В начало форума
Здравствуйте, Гость
Здесь проводятся словесные, они же форумные, ролевые игры.
Присоединяйтесь к нам - рeгистрируйтeсь!
Форум Сотрудничество Новости Правила ЧаВо  Поиск Участники Харизма Календарь
Сообщество в ЖЖ
Помощь сайту
Доска Почета
Ответить | Новая тема | Создать опрос

> Greensleevеs. В поисках приключений., Добро пожаловать в мир злых заек!

Spectre28 >>>
post #1601, отправлено 30-12-2019, 11:23


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Родовой перстень, так кстати отобранный у Дика еще в Портенкроссе, теплел на пальце. Со скучающим видом восседала Эмма в кресле холодного, неуютного зала Арундела. Здесь, на поцарапанных шпорами каменных плитах пола не было даже соломы, и ноги в изящных сапожках мерзли, будто их держали в сугробе.
Эд - тихо хныкал, баюкая руки. Служанка и сенешаль замка - причитали.
Начальник стражи краснел.
Сначала он не хотел впускать их, с недоумением глядел на своего лорда, жмущегося поближе к Раймону. Потом, разглядев перстни и бумаги, заверенные поочередно магистрами, Ричардом Фицаланом и констеблем Клайвеллом - открыл ворота, кланяясь так, чтобы не обидеть, но и без подобострастия.
А сейчас - наливался багрянцем стыда и злости.
Это было почти забавно - наблюдать глазами то, что раньше читала в душах: суетливое сострадание стряпухи, омывающей слезами светлую макушку Эда, хмурое недоверие стражников, испуг юной служанки, почти наверняка согревавшей постель лорда. Впрочем, эта боялась недолго. Ровно до того момента, как Раймон начал распекать командира здешнего гарнизона.
- Как можно было отпустить милорда в лес, кишащий тварями?
Вопрос был риторическим и ответа не требовал, но главный стражник открыл рот, чтобы его тут же захлопнуть, а девица томно вздохнула.
- Не хочет компании? Не любит? Послали бы кого тайно, всё безопаснее!
Стражники потупились, девица захлопала ресницами так, что Эмма поневоле забеспокоилась, что Раймона продует, а стряпуха горестно закивала.
- Ушёл, не спросясь? А ты начальник стражи или судомойка, что не знаешь, кто уходит, а кто приходит? Да и то судомойки обычно всё знают.
Сержант хмуро зыркнул, девица подпустила огня во взор, стряпуха всхлипнула вместе с Эдом, и Эмма закатила глаза. Не выходило у них без представлений в духе Рикардо Тулузского, а сейчас и вовсе получалась комедия, достойная того, чтоб ее записали на бумагу.
В самом деле, все эти древнегреческие театры удавились бы за право поставить вот это на своих подмостках. История про обезумевшего царя, его родственников и забытого в башне пленника. За которым еще предстояло идти.
- И зубцы на восточной стене ближе к северу крошатся, - подтвердил её мысли Раймон. - А в галерее - снизу видно - паутина в углах. И это что - стража древнего Арундела?! Почему вон у того пятно на тунике, а у этого бляха на поясе нечищена от грехопадения Евы?!
Ровесник Адама уставился на свой пояс с удивлением, явно только сейчас заметив его наличие. И тут же принялся натирать собственной перчаткой, поспешно и угодливо, поглядывая на Раймона с уважением, а на Эмму - с подобострастием. Это забавляло тоже, хотя бумаги на столе Эда казались интереснее.
"Кости девчонки. Под капеллой. А на груди - крест из граната. Из тех, что кентские короли жаловали своим вассалам. Думаю, знакомицей Этельреда была, не иначе. Альфредово семя."
Писать Эд не умел, это стало ясно еще по первым строчкам. Зато на сокровища у него был нюх, и Эмма дерзновенно надеялась, что крест он не пропил. Как сделал это с бесценными старинными гобеленами, которые должны были прикрывать неприглядность грубых серых стен обеденного зала, на которых теперь висели изрубленные щиты да кабаньи головы.
Право, иной хозяин устроил бы себе кабинет, да вот хотя бы в библиотеке, как в Портенкроссе, чтобы не есть там, где нужно работать.
- Надо еще казну пересчитать, милорд муж, - рассеянно сообщила Эмма, откладывая листок. - У братца было много древних вещиц, которые он не хотел бы потерять.
Сенешаль вздрогнул, негодующе уставившись на неё, пожевал пухлыми губами и слегка побледнел, утверждая во мнении, что вся челядь - воры.
- Разумеется, миледи жена, - Раймон нахмурился на него и хмыкнул. - Причём как можно скорее. Но скучные бумаги я оставлю вам, а сам в это время... Шурин явно не проявлял должной строгости, и мне, как михаилиту, рыцарю воинского ордена очень хочется продемонстрировать местной, с позволения сказать, страже, что такое инспекция. А как рукоположенному священнику - очень хочется назначить подходящую епитимью за прегрешения, творящиеся здесь во множестве.
"Генеральский сынок".
Без уставшего, а потому крепким сном спящего дара, мысль Раймону вряд ли передалась. Зато, без сомнения, он её понял по лукавой улыбке, скрыть которую не получилось. Эмма коротко кивнула, принимаясь командовать слугами, как и полагалось генеральской невестке.
Кухню - вымыть. Котлы грязные и жирные.
Полы - вымести, вымыть водой, собак - выгнать на псарню. Это Арундел, а не особняк какого-нибудь Дакра!
Прачку уволить. Потому что так стирать - нельзя. А стирать сегодня будет сенешаль, ибо недоглядел!
К ужину уставшая челядь падала с ног, служанка, поглядывавшая на Раймона, напялила короткую юбку, открывавшую тонкие ножки, а начальник стражи препочел каяться в чистенькой часовне, чем взбираться по стенам, на которых Раймон неизменно находил осыпи, сколы и неправильно поставленных часовых. А потому ужинать пришлось в тишине, одиночестве и покое.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1602, отправлено 30-12-2019, 11:23


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

В этот вечер Господь послал на стол Арундела бутылку красного, сыр, рыбный пирог, похлебку с мясом, перепелок с пшеном и отвар из сушеных яблок. И слуги мстительно поставили всё это на разных концах огромного стола, как и полагалось по этикету. Уставшая за день Эмма, которой уже не хотелось быть хозяйкой собственного поместья, только вздохнула, сгребая еду и бумаги поближе к Раймону.
- Эд что-то знал, - без предисловий сообщила она. Раймон все равно поймёт, а подслушивающим за дверями слугам ясность ни к чему. - В его записках часто встречаются и Альфред, и его чада, и даже странное про дитя светоча и зеркала. "Мой свет прогонит тьму, мой блеск разрежет путь, мой сын овладеет миром". Впрочем, подбор слов не самый удачный. Он не умеет писать, и все письма к важным людям перечеркнуты, смяты. А еще, кажется, мы спасли Дика. Эд вел переписку с юристом, в которой выяснял, как стать старшим в роду.
- Как спасли, так и прибить могли, - цинично ответил Раймон, разливая вино и поднимая кубок. - Как думаешь, какой шанс, что вчера он ехал куда-то на лошади? Или гулял по мосту? Так что, будем считать, равновесие достигнуто и баланс соблюдён. Хотя на всякий случай, конечно, будем заодно считать, что он нам должен. Но как хорошо, однако, все осведомлены о прошлом... кроме нас.
- А кто же будет посвящать самую младшую, да еще и девочку, в тайны прошлого? Впрочем, я теперь не могу не думать, как Эд собирался получать дитя светоча и зеркала. Или он хотел стать старшим, потому что был уверен, будто дар передаётся именно так?
Поморщившись от собственного косноязычия, Эмма пригубила терпкое, чёрное вино, отодвигая от себя залитые жиром, воском и виски бумаги. Наверное, Дик не прочь был бы обзавестись ребенком от сестры. Или просто - сестрой в постели, иначе почему эта Хизер была так похожа на неё саму? Но Ричард Фицалан, зависимый от Раймона и понимающий, что не получит ни гармонии, ни света без согласия Эммы де Три, вряд ли сознается в этом. Или рискнёт.
- Амальгама, кажется, обойдётся без такого... продолжения рода. У него вон мисс Освестри есть, авось хватит. А вот Альфред и его дети... - Раймон, хмурясь, опёрся локтем на поручень, став удивительно похож на норманнского римлянина. - Знаешь, что мне кажется? Что ты выбрала мужа-идиота. Скажи, как можно было забыть о Кранмере, даже не забывая? Вспоминается тут, вспоминается там, но всё не то, неважное. Сначала - работодатель, затем, как отвлеклись на богинь и Альфреда - помеха и потенциальная угроза, но слишком долго я не думал: а почему? Слишком много всего этого вокруг для простого интереса чудака-архиепископа к старине. Слишком совпадение.
Пожав плечами и подумав, что мужа она не выбирала, Эмма живо представила очередь из женихов, выстроившихся за монастырскими воротами и глядящих с надеждой. И себя, прохаживающуюся вдоль строя, чтобы придирчиво рассмотреть каждого.
- Кранмер, на мой вкус, слишком незаметен для политика и личного исповедника короля. Тень. Наподобие нашего Шафрана, только Мирддин убивает своими руками, а архиепископ...
Убивал ли Кранмер? Эмма вздохнула, понимая, что женщина не должна рассуждать о таком. Но беседовать о вышивках и клянчить очередные побрякушки она не умела.
- Тень... обычный стряпчий и писарь, так? Никто, серая пешка, которую даже не замечают. А потом - раз, и внезапно знает, как помочь королю. Ещё - раз, и архиепископ. Архиепископ, помогающий страждущим... - Раймон нахмурился сильнее. - Интересно, многим ли помог? Не считая меня.
- Мы знаем о Двойке, бросившем поиски. Наверняка, есть кто-то еще. Впрочем, - Эмма вздохнула, подкладывая ему кусок пирога, - ты спросил - почему? Мне хочется добавить еще и - зачем? Зачем обласканному королем сановнику, который достаточно умён и осторожен, чтобы продержаться на вершине, искать венец?
В голове было удивительно пусто. Хозяйство - хоть и не своё - выматывало, и оставалось лишь радоваться, что к нему не прилагаются дети.
Раймон хмыкнул. Вопреки обычаю, он так и не принялся за остывающее мясо, только постукивал по столу рукоятью кинжала.
- Это потому, что в него вселился дух короля Альфреда и ищет свою последнюю реликвию, - еле успев договорить, он со скупой улыбкой покачал головой. - Но нет. Нашего славного древнего короля, наверное, не устроила бы роль проводника новой веры. Новой религии...
- Новая вера, старая вера, новая старая вера - всё это напоминает переодевание рукавов кокетливой, но очень бедной барышней. Платье-то одно всего. Разве что у Кранмера свой ренессанс.
Тревожную улыбку она скрыла за кубком. Встречу двух течений возрождения Эмма представляла плохо, но зато понимала, что последствия будут ужасными.
Судя по тому, как скривился Раймон, ему идея тоже нравилась не слишком.
- Ренессанс, реформация... две стороны одной монеты - или три? Четыре? Ад этот ещё с его предложениями. Ловить беглые души, значит... а зачем бы им предлагать это именно мне? Учитывая, что преисподняя и ренессанс заключили союз против... - он заговорил медленнее, прищурившись, покусывая губу. - Против общего врага, но дьявол всегда лжёт и играет за себя против всех, так? Значит, убрать моими руками... кого-то, а если этот кто-то так высоко, что заодно и слон с доски уйдёт? И преисподней мог быть интересен сбежавший Альфред, но ой сомневаюсь я, что он в аду. И ренессансу, кажется, он не сильно нужен тоже. Неудобен. Значит, скорее всего не он. Значит, этот кусочек мозаики укладывается в общую картину. Не четвёртая сторона - третья. И если так...
- Ренессанс заключил пакт с преисподней ровно потому, что ад держит за uighean. Я не знаю, что это такое, но догадываюсь, - наверное, улыбка чуть потеплела. Эмма видела своё отражение лишь в дурно начищенном медном кувшине и оно было странным, а потому и улыбалась там криво. - Но именно ты, потому что даже аду очевидна привязанность... слона. Если у них получилось бы ударить сразу по нескольким... Тебе не показалось, что знакомый нам князь слишком легко соглашался на всё?
- Слишком, - согласился Раймон. - Чёрт, они тут даже фруктов и ягод к столу не вынесли... что за замок! Но князь, думается мне, уже исчерпал запас любезностей - и, думаю, уже нашёл другого осла, чтобы тот носил орехи в огонь. Если по той же методике - то в идеале того, кто связан с ренессансом как-то иначе. Стоило бы уточнить. Но, знаешь, у меня появляются от таких разговоров странные желания. Например, про северные земли, куда одновременно очень не хочется и как-то... нужно, что ли. Поглядеть, познакомиться... Что причастность к религии с людьми делает.
- У них тут нет ни фруктов, ни ягод. Да и мяса мало. Будь это нашим замком, я бы уже выгнала всех бездельников на поля и на охоту. Не знаю, чем они кормят гостя и как он еще держится. Потому, на Севере, наверное, будет даже лучше.
На Севере. В терновой обители, среди деревьев, увитых плющом. Поэты излишне романтизировали вольницу на границах королевства, где среди упрямых католиков, шотландских разбойников и валлийских стрелков порой заваривалась такая густая каша, что и королевские войска не могли ее расхлебать. Отличное место для михаилита и его жены, в нужный момент превращающейся в пажа.
Эмма нежно коснулась руки Раймона, настойчиво двигая к нему перепелок. Значит, на север.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1603, отправлено 30-12-2019, 11:23


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Вечер, что почти ночь в замке, который не был безумен.

"Bis mortui".
Никогда не любил Раймон замки. Ни тесные, низкие замки старых времён, ни новые - стремящиеся вверх и всё равно тяжёлые, уходящие каменными корнями глубоко в землю. Не растущие из неё, а вгрызающиеся сверху. Искусственные перевёрнутые скалы. Клетки, защищающие от мира, не дающие миру проникнуть внутрь. Наверное, тюрьма - это тоже маленький замок? Всего-то отличия, насильно ты туда сел или добровольно. Но Арундел...
Раймон поёжился. От этого замка он ожидал безумия вроде как у Херли, ждал смен настроения, жестокого смеха, смены личин, но Арундел оказался... мёртвым. Дважды. Сначала - просто как замок, а потом - словно ушёл в себя так глубоко, что и не вернуться. Почти как хозяин.
От этого пустые пыльные коридоры казались куда более зловещими, чем им полагалось - особенно с точки зрения михаилита. Даже если учитывать, что где-то тут наверняка крылись ловушки, обитали призраки из тех, кого не смог прогнать даже Эд Фицалан, жили твари, которых, опять же, не смог выжить из Арундела даже Эд Фицалан. Что где-то во внутреннем дворике некая Птичка увлечённо распутывала клубки вместе с Ясенем - и Раймон сильно подозревал, что сплетающиеся порой пальцы ускорить дело не помогали. Чёрт, а когда Ясень спокойно рассказал, что собирается сделать, он чуть не посчитал его сумасшедшим - но только почти. В конце концов, почему нет? Уж кто-кто, а Ясень из холма выберется, стоит ему захотеть. Вопрос только в том, когда он этого захочет. И сколько раз придётся стукнуть по голове некоего магистра, чтобы он не поломился следом.
Позади раздался шорох, но Раймон не оглянулся - присутствие Эммы за плечом он чувствовал и так, и точно знал, что именно шуршит. Что могло спрятать стройные ноги в штанах лучше портьеры, спросила она. Что вызовет меньше подозрений, если бросить на полу у стены, поинтересовалась она - и содрала со стены... это. Раймон готов был поклясться, что проклятая ворсистая штора жуткого кровавого оттенка довольно шевелилась, когда её оборачивали вокруг талии и драпировали плечи. Уж больно оно напоминало шкуру.
- Обычная занавеска, - ласково, едва слышно, ворчала Эмма, - теплая. Я даже подумываю сшить из такой платье, когда поедем на север. Может, даже новую северную моду создам. Практичную и красивую. Проклятье, жарко-то как!..
- Если сначала холодно, а потом жарко, значит, в среднем Арундел - хорошей замковой температуры...
Двор в таких платьях рисовался так, что думать об этом не хотелось, и мысли упорно сворачивали обратно к поместьям, крепостям и прочему, что мешало людям жить. Не замок, точно. Поместье, открытое лесу и воздуху, с большими окнами... холодно? Так ещё римляне умели строить так, что полы оставались тёплыми. Несколько веков прошло, и варвары радостно мёрзнут от английской сырости.
"Интересно, что будут с тоской вспоминать следующие поколения? Камины и ванны, каких больше нет - разучились и не до того? Показывать одетым в шкуры детям гравюры, где странные люди сидят зачем-то в огромных корытах?"
Да и какие поместья, открытые миру? Большие окна - чтобы анку залезать было удобнее? Без толстых высоких стен, чтобы любой бродяга по саду шатался? Для культистов и бандитов, которые, кажется, населяют каждый лес и каждую деревню? Снеси в Портенкроссе стены - и проживёт он до первого набега добрых соседей, с которыми тыщу лет назад не поделил дочку пастуха, набравшего потом ватагу и ставшего гордым лордом перевала с непроизносимым ругательным названием. И всё же - хотелось. Не каменную стрельчатую готику, пришедшую из-за пролива, а что-то по-настоящему просторное, воздушное, светлое. Не уходящее в небо, а часть мира.
Тихие - мёртвые - коридоры успокаивали одинаковыми пустыми альковами, с которых, кажется, Эд тоже пропил занавеси. Заманивали. Отвлекали странными мыслями - и, наверное, именно поэтому Раймон сообразил, что слышит не только шаги и шорох, но и вкусные влажные причмокивания, когда уже поворачивал за угол.
Стражник с мужественно обнажённой и невероятно волосатой грудью вытаращился на портьеру, как мавка на проклятую ленту. Горничная, ойкнув, громко хих-икнула и протёрла глаза кулачком, потом ещё раз. От парочки, не удосужившейся даже спрятаться в алькове, так могуче тянуло духом поганого бренди, что это могло свалить и быка. К несчастью, морочники были крепче - Раймон лишь покачнулся и возвёл очи серому закопчёному небу в облачках паутины.
- Ну вот же ветреная какая. С утра глазки строила, а теперь вот, уже стражника себе нашла. Никакого воспитания у девиц в наше время. А ведь когда-то, магистры рассказывали, хлопанье глазками означало верность хотя бы до следующей танцульки.
- У тебя было очень, очень необычное образование, - заключила Эмма, с блаженным стоном разворачиваясь из шторы. Страж наблюдал за этим с напряженным интересом человека, впервые увидевшего, как раздевается леди, служанка - изумленно приоткрыв рот. - Неудивительно, что из монастыря уволок самую странную послушницу. Как думаешь, а ему в этом... руне не жарко?
Раймон кивнул.
- Так потому котту и снял, наверное, и в самый холодный коридор ушёл, под самой белой башней. Зато плюс - штору не унесёт. Правда, горничная может заблудиться в зарослях и потеряться, но, думаю, замок это переживёт. Ты посмотри на эту юбку - становится короче с каждой минутой, да ещё и в лоскуты распадается, кажется. Эдак на пряхах разоришься.
- А, это... ы? - Стражник ткнул кривым пальцем в штору, и Раймон со вздохом покачал головой.
- А это ы - не трогать. Я до сих пор считаю, что этот ворс вот-вот начнёт выделять пищеварительный сок. К слову, если подумать... - он критически оглядел стражника и кивнул горничной, так и забывшей закрыть рот. - На твоём месте я бы был осторожее. Уж очень они с этой чёртовой тканью похожи, как михаилит говорю. Разве только масть не та.
- У неё всего лишь тоже есть ноги, - в голосе Эммы слышалось спокойное, практичное возмущение, - у служанки разумеется. Не у шторы. И потом, разве не видишь, что у ткани и стражника разное качество шерсти и текстуры? Это как у гобеленов, понимаешь? Рисунок тот же, но один выполнен тройным романским, а другой - плоским шотландским, и от того свойства у них разные. Солдат разве что на чулки годен.
Челядь переглянулась, девица грустно потрогала грудь своего неслучившегося любовника, и громко расхохоталась.
- Демоны! - Стражник оттолкнул девицу и дико огляделся налитыми кровью и бренди глазами. - Не дамся! Заманили! Замуровали!
Раймон поспешно оттолкнул валявшуюся у стены алебарду в полумрак. Служанка без движения скорчилась на полу. Из разбитой головы тонкой струйкой текла кровь.
- Кажется, штора таки пригодится... и цвет подходящий. А ты, чадо, - он перекрестил стражника, и тот замер, глядя на него в упор, - помни, что бесы изгоняются молитвой, постом и покаянием искренним. Пятьдесят Богородица, дева, радуйся, и не менее тридцати Отче наш - пока будешь смиренно перевязывать и кутать этого беса. С христианским милосердием.
Эмма со вздохом отступила от лужицы, успевшей натечь на грязный пол, и с любопытством уставилась на один из альковов.
- А это кто?
Знакомый тон - такой же, как тогда, на вопросе, будет ли анку дожирать разбойника. Раймон оглянулся и немедленно полез в кошель за ягодами рябины. Приманка - приманкой, но зачем лишний раз кормить тварей? Пусть сидит за кругом и истекает слюной, ей полезно.
- А это - сосед. Внебрачное дитя скоге и не самых приятных духов. Видишь, какие зубы? Ими, стало быть, жрёт, а рога в четыре резких изгиба - retranslatore, то, что принимает и передаёт эмоции. Отрубить или обломать - ослепнет и либо замрёт, либо впадёт в бешенство... как-нибудь покажу, очень занятно выглядит. Сейчас, наверное, его приманили сначала страсть, а теперь - страдание. Последнее почему-то вкуснее...
Под заплетающиеся молитвы, он сыпанул ягодами поперек коридора, подумал, добавил ещё, а то "Отче наш" звучал так, что должен был скорее не отгонять фэа, а приманивать демонов. Но с рябиной - должно было хватить. Наверное.
- Когда-нибудь я прочитаю эти ваши бестиарии, чтоб понять, где ты серьезен, а где - дурачишься, - снова вздохнула Эмма, отворачиваясь от твари.
- А есть разница? - Удивился Раймон, завязывая кошель. - Как ни читай, а бестиарии всё равно сводятся к тому, что рога им всем надо пообламывать. А потом написать следующий бестиарий - о последствиях.
До подходящей бойницы, откуда можно было попробовать закинуть крюк, оставалось примерно тридцать шагов.
На вкус Раймона этого было как-то слишком мало. Уж очень не хотелось касаться этих странных белых камней, и слишком жёг запястье камень в серебре, отданный хмурой, кусающей губы Бадб Ката, Вороной битв.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1604, отправлено 30-12-2019, 11:23


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

Девушка, почти девочка, стояла на краю стены, грустно глядя на башню. Эмма сочла бы её живой, но разбитый затылок, сквозь вмятые кости которого белел мозг и серая тоска, пробуждавшая даже уставший дар, убеждали в обратном. Призрак, привидение, неупокоенная душа - или как еще их называли михаилиты? - не обернулась даже заслышав шаги.
- Ты пришел меня упокоить?
Эмму она не замечала. Зато едва уловимо пахла лавандой надежды, что наконец-то её путь закончится.
Раймон покачал головой, разматывая веревку.
- Ради вот этой самой башни. И сейчас - времени у нас нет, прости. После - другое дело, - он мрачно улыбнулся. - В конце концов, можно сказать, что владелец замка уже заплатил. Но ты уверена, дитя, что хочешь дальше, что там - будет лучше? Пусть ты привязана к замку, но жизнь здесь определённо поменяется. В ту сторону, иную - пока непонятно, но прежним Арундел не останется точно.
- Я не дитя. Я - леди Фицалан, и я носила ребенка, - девушка развернулась немыслимым для человека движением, повернув сначала голову, а потом тело, и очутилась рядом. Под призрачным шелком платья круглел маленький, аккуратный живот. - Я ненавижу Арундел, ненавижу Фицаланов, ненавижу такое существование. Хоть ад, хоть рай, да хоть небытие, но не ветер на грани миров!
Эмма пожала плечами, подавая Раймону острую кошку. Если эта леди, выходя замуж за Эда, надеялась обрести в нем нежного и трепетного супруга, то ей лучше было родиться в другом месте, и, возможно, в другое время. Впрочем, всё это вряд ли повлияло бы на характер братца. Бесчеловечная тварь останется таковой в любую эпоху.
- Эк высперенно говорит-то. Небось, всё эти ветра - когда на грани, они самые мерзкие. Ладно, хоть, де Три ей досадить не успели, и то хлеб, - Раймон задумался, качая кошку в руке, покосился на Эмму и принялся неторопливо завязывать на верёвке узлы. - А то белизна эта, цепи, стоны... Но понимаю - и Эд, и Арундел, а тут ещё и башню отобрали, а вместо неё это непотребство. Хорошо, не-дитя, которое ненавидит заодно само себя, допустим, ты хочешь в посмертие, хотя есть у меня дурное предчувствие, что и ад с раем скоро поменяются тоже. Твоё право. Если вернусь, да ещё и собой - отправлю, не хуже иного магистра.
- За выспренность придётся доплатить.
Через каких-то несколько месяцев обязано было явиться лето, а с ним - и новая смена одежды. А Эд почти наверняка понаделал кучу тайников. Эмма взглянула на арунделоненавистницу, размышляя, знает ли мертвая невестка, где её не особо живой муж хранил золото. Или бумаги.
- Когда упокаивать станете, тогда и доплачу, - ехидно сообщило привидение.
- И вот никто заранее не платит, - сокрушённо заметил Раймон, проверяя верёвку и примериваясь к белой стене, уходившей в небо. - Ну правильно, помрёт михаилит, а тварь, глядишь, подавится и тоже сдохнет, сплошной прибыток. Или вот вместе с чужой душой туда, в посмертие. Вот время. А ведь когда-то, магистры рассказывали...
- Казна платила, - закончила его стенания Эмма, выслушавшая про жадных нанимателей и не менее гадкого короля немало, в разных вариантах и от разных михаилитов.
Призрачная девушка тоскливо проводила их взглядом, но интерес к ней Эмма уже потеряла. В жизни послушницы монастыря случается всякое. Порой приходится перелезать через монастырскую стену, чтобы сбегать на свидание. В случае Эммы - в Бермондси, в лавку аптекаря. Против восхождения на башню это оказалось настолько простым занятием, что почти у самой крыши Эмма на мгновение малодушно пожалела о своём бегстве. Но только - на миг, довольная усмешка Раймона, втянувшего на гладкое, без венца, навершие, с лихвой искупила и боль в руках, и вновь напомнившую о себе боязнь высоты. Оставалось малое.
Эмма подняла голову, улыбаясь в ответ, и тяжело вздохнула. На неё глядела Морриган.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1605, отправлено 30-12-2019, 11:24


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

5 апреля 1535 г. Где-то в лесу.

Сучья тихо потрескивали в костре - правильном, бездымном, тонко пахнущем горячей землёй и глиной, вкоторой запекались перепелки. Птички только недавно прилетели на остров, начали токовать, но истосковавшийся по охоте Бойд оборвал их любовную песнь тонкой стрелой. И теперь они пели в костре, щелкая и шкворча.
Им вторил ветер. Этот вообще трепал макушки сосен и кленов, роняя к костру ветки и хвою, поддавал по задницам сойкам, пофыркивал в углях костра.
- Хорошо, - задумчиво вздохнул Роб, принимаясь ворошить веточкой угли, - думал, не увижу больше леса.
Раймон тихо хмыкнул, открывая сумку. По поляне пополз вкусный сдобный запах.
- Век бы леса не видать. Сплошные... ёлки. А тут ещё на меня обозлился аж целый клан глейстиг. Наверное, в самом деле пора заканчивать с шуточками на пустом месте. Представляешь, косу к дубу прибил, а отрезать забыл.
- Косу жалко. Красивая. Перетопчутся, всем кланом.
Перепелки свистнули снова, выкатились за прутиком на траву, и Бойд, обжигаясь, перебросил глиняный ком через костёр.
- Но снова-таки хорошо. Теперь она отстанет. И появится время. Знаешь, в таких случаях говорят "dhiùlt an clann i". Клан отринул его. Или её. Я, конечно, не глава клана, но обойдусь без такой родни. Думаю, даже нашел бы местечко в фамильной усыпальнице для нее - потемнее и поглубже. Вот только...
- Только? - Спросил Раймон, доставая хлеб - свежий, деревенский. Не из Арундела. - А косу всё равно отрежем, конечно. Для себя.
Роб тоскливо вздохнул, прежде чем ударом развалить свой ком. Бесстыдно нагая перепелка истекала соком и паром.
- Мне нужно время. Неистовая, конечно, не воплощение мечты, но смерти её я не хочу. Стерпелось-слюбилось, знаешь ли. Погано, что я не понимаю, сколько потребуется на втемяшивание в рыжую башку, что они - не единое целое, что на первые полтысячи лет хватит поклонения полка, и что с истаиванием нужно подождать. Но я не знаю, готов ли ты дать это время мне.
- Я?! - Раймон повёл рукой над глиной и небрежно стряхнул тепло в воздух. Поднял шарик и подкинул на руке. - Обычный михаилит, которому знающий человек приносит омелу и подсказывает про копья? Нас не учили убивать богов, да и не справились с этим ни легионы, ни святые. И копья с омелой, и саркофаг не помогут так, как хотелось бы. Впрочем, речь не о том. Скажи, как вышло, что ты попался - вот так? Ты, Роб Бойд, который не смог научить не лезть напролом разве что меня?
- Ты. Отнимать чужую добычу - нехорошо, - в голосе Роба прорезались менторские нотки, скрывшие волнение, - а я... я заигрался. И сидеть на цепи должен был у Армстронга. Это даже странно, когда недруг спасает от погони. Но в защиту скажу, что такой поворот просчитать невозможно. Бабы...
Последнее прозвучало презрительно, разве что плевком в костер не сопровождалось.
- Меня тоже не учили убивать богов, Раймон. Я могу опираться только на орденскую выучку. Методика там, ухватка тут, наблюдения здесь. Я много думал об этом, много читал. У каждого народа есть своя мать, мать всего сущего. Или отец, создавший все, в том числе и богов. "Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» , так? Что, если они такие же, как и мы? Могущественные, но в своем могуществе уязвимые? Что заставляет их вершить судьбы руками смертных, если можно просто щелкнуть пальцами и нужное падет к ногам, как спелый, вызревший плод? Порой мне кажется, что они - пауки, плетущие тенета в паутинах мирозданья, чтобы присосаться к нашей вере и нашей силе. Ungoliantum drow. Значит, мы сильнее их. А если так, то черноволосая, тупая, закоснелая в своей древности паучиха - законная добыча михаилита. И у меня есть банка, в которой её можно будет препарировать.
Голову они повернули одновременно, хотя тварь двигалась бесшумно. Из-под еловой лапы выглянуло мёртвое лицо - равнодушное, безглазое. За сгнившими губами сверкали клыки. Раймон пожал плечами, отворачиваясь. Ударил глиняным шаром по камню и принялся методично снимать острые осколки.
- Заигрался - это о прошлом. А сейчас - нет? Я помню твои слова о том, что за гранью, помню предложение, но иную приманку ведь и не положат. Стерпелось - слюбили? К слову, ещё одна чужая добыча истаяла в банке из циркона. Хорошая шутка. Может, и не стоит их бросать? И я ещё не рассказывал про балаган!..
- Слюбилось. Я редко оговариваюсь, как ты знаешь. Тем и дорого, что выбор этот - мой, личный, свободный для разнообразия. Дети отсчитывают ход нашего времени, сын мой, пролистывают жизнь годами. Это время, до отказа наполненное смыслом. Но вот дети вырастают - и что остается? Старость, одиночество, готовность уйти. Надежда, что однажды они придут, чтобы стряхнуть пыль с надгробия. Но внезапно возвращаются молодость, силы, и хочется жить, - Бойд задумчиво коснулся рыжей косицы на руке, дёрнув ухом, как всамделишный кот. - Я не встану на твоем пути, если доведется. Но сам уйду следом за ней. Мне до чёртиков надоело вдоветь. А вы... вы уже взрослые. Банку вон придумал. Признаться, я бы попросту разложил его на столе и разобрал на части. Возможно, не усыпляя, смакуя и радуясь.
Он прищелкнул пальцами, рассыпая искры, заставляя костелапа шарахнуться за ближайшую березку.
- Не за нами, - заметил Раймон, кивнув на нежить. - Просто по дороге попались. Интересно, откуда и куда? То, что разобрано - может и собраться. Что до детей, то ты так говоришь, словно не стоит их и вовсе заводить - ради готовности и слабой надежды-то. Ну да здесь не мне судить, что о них, что о надежде, что об одиночестве, что о разуме и безумии. Что о свободе, что о поступках, что о повелениях, даже об эпохах. Жаль, не заглянуть в будущее, хоть глазочком. Хотя вот так подумать, морочникам, наверное, оно совсем противопоказано и вредно. Не дай Господь миру стать нашим сном.
Он внезапно хмыкнул.
- Знаешь, когда нас сжигали в Бермондси, Мерсер - ну, тот главный ведьмоборец, - сказал занятную вещь. Что, дескать, когда Джеймс Клайвелл вернётся, он всё поймёт. И что жену его сожгли, и дочку, и вообще всех мерзких ведьм, зачаровавших славного констебля. Чары спадут и, как говорят французы, voi la: не будет он ни вешать, ни прибивать к воротам, ни отдавать славной Инхинн. Идиот. Полный. Даже если бы действительно ведьмы - не спадут так просто мороки, которые наводили несколько месяцев. Дважды идиот, потому что какая из его жены ведьма... кстати, Харза, говорят, женится на спасённой с костра еврейке. Вот ведь ведьма!
- Харзе уже к тридцати пяти. Время, когда ты или холостяком остаешься, или начинаешь крепко задумываться, что неплохо бы куда-то возвращаться с тракта. Хотя б и к маце с форшмаком.
Бойд тоже, но по-клайвелловски хмыкнул, просиял привычной, косой улыбкой. И поудобнее переложил под руку арбалет, обменявшись взглядами с тварью.
- А дети могут сгодиться. Из плена вытащить, к примеру. И просто... Я вспоминаю вас, когда гляжу на Ранульфа. И не отказался бы от крохи-дочки. Эмма тоже уже слишком взрослая, чтобы её лелеять и баловать, да и ты будешь против. Когда Ранульф подрастет - а к тому времени я надеюсь качать на коленях еще и пару дочурок! - расскажу ему то, что услышал от отца. Портенкросс ведь раньше назывался Арнейлом. Отец говорил, будто стоит он на камнях, привезенных с Авалона легионами. Как память о родине они их набрали, значит. А потом насыпали, и получились холмы. Потому в Портенкроссе и хоронили королей, вождей и их предков. А еще говорят, то ли Гай Германик, то ли кто-то из его полковников откопал там скелет одноглазого великана. И увез в Рим. Надеюсь, оно не всплывет нынче в Ватикане, у осин, как нашептала намедни одна рыбка. Но... в этих камнях на острове яблонь погребали, наверное, и богов. Дети для того и рождаются, Раймон, чтобы сохранять и передавать. А иногда - и применять.
- Там видно будет. Когда-то, - Раймон поднялся, с хрустом откусывая перепелиное крылышко, и пожал плечами. - Активное божество, другие миры, вечный император... или не слишком вечные императоры и преторианцы. Знаешь, об этом, кажется, мы тоже видели сны. И ни в одном пока что не умирали, даже странно. Если подумать, и правда, почему? Слушай, зачем тебе этот арбалет? Раздуй просто огонь получше.
- Зачем раздувать, если можно пострелять? - возмутился Роб, послушно поднимая бровь, а вместе с нею - и пламя в костре. - Императоры... Дворы, тупые фрейлины, ржавчина на доспехах гвардии, бессмысленные разговоры, осмысленные угрозы... Жуть. Не хочу. И в ад не хочу - боюсь. А в рай не пускают. Придётся искать пути, как обычно. Ай, к дьяволу. Зачем спасал-то, сын мой?
- Зачем раздувать в костре, когда нужно - внутри и снаружи? - Попенял Раймон и сам прищёлкнул пальцами.
Нежить попыталась отпрыгнуть, но огоньки, прыгая с ветки на ветку, уже кружились вокруг, впивались в остатки шкуры, забирались в глотку. Кричать тварь не могла, только жутко сипела, царапая собственное горло, и каждая рана тут же вспыхивала алым вперемешку с оранжевым. Кости тоже могли гореть.
- Пути, конечно, есть всегда, - он усмехнулся и покачал головой. - Ну как зачем? Сам же воспитывал, и уж точно не так, чтобы вот брать и бросать.
- Внутри, снаружи, вокруг, - к Бойду вернулся прежний, спокойно-ленивый тон, от которого вокруг костелапа закружился веселый вихрь, развеивая нежить горячим пеплом, - приказы надо формулировать точно. Я ж не знаю, вдруг ты погреться захотел? Странно для огневика, конечно, но что от морочника ждать? Спасибо, Раймон.
- А? - Тот отвлёкся от перепёлки и хмыкнул. - За что? Сидел себе спокойно в башне, отдыхал. Ну, прохладно, зато кормят, поют, женское общество опять же. Даже связь наладить дали - спасибо, кстати, а то мы до последнего не были уверены, туда ли, и затем ли. А теперь что? Лес сырой, костелапы на огонёк заходят, перепёлок сам лови. Жуть же. К слову, много спорить пришлось, пока одного в лес к страшному морочнику отпустили?
- Вообще не спорил, не поверишь. Только слушал. В семье должен быть главным кто-то одна, сам знаешь.
Раймон усмехнулся, поднял руку, словно для того чтобы почесать подбородок, но вместо этого просто провёл по воротнику. В ладони возникла небольшая огненная саламандра, с шипением приникла к пальцам, прячась от падающих с веток капель.
- Это точно. А уж когда ноги отращивают - вообще у-у-у! Что ж, мне пора. Надо кой-кого упокоить и подумать о... многом. Рад был увидеть в добром здравии, и Эмма тоже порадуется, что всё в порядке. Только отдохнуть бы тебе, а не в Ковентри, ну да знаем мы тебя. Чёрта с два отдыхать будешь. Свидимся. В следующий раз наверное и Эмму притащу.
Присмиревший вихрь тихо, педантично и очень аккуратно сметал пепел твари в кожаный мешочек.
- Будь осторожен.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1606, отправлено 30-12-2019, 11:26


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

Роберт "Циркон"- Я-Не-Герой-Бойд

Вечер, похожий на 3 апреля 1535 г. Вроде как Арундел, но bhod его знает

- Пока мы страждем в поте лица нашего, сей неверный илот почивать изволит...
- Как ты мне надоела. Убила бы уже - и дело с концом. Так нет же, надо поиграть, насладиться... А вот хер тебе. Сам сдохну.
Матушка исчезла, будто её и не было, и потревоженный в лучшем своём сне Роб недовольно уставился на Морриган. Великую, мать её, Королеву.
"С заглавной буквы".
Голова лениво, неохотно подбрасывала колкости, но это только убеждало, что он - жив. Жив, может думать, с трудом шевелить руками, потому что все силы бросил в эту речь, что могла стать великолепной, если бы он над ней подумал...
Поняв, что запутал в казуистике сам себя, Роб хмыкнул и поудобнее улегся на соломе, даже и не думая вставать. Хочет воспитывать? Пусть поднимает сама. Пришла беседовать? Так бред сивой кобылы, богини сиречь, удобнее выслушивать лёжа. В конце концов, что ему было терять, кроме своих цепей? Или вот этой башни?..
Осёкшись на полумысли, Роб с недоверием изучил запястья, с которых пали цепи, стены уже без рунного става. А потом не менее недоверчиво уставился на богиню, цепко придерживая оживившуюся надежду за подол.
- Ты зачем светильню помял, tolla-thone? - буднично осведомился он.
- Затем, что светильни не должны висеть так низко в присутствии Королевы призраков, - холодно ответила богиня и бросила ему серебряный браслет. - Вставай, илот. Новый светлый мир ждёт.
Тело магию поглощать отказывалось. Оно её жрало, и Роб был готов поклясться, что не вернись он от матушки, даже погрызло бы накопитель, от которого тянуло Раймоном. Но зато и раны на спине рубцевались быстро, сразу, хоть и неровно, и лихорадка отступала, и есть хотелось, и, кажется, даже женщину.
Пробуя себя, Роб приподнялся сначала на руках, потом - по осточертевшей стене и, наконец, неуверенно оттолкнулся от неё, чувствуя себя младенцем, только начинающим ходить.
- Хорошо, что ждущий мир хотя бы не иной, - проворчал он, прислушиваясь к шороху времени и понимая - стоит поспешить. - Веди, твоё величество.
Если подумать, это могла быть очередная ловушка. Воспитание подразумевало не только кнут и рогатых свиристелок, а и пирожки с мёдом, а потому цепи, новый светлый мир и магия вполне сходили за сласти. Но Робу так надоела башня, так понравилась улыбка надежды, что подозрительности пришлось отойти в уголок.
А следом и он сам шагнул в стену, повинуясь кивку этой Морриган.
Небо, солнце, воздух и близкий дождь оглушили его. Зажмурившись, Роб запрокинул голову, ловя ветер, шалея от ночи и свободы. Должно быть, так чувствовал себя пёс, спущенный с цепи: хотелось бежать одновременно на все четыре стороны, вопить от восторга, чуять теплую землю, молодую траву, первые цветы, кровь, погоню.
А потом он открыл глаза, и виновато поморщился. С Раймона сползала личина, шкура Морриган, и было ему так погано, что Эмма поддерживала своего супруга под руку.
- Где еще двое?
Накопитель стоило вернуть. Теперь, когда стихии льнули течными суками, Роб справился бы с чем угодно, на время забыв о слабости, от которой потряхивало тело.
- Ясень - с Птичкой, Вихрь внизу ждет.
Съевшая спартанца Эмма была точна. Как и всегда, впрочем. Значит, засранец Том Бойд вознамерился сбежать в мир за пеленой? Да еще с кем? С рогатой свиристелкой!
Роб снова прикрыл глаза, недовольно дёрнув плечами.
"Перетрахает половину Туата - и вернется, - нашептывал Циркон, - куда он денется?"
Оставалось надеяться, что не доведется обнаружить в каком-нибудь Танелле резиденцию ордена и выводок внуков.
- Math. А скотина Эд, сломавший мне пару ребер?
- О нём можно больше не думать, - прохрипел Раймон, скривился и вытер рот тыльной стороной ладони. - М-мать, как горло-то дерёт... Стёрт - дочиста.
- Фляги нет, прости. Ничего нет. Даже штаны, бьюсь об заклад, не мои. Но - хорошо, черти меня раздери! Свобода!
Отчего-то не хотелось уточнять, как именно один морочник и один Светоч могли стереть одного придурка. Иначе пришлось бы прямо сейчас задуматься о судьбе неистовой и ренессанса. Роб глянул на море, бушующее под стенами, в лунном свете угадывая рябь там, где дно лежало слишком близко.
- Скажи Вихрю, чтоб уходил. Я чуть позже буду, морем. И спасибо, сын мой, вовек не отплачу за свободу и Эда.
Раймон неохотно кивнул, и Роб потянул носом соленый воздух. Может быть, путь этот был не лучшим. Опасным, чреватым морскими тварями или того хуже - фоморами, но ему не хотелось являться к женушке грязным и забитым.
И когда воздух принял его в свои объятья, Роб не удержался от восторженного клича, от старого, полузабытого имени, всегда приносящего победу на черно-рыжих крыльях.
- Викка! .


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1607, отправлено 30-12-2019, 11:26


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Странное, тяжелое одеяние хлопнуло подолом - крыльями, окутывая тело, от чего Бадб прижималась плотно, точно хотела врасти. К великому изумлению Роба, она рыдала. И потому поцелуй был солёным, хоть и горячим. Все те недолгие секунды, что пришлось лететь в море, Роб пытался оторвать её от себя и осознать, что довел неистовую до слёз. Наверное, потому и рухнули они в воду неряшливым комом, шумно, с брызгами.
"Тарра-тарра-тарра", - прошипели капли воды, оседая в море, и спешный рывок к берегу, наверное, вызвал новый виток слез у Бадб. Удивляться и рассматривать становилось некогда.
Среди фоморов темноволосый Тарра-мореход выделялся статью и красотой, гордился мощью, руками рвал десять бычьих шкур, сложенных вместе. Среди гэлов с Авалона, составлявших божественные легионы, он стал всего лишь таким же, как и все. Чуть лучше, но не хуже. К тому же, бычьи шкуры здесь шли на щиты и палатки, и драть их могли только в сильном подпитии, красуясь перед девками.
Но кое в чем Тарра обскакал пять легионов. Трое детей Бадб - и все от него. Арду было всё равно. А Роб подозревал, что покойный супруг нынешней леди Бойд был для пиктов всего лишь персонификацией мужского плодородного начала, как это называли орденские монахи-исследователи. Вот только не ожидал он встретить это самое начало под стенами Арундела.
- Ты давно не меняла форму?
Иначе объяснить слёзы Роб не мог. Форма диктует суть, и если богиня слишком долго была женщиной, то и вела себя соответственно. Наверное.
- Жалеет, что очередную тварь в кубке не доварила, - неторопливо, обстоятельно ответил вместо богини мёртвый фоморский царь, высовывая голову из волны. Рядом с шипением рассекли воду лезвия трезубца. - Как, не боишься, что следующим будешь?
- Я, знаешь ли, обеспечил себя гарантиями, - в тон ему ответил Роб, подпихивая неистовую к берегу. - Не скажу, что рад тебя видеть, но и врать, что не вспоминал, не стану. Вот только почему ты пришел именно сейчас, Тарра?
- А жаль, жаль. Я-то ведь не умер, вот, живой. Муж, стало быть. И девок ещё настрогать мог бы, ой сколько. Девки у меня отлично получаются, как на подбор, да сколько угодно. Странно даже, чего это только они. А пришёл - так я и не уходил. Море - оно везде и всегда, пусть даже ветра перемен срывают пену с волн. Срывают, топят... ой, топят... в наше время столько не тонули. Ну, ничего, всё рыбкам, всё рыбкам...
- Кто муж - решать госпоже, - мягко заметил Роб, опуская вопросы строгания девок и проникаясь внезапным сочувствием к рыбкам. Просвещать древнее морское умертвие о вопросах жизни, смерти и юриспруденции не хотелось вовсе. В конце концов, никто не считал живым упыря, явившегося с жальника к своей вдовушке. Напротив, спешно звали михаилитов. - А что море всегда и везде, ты прав. Только нечасто его хозяева поговорить выходят. Неужто сегодня снизошел только потому, что - не чужие?
Древних, на вкус Роба, становилось излишне много. То эти из Клайдсайда, то Морриган, то бывшие мужья неистовой, считающие себя нынешними. Список пора было сокращать. Возможно, начиная с конца.
- Девки... - Тарра покрутил трезубцем, полюбовался на водоворот и вздохнул. - Породишь их с моё - поймёшь. Тысяча лет тут, тысяча - там, а они и меняются, и нет. Стал быть, рано или поздно она и тебя отравит, а то просто надоешь, потому как сути её понять не можешь. А я - буду ждать. Девок делать. Ну и глодать потихоньку чего - хоть бы и скалы у того Портенкросса. Тысяча лет тут, тысяча там... а всё ж не чужие, выходит. Почти родня. Жена - общая, так что считай, сводные мужья. Только эль пить не зови, всё равно не пойду - море, оно приятнее пенится. Так вот, смыло тут намедни одного с кораблика. Или свои выкинули, я уж спрашивать не стал. А кораблик красивый, высокий. С этими, позументьями золочёными. Слушай, ведь не было ж такого - откуда всё взялось? Куда денется - не спрашиваю, и так понятно.
"Не велика арифметика".
Сути Бадб не понимал и Тарра. Иначе не называл бы бездну со сплетенным в ней клубком стихий и дорог девкой. Роб подозревал, что даже сама неистовая не слишком понимала себя, не желая разрывать триаду и идя в угоду ему на поводу у формы.
Но если отравит, то и пусть её. Думать о том, что может случиться через тысячу лет, когда от Арундела надо было спешно уносить ноги?.. Увольте.
- Боюсь, слишком долго рассказывать, Тарра. Загляни как-нибудь на огонек, побеседуем про то, как финикийцы придумали строить корабли и море легло под них, как полковая шлюха. И что же этот смытый-выкинутый сказал?
- Ну, - рассудительно ответил фоморский боголич, за упокоение которого едва ли хватило бы заплатить и королю, - сначала-то ничего, конечно. Люди порой такие дураки, ты просто не поверишь. Не понимают, что море - это не только жизнь, но и рыбки. Или рыбки - тоже жизнь? В общем, неделю он держался, я прямо даже зауважал. Люблю таких, которые хлебают, хлебают, грызутся потихоньку, а всё молчат. Это уже потом вспомнил, что людишки под водой-то не очень говорить умеют. Отвык, понимаешь ли. В общем, как дар речи вернул, от него уже маловато осталось-то. Говорить почти нечему. Но кой-что не понравилось мне там. Про осину какую-то, но это ладно, ладно, по земле скучает небось. Осинки, тисы, эх... я аж почти слезу проронил, но потом вспомнил, что от этого только морщины появляются. Про то, что старые боги - лучшая основа новых чудес, про то, чем пустота заполняется да вот про то, что равновесия нет. И ведь ведь всё правда, не поспорить, а всё же что-то в животе свербит. Или просто съел чего не то? Старый стал. Вот раньше, помнишь, цельного оленя с костями зажрёшь, бочкой запьёшь и только рыгать тянуло, а сейчас? Девки грят, диету надо. Печёнку акулью, осьминогов. Белки, дескать, там внутри - а откуда там белки? Уж рыжую шерсть я бы заметил. На рыжее всегда приметный был.
"Не помню".
Роб пожал плечами, что в воде вышло плохо.
Осины, тисы, березки, олени с костями, старые боги как основа для чудес. Что-то здесь было лишним. Первыми убежали олени, унося на спинах бочки и осьминогов. Вместе с рыжими белками. Потом увяли березки - дерево красивое, но скорее годное для названия девичьего танца. Тис вообще годился только для деревянных чаш и михаилитского имени. Оставалась осина. Считавшаяся проклятой, потому что на ней повесился Искариот. Символ предательства и наказания за него.
Вот по дорожке из осиновых дрожащих листьев и дошел Роб до Ватикана, где по молчаливому согласию духовных орденов, в тиши алхимических лабораторий собирался ихор древних богов.
Верховный однажды говорил об этом. Неохотно, тяжело роняя слова, что первыми пали греческие и римские боги, и без того растоптанные сандалиями Христа. Больше, подозревал Роб, он и сам ничего не знал, но крепко опасался этих безымянных исследователей. А памятуя, что добрая четверть орденских мальчишек в Англии были полукровками и квартеронами фэа, становилось понятно - почему.
Только выглядело так, будто ветку эту с корабля сбросили именно для того, чтобы бывший муж донес до мужа нынешнего знания, способные сподвигнуть последнего на спешку и ошибки.
- Заботливые у тебя девки, - с уважением вздохнул Роб, отгоняя мысль, что на ветке осины его и повесят. - Благодарствуй за весть, Тарра. Скажи, пропустишь ли через свои владения до Пенрхоса?


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1608, отправлено 30-12-2019, 11:27


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

- Не-а, не пропущу, - не меняя тона ответило божество. - Вот из мелкой мстительности и вредности. Потому что больно, знаешь ли, когда тебя из-за любовника травят, да ещё таким погано сваренным ядом. Вот ведь девка, даже херню эту сварить не смогла, чтоб быстро всё... ты её к кухне да к котлам не подпускай, а то мало ли. Старые привычки плохо отмирают, по себе знаю.
Удивленно-злое "ой, а что это у вас тут?" Вихря Роб услышал вместе с тихим плеском. Тарра нырнул, Бадб очень громко и устало подумала что-то про балаган, и это встревожило сильнее, чем новости от её бывшего мужа.
- Джерри, успокой стражу, - вздохнул он, обрывая очередную возмущенную сентенцию о том, что вообще-то следовало спасаться под стеной, - скажи, что здесь жуткая тварь плещется, что почти правда. А еще лучше, поспеши к Сильване, увози её из Блита. Пусть тебе откроют коридор, и... По завещанию тебе отписан Бейт, вот туда и увози. Нет, не возражай сейчас. Всё после. Я еще несколько дней буду в той деревушке, что вы мне определили временным пристанищем, успеешь высказаться, если пожелаешь. Прогуляемся, моя Бадб?

После гладкого пола башни чувствовать ногами гальку было даже приятно. Некоторое время Роб шел молча, с нескрываемым наслаждением глядя на звезды. И было если не хорошо, то около того. В кои веки, никуда не спешилось, не сиделось в камере и было море вместо осточертевшего яблочного вина. И целый мир после камеры с соломой! Теперь жилось жадно, мелочами, прежде не замечаемыми.
Горячей рукой Бадб в ладони.
Зябкой дрожью, когда налетал северный ветерок.
Холодным камешком под ногой.
Возмущенным криком чайки, в которую Роб швырнул этот камешек.
Мысли переползали лениво, улитками в осеннем лесу, и темница, плети, Птичка вспоминались, как оставшийся в детстве страшный сон.
Вот только чего-то не хватало.
Мяса, горячего, жареного, истекающего соком?
Кисловатых, прохладных груш?
Женщины?
Всего сразу?
Пожалуй, Роб к этому списку добавил бы еще разговор по душам.
Странно, что он думал о Бадб по словам других женщин. А меж тем, неистовая не была ни мстительной стервой, ни влюбленной дурочкой с глазами лани.
Роб не верил в любовь. Верил в страсть, влюблённость, свято верил в дружбу и нежность. Люди называли это цинизмом, он - рациональностью. Спустя годы не было даже уверенности, что чувства к Розали не стали просто привычкой. И всё шло по плану, пока неистовая не нашла способ снова надеть ошейник, покрепче тех уз, что накладывали христианские священники.
Что те здравие и болезнь, которые обязывали быть вместе, коль смерть всё равно разлучала? Если уж вместе, то навсегда. Тростник был обречен идти по следу Бадб. Роб Бойд сам пожелал этого, закрыв своим плечом угасающую богиню. И глупо роптать, требуя от неистовой стать семейной. Не голубица ведь. Да и не курица. Ворона.
Ухмыльнувшись, Роб кивнул самому себе. Стоило посидеть в плену, чтоб понять очевидное. Нет - чтобы принять. В конце концов, кто в это сумасшедшее время живет так, как велели предки? Так, как хотелось бы? Если ты лорд, то жену видишь реже, чем морды вассалов. Если михаилит - чем оскалы лесавок. А уж если счастливо сочетаешь и первого, и второго...
Впрочем, было еще одно "если", отменяющее первых, вторых и третьих. И Роб надеялся, что рёбра ему сломали не зря.
- Ужасно хочется малины, моя Бадб. Осенней, тронутой морозом и сизой от спелости, а потому особо ароматной. Вот только... Верно ли, что с некоторых пор тебе её нельзя?
Спросить о беременности вслух оказалось сложно и страшно. Спросить прямо - еще сложнее и страшнее, точно Робу не пятьдесят два было, а пятнадцать.
Богиня, до того глядевшая на него с хмурой тревогой, фыркнула и протянула руку за вуаль. Когда ладонь появилась обратно, на ней лежала горка крупной пахучей малины. Одна ягода окрасила полные губы; остальные Бадб протянула Робу.
- Вот и я удивилась, когда сестрица швырнула письмо в бурю. Поздравления от короля, надежда, что будет наследник, ненаписанное, но оставшееся на бумаге сожаление о том, что узнавать пришлось от вассала, лишаясь удовольствия лицезреть лично... удивление, конечно, одиночества не скрасило, но придало Туата новые краски.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1609, отправлено 30-12-2019, 11:27


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

К удивлению своему, Роб не огорчился. Не будет ребенка - и ладно. Ни хорошо, ни плохо. Наверное, усталое, теплое благодушие невозможно было испортить ничем. Даже разговором по душам. Даже выходкой Дика Фицалана. Даже зудящей спиной и привкусом новой лихорадки на губах.
- Значит, придётся соврать, что стар и немощен, не могу дать здорового семени. Дело житейское. Рёбра жаль, до сих пор ноют. Но... Знаешь, конечно, мне приятнее видеть красивую женщину и думать о ней, как о жене. Однако же, если ты привяжешь себя к этой форме окончательно, станешь уязвима. И нет, это не противоречит моим словам! Разумеется, пастве тоже приятнее видеть красавицу, но это никак не влияет на тебя, в отличие от твоего собственного выбора! Черт побери, Бадб, ты всё это знаешь лучше меня! Если я чего-то боюсь в мире, так это смерти. Твоей и детей.
А вот как сказать своей неистовой о настоящей виновнице гибели дочерей Тарры, Роб не знал. Он мог говорить с ней о том, что божество живет в пастве, а потому уничтожать видимые проявления его бесполезно. Что боги, оставшиеся без поклонников, чахнут и дохнут, а потому надо как можно скорее отделяться от сестрицы Морриган, чтоб ее черти драли, пока это будет почти без боли, почти легко.
Мог покаяться, как рвался из башни, как звал, как закрывался рисунками на руках, точно щитом. Как собирал себя, прячась в коленях матери. И всё же...
Роб устало уселся на мокрый камень, на который неугомонное море набросало травы. Ему было холодно до дрожи, хотелось спать и нестерпимо горячую ванну. А лучше - хамам и в нем спать.
- Койнаре продался за власть. Ему не нужна была Ку. А купила его твоя старшая сестра.
И всё же - сказал.
- Морриган? Но она уговаривала... - Бадб уставилась на него широко раскрытыми глазами, размыто метнулась прочь, всплескивая крыльями, и тут же застыла над водой, не оборачиваясь, только опустила голову. И когда заговорила снова, голос её звучал глухо, пепельно. - Почему ты меня не убил?
- Если ты её собираешь убирать, не забудь поглотить. И мне холодно, - последнее вышло капризно, но Робу было наплевать, если кто-то сочтет это недостаточно мужественным. - Сложный вопрос, Викка. Сначала он... я был виноват. Бегал за пелену к девочке, детей прижил - и все без разрешения. Потом стало некогда. То свивальники мокрые, то зубы режутся, то отец по заднице ремнём. А когда вырос... Знаешь, я только сейчас осознаю то, что должен был понять раньше. Розали - люциферитка, и всегда была ею, наши с ней дети - залог моей лояльности, а ты... Уж не знаю, намеренно, или подспудно прозревая, но ты берегла меня всё это время. Да и за кого мне мстить? Детей я не растил, даже не видел толком. К тому же, откуда бы у беловолосого и рыжей могли взяться чернявый и русый сыновья? К слову, я хочу по праву отца, чтобы ты приняла Ранульфа в сонм илотов. Но это после. А сейчас... сейчас мне тем паче незачем тебя убивать. Слишком многое в тебя вложил, моя кошечка.
Остальное, кажется, лучше было домыслить. Роб устало вздохнул, оглядев странное одеяние Бадб, смутно припоминая, что видел нечто подобное у новгородских торговцев. Они называли это непроизносимым словом "сарафан".
Он и в самом деле никогда не хотел крови Бадб. Достаточной местью стала бы его смерть в резиденции, его меч в призрачном отряде. А теперь, устав от одиночества, Роб и вовсе наслаждался той полусвободой, что давал ему брак с неистовой. Можно было не возвращаться с тракта к жене, потому как жена оказывалась рядом в любое время и в любом месте. Но самое главное - он понимал свою необходимость, а это дорогого стоило.
- Примиримся, моя Бадб? Не обещаю, что перестану бесить или тискать девок. В конце концов, есть что-то в почетном звании шотландского кобелины. Но камень за душой держать больше не стану. И буду надеяться, что ты выбросишь свой.
- Надо подумать, где нужен новый скалистый остров, - проворчала Бадб, а затем неожиданно улыбнулась, протягивая руку. - Ладно. Пойдём уже в тепло... кобелина. Зря, что ли, твои об убежище позаботились? А я скучала, знаешь... о, вот ещё что. Мне кажется, что для украшения шатра у тебя многовато отметин на шкуре. Так что, не обессудь, уберу.
Роб хмыкнул, но повторять слова, сказанные перед поездкой в Клайдсайд, не стал. Если что-то изменится, то Бадб узнает об этом первой, а пока лучше хранить их в себе, приберегая тепло для очередного плена.
- Нет, мадам, я не кобелина. Я - суровый, непобедимый шотландский воин, рыцарь-михаилит, магистр, от взгляда которого криксы падают замертво, а филихи - ты же знаешь, кто такие филихи? - плачут, едва заслышав голос. И стоборы драпают со всех лап, только я появляюсь на горизонте. В основном, ко мне, конечно. Им, в общем-то, все равно кого жрать. Но!
Он вскочил на скользкий камень, шлепками босых ног отбивая на нем замысловатое, радостное па хайланда. Рёбра немедленно заныли, напоминая, что даже у лекаря трещины в них заживают пару-тройку дней.
- В тепло я пойду, только если ты скажешь, как снимается это платье!


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1610, отправлено 30-12-2019, 11:27


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

4-6 апреля 1535 г. Пенрхос.

Маленький домик на окраине Пенрхоса оказался воплощением мечты. Кухня, она же каминный зал, она же спальня, она же ванна насквозь пропахла травами и дымом, на полу лежал цветной половичок из ярких нитей. Такой же, как в его детской в замке Дин. И - огромная кадка во дворе, полная сосновых веток.
Роб долго глядел на это великолепие, чувствуя, как колючий ком распирает горло.
Мальчики знали его, как облупленного. Понимали, что ему будет нужно после заключения. Спасали его. А - он?
"Кретин".
Роб стукнулся лбом о стену, потер ушиб и принялся хозяйствовать. В одиночку, потому как неистовую пришлось отправить отдыхать в первозданном хаосе - или где там отдыхают богини?
Почему-то рисовалось что-то вроде спиралей с черной дырой внутри. Спирали эти встречались во тьме где-то очень высоко, вооружались глиняными кружками со звездным отваром и жаловались друг другу на жизнь.
"Представь себе, дорогая Афина, а мой-то в плен угодил..."
Викка, без сомнения, обиделась. Она и в самом деле соскучилась, льнула к нему и почти не давала спать ночью. Но возвращать себя себе Роб должен был один.
Сам - рубить дрова для очага, перед тем наплясавшись с бревном на плечах, навертевшись его в руках, напрыгавшись с ним.
Сам - носить воду для этой огромной кадки, терпеливо ожидая, когда ее согреется достаточно, чтобы мыться под небом и облаками, отдавая тело не только горячей воде, но и позднему весеннему снегу.
Сам - варить похлебку после, торопливо заедая почти звериный голод козьим сыром.
И - много думать об упущенном.
О Ранульфе, которого следовало сначала окрестить, а потом отдать неистовой, уводя от всех возможных посвящений, что успели провести над ним культисты. О своей репутации, прилипшей к сапогами польских сапог.
К, мать их, полякам она прилипла! Это бесило настолько, что Роб с размаху расколол сучковатый пенек и долго, медленно тесал его на щепу, пока не разболелись запястья. Зато - подумал. И понял, что сейчас гораздо важнее разобраться с ищейками Армстронга, нежели бить морды наглым юнцам. Хорошей дракой можно было потешиться и после. Особенно - после Ковентри, который следовало поставить в планы третьим, ибо во вторую очередь Роба интересовали Грейстоки и их миньоны. Кажется, Джеймс просил прогуляться в Билберри с его палачом? Отлично, вот и повод. А неистовая ревновать не будет - прощаясь, Роб просил её не ждать зова, приходить самой и когда захочется.
Когда из родника на него глянул молодой, небритый михаилит, с которого сошел дурной жирок магистра, Роб понял, что готов вернуться к миру. Продолжить жизнь, начав её с чистого листа, как того и хотела Бадб, стирая шрамы. Оставалось лишь одно.
Разговор с Раймоном.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1611, отправлено 30-12-2019, 12:09


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Уилл Харпер

31 марта 1535 г. Хокуэлл.

К утру Уилл жутко замерз. То, где и как он в последнее время просыпался, не радовало. Ну по крайней мере на него не облегчался бык. А вообще, холод был лучше жары - уютнее что ли. От него можно было спрятаться. Хотя, какой тут к чёрту уют в тюрьме? Вернулось странное чувство в животе. Уилл выглянул, не изменилось ли что-нибудь в комнате и неожиданно для себя чуть не укусил железную решетку. Ржавые прутья показались невероятно аппетитными, и мясистыми что ли. Он протёр глаза, но чувство не исчезло. Может его незаметно укусила Алиса, и Уилл Харпер теперь превращался в ржавника? Причем в какой-то особенный, безголовый вид. И ведь он не ел ни ксенозойдины, ни даже самого малого кусочка демона, чтобы так отравиться.
Может это всё-таки был знак, что где-то рядом был беглец из ада? Посредственный знак для ада - совсем несолидный. Уилл попытался вспомнить, как он отличал одну улицу от другой, сконцентрироваться, моргнул и застыл. Сырая камера превратилась в мешанину цветов, как будто кто-то сломал десяток радуг и облил их красками всё вокруг. Цвета переливались, делились на полосы и лучи, витали лёгкой дымкой. Даже дышалось как-то по другому. Кажется, как-то так должен был выглядеть рай - непонятно и даже страшно. Но отторжения, в отличие от Саутенда, не чувствовалось. Наоборот, от сердца к рукам и ступням волнами расходилось спокойствие. Цвета были такими яркими и так захватывали, что становилось жутковато. Но и интересно. Казалось, будто они были в камере всегда, просто увидел их Уилл только сейчас. А потом цвета исчезли, будто их никогда и не было. Ощущение было совершенно обычное, как будто он просто моргнул. Уилл пригляделся к решетке. А вот желание пожрать железа никуда не делось. Причем, меч стражника казался обычным - хотелось именно вкусной решетки.
Ну и что это всё могло бы значить? Может беглец был где-то неподалёку и Уиллу нужно было искать? Картина в камере не вызывала тревоги, как пылающие улицы Саутенда - так что грешник, видимо, был не в той же комнате. Но почему хотелось решетки? Это был какой-то побочный эффект или важный намек? Мол, беглец за решеткой?
Время шло. Стражник, громко посвистывая, сначала наточил меч, потом, полюбовавшись клинком, принялся громко оттирать песком дешёвый аляповатый браслет. Уилл подсел к железным прутьям, тронул решетку пальцем. Ничего не произошло. Стражник на него не смотрел, и убегать железо, вроде бы, не собиралось. Он попробовал укусить один из горизонтальных прутьев.
- Да-а, - протянул стражник, не отвлекаясь от браслета. - Кажется, так отсюда сбежать ещё не пробовали.
Уилл отлип от решетки. Черт возьми, какой же она была вкусной!
- Кхм, не думаю, что это можно считать попыткой побега. Хотя, на месте вашего палача, я бы побоялся тащить себя в пыточную - столько железных инструментов...
- Так наш палач себя в пыточные и не таскает. Ну, когда трезвый, - философски заметил стражник, - а если пьяный, то всё равно мы его туда тащим. Работать-то ему надо.
- Да, с работой с ней так. - Уилл вздохнул, отодвигаясь от решетки. Вроде бы, стражник был достаточно открыт, так что можно было узнать, что именно ему грозило до того, как придет констебль и расскажет свою версию. - Меня зовут Уилл Харпер. Как у вас принято наказывать за магию?
- А смотря за какую, - лениво отозвался стражник, довольно разглядывая браслет. - По ущербу, значит, по намерениям да результатам. По закону и по вере, получается, потому что закон строг, а Господь велит милосердным быть. Вот, стало быть, балансус, как два ведра на коромысле, которым дочка молочника управляется. Эх, справная баба, корма - сама как то ведро, да спереди ещё два. Увидишь - неделю морская болезнь мучить будет.
Город за стенами управы медленно оживал, радостно звенел колоколами, приветствуя новый Божий день. Спорили торговки, проходя мимо, окрикивали кого-то, злобно ругаясь, погонщики, негромко переговаривались торговцы. Уилл уперся спиной о стену, положил руку на решетку. Значит, законник мог трактовать ситуацию, как хотел. Браслет, видимо, был подарком от какой-нибудь девки. Ему тоже хотелось подумать о подарке, но время утекало сквозь пальцы. Уилл взялся найти пропавшую девушку, а теперь сидел без толку в камере. Такими темпами лучше было бы не браться за работу и позволить семье нанять кого-нибудь посмышлённее. Ну или воспользоваться связями.
Захотелось садануть решётку, но от этого было бы больше вреда, чем толку. Раз уж его заперли, нужно было успокоиться и потратить время на обдумывание двух главных вещей: поисков и разговора с констеблем.

Что в итоге он знал о пропаже?
Обрывки дневника. Из того, что прочел Уилл, было трудно сделать однозначные выводы. Казалось, что дворянка писала о своих любовных похождения. Но с тем же успехом, она могла заниматься чем угодно, вплоть до оккультизма. Из-за этого Уиллу постоянно казалось, что он придумывал небылицы.
Кристина. Вот насчет бывшей служанки было написано достаточно однозначно. Аморальное поведение. Не слишком необычное дело для молодой подруги воспитанной в строгости дворянки. Кристину нужно было найти, хотя бы потому что подруга должна была знать больше всех остальных.
Семья. Семья у пропажи была обычной. Мать погибла рано, отец занимался политикой. После записок о родителях, даже фламандец перестал походить на убийцу-отравителя. Странным казалось подробное описание того, что отец переоделся во всё черное. Но в целом Уилл не видел ни одной серьёзной причины для побега.
Сны. По-настоящему странным было описание снов. Кроме размытых ощущений прослеживалась травма из-за потери матери. Но опять же, вроде бы, ничего об издевательствах и других проблемах. Может именно их и убрал фламандец, перед тем, как дать записки Уиллу?
В итоге, нужно было искать служанку и пытаться узнать что-то у неё. Стоило придумать, как сделать это, не рассказывая о пропаже. Уилл бы попробовал притвориться поклонником дворянки, но актёр из него был не то что никудышный, а хреновый.

Но для начала ему нужно было выбраться из камеры.
Констебль. О местном законнике Уилл почти ничего не знал. Учитывая поведение стражников, строгий, не слишком подкупный. Если он и мог чем-то подкупить констебля - то точно не деньгами. Может быть, тот был как-то замешан в предвыборной игре и имел свои интересы. Может, можно было пообещать что-нибудь в связи с проверкой городской церкви. Которую Уилл, скорее всего, никогда бы и не проверял. Слишком много у него было заданий.
Колдовство. Сейчас, когда он уже успокоился, самым вероятным наказанием за магию казался штраф. Может быть, большой. Проблема была в том, что у него не было с собой таких денег. Штраф могли поднять из-за угрозы земляного колдовства для строений. Можно было оправдаться, но нельзя было затягивать дело до суда. Тем более, что защита в итоге была бы дороже штрафа.
Подкуп. Настоящей проблемой была попытка подкупа. Последствия у неё могли быть по-настоящему страшными. Расследуя её, Уилла могли потащить в пыточную, на неё мог всерьез надавить констебль. Стоило всё отрицать. Можно было всерьез утверждать, что в темноте он перепутал стражников со старыми друзьями, которые теперь были неизвестно где. Но это было фарсом. Нужно было договариваться с констеблем.
Выходило, что всё зависело от законника. От того, какие у него были интересы и взгляды. Констебль мог просто взять взятку и отпустить Уилла на все четыре стороны. Мог и устроить настоящее расследование. Наверняка, настолько глупый запрет постоянно нарушали. Так что может быть, всё обошлось бы без сдирания кожи. Хуже всего было то, что уходило время. Если Уилл мог договориться - нужно было сделать это поскорее, чтобы успеть отыскать дворянку.

Что касалось незнакомца - то Уилл и не знал, что думать. Может быть, его хотели ограбить. Может, предложить что-нибудь купить. Трудно было сказать, связан ли человек с предвыборной борьбой или пропажей дворянки. Так или иначе, если это не была случайность, он должен был повстречать незнакомца ещё раз. В этот раз стоило поговорить без магии и ножей.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1612, отправлено 30-12-2019, 12:10


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

1 апреля 1535 г. Хокуэлл.

Когда после заутренней прошел час, захотелось всё-таки выломать решетку. Создавалось впечатление, что вся жизнь должна была пробежать мимо него за этот день. Он ничего не знал и ничего не мог сделать. Уилл перетащил топчан так, чтобы упираться ногами о стену. Наверное, стоило просто отдохнуть. Раз уж он не мог вызнать ничего толкового и не мог договориться с законником. В конце концов, раз он пережил пустыню, должен был как-то выбраться и из тюрьмы. Просто нужно было успокоиться и действовать обдуманнее. Если дворянка пошла, куда не следует, эти несколько часов её бы не спасли.
Только через несколько часов после заутрени хлопнула дверь, и вошёл высокий моложавый мужчина в чёрном плаще поверх сиреневого, шитого серебром иноземного камзола. Тёмные локоны, падавшие на плечи, уже тронула седина, но усы, загнутые вверх, чернели вороновым крылом. Роняя на пол капли - видимо, снаружи моросило, - мужчина бросил на камеру равнодушный взгляд, кивнул стражнику и уселся за стол. Тщательно поточил перо, поправил кружевные манжеты и принялся за стопку бумаг, аккуратно сложенную на краю стола.
Уилл убрал ноги со стены и сел, рассматривая законника. Бумаг на столе было прилично, и по важности он, явно, находился после последней. По внешности ничего конкретного о констебле сказать было нельзя. Стоило ли напомнить о себе или это только разозлило бы законника и поставило Уилла в более невыгодное положение? Через десять минут стопка стала не намного меньше. И работы, кажется, было не меньше, чем на час. Уилл вздохнул. Интересно, законник специально дразнил его или просто следовал обычному порядку? В любом случае, если так набивали цену перед тем, как что-то потребовать - то стоило подождать. А если Уилла собирались отправить в пыточную, а потом в тюрьму - то пару часов погоды бы не сделали.
Дверь снова хлопнула, впуская очаровательную белокурую даму лет двадцати пяти в черном с золотом платье. Женщина шла тихо и грациозно, неся в руках новую стопку бумаг, которую и водрузила перед констеблем.
- Миледи, - констебль приподнялся, отвешивая поклон, а потом снова со вздохом упал в кресло и провёл рукой по лбу, глядя на выросшую вдвое пачку. - Какой кошмар. Так и до завтра провозиться можно.
Уилл удержался, чтобы не цыкнуть - выходило, что он ошибся. Констебль просто работал, так что стоило с самого начала попросить начать с его проблемы. Кто знает, может быть бы помогло. Странно, что бумаги законнику приносила леди, но в Хокуэлле было много чего странного. Наверное, стоило подождать, пока она уйдет и поговорить с констеблем.
Женщина присела на край стола, изящно расправив юбки, и улыбнулась.
- Утро вечера паршивее, если вечер удался, mon ami? - голос у неё оказался подстать внешности - приятный и нежный.
- Ночь, дорогая моя, ночь, не вечер, - констебль откинулся на спинку кресла, крутя в пальцах перо. - Сплошные неприятности, а то и целые закавыки. Поверите ли, миледи, даже разбойники на дорогах распоясались так, словно те пояса на шеях не жмут. Словно не мы по спинам гладили. Ах, славное было время...
Видимо, леди была любовницей констебля. Странно было, что такая молодая женщина вспоминала старые добрые времена, когда она бичевала разбойников. По спине побежали неприятные мурашки. Ну, главное, чтобы его эта чаша минула. Пока что можно было послушать - глядишь, получилось бы узнать что-нибудь полезное. Или после разговора у констебля хотя бы будет хорошее настроение.
- Увы, часто преступление для одного становится позором для другого, - со вздохом согласилась миледи. - Вы слышали, у замка Бамбург новый хозяин? Ах, этот Север!.. Я трепетно люблю его. Разве что ранние закаты тоскливы.
- Не менее чем поздние рассветы, - кивнул констебль, - но ведь у нас весна. Закаты всё позже, рассветы всё раньше, и даже север теперь может получить и долгий день, и ласковое солнышко. К слову, а вы слышали ведь, что Фицалан нынче - Грей? Занятно, как меняются люди, получив новый титул. Знаменитый поединщик, а от схватки отказался. Не захотел топтать лилии.
Перемены на севере касались Уилла даже меньше несвершившегося поединка лорда. Что до трусости или нетрусости Фицалана - то тут было, как с родней. До тех пор, пока лорд не творил исключительной дряни, нужно было быть на его стороне. Не дал бой - значит было невыгодно или некогда. Приобретение Фицаланом ещё одного титула, кажется, не особо касалось Уилла - лорд и так был знатнее некуда. Плохо было бы, посчитай его претендентом на трон. С такой-то родословной.
- Фицалан, Фицалан... Не помню, - миледи прищелкнула пальцами. - Впрочем, век честных рыцарей прошел, Джордж. Я слышала, проситель готов разжечь камин? Как вовремя! В последнее время я мерзну.
- Всенепременно, миледи, после зимы без этого никак, - констебль гибко поднялся и элегантно поклонился даме, протягивая руку. - И я вот подумал - а ну её к чёрту, работу эту, подождёт до завтра, никуда не денется. В том трактирчике, как его... ну, тот, что на улице Такого же мага - в общем, в нём очень уютный зал, и с меня горячее вино, если леди осчастливит компанией.
Уилл вздохнул, поднимаясь. Вот ничего ведь не стоило просить, а ему уже жутко надоело. Тем более, что он ничего не натворил. Но речь уже шла не о торговле, а просто о глупой растрате целого дня. И это странное желание пожрать железа мотивировал выбраться из города и проверить свое здоровье.
- Мастер констебль, не могли бы вы сначала рассмотреть мой вопрос?
- Вопрос? Рассмотреть? - миледи нежно улыбнулась, хлопнув ресницами. - Показывайте же!
Констебль только кивнул, поправляя манжеты.
Уилл пожал плечами.
- Хм, странно у меня его нет. Раз вопроса нет и у вас, можно я пойду?
И кем же всё-таки была эта женщина?
Задумчиво кивнув, миледи провела пальцем по решетке.
- Но если вопроса нет, то зачем предлагать его рассматривать?
- Если нечего рассматривать, значит, вас тут нет, и идти некуда и некому, - любезно добавил констебль. - Пустота. А раз так, то мы можем сполна насладиться горячим вином, жареным поросёнком и свежевыпеченным хлебом.
Уилл проследил за пальцем. Миледи лучше было быть поосторожней - до этого в дело шла даже решетка, а его ещё и дразнили. И едой, и женщиной.
- Ну, если вопрос я - то вот он я. Существующий и в камере.
Констебль улыбнулся.
- Тогда ответьте на себя сами, мистер Уилфред. Потому что: зачем нужен вопрос без ответа? Например, расскажите, почему вы предлагали моим людям такую взятку, какую обычно... нет, давайте иначе, пожалуй. Знаете, когда попадается мелкий воришка, он не предлагает вообще ничего, потому что невиновен. Когда попадается убийца - он из осторожности предлагает, словно воришка. Ну а вы, получается, предложили цену убийцы и, следовательно, стоите вдвое, втрое, а то и на порядок больше. Вы ведь знаете, что такое порядок? Нет? Ну, неважно. И вот понимая, что все люди, увы, грешны, порочны и лживы, да ещё одинаково лживы... мне очень интересен ответ на вас, вопрос Харпер.
Уилл вздохнул.
- Глупость и испуг. Магию я использовал потому что за мной шел какой-то странный тип с мешком. Ну, а кары за применения силы я не знаю. Посудите сами, кому захочется провести полжизни в тюрьме из-за такого?
Внимания на него законник не обращал, был занят только бумагами, а в итоге был в курсе всей истории. Если констебль хотел взятки или ещё чего-то нужно было просто подождать; если нет - нужно было что-то быстро придумывать.
Тонкий палец щелкнул по решетке, и миледи вздохнула.
- Юн, хорош собой - и труслив? Вы боитесь наказаний, мистер Уилфред? К лицу ли вам это?
- Ну, ну, миледи, - констебль лениво облокотился на стену, сложив руки на груди. - Тюрьмы нынче стылые, промозглые, в таких и цвет лица немудрено потерять. Так что, здесь мистера Уилфреда понять можно. Но всё же, взятка, угрозы страже... мои люди, мистер баронет, мне почти вассалы. За каждого прямо душой переживаю, вот как ваш синьор за вас, наверное. Так что не соблаговолите ли заодно рассказать, откуда же шли, куда и зачем, почему опасались прохожих?
- Шел я к Зеленой Малине, слышал там очень хорошенькая и интересная подавальщица, Кристина. А что до трусости и смелости, - Уилл прищурившись глянул на пальчик. - Вопрос в том, что было бы в этой ситуации трусостью, а что смелостью. Принять наказание - это смелость и ответственность, или трусость и нежелание бороться? По поводу прохожего - немного в Англии городов, где можно совершенно спокойно ходить ночью или у вас особо строго с этим перед выборами?


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1613, отправлено 30-12-2019, 12:11


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

- Кристина... да, как же. И впрямь. Что ж, причина весомая, особенно для вашего возраста. А строго у нас, мистер Уилфред, всегда, а не только перед выборами. И вы не сказали, откуда... впрочем, не беда. Значит, шли к Малине, и проулок тот по дороге... чудно, чудно.
Констебль со вздохом подошёл к шкафу, отомкнул его и начал перебирать вещи, которые забрала у Уилла стража. Искал он быстро, уверенно, мурлыкая что-то себе под нос.
- Ага, вот, всё, как доложили, - констебль снова повернулся к клетке, и Уилл увидел в его руках дневник Бьянки. Законник бегло пролистал несколько страниц, заглянул в середину, в конец и хмыкнул. - Странная штука получается, мистер Уилфред, хотя и логичная. Давайте я спрошу снова: зачем вы шли к подавальщице Кристине? И кто ещё у вас в подельниках?
Допустим, узнать в каких отношениях были констебль и мэр у него не вышло. Да его ещё и посчитали похитителем. Уилл взглянул на свои вещи, которые теперь казались чужими, да они и были чужими. Наверняка, констебль уже был в курсе пропавшей дочери мэра, так что можно было намекнуть на причастность Уилла. А учитывая, что он бродил по городу с дневником, а не с самой девкой, можно было догадаться, что наняли его для поисков.
- Никаких подельников у меня нет, да и в чём они бы подельничали? Шел я, чтобы познакомиться с Кристиной, как я и сказал... - он улыбнулся, кивнув на дневник. - очень интересной девушкой. А насчет безопасности, так это вы врёте нещадно - в вашем городе даже самые дорогие пропажи никто не ищет.
- А записки вы где взяли?
С любопытством осведомившись, миледи подошла к столу, за которым полагалось сидеть клерку, но вместо него стояло нечто громоздкое, завешанное холстиной. Когда женщина занавесь сдернула, обнаружилось, что это вирджинел. Такой же стоял в церкви, куда ходила молиться матушка Уилла. Усевшись за него, миледи легко тронула клавиши.
"Нашел на улице" звучало не очень, тем более что законник и так должен был понять, откуда у Уилла бумаги. А врать по мелочи не хотелось. Благо, на вопросы женщины он не обязан был отвечать, по крайней мере пока не давили. Уилл улыбнулся.
- Ох, миледи, вы так чудно играете, что у меня просто вылетело из головы.
Разговор начинал походить на фарс, и уже хотелось чтобы законник что-то решил. Или хотя бы показал, что не понял.
- Вот удивительно, - констебль лениво закрыл дневник и постучал по нему пальцем. - Как часто у людей вылетают из головы важные вещи. Вот намедни взяли одного - так только на третий час вспомнил, где трупы зарывал, а как до плахи дошло - ещё пару схронов... мистер Уилфред, мне кажется, вы не понимаете серьёзности положения. Или, наоборот, понимаете слишком хорошо. В любом случае, поставьте себя на наше место. Вот хотя бы за инструментом. Мелодию составляют ноты. Поменяй их местами, выкинь часть - и уже играется не то, уши режет. Вы явились пешком, в богатой одежде, затем переоделись в более скромное, купеческое - не сразу, но быстро. Лошадью так и не обзавелись. Как это выглядит? Всё ещё не хотите ничего сказать?
- И как ловко обзавелся кинжалом, - согласно вздохнула миледи. - Дорогим.
Если ещё немного распространить пример с инструментом - то законник был глухим. Да ещё и принял Уилла за какого-то шпиона, угрожал. Захотелось сказать, наконец-то, прямо, что его наняли для поисков дворянки. Но если бы констебль был на стороне мэра или просто ничего не знал, вышла бы дрянь. Правда, в незнание верилось меньше всего. Уилл снова улыбнулся.
- Да дорогой, блестящий клинок, другую одежду, сотню монет и главное дневник оказались у меня в один момент. А потом я тут же решил отыскать девушку, упомянутую в этом дневнике. Просто от нечего делать. - Он вздохнул, пожав плечами, обращаясь уже почти прямо к законнику. - Послушайте, ведь бывают вещи намного полезные, чем дневники молодых дворянок, и даже чем блестящие кинжалы.
- Например?
Миледи глядела на него с любопытством, которое и не думала скрывать.
Уилл бы даже сказал, что с притворным любопытством. Не могла она сначала говорить с констеблем о политике и ещё черт знает чём, а теперь просто ничего не понимать.
- В моём случае свобода, - Уилл вздохнул с улыбкой. - В вашем - возможность показать свой талант перед большей публикой. Вы любите играть перед большей публикой, миледи? Там ведь ещё важнее не забыть ни одной ноты.
Женщина наклонила голову, медленно подняла бровь.
- О, мне совершенно все равно, перед кем играть, милый. Жизнь без музыки была бы ошибкой, но ведь и слышать её надо правильно. А ноты... ноты - лишь способ записывать мысли. Вот вы слышите мелодию своей свободы, баронет?
Уилл повёл плечами.
- Ещё нет, но сдается мне, в этом городе любят музыку. Глядишь, где и зазвучит моя партия. - Он взглянул на холодный пол под ногами. - Но лучше конечно сейчас.
- Хороший инструмент в партии всегда к месту, - согласилась миледи. - Особенно, если партия в карты. Знаете, за столиком порой происходят чудеса. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, а у кого-то и вовсе в рукаве если не король, то туз. Советник. Вы умеете играть в карты, Уилл? Я как раз ищу того, кто составит компанию.
- И компания эта куда лучше той, что в комиссарской конторе, мистер Уилфред, это уж точно. Безрукие клерки, безголовые гонцы... ни на кого нельзя положиться, - вздохнул констебль.
Уилл потер глаза - понятно, до Кромвеля его отчет не доехал. А лорд-канцлер не оценил бы утечку таких фактов - попадут бумага не туда, и ищи потом этих заговорщиков во Франции, Ирландии и черт ещё знает где. И констебль был не из трусливых - красть информацию у Кромвеля.
А что, может стоило сдать весь этот клубок католических гадюк начальнику? Попробовать сберечь информацию, понять, кто на чьей стороне и подставить если не противников короны, то врагов Кромвеля, ну или, мало ли, Фицалана. Нечестно всё это было, особенно когда он договаривался то с одними, то с другими, но так уж вели дела в этом городе.
- Вот всегда так, кто-то теряет голову, а кому-то потом собирать камни, ну или бумаги. Тут как пойдет. Эх, помогли бы вы мне поднять этот камешек и играть стало бы гораздо приятнее. - Уилл почесал затылок, прищурившись. - Тем более что те, кто эти камни коллекционирует, не любят их терять и очень ищут.
- Всему своё время, - наставительно произнесла миледи, соблазнительно улыбнувшись. - Время собирать камни тоже наступит, но сейчас время сберегать и сшивать. И время говорить, но особенно - слушать. Дано нам, что злые люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь. Заблуждайте же меня, баронет. Предлагайте.
Уилл скрестил руки на груди.
- Вы говорите так, будто вводить в заблуждение просто... особенно, таких обворожительных и опытных игроков. Ну, допустим я мог бы принести птичку к вам, когда найду, и сообщать о планах коллекционера камней, статуй и церковной утвари.
Если бы получилось втереться католикам в доверие, предупредив о паре проверок, можно было бы накрыть сразу несколько констеблей. Ну, и даже если бы законник не был ярым католиком, всегда было удобно знать о проверках. А будь они союзниками канцлера - не стали бы перехватывать письма и арестовывать Уилла.
Миледи задумчиво тронула клавиши, и инструмент отозвался долгим, глубоким стоном.
- Просуньте руку сквозь решетку, - велела она.
Совать руку через решетку было неприятно, казалось, её сейчас отрежут или сломают, но разницы на самом деле не было - хотели бы его пытать, начали бы ещё минут двадцать назад.
Миледи не спеша подошла к Уиллу, взяла его руку и скользнула непонятно откуда взявшимся кинжальчиком по пальцу. Чего-чего, а такого Уилл не ожидал. Может, кровь была нужна, чтобы навести на него проклятие, если нарушит договор? Женщина тем временем сцедила себе полный флакон, облизала палец и вернула уже рубиновую стекляшку в декольте. Уилл улыбнулся, глядя леди в глаза.
- Коллекционируете склянки?
- Мужчин. Особенно люблю тех, которые верны своему слову и не болтают, - миледи хищно ухмыльнулась, поправляя локон. - И помнят, что у них есть мать, жена и синьор. Которые, наверное, очень дороги?
Уилла взяла злость - женщину захотелось или поиметь, или придушить. А лучше и то и другое. Конечно, они собирались угрожать его материи и невесте! Угрозы лорду могли обойтись дороже самим угрожающим, но он крупно обделался со всей этой дрянью. Ну а что было делать? Ведь не стало бы лучше, останься он в тюрьме. Уилл скрестил руки на груди.
- Мне нужно место, где я смогу применить магию.
- В соседнем городе, - спокойно заметил констебль, - вы найдете сколько угодно таких мест, мистер Уилфред. К слову, ваши предыдущие упражнения обошлись вам в пятьсот фунтов.
Уилл вздохнул.
- А вы любите оставлять сюрпризы на потом. Что до других городов - то я бы и сам как-нибудь догадался - вот только пока я буду ездить туда-сюда всё разбежится и развалится. Не может быть, чтобы местные как-нибудь не изловчились, а вы не были в курсе.
Хорошая была идея - согласиться на поиски, ничего не скажешь. Он был должен целое состояние и рисковал жизнями родных. Захотелось выломать стену и просто уйти, до того ему надоели эти танцы с бубном, в итоге которых он оставался предателем, да ещё и должником. По крайней мере, пока не доложит обо всём Кромвелю.
Констебль сочувственно кивнул, аккуратно складывая дневник Бьянки и убирая его в шкаф.
- Хотите улучшить благосостояние Хокуэлла? Не могу осуждать. Только считаю нужным предупредить, что за второе нарушение запрета штраф удваивается. Потом - утраивается. Потом... ну да вы поняли.
Уилл скрестил руки на груди - быть на стороне законника и леди было просто невыгодно. С тем же успехом ему могли просто начать угрожать в письмах, чтобы он выдавал сведения. Да, взяли кровь, чтобы навести какое-то проклятие, но это только злило. Так и чувствовалось старое дворянское - мне все должны. Что выгодно отоичало Кромвеля, хоть как-то поощряющего своих сторонников.
- За чертой города я имею право пользоваться силой?
- Ни в чем себе не отказывайте, баронет,- лениво зевнул констебль, - вот выплатите штраф - и выезжайте хоть за город, хоть в Испанию.
- Я могу оставить расписку? - Он всё больше злился и это было нехорошо. Так можно было ляпнуть чего-нибудь, и остаться в камере. А учитывая договорённости и в могиле очутиться. Захотелось выйти на свежий воздух, успокоиться и всё обдумать.
- Можете. Кто будет поручителем?
Констебля, казалось, чувства Уилла не волновали вовсе.
Уилл почесал затылок. Ему не хотелось впутывать Фицалана или злить Кромвеля, но о том, чтобы записывать долг на мать, не могло идти и речи.
- В течении какого срока я должен буду выплатить долг?
- В стране Его Величества Генриха Восьмого все долги короне выплачиваются в течение трех месяцев, если нет исключающих обстоятельств, как то - необратимая смерть, государственная измена, необратимое безумие, - заученно проговорил констебль, тоскливо покосившись на окно.
Уилл вздохнул, протягивая руку. Приходилось вписать лорда. В принципе, нужно было просто выплатить долг за три месяца, так, чтобы это не стало проблемой ни для Фицалана, ни для матери, ни для него самого. Получив письменные принадлежности, Уилл наскоро написал расписку, пробежался по тексту взглядом и вернул бумагу законнику.
- Вот и чудно, - кивнул констебль, отпирая клетку, - а то только время тратите. Моё, своё... девочки.
Кинжал и кошель он вернул, и склонился над рукой миледи, окончательно потеряв интерес к Уиллу.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1614, отправлено 30-12-2019, 12:11


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

К таверне, отчасти, чтобы не пробираться через рыночную толпу, отчасти в надежде, что за ним опять увяжется тип с мешком, Уилл пошел через переулок. Совсем задумавшись, он едва успел увернуться от целого горшка каких-то объетков прилетевших с третьего этажа. Констебль ему не нравился. Если опустить тот факт, что его поимели, законник и леди в начале показались очень остроумными, а под конец глупыми и жадными. Предпочитали полагаться только на угрозы и шантаж. Ни то чтобы Уилл тут же предал бы Кромвеля, окажись сделка хоть немного выгодной для него; но особых успехов этим заговорщикам он не пророчил. Такие договора только злили, так что больше думалось о том, как бы доложить канцлеру и вернуть кровь. Дрянь вышла с семьей, но угроз в в адрес матери и невесты он тем более не хотел терпеть и прощать. На вывеске маленькой таверны красовалась слегка поблекшая ягода малины. Как и обещало название - зелёного цвета. Но пока что он только набирал долгов и неприятностей.
Внутри было темновато, но тепло. Ставни закрыли, так что красноватый свет шел только от камина и свечей. Людей было немного, зато все были вооруженны и сидели группами по трое. Так что Уилл сразу понял, что неприятностей потенциально могло стать только больше. По виду домик либо оккупировали нанятые кем-то из горожан наёмники, либо держал кто-то из бандитов. Он вздохнул, подходя к единственному в таверне не вооруженному до зубов человеку - грудастой девке за прилавком. Что поделать, нужно было найти Кристину - законник с него последнюю шкуру уже содрал, так что ворам, по крайней мере, оставалось довольствоваться меньшим.
- Добрый день, можно мне кружку эля.
Девица просияла улыбкой, водружая на стойку глиняную кружку. А потом, развалив по прилавку тяжесть грудей, потеребила пальцами рукав его джеркина.
- Можно. И нужно. А то, может, еще чего хочешь?
Уилл пододвинул к себе кружку, улыбаясь девушке - судя по всему, это и была Кристина.
- Да, хочу. Я ищу Кристину.
А вот как расспросить девку о пропаже, и ничего не разболтать, он не знал. Эта сорока в пол часа завалила бы ему всю конспирацию, а не расспросив её можно было сразу выезжать из города, не тратя времени.Может, стоило притвориться проверяющим, подозревающем дворянку в оккультизме?
Трактирщица честно призадумалась.
- Кристину? - переспросила она.- Кристину... что-то не припомню. Это кто?
Уилл вздохнул. Зря он играл с девушкой - в итоге у той было куда увернуться. Стоило с самого начала представиться, узнать имя и уж потом переходить к делу.
- Ну может тогда сюда хотя бы заходили две молодые девушки? Одна чернявая, понежнее и покротче, вторая более бойкая. Всегда вместе.
- По-кротче, - все также задумчиво повторила трактирщица, - эвона как загнул. Чернявую помню. С подружкой. Приходили, сидели в углу, хихикали. А как мужики подходили - тут же сбегали. Домашние.
Последнее слово женщина произнесла презрительно, явно не одобряя девушек.
Выходило, что Кристина не работала ни в какой "Малине" и была сейчас чёрти знает где. И то ли она врала матери, то ли мать врала ему. Уилл вздохнул - никакого особого розыскнова прилива сил он не ощущал, и кажется не собирался ощутить. Задача казалась не подъёмной, а он всё равно должен был биться о неё головой. Неожиданно явно вспомнился голод, тем-более, что всё равно нужно было что-то заказать. Уилл допил эль.
- Можно чего-нибудь перекусить и ещё эля? И что, никто больше к ним не подсаживался? Просто заходили по утрам, сидели немного и уходили?
- Я сказала по утрам? - удивилась трактирщица, с грохотом ставя перед ним деревянную миску, полную сыра. - Вечером приходили, когда стемнеет. А уходили, когда мужики начинали лезть. Стало быть, час-полтора спустя. Они из домашних, говорю же. Знаешь, из тех, кому няньки-мамки говорят, что у парня в штанах змея сидит и укусит. И боязно, и на змею поглядеть любопытственно.
- Странные они. Раз уж интересно, то зачем вот так вот приходить без толку?
Допустим, выбираться вечером девушки могли под предлогом похода в церковь. Но что весёлого просто сидеть в одной и той же таверне до первых ухажеров? Да ещё и рисковать попасться.
- Ты если и грыз, то странный какой-то, - трактирщица вздохнула, протирая стойку куском чьего-то подола, - вопросы вроде правильные, а только их надо не мне, а самому себе задавать. Девки - юные, невинные... Ну, одна из них - точно. Небось, поначитались книжиц, где вон то про поцелуи и нежные руки. А женишок, думаю, тока про турниры да рыцарей. А девке уже томливо и хочется. А когда хочется - колется, потому что надо же в постели как дева Мария быть. Девственницей. И выходит, что приходят они, чтоб на мужиков посмотреть да авось отдаться. А когда дела доходит, так и страшно, значит. Ну да нарвутся когда - нибудь на наемника поглупее. Умный-то портить не станет.
Проблемы юных дворянок, почему-то, вызывали в Уилле мало отклика. Вот беда, неможется до свадьбы подождать, когда ни о чём больше думать и не нужно. Но было этого как-то мало. Выходило, что мерялись девушки просто вниманием, но сбегать из-за такого... Видимо, главной причиной пропажи стоило всё-таки считать похищение, но тогда становилось только сложнее. Может дам интересовал не сам трактир, а что-нибудь поблизости? Какая-нибудь лавка с травами и амулетами или вообще доходный дом.
- А что у вас есть интересного возле таверны? Может лавка какая или гадалка?
- Бордель госпожи Тании, - вскинула бровь трактирщица, - достаточно интересно?
- Да. - Уилл проглотил сразу несколько кусочков сыра, запил их элем и расплатился с трактирщицей. Идти в бордель перед самой свадьбой ему не особо хотелось, но делать было нечего.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1615, отправлено 30-12-2019, 12:12


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Находился бордель в подвале. К необычным чёрно-красным дверям вела лестница. Уиллу до этого доводилось бывать в публичных домах, куда без этого. Но сейчас не было ни денег, ни времени, ни... ну про желание он говорить бы не стал, но, в общем, было нельзя. Дверь ему открыли сразу и впустили на удивление легко. Внутри бордель выглядел ещё необычнее, чем снаружи: всё убранство повторяло черно-красный окрас двери, а на самом видном месте отражал блики свечей ошипованый доспех, выкованный, по всей видимости, для очень фигуристой дамы. Уилл до сих пор не определился, как относиться к таким вот местам. Вроде бы и дрянью богопротивной оно было, а вроде и при всём желании не истребишь. Да и у самого рыльце было в пушку. Так или иначе, от него ничего особо не зависело, а до свадьбы можно было и потерпеть.
На чёрных подушках в центре комнаты сидели две скудно одетые, да пожалуй даже совсем голые девицы. Кроме нескольких кожаных ремешков, которые к тому же прикрывали совсем не те места, на барышнях ничего не было. Уилл почувствовал себя на несколько лет младше - и пялиться было как-то глупо, и отворачиваться было бы по-детски. Да и не хотелось ему отворачиваться.
Так, ну на Бьянку никто из них был не походил. Уилл огляделся - на заведующих этим местом девушки тоже были не похожи. Он подошел поближе. Глупо оно всё было и стыдно, учитывая что в бордели редко попадали от хорошей жизни.
- Здравствуйте, я ищу двух девушек. Одна чернявая по-нежнее, вторая бойкая, всегда вместе. Они обычно шатались неподалёку. Не видали? - Он не стал продолжать, слабо предполагая, как отреагируют девицы. До зуда в спине глупый разговор.
Девицы хихикнули, стреляя глазками, но отвечать не стали. Из скрытой черной тканью двери вышла рослая, плечистая женщина, похожая скорее на шотландского горца, чем на даму. От горца ее отличало отсутствие небритости и наличие огромной груди. Да и вряд ли горцы ходили только в тоненьких веревочках через чресла да высоких сапогах. Поправив копну белых волос, женщина хлопнула плетью по сапогу и кивнула Уиллу.
- У нас найдутся и чернявые, и белявые, и рыжие, и малиновые. Какую пожелаешь, птенчик. Но две сразу обойдутся в три раза дороже.
Теперь стало понятно, почему на входе его не встретил вышибала. А доспех, по всей видимости, принадлежал самой хозяйке. Ну женщина-управляющий, наверное, была мягче к девушкам, да и барышни смеялись. Не то, чтобы Уилл собирался кого-то спасать, просто общаться с человеком, который не избивал и не насиловал бездомных девушек было приятнее.
- Вы меня не поняли, я ищу двух девиц, которые просто часто гуляли в этом районе. Может быть, вы их видели?
Женщина повела плечами и обвела рукой комнату.
- Посуди сам, красавчик, много ли у меня времени ещё и по улицам шнырять, когда такое хозяйство, и за всем глаз да глаз нужен - а порой жаль, что и третьего Господь не дал? Да и для чего мне за прогуливающимися барышнями глядеть, когда своих - полон дом? Или что, с улицы хватать приглянувшуюся, да насильно в работу?
Уилл вздохнул, потирая глаза.
- Думаю, такой благоустроенный дом как у вас, обходится без этого. И всё-таки, девушки, которых я ищу, вполне могли заглянуть сами. Ну или по крайней мере, разглядывать вход. - Уилл убрал руку от лица. - Судя по тому, как всё здесь устроенно, вы вполне могли обратить внимание даже на такую деталь. Помогите мне, пожалуйста, если что-то видели, а если нет, я больше не стану вас задерживать.
Если девушек не видели и здесь, то нужно было начинать с самого начала. Снова поговорить с матерью Кристины, и попробовать догадаться, не обманывает ли его старушка. В общем, беспросветная дрянь и головная боль. А сейчас, он ко всему прочему, чувствовал себя дураком, который пришел в бордель вести беседы, а сейчас вот-вот должен был получить по голове от какого-нибудь вышибалы.
Бордель-маман снова повела плечами, ласково глянув на Уилла.
- Сведения всегда стоили денег, птенчик. Денег... или работы. М-м... Такой красивый мальчик, а сегодня как раз джентльмены из французского отряда обещали заглянуть. Ах, дорогуша, эти мужчины были такими затейниками, но после того монастыря, где они славно повеселились с братией, их будто прокляли! Никакого разнообразия, и любят таких, как ты. Так что, по рукам. Отработаешь с ними ночь, а я что-то да скажу.
Уилл удержался, чтобы не прыснуть со смеху, почесал затылок.
- Что это за монастырь-то такой? Может я тоже заеду, как освобожусь. - Можно было ради веселья сходить к французам, попробовать кому-нибудь навалять и узнать про монастырь, но сейчас было не до того. Тем более, опыт с демонами показывал, что не всё было так просто. Ох и заглянул бы он к монахам, если бы получилось так легко узнать название обители.
- Видно, что вам тоже нравятся такие утехи, - согласно кивнула мадам, - вот у джентльменов и спросите. Значит, договорились.
Уилл улыбнулся.
- Нет, я всё-таки откажусь, предпочитаю монахов. Может можно договориться как-нибудь по другому? Могу кое-как заплатить, сделать другую работу. Если бы в городе не запрещалось колдовать, мог бы проверить здоровье девушек или вылечить кого-нибудь.
Денег с собой у него было мало, но их вполне можно было вписать в необходимые расходы. С другой стороны, для такого местечка девяносто монет явно не были большой суммой.
Женщина задумчиво оглядела его, небрежно поигрывая плетью.
- Я могла бы открыть тебе мой мир, мир госпожи Тании, милый, но - увы! Я читаю на твоем лице, что это будет зря. Подчинение и боль нужно любить, нужно хотеть их и наслаждаться ими, возносясь в горние выси. Подумай, что еще можешь предложить мне.
Уилл вздохнул, пытаясь припомнить, что ценного у него вообще могло быть с собой? Нож святого, который втюхал ему Ворон, кинжал, да одежда. Всё это он притащил из проклятого города и не особо хотел раздавать всем подряд. С другой стороны носить одежду ему всё равно было нельзя, а по дороге она совсем не кусалась. Уилл вздохнул, пару мгновений роясь в сумке. Достал дорогую дворянскую одежду.
- Может это вам пригодится, если кто-нибудь из гостей не рассчитает.. эм... со рвением и испортит свою.
Жалко было отдавать такое дорогое приобретение за несколько слов, но девушку нужно было найти, а на чёрные рынки у него не было времени.
Тания хмыкнула, двумя пальцами потеребила дорогую ткань и кивнула.
- Ну что же с тобой делать, птенчик? По рукам.
У Уилла потемнело в глазах, захотелось накинуться на женщину, прижать её к полу и содрать редкие ленточки чёрной кожи. Вкусной, хорошо выделанной кожи. Ощущение было, как будто он вот вот сорвётся с высоченной горки и покатиться кубарем по снегу и льду. Одно движение, один вздох. По блестящему кнуту, кажется, стекала капелька крови. Кнут был самым вкусным. Уилл выдохнул, уже не зная удержится ли, но женщина отошла и всё исчезло. Ни следа желания, ни головокружения, ничего.
Он несколько раз моргнул, с силой нажимая на переносицу. Это пугало. Вряд ли это было связанно со штанами - в камере их не было. Для силы это тоже было странно, он не ощущал ничего похожего в Саутенде. И как на зло нельзя было проверить, не заразился ли он какой-нибудь демонической дрянью. Нужно было поспешить с Бьянкой и выбраться из города.
Или - церковь? Он так и не побывал в церкви, выбравшись из ада. А сейчас казалось, что туда вообще могут не впустить. Какая-то дрянь внутри, контракт с Сатаной. Харпер, как и большинство христиан, бежал к Богу, только когда больше не было куда идти и что колдовать. Уилл выдохнул, пытаясь собраться с мыслями.
- Я очень внимательно слушаю. Видели ли вы девушек? Куда они шли, где могут быть?
- Ну до чего же смазлив, - вздохнула Тания, обращаясь к девицам, - так и съела бы, до косточки. А девушка твоя, чернявая, заходила сюда. Работу искала. Но не подходит она нам, не то седло.
Да неужто! Мысль о том, что он почти нашел Бьянку, заиграла лёгкостью в груди. Неужели она просто была в одном из борделей? Отыскать девушку и - сразу в церковь. Ещё один приступ он должен был выдержать, а душа... если его душу погубил контракт, то можно было уже не спешить. Чёрт знал, делал ли он добро дворянке или зло. Или просто делал то, что было выгоднее.
- Где в городе она ещё могла пытаться устроиться?
Тания шагнула к нему, и рукоять кнута больно уткнулась в подбородок, не позволяя опустить голову.
- Спроси у нее сам, птенчик. И пшёл вон.
Уилл улыбнулся - это было весело. А может его просто радовала новость о Бьянке. В отличие от девок, бордельная маман не особо привлекала, но оригинальности ей было не занимать. Задумавшись, он совсем забыл о вежливости, а можно было бы по крайней мере подыграть.
- Прошу прощения, госпожа Таня, я сейчас же пойду. Но не могли бы до этого подсказать, где ещё в городе есть бордели.
- Ой, - пискнула одна из девиц, - что сейчас будет...
- Как ты меня назвал? - с интересом осведомилась мадам. - Плохой мальчик...
Тания потянулась к своему доспеху, снимая с него шипастую и даже по виду очень колючую перчатку. Подбросила её в руках, через прищур разглядывая Уилла. И пошла вперед, тараня грудью.
Эх, кажется, ему всё-таки было суждено получить от рослой маман, если не кнутом - то перчаткой. Нужно же было так сглупить. "Ну, можно было и сразу вон". Уилл развернулся и рванул к двери.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1616, отправлено 30-12-2019, 12:12


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

За пять золотых в таверне получилось узнать о хокуэллских борделях. Оказалось, что в не слишком большом городе хватало места аж для четырёх доходных домов. Выходило, что кроме салона госпожи Тании, Бьянка могла пойти в находящийся где-то на окраине "Чистота и горлицы", богатый "Дом райского наслаждения" или с какого-то перепугу расположившийся на кладбище "Гарпии". Можно было допустить, что начала девушка с самого дорого и престижного, потом попытала счастья у госпожи Тании. Так что начинать нужно было или с горлиц, или с кладбища. На кладбище Уилла совсем не тянуло. Не приведи господь там ещё притаиться какой-нибудь беглец из ада. Так что начать он решил с горлиц.
История начинала затягиваться и утомлять. Не то чтобы ему не было интересно поглядеть на все разновидности борделей перед свадьбой, но до свадьбы так можно было и не дожить. А Уилл ещё и не знал, как поступить с девушкой, если получится её отыскать. Наверное, стоило вернуть её отцу. Приключений барышне хватило и без того, чтобы стать заложницей, а с констеблем он договаривался из клетки. Было боязно, что констебльская пара выполнит свои обещания, но наверное, в такой ситуации стоило рискнуть. Всё-таки он был в городе, так что в случае неудачи, мстители вполне могли ограничиться только его убийством.

За несколько кварталов до "Чистоты и горлиц" Уилла остановил женский крик с соседней улицы. Он обернулся и на мгновение застыл. Горожане с визгами, писками и просто тяжело дыша разбегались от огромного кролика. Красноглазого, и настолько зубастого, что пасть, казалось, просто не могла закрыться. Пушистая тварь скакала по улице на задних лапах, поджав передние к груди. Красные глаза, а что важнее, острые клыки, быстро приближались к нему. Да какого чёрта с ним творилось?! Алиса эта была или его просто прокляли вечной неудачей? Нужно было проверить взглядом, наверняка тварь была адским отродьем. Когда Уилл попробовал применить зрение ловца, в него упёрлась пара красных глаз. В ушах засвистело, а пространство вокруг твари исказилось, как будто та быстро падала или он быстро взлетал. Исчезнувшие из поля зрения дома парами пролетели мимо, заряжаясь в две улицы за спиной кролика. Одна пара, быстрее - вторая, ещё быстрее - третья. Здания громко укали, примыкая друг к другу. От свиста в ушах стало больно. Улицы собрались, замерли и взорвались со звуком бьющегося стекла. Целенькие кирпичики взлетели вверх, полетели в сторону. Что-то под землей стукнуло так, что эхо зазвучало в груди, и всё замерло, прямо в полёте. Фундаменты домов засветились огнём, как будто из под ними поднималось раскаленное железом. Красные, похожие на те, что Уилл видел во дворе Саутендского монастыря, письмена забежали по кирпичам. Кролик, сквозь мех которого Уилл видел раскаленные красным вены, стал приближался, быстрее и быстрее, как будто оттаивал. Замороженный Уилл моргнул, убирая дар, и побежал по улице. Господи, что творилось? Город вокруг казался холодным и свежим. Страшно захотелось пить.
- Чтоб тебе морковкой подавиться, тварь поганая, - практично пожелал кто-то за спиной. Следом за Уиллом в переулок ввинтился один из стражников, средних лет крепкий мужчина. Он недовольно хмурился, и шрам на щеке превращал его лицо в жуткую гримасу.
Прыжки неуклонно приближались, а Уилл просто прижался к стене, решив, что меч бы мало чем мог помочь. А если тварь каким-то образом притащил он? Заяц проскакал мимо с крайне задумчивым видом. Удивительно, но зараза ещё никого не жрала. Уилл выглянул, убедившись, что кролик удаляется. Будто прыжков было мало. И обратился к стражнику.
- Не подскажете что за... происходит?
- Да падла эта, - мужчина зло сплюнул на мостовую, - морковку на рынок жрать пошел. Главное, не нападать, а то ушами порежет не хужее михаилита какого.
"Ну обделаться теперь - то что у вас в городе адский кролик с ушами косами - так это ничего, плохо что пошел морковку на рынок жрать!" Ну по крайней мере он не был виноват. Уилл огляделся, прицениваясь, как будет огибать гада.
- А он горлиц, то есть жителей не поест?
- Дык, говорю ж - если не нападать и не злить, то не жрет. Тока морковку и капусту. Разве что, - подумав, добавил мужчина, - стоптать может. А ежели михаилита видит - так вовсе с перепугу гадит и исчезает дымом. А всё почему? Потому что, грит отец Гилберт, последние дни настают. Выйдет Зверь из преисподней и будет он пушист, во.
"А Сатана, видимо должен был мяукать и любить молочко". Хотя, с чего Уилл решил, что демоны не могли любить молоко. Говорил стражник так, будто явление для города было куда как обычное. А ведь хороший был предлог, чтобы пройтись по храмам и монастырям, тем более, что город Уилл уже очень недолюбливал. Наверняка же воду мутили католики.
- А в каких районах обычно появляются такте вот звери? Просто чтобы я знал, какие места обходить.
- А где им приспичит, там и появляются, - мрачно сообщил страж, - чтоб им сдохнуть, подонкам ушастым. Жрут, выродки, морковку, веришь ли? Всю, какую найдут. А потом торговцы орут и возмещения требуют, будто стража сделать что-то может.
Видимо даже михаилиты были не в состоянии помочь, ну или не считали нужным. Но явление было необычно безобидным для чего-то связанного с адом, хоть стражнику так и не казалось. С одной стороны хотелось пойти за зайцем и увидеть, как тот исчезает, с другой у него совсем не было времени. Уилл пожал плечами - явлением заяц был частым, так что при желании можно было подождать.
- Хреново, ничего не скажешь. А, там ведь на площади выборы обсуждают? Кто выигрывает?
- Там Аск орал, - пожал плечами стражник, - ну этот, с Севера. Воду мутит, как по мне. Так-то, речи крамольные. А кто выигрывает... Ну так Гарпари здесь сидел, сидит и будет сидеть.
Уилл, собравшийся уже идти, остановился. Он не верил, что Кромвель мог быть не в курсе таких вот выступлений, но было полезно послушать. Говорил же он, что скоро всех комиссаров пересажают на колья! Это выступление выглядело как начало чего-то подобного. Такими темпами нужно было просить поддельных квитков и притворяться торговцем. Мёдом, например. Уилл взглянул в сторону горлиц. Если Бьянка уже была в борделе пол часа бы ничего не добавили, а послушать ему нужно было, если не для понимания ситуации в городе, то для понимания, того что с ним могли сделать при следующей проверке. Уилл вздохнул.
- Иду, что ль, и я послушаю, что за смута.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1617, отправлено 30-12-2019, 12:12


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Ратушная площадь в Хокуэлле почему-то напоминала тюремный двор - в стороне собрались готовящиеся к бунту заключённые, строгий надзиратель-статуя пока бездействовал, Уилл опять лез не туда и терял время. Собравшиеся перекрыли кое-как сколоченным помостом одну из просачивающихся под высокими стенами улочек. С центра площади на них грустно и немного строго взирала высокая статуя святого Барка. Видимо, городского покровителя. Тот самый Аск стоял на сколоченной трибуне, улыбался, здоровался за руку с бедняками, гладил по головке детей. Уиллу такие дешёвые проявление близости к беднякам не очень нравились, но они и не отталкивали.
Выступающий взял на руки девочку, который было трудно стоять.
- Город без настоящего мэра - что бедная девочка, которую хотят превратить в шлюху! Город без Бога - развратная девка, не способная уже стать горлицей, не годная в королевы! Кто из вас бросит в неё камень? Кто из вас осмелится спасти её?
Уилл скрестил руки на груди. Пусть и работая комиссаром, он считал себя частью тех англичан, которые теперь стремительно беднели. Уиллу повезло найти работу, но он бы не сказал, что мест было бесконечно много и что хоть одно из них оплачивалось в половину так хорошо, как служба у Кромвеля. А теперь выходило, что он был змеей и крысой, нашедшей местечко потеплее. Да, выступали люди против огораживания, но роптать на него и тем более на короля ещё боялись, так что всё негодование выливалось на реформы. Теперь всем казалось, что это именно комиссары и Кромвель лично выискивали, кого бы согнать с родной земли.
Вот выходило, что отобрать землю у монастырей было нужно, но вот раздать эту землю беднякам, чтобы погасить недовольство король не считал нужным. Может, считал, что армия достаточно сильна, может не хотел настроить против себя дворян, а может, и вовсе был занят чем-то другим. Конечно, Уилл имел в виду дела за морем, а не новую королеву и двор.
Но он начинал думать, как один из бунтующих. При том, что сам притащил Кромвелю информацию о планирующемся восстании, а сейчас должен был выискивать католиков-зачинщиков. В общем, выходило чёрти знает что, но не возводить же на престол католика или ставленника французов с испанцами! Да и грех ему было жаловаться, когда та же рука кормила и жаловала.
Пока звучный голос продолжал подбирать понятные всем примеры, Уилл оглядел толпу. По виду, это в основном как раз и были согнанные с земли, кому теперь не находилось ни работы, ни крова в городе. Среди одобрительно кивающих, переговаривающихся и просто внимательно слушающих резко выделялись две фигуры, не слишком заинтересованные митингом. Мужчина, лет тридцати пяти, одетый во всё черное, а значит, не особо волнующийся судьбой бедняков дворянин. И что важнее - тот самый гад с мешком, шутки которого стоили Уиллу пять сотен золотых, не меньше половины чести и грядущего выговора от Фицалана. Уилл начал пробираться через толпу, подбираясь к, как оказалось, довольно мелкому ночному путешественнику.
При ближайшем рассмотрении незнакомец не оправдал никаких ожиданий. Не было у него ни гнилых зубов, ни крюка вместо руки, ни даже повязки на глазу. Да это вообще, кажется, была баба.
Зачем бы кому-то такому за ним ходить? Одежда незнакомцу была великовата, но выглядела чистой и немного щегольской. В косе блестела красивая заколка с литым цветком. Не самая дешевая вещь. Уилл подобрался поближе, встав у незнакомца за плечом. Оружия тоже видно не было.
- Кхм, вы меня зачем-то искали?
- Всех нас зачем-то ищут, - нежным тенором просветил его незнакомец. - Кто-то, быть может, ищет и вас. Но это точно не я. Хм, что я за дурак! Это вы так телегу подкатываете! И как же велите вас называть, милый?
- Называть меня можете Уиллом, а телеги я предпочитаю подкатывать к дамам. Мне просто интересно, что или кого в таком случае вы искали с мешком, в котором что-то шевелится, в полночь на улице?
Какого чёрта ему так везло на содомитов и прочих экспериментаторов?! Хрен пойми с чего тогда этот комерад шел за ним пол вечера и чего хотел. Сейчас походило на то, что в мешке был похищенный где-то мальчишка лет девяти.
- А вы? - с любопытством осведомился юноша, поправляя в волосах заколку.
Разговор был бесполезной тратой времени. В нём поселилась какая-то демоническая дрянь, а он болтал чёрт знает с кем и, по сути, ни о чём. Так или иначе, раз этот путешественник шел за ним в полночь, а теперь ничего не хотел сказать, вряд ли он был доброжелателем. Эх, всё-таки жаль, что тогда появилась стража. Заметно пободревший голос Аска вмешался в размышления.
- А если бесчинства продолжатся, я клянусь, я обещаю, мы потребуем от короля повернуть всё вспять!
Уилл грустно улыбнулся - кажется говорили о нём. Хотел бы он посмотреть кого и как в итоге будет поворачивать Его Величество.
- Я-то искал где переночевать. В общем, трачу время. Если хотели бы что-то сказать - уже сказали бы, а значит собирались мне навредить.
Уилл развернулся махнул на прощание рукой. Содомит только засмеялся вслед.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1618, отправлено 30-12-2019, 12:12


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

Подходя к Горлицам, Уилл забрёл на совсем безлюдные улочки, где попадались только коты да крысы. Его остановил звук шагов - из-за тёмного угла вальяжно вышел мужчина с топором. По лезвию стекала кровь. Одет был незнакомец в фартук, тоже окровавленный и в желтом жире. Через тьму просматривались намотанные на руку кишки. Уилл встал как вкопанный. Может это просто был мясник? Лишь бы это был мясник! Что бы делать мяснику на такой вот улочке? Незнакомец был в десяти шагах, так что оставалось время, чтобы достать кинжал. Мужчина всматривался во тьму, примерно в его направлении. Уилл приготовился вытащить кинжал, вслушиваясь, не идёт ли кто-то ещё.
Мужчина потянул носом, почуял, именно почуял, где был Уилл и понёсся к нему. Похрюкивая и пыхтя, с занесённым над головой топором. Уилл вытащил кинжал. По коже побежали мурашки. Захотелось бежать или бить, больше - бежать. Свинокабан опустил топор, метя ему прямо в голову. Уилл резко сделал шаг вправо, уколол сумасшедшего. Попал в плечо, хотя метил в шею. Слава богу, что у него с собой было оружие. Что вообще творилось в этом треклятом городе?! Опять?! Снова демоны и какая-то дрянь?!
Свинокабан развернулся, совсем не замечая укола. Заревел, как медведь, замахиваясь топором и собираясь разрубить Уилла, и кажется, весь дом за его спиной, слева направо. Огромный топор совсем ничего не весил для здоровяка. Господи, один неверный шаг и его убьют. Охренеть. Уилл шмыгнул влево, прямо под топор. Сзади-то была драная стена. Улица на секунду смазалась, плечо вспыхнуло болью. Он всё-таки проскочил, отделавшись царапиной. Мясник крутанулся на месте, скользя топором по стене.
Боль злила, Уилл попробовал уколоть гада в брюхо, снизу вверх. Чтобы достать до блядского сердца, если повезёт. Лишь бы не подставиться под топор. Как у него только не дрожали руки от страха, волнения и злости?
Клинок вошел как... в мясо? Пробил кожаный фартук, а дальше пошел легко, по самую рукоять. Уилл выдохнул. Рёв оборвался, и мужчина застыл, потом застонал и повалился вниз, чуть не утащив с собой клинок. По венам разлилось блаженное прохладное спокойствие. Победил.
Кинжал выходил из тела как-то труднее, чем входил. Не так уверенно. Мужчина упал на каменную мостовую, умирая. Уилл вслушался. Ни шагов, ни бряцанья брони слышно не было. Кто это был? Просто сумасшедший? Убийца? Может его подослал тот педераст? С клинка на руку капнула бурая в темноте кровь. Уилл склонился, быстро протирая клинок штаниной убитого, внимательно следя, не потянется ли рука к топору. Мужчина ещё стонал. Нельзя было использовать свою одежду, или отрезать часть штанины и выкинуть потом. Он первый раз убил. По крайней мере, вот так.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Spectre28 >>>
post #1619, отправлено 30-12-2019, 12:12


Рыцарь в сияющей футболке
*******
Администратор
Сообщений: 3463
Откуда: Таллинн
Пол: мужской

футболки: 779
Наград: 5

Через несколько переулков, всё ещё безлюдных, Уилл остановился. Быстро перевязал рану, замазал грязью кровь на одежде, ещё раз осмотрел клинок. Уже совсем стемнело.
Бордель, с соломенной крышей и местами потрескавшейся мазанкой, выглядел старым и заброшенным, но свет из окон приятно разгонял тьму. Уилл не мог залечить плечо, чтобы убрать всё, что связывало его с трупом на улице и это раздражало. Внешне это место нравилось ему больше, чем доходный дом в центре. Хотя, какое тут нравилось - это был бордель. Да и женщин в таких местах избивали чаще. Найти бы вот такой вот домик, чтобы спокойно переночевать у камина. Без шлюх, проблем и беглых дворянок. Уилл постучался в дверь. На секунду показалось, что он забыл что-то затереть и шлюха, которая вот-вот откроет дверь, должна была пронзительно завизжать, увидев кровь.
Дверь открыла неожиданно симпатичная, но чумазая девчонка лет пятнадцати. Черноволосая, в коричневом платье с безвкусно низким вырезом. На секунду захотелось взять вот эту вот симпатичную девку и отдохнуть, предварительно отыскав отдельную комнату и фляжку бренди. И думать обо всём остальном уже утром.
- Мсье? - ласково осведомилась девица.
- Добрый вечер, я могу войти? - Первое слово Уилл невольно произнёс с лёгкой хрипотцой. В голове была одна усталость, и ощущение что он весь в грязи, дерьме и крови.
- Мы не работаем, мсье, мне так жаль. Но если мсье крысолов, то Жанетт потом сыграет на его флейте, - шлюха хихикнула, недвусмысленно подпирая щеку языком.
Уилл вздохнул - вместо отдыха от шлюхи понесло шлюхой. Хоть в море топись. Странно, что бордель был закрыт, может случилось что-то связанное с Бьянкой.
- У Жанетт есть способ заработать пару монет полегче. К вам за последние пару дