Только от ба... то есть, женщин, их надо подальше держать, - снова дополнил Фицалан. - Насилу удалось объяснить, что наши женщины обычно против, если их... э... размножают всем полком.
- Эффективность, - задумчиво добавил Беван, играя вином в кубке. - У них слишком много ресурсов уходит куда-то... не напоказ. И упорно мне кажется, что где-то там все эти минералы, серебро и прочее не просто кладётся в сокровищницу, а складывается, слепляется во что-то по-настоящему крупное.
- Эффективность... Рубят окно куда-то? Или сразу замковые ворота? Не нравятся они мне еще со времен тех бочонков в озере. Помнишь, mo leannan? Даже в виде таких накопителей оно гадостно выглядело, как... мина. И Эмма им зачем-то нужна была.
Всё услышанное Беваном складывалось в гадостную картину. По всему выходило - надо к чертям собачьим обваливать сиддх прямиком к союзничкам в преисподнюю. Или развеивать на кирпичики, как мечталось Бадб об Авалоне. Но сейчас попросту хотелось спать, и Роб снова сладко зевнул. Пожалуй, стоило пару раз назвать неистовую своей госпожой и разок почти поссориться, чтобы сейчас пребывать если не в умиротворении, то около того.
- Что еще, сэр Ричард?
- Плошка яда от той змеи, что плевала ему на голову, сэр Роберт. - Дик ковырнул мясной пирог. - Мы всю дорогу боялись его разлить, потому что эта дрянь растворяет всё, кроме своей чашки. И ещё - Гарольд Брайнс. Но это не он.
- Не вполне он, - согласился Беван. - Кажется, он таки шагнул не в ту дверь, поэтому, если встретится многоногая херовина с паром из ушей, учти, что меч тоже не вполне меч. Что-что, а шуточки у этого божества не поменялись.
"Саcamas".
Гарольда Брайнса, он это или не он, Роб видеть не хотел. Чёртов торговец приносил только проблемы, и вряд ли многоногая херовина стала бы исключением. А вот яд был полезен, особенно после орденских лабораторий, где его формулу расшифруют, улучшат и синтезируют новый. Впрочем, всё это ждало своего часа. Потому что Роб решил, что обед подходит к концу.
- Кадавры, моя Бадб?
- Кадавры, - подтвердила Бадб, с удовольствием подбирая языком мёд с ломтя свежего хлеба. - Ну, те, что как раз Бермондси в коромысло гнутое взяли.
- Сumail ri chèile, - просветил её Роб, так и не определившись, относится ли это к мёду, или же к намерениям кадавров. - Mo leannan, право, сколько ты его купила?
- Мёда должно быть много, - туманно ответила Бадб.
- В медовом сидре. Но ты же не он! И это мёд из долины чёртовых Дугласов, хоть мы с ними и почти породнились. И... покажи мне карту.
Полковники сидели с задумчиво-мечтательными лицами. Хоран - с задумчивым, Беван - с мечтательным, а будущий командир серых Фицалан - с встревоженным. Его можно было понять - два особняка в Лондоне оказались в блокаде.
От карты кружилась головы. Хотя в этом были виноваты вороны. Птицы ловили потоки воздуха, отчего получалась веселая карусель, но картинку передавали точно. Около двух взводов под розой Тюдоров держали лондонский мост, еще взвод под тем же штандартом - на Темзе со стороны Бермондси, взвод закрывал Гринфорд. Поставлено толково, но ненадолго, явно из расчёта напугать и уйти. Не хотелось даже вмешиваться, но... Какого дьявола? Если Рольф - а кадавры были несомненно его - хочет поиграть в войну, то Роб составит ему компанию. А точнее - Дик Фицалан.
- Сэр Ричард, собирай своих серых. Хоран, присмотришь там. Штандарты - наши и белая роза Йорков, поиграем еще и в политику. Моя госпожа?
- Да, твой Раймон уже играет, - просветила Бадб. - Рубит вон королевский зелёный. О, сэр Ричард, к слову, вашу сестру только что утащили.
Глядя на то, как меняется в лице Фицалан, Роб довольно ухмыльнулся. Момент неистовая подобрала самый подходящий. Теперь брат Эммы не только из шкуры выпрыгнет, но и языков захватит, только чтобы отыскать сестру.
- Ну, нечего рассиживаться, господа. Там кадавры небитые ходят.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1936, отправлено 24-12-2021, 10:25


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

4 мая 1535 г., Форрест-Хилл, резиденция.

Просыпался Роб раздетым, разутым, под одеялом и с теплой Бадб под боком. С её оболочкой. Сама богиня, не нуждающаяся во сне, почти наверняка носилась в межзвездном пространстве или была где-то ещё. Но даже спящая рядом оболочка была приятна так, что выбираться из постели не хотелось. Всё равно проспал - если верить шуму резиденции, близился полдень. А это означало, что в мире не случилось новой катастрофы, а Раймон смылся куда-то, даже не удосужившись разбудить и предупредить. Гадёныш. Только письма писать и может.
И можно было бы тоже уехать в это куда-то, отправиться дразнить Армстронга, или ловить на живца Мадженниса, или вообще наведаться в Блит, что равноценно первому и второму, но Роб трезво осознавал - пока Эммы нет, Раймона нельзя оставлять без пригляда. Душа, меж тем, просила безумств. Хотелось гонять сектантов из Билберри, сжигать рольфовы поместья, и даже, чем черт не шутит, флиртовать с подавальщицами в трактирах. Хотелось вернуть себе себя, sa diabhal.
- Погода была прекрасная. Принцесса была ужасная...
Начал Роб это с тихой песни под нос, пока брился. Прежний Роб Бойд всегда мурлыкал под нос всякую чушь, пока приводил себя в порядок после тракта. А еще прежний Роб Бойд непременно зашел бы в спальни мальчиков, чтобы рассказать побасенку - михаилитские дети чаще засыпали под боль мышц, нежели под сказки - но этот, со скорбным лицом, побоялся. Кто смог бы увидеть тень сына в складках занавесок кроватей, в солнечных лучах сквозь витражи? Кто смог бы после этого снова и снова возвращаться в резиденцию?
Бадб запретила носить траур, но воспоминания — это единственный рай, из которого нельзя быть изгнанным, и Том жил в них, прятался за каждым поворотом коридоров, говорил детским смехом. Это он шептал сейчас ветром за окном: "Тебе нужно вернуться, па-ап!"
И этот шепот означал - нельзя оставлять сыновей без присмотра, но отправиться в увлекательное путешествие по поместьям Рольфа - можно. Роб был уверен, что именно Рольф уволок Эмму. Он уже проявлял интерес к чете де Три, слепив подобие Раймона, которое на коленке за пару минут не сделаешь. А это - пусть и косвенно - говорило, что де Манвиль кропотливо собирал материал. Люди, даже если они некромаги, без особой нужды не интересуются чужими грязными простынями. Оставалось понять эту нужду.
"Любезный друг мой. Вы так и не сообщили, остались ли довольны подарком. На мой испорченный михаилитский вкус, головы химер хорошо смотрятся над камином. Придают покоям эдакий некромантский шарм, знаете ли. К слову, а не хотите ли посетить одно милое местечко в Доках? Не "Красотка", конечно же, но вполне пристойно для непристойностей, которые там можно говорить совершенно свободно. Ваш Р.Б., Циркон".
В конце концов, если шут не шел к магистру, то магистр шел к шуту. А дураком при этом вполне мог оказаться Рольф де Манвиль.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1937, отправлено 24-12-2021, 10:26


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

Спустя пару часов Роб тоскливо гонял между ладоней кружку с дерьмовым ромом. У Гленголл оборванным шотландским наемникам подавали только такое. Как и всем, впрочем. Но зато никто не глядел косо, когда этот самый наемник слегка колдовал, то нагревая, то охлаждая свою выпивку. А если девочка в черно-белом, разливающая эту дрянь за стойкой, или горбоносый наемник, или еще кто-то и узнали михаилитского магистра, то они делали вид, будто дела им нет никакого.
Шута он ждал с некоторым трепетом. Потому что после той манифестации под Бермондси предвкушал справедливый вопрос о причинах, мотивах и последствиях, выраженный нецензурно и откровенно. Уилл Соммерс вряд ли удовлетворился бы ответом "Всё во имя короля", ибо трезво понимал, что ради этого монарха на подвиги пошли бы разве что убежденные тюдоровцы, которых в Англии было немного. Но шут любил своего непутевого короля, и это требовало уважения.
- Погано?
Уважения требовали также и усталость, которая поселилась в каждой морщине шута - а их стало больше. Кафтан обнищавшего наемника только подчеркивал их, и Роб сочувственно подвинул к Уиллу Соммерсу деревянную тарелку с кусками жареного лука.
- И что это были за манифестации? - без обиняков поинтересовался Соммерс, которого на этот раз явно не интересовали простыни и рукава. Зато ром он отхлебнул как истинный наёмник, которому доводилось пивать и хуже, причём часто. - Только не говорите, что во имя Его Величества, героически спасённого неким михаилитом, всё равно не поверю. Я, может, и сошёл с ума, но не псих же.
- Кровь Христова, друг мой, всего-то погоняли кадавров от той реки и до того дуба! Неужто, если бы я это делал отрядами твареборцев, суть изменилась бы? А Фламберг больше так не будет, простите. Это он от горя. Мало того, что мертвяки разгуливают в мундирах королевской гвардии, так еще и жену у него украли. Причем, я полагаю виновным в этом одного и того же человека. Но сначала скажите, стоит ли химерья башка вашей благосклонности или мне нужно принести еще и голову Армстронга?
Какие бы отношения ни связывали шута и монаха, расплачивается всегда шут. Роб снова понюхал ром, задумчиво подогрел его и отставил подальше. Трезвость становилась добродетелью, за неимением иных.
- Тут не травят, - заметил шут, делая ещё глоток, потом задумался. - Ну, раньше не травили, а сейчас-то, конечно, сплошные новые люди. Буйные, ничего не понимают, вести себя не умеют... А башка замечательная, самая что ни на есть, прелестная башка, хоть свою на неё меняй, да только кому она нужна?
- Удачи отравителям, - вяло пожелал Роб. - Знание - сила. Женщины - слабость. Выпивка - яд. Как приму яду, так и слабит. И никакая сила не помогает. Вы помните Рольфа де Манвиля?
Здесь не травили, но подслушивали знатно - Роб пару раз ловил осторожные шаги за спиной, а руки покалывало амулетами. Однако, паника и сплетни еще никому не помешали, а если они испортят победоносное шествие чужих богов, то Роб только порадуется. Если доживет.
- Старина Рольф... а как же. Старые добрые времена, - Соммерс заглянул в кружку, словно надеясь их там увидеть. - Эгегей и вперёд, так, что холмы трясутся. Ну или назад, это уж как получалось. Некоторые вообще раздваивались, а то и растраивались, как хвосты шутовской шляпы - даже с бубенчиками.
- Да, привычки трудно изжить. Холмы намедни хоть и не тряслись, но расстраивались знатно. Прямо как в старые добрые. А уж в Кембридже и потрясти ими пришлось. Бубенчиками, впрочем, тоже.
Рассказывать, почему Роб считает, что это Рольф де Манвиль управлял кадаврами и уволок Эмму, как этот старина принял его на кембриджском кладбище, о встрече с Раймоном-нежитью становилось несколько утомительно. Шутка, повторенная дважды, выглядит как глупость, а эта история уже даже язык намозолила.
- Надеюсь, вы мне поможете. Вряд ли его дочь будет полезна здесь, ибо полезных дочерей не отдают в жены бесполезным комиссарам, но... Нет ли известий, в каком из своих поместий сейчас хозяйствует лучший друг покойного короля, мир его праху? Быть может, вы дадите мне совет? Слабость - добродетель в глазах умного.
- Хм-м, - шут почесал заросший подбородок и покачал головой, криво усмехнувшись. - Если колокольчики мне ещё не изменяют, то получается, что в Бакхёрст-хилл. Но хозяйствует ли? Моих птичек на воле остаётся так мало, что я подумываю вспомнить о славном времени, когда самой большой проблемой было поссать с баржи дальше прочих, выпить - больше других, а сунуть - чаще других. Не удивляйтесь, друг мой, если вскорости не застанете вашего доброго друга там, где царят стихи и благодать.
- Я слишком редко бываю в тех краях, друг мой. Реже, чем на баржах. Потому могу вас заверить - мы слишком стары для таких забав, за юнцами уже не угнаться. Эвона, как Рольф тщится. К слову, как думаете, зачем бы ему Эмма? Ну, кроме двух-трех самых очевидных причин?
Близость Эммы Фицалан к трону делала её завидным кушем для желающих этот самый трон занять. Близость Эммы де Три к некоему Роберту Бойду добавляла ей цены в глазах наивных противников. К тому же, она становилась весьма приятной для глаз женщиной, но вряд ли Рольф де Манвиль польстился на это.
Роб с тоскливым вздохом пригубил из своей кружки, обреченно смакуя привычное ощущение тепла от рома. Трезвость посетила его ненадолго.
"Экая оказия".
- Кроме очевидных - не придумывается, - признал шут и осёкся, когда ему на колени, едва не расплескав кружку, плюхнулась фигуристая бабёнка, от которой пахло кислой овсянкой.
Вторая облокотилась на стол перед Робом, продемонстрировав немалые достоинства в широченном вырезе и напоминая, почему он брезговал проститутками, предпочитая чистых вдовушек или юных подавальщиц. Эта пахла дешёвым вином, зато улыбка оказалась зубастенькой и почти лошадиной, что только подчёркивало вытянутое лицо. Соммерс хмыкнул, развязно притянул свою шлюху поближе и осклабился.
- Да чего этим солдафонам надобно? Детишек настрогать побольше - да мальчишек, а не как эта ваша Алетта! И повыше, повыше пробраться, в капитаны, хоть мытьём, хоть катаньем. А вы, дорогуши, как, моетесь? Катаетесь?
- А на прошлой неделе в Темзу брякнулась, - просветила его винная дама и улыбнулась Робу ещё шире. - А катать-то умеем, ого! Н?
- Свезло. Еть твою медь, как свезло, - задумчиво позавидовал Роб шуту, двумя пальцами закатывая серебрушку в вырез девки. - А что, прелесть моя, ежели б ты была жуть каким знатным дворянином, да бабу вздумала уволочь, где спрятала бы её от мужа?
Касаться другой женщины- не жены, не феечки, не воспитанницы - а именно что обычной и очень доступной женщины, неожиданно оказалось... неожиданно. И говорить так, будто только недавно спустился с гор - тоже. Но это, без сомнения, был почти он, почти прежний Роб Бойд. Хоть и слегка озадаченный мыслями о том, что волновать не должно бы.
"Ущипнуть за сиську - не измена, mo leannan!"
"Да?! Ладно, тогда я пойду щипать за задницы уставших от безделья бравых кельтов?"
- На кухню б, - просветила шлюха, прижимаясь всем телом и умилённо дыша в лицо. - Слуг выгнать только, потому что зачем они нужны, когда баба и приготовит, и приберётся, и мысли лишние от дел не заведутся. А ежели муж искать будет, то на кухню-то и не полезет. Эти благородные господа прислугу и не замечают вовсе, так что ещё платьице бабе попроще - и точно никто не узнает.
- Где же наш дорогой Рольф нынче готовит похлёбку, - почти промурлыкал шут, прикрыв глаза. - Поищем. Всегда кто-то что-то знает. То крестьянин встретится, то тварь какая пробежит и не сожрёт, то птичка пролетит.
Не изменяя задумчивости, Роб пошарил в кошеле. Там почти наверняка завалялась или веточка шалфея, или мяты, или... да!
- Не дыши на меня так страстно, моя прелесть, - шалфей чуть ли не насильно отправился в рот шлюхе. Запах перегара Роб не терпел даже у себя. - Я стесняюсь.
К изнывающим от безделья кельтам и непосредственно к их командиру Хорану у Роба внезапно возникло очень, очень и очень много вопросов. Которые он намеревался озвучить при первом же подходящем случае, отдельно побеседовав с удостоенными ощипывания. Пощипываний. А с Эммой выходила и вовсе ерунда, о чем он и не преминул сообщить шуту.
- Это не женщина, михаилит в юбке. Не будет он ее прятать на видном месте, не справится. Но ежели кто-т чего-т видел-слышал-говорил... Давно я не охотился. Знаешь, моя прелесть, какие у нас на побережье козочки в горах? Сытые, холёные, рожки острые - не коза, фрейлина! Ну, бывай, Уилл-Король, свидимся.
Еще одну монету Роб вытащил из-за уха свой шлюхи и вложил ей в ладонь. Всякий труд должен быть оплачен, даже если всего-то его было, что подышать перегаром да потереться весьма объемистыми прелестями.
"Но с тобой никому не сравниться, мо leannan!"


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1938, отправлено 24-12-2021, 10:27


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

Ричард Фицалан

28 апреля 1535 г. Ирландия. Побережье.

Хизер была удивительно благоразумна. Она не бесила, вела себя спокойно и такой нравилась Дику. Хотелось носить её на руках, доставать для неё красивые ракушки из пены прибоя и дарить полевые цветы, которыми густо поросли равнины Ирландии. Но вместо этого Дик, задумчиво поглядевший, как из воздуха возникают надменные остроухие воины в пятнистом полковом облачении поверх кольчуг, швырнул камень в море и сообщил:
- Я чуть было не вписал тебя в список посольских даров. Вовремя одумался. Пожалуй, это сорвало бы переговоры.
- Переговоры - вряд ли, - безмятежно отозвалась Хизер, наблюдая за тем, как волны гасят круги. - А вот дальнейшее сотрудничество - могло бы, как знать. Дары для того и есть, чтобы причинять пользу без спросу, потому что сначала лучше знает даритель, потом - дар, ну а потом уже, в самом конце тот, кому дарят. То есть, получается, что не знает он вовсе ничего.
- Интересно, ты сама поняла, что сказала? Не женщина - Сенека, - восхитился Дик, отправляя в полёт очередной камень. - Даже жаль, что всё это получилось у тебя случайно.
Остроухие слушали их с равнодушием, и Дик устало порадовался этому. Должно быть, дини ши вникали в человеческие перепалки столько же, сколько в драку воробьёв. Или комаров.
- Сказано настоящим специалистом по сознательным поступкам, - протянула Хи и вздохнула. - Но не Сенека, нет. Для него не хватило ни последовательности, ни приказа, ни силы. Да что там - не было ни ванны, ни верных рабов, ни трёх попыток - или их было больше?
- Нужно будет купить тебе "Нравственные письма к Луцилию". Латынь - любопытный язык, знать который леди Фицалан просто обязана. А сейчас - помолчи. Мне нужно подумать об очередном сознательном поступке.
"Все у нас, Луцилий, чужое, одно лишь время наше. Только время, ускользающее и текучее, дала нам во владенье природа".
И время воистину ускользало. Тратилось бездумно на ожидание некоего Барру Бевана, прислушиваться к мнению которого Дику вменялось в обязанности, помимо всего прочего.
И тот явился. Да так, что привычная невозмутимость изменила Дику с крайним изумлением. Барру Беван, о котором полковые талдычили, как о наследном принце дини ши, сыне королевы Титании, на проверку оказался принцессой. Грудастой девицей из дешёвого чтива для впечатлительных барышень. Особенно поражали дырявая накидка поверх крыльев, следы помады на шее и щеке, и - фляга. Простая, медная. Похожая на ту, в какой лэрд держал выпивку. Беван, меж тем, не успев появиться, расцеловал Хизер и глубоко поклонился Дику.
Преувеличенно глубоко, заставив поволноваться за судьбу корсета.
- Замечательно выглядите, полковник, - совладав с собой, заметил Дик, подзывая Буяна и лошадь Хи. - Как на королевский бал. Я полагаю, вы переоденетесь?
Беван только отмахнулся и открыл флягу, из горлышка которой потянуло крепким самогоном на неведомых травах.
- А разведполк, котики мои лесные, одобряет. И вообще, командир должен выглядеть так, чтобы от него хотелось прятаться! Хотя нет, для этого есть Хоран. Или чтобы за него прятаться? Но для этого тоже есть Хоран. А Беван, получается - для вдохновения, поднимать боевой дух и не только своим и отбивать - другим. Потому что - воплощение красоты мира, самой его сути, матери её природы.
- И что, генерал тоже одобряет?
Отправляться в путешествие по Ирландии с принцессовым полковником в корсете на голу грудь было нельзя. Во-первых, ирландцы непременно сочли бы его бесовкой, что грозило костром и вилами. Во-вторых, они же могли перепутать это чудо природы с какой-нибудь святой, и Дик предпочел бы костёр. Ибо ехать со свитой истово испрашивающих благости католиков он не мог. Не в стране, где полыхала Реформация, а сбрендивший король казнил за косой взгляд.
- Генерал всегда одобряет фигуристую женскую красоту, - Беван от удивления даже опустил фляжку, не успев глотнуть. Подумал, предложил её Дику. - Кроме того, генерал на момент ищет шлем, чтобы побиться им об очередную бабу. Ибо... как там было... а, да! Бережёт девичью стыдливость, потому что иначе не успевает наслаждаться жизнью. Как-то так.
- Ладно, - покладисто согласился Дик, снимая с себя плащ и поплотнее заматывая в него главу разведки. - Будете этой... Зулейхой-пророчицей. Сейчас, еще личико закроем... Хи, погляди, что там?
Фляжка перекочевала к новоиспеченной леди Фицалан, а Дик, стягивая концы, приуныл. Может быть Барру Беван и был гением, но его внешность пока сулила только проблемы.
- Я бы предложил вам свою одежду, полковник. Или лучше - ваше высочество? К тому же, я слышал, будто дини ши умеют принимать любой облик, в том числе и свой. Но кто я такой, чтобы указывать принцу... эльфов? Скажите, вам нравится гореть на костре?
- Сколько вопросов для an dàrna dhaoine prionnsa! - Беван просочился через плащ и встал рядом с Хизер, светло улыбаясь. Пелеринка поползла по плечам, растягиваясь в длинную накидку. - Нравится ли гореть? Разумеется! Все эти новшества мира, в клетке у людоеда их вовсе не было, поверите? Совершенно отставший от жизни великан - а всё потому, что поленился продолжить нормальную дорогу.
- Плох тот dà-dheugamh, который не мечтает стать a-mhàin, полковник.
Плащ Дик поднял, бережно отряхивая от пыли и сухой травы. По крайней мере, дини ши не был шутом. Оставалось надеяться, что он не станет мешать посольской миссии - сознательно или неосознанно. Одной пакостной Хи, на вкус Дика, было предостаточно. Стоило глянуть на её невинное лицо, с которым она сейчас делала вид, будто фляжку Бевана в седельные сумки припрятали вон те надменные эльфы. Вдобавок, продолжать пикировку не хотелось. Напряжение прошедших дней, дней грядущих скалилось усталостью, а та, в свою очередь, нагоняла сонливость.
- Есть ли указания от госпожи или генерала, помимо тех, что были получены мной ранее, о нежная Филлида?
- Не дождётесь, Двенадцатый, - Беван отвернулся, мимоходом погладил Хизер по спине, запрыгнул на телегу, приняв горделивый вид, и ткнул пальцем куда-то на юг. - Назад, к приключениям! Указания обычно всё равно опаздывают. К слову, леди, верните потом фляжку - и я научу вас, как надо их прятать по-настоящему.
Дело принимало почти забавный оборот, что выглядело обещанием нескучной дороги.
- Так я и не жду, Пернатый, - вздохнул Дик, разворачивая его вместе с перстом на север. - Но прятать она получше вашего умеет.
А если посольство завершить успешно, возможно, госпожа позволит ему отправиться за Алеттой. Дик мечтательно зажмурился, предвкушая долгий отдых без Хи, но тут же пообещал себе непременно оторвать руки Бевану. Чтоб эту самую Хи не лапал.
"Ну а чего он?"


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1939, отправлено 24-12-2021, 10:28


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1219
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 126

29 апреля 1535 г. Килкенни.

"Утро пахнет свежим перегаром.
Командир на пьяный сброд орёт.
Левый фланг, – стою, ещё не старый.
Рядом пять пьянчуг – сапёрный взвод."

Взвод был разведывательным, и это накладывало свой, неописуемый флёр, с которым Дику приходилось мириться. Эльфы возникали, исчезали и порой казалось, что их не пятеро, а штук сорок - и все одинаковые.
Вот и сейчас парочка разведчиков возникла из кустов внезапно, будто всё это время сидели в них, а не спешились пять минут назад, чтобы уйти в дозор. Докладывал, как и всегда, левый. Синеволосый, с оторванным кончиком правого уха, а поэтому немедленно окрещенный Диком Безуховым.
- Впереди рынок. Людьми торгуют. Два десятка мечей, пять арбалетов, восемь луков. Торговцев восемь, три-пять - сопровождение. Десять рабов.
Адресовалось всё это Барру Бевану, но Дик не утерпел. Рабские рынки после борделей интересовали его почти болезненно, ведь именно там можно было найти недостающие ключики от скудного разума Хизер.
- Каковы рабы?
- Два мужика, две девчонки - отдельно, в шатрах, - Безухов заговорил только после разрешающего кивка Бевана, и делал это весьма лениво. - Девчонки по голосам - совсем мелкие, только-только крови начались. Остальные - общим гуртом, как скот. Как по мне, прачки, кухарки, дешевые шлюхи и крестьяне.
- Хизер, ты о чем-то подобном слышала у Герберта?
Скрывать низкое происхождение Хи Дик не собирался. Эльфам на это было наплевать. Они, пожалуй, даже одобрили бы такой брак, поскольку женщина получала шанс жить хорошо и под защитой, а женщины - святы, как маленькие богини. Зато девчонки в шатрах его почти порадовали. Юные - значит, легко обучаемые. Оберегаемые - значит, дорогие. Великолепно подходящие для чьего-то сада.
- Одна девушка, германка, вроде бы приехала как раз из Ирландии, - медленно проговорила Хизер, хмурясь. - С рынка. И звучит похоже.
- Значит, тебе придётся закрыть лицо. Сейчас не подходящее время для стычек с работорговцами. Полковник, могу я просить об одолжении?
По мнению Дика, следовало проехать через рынок. Вдвоем, с Барру Беваном. Хизер и трем эльфам следовало объехать его чуть в стороне, двум - изобразить из себя сопровождение. Себя Дик собирался выдать за цветовода, а Беван с такой внешностью вполне сошел бы за очередную Лилитану. Вот только на предысторию всего этого пришлось убить добрые четверть часа.
- Кроме того, мне нужен ваш совет, как надежнее изменить внешность. Видите ли, меня могут узнать, а я этого не хочу.
- Всегда рад прикупить парочку рабынь. Конечно, вряд ли там найдутся две подходящие, но хотя бы - одну, самую правильную. Что до советов... - Барру Беван присмотрелся к нему, склонил голову и ударил, ломая нос. - Зачем совет, когда можно просто сделать? Ну чудесный наёмник получится, разве нет? Только верхнюю одежду долой.
Дик качнулся в седле, запрокидывая голову назад и перчаткой зажимая переносицу. На турнирах случалось всякое. Бывало, что и нос ломали. И тогда победные деньги уходили на лекаря. Вот только такого способа смена внешности он не ожидал, хотя не мог не признать его успешности.
- Благодарю вас, полковник, - пробурчал он, мрачно глядя на доброжелательно улыбающуюся Хизер. - Алиенора Аквитанская велела рыцарству сносить все капризы дам. В том числе и такие.
Оставалось дождаться, когда нос и глаза отекут - и можно было смело идти к работорговцам. Узнать в опухшем наемнике Ричарда Фицалана делом должно было быть непростым.
- Потом вылечу, - небрежно заметил Беван и внезапно посветлел лицом. - Хм-м, все-все капризы? Любые? Какая замечательная женщина эта Алиенора!
- К счастью, те времена давно закончились, - как ни в чем не бывало закончил свою речь Дик, с трудом подавляя желание продемонстрировать эльфу всё богатство языка жестов.
Женщину, пусть и такую вздорную, оскорблять следовало вежливо.
- Время - это такая... человеческая условность, - задумчиво заметил Беван, улыбаясь Хизер. - К тому же, я - вылитая мадам Аквитанская. Почти она и есть. Хотите, ещё и по уху ударю, чтобы точно никто не узнал?
- Вы, миледи, вылитый король Карл Шестой. Тот тоже в приступах умопомрачения орудовал кулаками, бросаясь на любого, находящегося поблизости. Думаю, пора найти вам вашу Одетту де Шамдивер. Пусть и на рабском рынке.
Дик потрепал гриву Буяна, направляя того к ирландской Кафе.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1940, отправлено 24-12-2021, 10:29


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3832
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 818
Наград: 7

Подъезжая к рынку, Дик уже знал совершенно точно - к ночи у него разболится голова. Боль сломанного носа была предвестником этого, она растекалась по лицу, заползала в затылок, где гнездилась мигрень, вливалась в неё. Поэтому яркий, пахнущий жареным мясом, вином и тонкими духами рынок он рассматривал с ленивым снисхождением, будто перевидал их таких сотню, если не тысячу. Будто уже прискучили и полосатые шатры, под сенью которых пили вино, тихо переговариваясь солидные мужчины, надоели богатые наемники, охраняющие их. Точно не было ничего необычного в изнуренных людях под полотняным навесом - мужчинах, женщинах, некоторые в цепях, ибо противились участи. Зато белые палатки, возле которых со скучающим видом топтались вооруженные до зубов амбалы, Дик оглядел с интересом. Если он верно понимал, самый дорогой товар хранился там. Но отправиться туда сходу ему не довелось. Взгляд будто сам наткнулся на рослого молодого купидона с жидкой бородкой, длинные черные волосы которого шевелил весенний ветерок. Прелестник был одет в очень узкий оверкот из темного меха, узкие же кожаные штаны, и в пестрый тюрбан поверх локонов. Из-под оверкота виднелись безволосые смуглые грудь и живот, вылепленные будто рукой античного мастера. Такого Дик не видел даже у турнирных красавчиков, предпочитавших, всё же, чтоб меч или копье вошли в здравый жирок, а не в беззащитную мышцу, а потому некоторое время бесцеремонно косился на это воплощение девичьих грёз, размышляя об изнурительных тренировках и строгой диете, способных привести к такому. И только потом разглядел, что на шее мужчины болталась уйма побрякушек, одной из которых был кельтский крест.
- Странный тип, - задумчиво проговорил Дик, обращаясь к Бевану, - будто с картинки из этих глупых книжонок о любви соскочил.
За спиной красавца пять дюжих моряков ставили яркий шатер, отчаянно матерясь.
- Крест у него на шее - Робом пахнет, а подарком - не очень, - проворчала Беванна и хмуро добавила. - Но мне куда больше не нравится вон та куча тряпья рядом с этим павлином.
Означенная куча шевельнулась, открывая смуглое сморщенное личико. Человечек сплюнул коричневым, без особого интереса оглядел эльфа, затем заметил Дика и несколько секунд смотрел в него, не отрываясь. Затем пожал плечами и негромко что-то сказал прелестнику, который тоже уставился на Дика с нескрываемым и весьма алчным интересом.
- Если я смотрю на человека, который способен что-то отнять у лэрда против его воли, то это... вызывает во мне чувства странного противоречия. Спросить его? До того, как меня начнут у вас покупать как крайне ценное зеркальце?
Дик в свою очередь уставился на человечка из тряпок, подспудно подозревая, что он умеет видеть скрытое от сторонних глаз. Надежно, надо сказать, скрытое, ибо всё это время Дик тщательно, старательно собирал себя по кусочкам, прикрывал патиной невозмутимости и малой толики злодейства.
- У меня? - Беванна удивлённо моргнула, глядя, как красавчик вальяжно направляется к ним с широкой улыбкой на мужественном лице. - Да разве баба что-то в делах понимает? Покупать тебя будут у тебя самого.
- Где-то я видел этот крест, - радостно оповестил прекрасное создание Дик, мимоходом отметив, что таковых становится слишком много. - Точно, у этого михаилита, как бишь его?.. Это ж как вы, господин, у твареборца висюльку отжали, позвольте узнать?
Строить любимое, ангельски-невинное, выражение лица со сломанным носом было сложно. Почти невозможно, и наверняка Дик выглядел теперь как ирландский дог, сунувший нос в улей. Зато он смел надеяться, что смог хоть чуть сбить это женское счастье с его намерений.
- Отжал? Я?! - Мужчина даже приостановился, широко распахнув глаза, потом потряс головой. - Капитан Елень ничего не отжимает! Крестик этот, можно и нужно сказать, сам упал мне в руки, и не простому капитану спорить с судьбой, а то ой будет. Страшная буря гремела тогда над мачтами, ветер срывал паруса и бросал в руки крестики, жуткие чудовища рыскали вокруг. Даже я - сам я! - еле отбился и чуть не потерял моих девочек! Представляете, какая была бы трагедия? Кто бы тогда пел?
- Ну про ветер - верю, - подумав, согласился Дик. - Про чудовищ - тоже, так и быть. А вот чтоб вы, капитан, самолично отбивались в присутствии моего... нанимателя - ни в жизнь не поверю. Да и в море господин навроде не выходил. Значит, господин либо отдал крест сам - и тогда я с вами распрощаюсь от греха, либо просил кому-то передать - и тогда мне интересно, почему вы это не сделали. Ну, вы могли отобрать его, хотя в это я поверю еще меньше, чем в вашу побасенку. Так ли, моя прекрасная госпожа?
Прекрасной госпожой был Беван, но определение так точно подходило капитану Еленю, что Дик даже удивился собственному ехидству. Но надо было отдать должное - олень, сиречь, капитан врал, как пел. Пожалуй, даже Эмма не отличила бы, где здесь правда, а где ложь. Одно было несомненно - Роберт Бойд если и раздавал свои амулеты, то их новому владельцу становилось от этого только хуже. А уж если он делал это в бурю, когда ветер срывает паруса... Это ж как надо было довести обычно невозмутимого лэрда?!
- Всё так, - с удовольствием заметил Беван, хотел было продолжать, но капитан взмахнул рукой, обрывая:
- А об интересном стоит говорить tête-à-tête, как выражаются эти странные люди за проливом. И, знаете, сейчас подумал... - он оглянулся на моряков, которым никак не удавалось закрепить верёвки, и тяжело вздохнул. - Так вышло, что мне нужны люди. Потому что некоторые недавно... закончились. А платит капитан Елень хорошо, потому что всегда удачлив! Так, может, сразу продолжим разговор на корабле?
- С этим крестом на шее удача у вас закончилась, - пробурчал Дик, заставляя своего и бевановского коня отступить назад. Ему очень не хотелось, чтобы их с полковницей ловили и тащили на корабль, а потом продавали где-нибудь, откуда могут вытащить только иоанниты. Да и то, если захотят. - К тому же, мою цену вы все равно не перебьете, а потому - аdieu, как говорят эти странные люди за проливом. Госпожа, кажется, вы хотели посмотреть какой-то товар?..
Палатки, где держали ценных рабов, теперь представлялись еще более желанными. Хотя бы потому, что стояли в стороне от капитана Оленя. Дик вежливо кивнул морякам и развернул лошадей к ним.
- Моя удача не заканчивается, - донеслось в спину самодовольное и крайне самолюбовательное. - А капитан Елень всегда получает то, чего хочет, хотя я ещё не понял, зачем я чего-то хочу и чего этот старик вообще бормотал. Но хочу! А, значит, получу.
- Предпочитаю, чтобы меня хотели женщины. Желательно, красивые. Далось им всем это Зеркало.
Невозможность отбрехаться от капитана оттопыренным средним пальцем пробуждала ворчливость. Дик недовольно нахмурился, с трудом уговаривая себя не оглядываться поминутно назад. Достаточно было прислушиваться.
- Надо было, всё же, стребовать крест? - запоздало поинтересовался он у Бевана.
Тот мотнул головой.
- Не. Пусть крест сам с удачей спорит, а затевать свару сейчас не с руки, да и... откровенно говоря, от этого капитана так странно пахнет, что ваш Иисус с ним. Вот когда он тебя украдёт, там по дороге и крест можешь прихватить, а то чего он? Идём быстрее, я хочу уже купить рабыню-другую. Одну - для дела, а другую - как получится. А обычно получается хорошо!
- Если меня украдут, госпожа это вряд ли одобрит, - вздохнул Дик, оглядываясь в очередной раз и понуждая лошадей идти живее. - И без того уже затылок трещит, поэтому обойдемся без этого, хорошо? Чем пахнет капитан?
Странно было, что капитан его заинтересовал сильнее, чем рабыни и их продавцы. И даже больше, чем эльфья необходимость прикупить рабыню-другую.
- Глубинным, сырым безумием, которое до дикой охоты напоминает мне о Фи, - задумчиво обронил Беван, но тут же ухмыльнулся. - Впрочем, кому как не тебе знать, верно? Слышал, ты с ней землёй... как там выражаются люди... махнулся, да?
- Это была земля монастыря, - любезно просветил его Дик. - Не моя, к счастью. Но он мне напомнил турнирных красавчиков. Из тех, которые не знают, с какой стороны держать меч, зато не вылезают из постелей придворных дам. И в то же время - жуткий. Будто поглядел на него глазами сестры. Но Эмма наверняка смогла бы осадить его... точнее. Подумать только, врёт так, что сам в это верит!
Имя сестрицы прозвучало неожиданно нежно даже для самого Дика. Казалось бы, только недавно виделись, и не думалось о ней в заботах о Хи, но стоило заговорить, как тут же накрыло тёплой волной грусти и обожгло ревностью.
- Сестра, говоришь? Ц-ц-ц, - Беван покачал головой, ухмыляясь шире. - А вот в старые - значит, самые правильные! - времена её тебе бы и отдали, чтобы не мешать королевскую кровь со всякими там. Вот не меняется жизнь к лучшему, никак, хотя, надо сказать, новая грудь мне в чём-то нравится... так что, когда будем Эмму красть?
- Вы рискнёте перьями? Впрочем, лэрд явно не в восторге от них, а потому не могу не оценить ваше самопожертвование. Добрый день, - приветствие адресовывалось мрачным наемникам, очень похожим на итальянцев. - Госпожа хотела бы поглядеть товар.
Как бы не хотелось Дику видеть сестру рядом, он догадывался, что Роберт Бойд подобную выходку вряд ли одобрит. А значит, её не одобрит и леди Бойд. Испытывать терпение госпожи Дик был не готов, даже если это сейчас назвали бы трусостью.
Странно, но их пропустили без торга и необходимости убеждать. Видимо, с женщинами торговать брезговали не все. Дик, как и положено хорошему телохранителю, сначала заглянул сам, а после впустил Бевана. Убийцы с отравленными ножами за пологом шатра не сидели.
Внутри было очень светло - товар следовало показывать лицом. Одет товар был соответствующе - в прозрачные ткани, звенящие бусы и прочее, что по мнению торговцев, украшало дорогих рабов. Дик пробежал взглядом по белокожей женщине с приплюснутым носом и вывернутыми губами, угадывая в ней черты с рисунка деда Эдцартов, оглядел нежную девушку, похожую и не похожую на Раймона де Три, с равнодушием пропустил двух раскосых близняшек с пустым взглядом, хотя они-то и были самыми интересными! И вежливо кивнул мужчине в ремешках, подчеркивающих хорошо развитое тело.
- Вон та чернявая очень похожа на моего зятя, - задумчивым полушепотом поведал Дик на ухо Бевану. - А белокожая, даю палец на отсечение, родня древним африканским богам.
Из всей компании Дик почему-то сочувствовал только мужчине. Судя по шрамам - воину.
- Мужик тут вообще телохранитель, - приятно улыбаясь, вполголоса заметил Беван и добавил, не глядя на белокожую женщину - А мне, пожалуй, заверни вон ту родственницу. Можно с бантиком.
- Сколько я могу потратить?
Надзирал за всем этим торгом неприятного вида скособоченный тип, которого отнюдь не украшали сросшиеся брови и великое множество морщин на лице. Вот ему-то и махнул рукой Дик, приказывая подойти поближе.
- Но мы уже выдали тебе кошель! Потерял? Потратил? Опять?! - не обращая внимания на типа, лицо которого не выражало совершенно ничего, Беван нежно вздохнул Дику на ухо. - Как можно меньше, разумеется. Потому что золота у нас при желании сколько угодно, но я очень скаредный!
- Значит так, - ощущения от вздохов Бевана были гадостные. Как будто кто-то из придворных содомитов решил побеседовать в турнирном шатре - и в глаз не двинешь, и радости никакой. - Малоуважаемый, вон за ту девицу сомнительной красоты и обезьяньего лика моя госпожа дает три тысячи золотом. Соберите товар, будьте любезны, и завяжите на макушке бантик. Бантик за ваш счет.
- Три тысячи? За этот драгоценный цветок? - Скособоченный тип криво улыбнулся и отвесил затрещину ухмыльнувшемуся гладиатору. - Госпожа шутит. Тридцать три, я бы сказал. А то и сорок. Ибо - принцесса, жрица и просто баба с сиськами, которая еще и слова поперёк не скажет.
Если бы Дик сейчас ел, он бы непременно поперхнулся. Столько не стоила ни одна баба, хоть с сиськами, хоть без них. Да что там, столько не стоил ни один мужик, даже самый обученный воин!
Он хмыкнул, похлопал по руке Бевана, хоть тот и не волновался и улыбнулся так ангельски, что начало ломить щеки.
- Вы сбрендили, непочтенный. Таких цен нет и на рынке в Кафе, а там принцесс хоть пруд пруди, по пятьсот золотых за мешок. Но так и быть, я отдам вам десять, но это за двоих. В придачу вы завернете мне этого бойца. Хоть это и грабёж!
- Однако же, вы покупаете тут, а не в Кафе, - заметил гнусный тип. - Или вам корабль свободный подсказать? Чтоб, значит, принцесс мешками покупать? За эту чудесную жемчужину Юга никак не меньше пятнадцати. И пять сверху за опытного бойца, звезду лондонской Арены. Просто с кровью отрываю от печенки, так он мне дорог!
- А мне-то как, - любезно и одобрительно шепнула на ухо Беванна. - Ну, лейтенант, ой как должен будешь. Думаешь, легко эти листья собирать?
- Госпожа говорит, что за обоих отдаст пятнадцать, - немедленно озвучил его шепот Дик. - Во-первых, плоходосточтимый, у вас нет документов, подтверждающих, что девица - принцесса и жрица, а воин - звезда арены. Может быть, вы их аккурат на лондонской помойке и нашли? Соглашайтесь, нелюбезный, это отличная сделка. Стоимость особняка в Суррее - за двух человек.
О сборе листьев Дик не думал вовсе. Равно, как и о том, что будет делать с гладиатором, имя которого даже не знал. Но, в конце концов, лорд Фицалан нынче мог позволить себе небольшие прихоти в виде личного партнёра для фехтования. К тому же, стоило признать собственную склонность к импульсивным поступкам в виде спасения тощих шлюх и покупки рабов.
- Без ножа режете, как бог свят. Пятнадцать звонких за такую женщину и гладиатора, который рядом с самим Актёром тренировался! Не быть мне Падлой, если вру!
Малопочтенный торговец покачал головой и снова треснул откровенно развлекающегося гладиатора.
- Эвон, все документы при бабе и есть, прямо на ней набиты. А ты, Эспада, что молчишь, как засранец? Ну, говори, кто ты?
- Немедленно прекратите бить уже не ваше имущество. Я полагаю, мы сошлись в цене? Тогда пишите расписку, а мы с госпожой немного поглядим остальных. Как знать, может, еще кого-то купим.
Две раскосых девушки, быть может, и не были розами без шипов, но на ирисы походили до дрожи. Такие же тонкие, сильные. Золотистые. Отсчитав Падле деньги, Дик подошел к одной из них и присел рядом.
- Можно плакать от печали, оттого что у розы есть шипы, но можно плакать и от радости, что на стеблях с шипами есть розы, - полувопросительно обратился он к ней. Цитата была из той же слащавой французской книги, откуда все придворные любезники украшали речь - и постели. И если такое срабатывало на Хи, то могло подействовать и на этих девочек.
- Кто любит розу, полюбит и шипы, - отчаянно коверкая язык пролепетала в ответ девушка, но её оборвал подскочивший Падла.
- Это особый товар, под заказ, - зло проговорил он. - Нельзя говорить.
Дик недовольно дернул плечом, отмахиваясь от него. Нельзя говорить?
Теперь, когда он уже чуял след тех, кто осмелился вмешиваться в его жизнь и навязывать на шею сомнительных девиц?
- Эспада, - первый приказ новой игрушке звучал почти мягко. Уважительно. - Пригляди, чтобы неуважаемый господин Падла написал расписку, как положено. Откуда ты, дорогое дитя?
А это адресовалось девочке с чертами Фламберга.
- Из класивого замка. Лыцали, - дитя развело руками, отчего вышло, что рыцари были круглыми. - Кололи и плинцессы, лыцали и длаконы!
То, что Фламберг был слегка сдвинувшимся, Дик знал. А вот, что его родня тоже неблагополучна, даже не подозревал. Впрочем, кретины в древних семействах рождались чаще, чем у простолюдинов, а новоиспеченного баронета Харпера следовало считать скорее исключением.
- Отлично, - одобрил Дик. - А где замок стоит? Море было? Лошадки?
- Моле буль-буль. Ласадки иго-го! Кататься? На ласадке в моле буль?
- Непременно. Как только вспомним, где был замок, сразу и буль. Стол там был большой, круглый, наверное?
В Англии красивых замков было хоть с кашей ешь. Булькающего моря - тоже. Но в каждой цитадели был свой повод для гордости. В Тинтагеле - круглый стол якобы короля Артура, в Бамбурге - чудовище, а в михаилитской резиденции - библиотека. Дик глянул на послушного Эспаду, на Падлу и расписку, на Бевана, огуливающего жрицу-принцессу, и погладил неразумное дитя по голове.
- Клуглый, - подтвердило дитя. - Байсой. Много.
Больше, чем ничего. Меньше, чем необходимо. Дик вздохнул, отвязывая от пояса собственный кошель. Листья листьями, а информация стоила дорого.
- Эй, малоценный господин Падла, поменяемся? Название красивого замка вот этой девы на десять соверенов.
- Двадцать. И десять за одежду Эспады. Или вы его в ремешках повезёте?
"Свою дам", - хотел было съязвить Дик, но вовремя сообразил, что гладиатору его тряпье могло быть дорого воспоминаниями. Впрочем, цена казалась честной. Со скупым вздохом отсчитав монеты, Дик выжидательно уставился на Падлу.
- Моргейны дом, - полушепотом сообщил тот. - Замок на скале и под скалой.
"Тинтагель".
Цитадель легенд стала оплотом шлюшничества. С трудом удержавшись от того, чтобы сокрушенно хлопнуть себя рукой по лицу, Дик оторвал витой шнур от подвязок полога шатра и привязал его на шею принцессы-жрицы. Беван хотел её с бантиком.
- Благодарствую, - обронил он, подхватывая принца эльфов под руку и выходя из шатра.
В Корнуолл не хотелось. Во-первых, Хи своими причудами изрядно утомляла, а теперь, когда приходилось звать её женой - утомляла вдвойне. Во-вторых, Дик предпочел бы Портенкросс и полк. Наука управления людьми и командования войсками была гораздо интереснее всех блядских сект. Но вместо желаемого, он ехал к германскому божку - договариваться, с ним была Хизер-я-взболтаю-твой-мозг-и-выпью, а шлюхи все равно не оставили бы его в покое.
- Любопытно, будет ли капитан Лень меня красть?


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Бросить кубики | Опции | Новая тема
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 11-08-2022, 7:30
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .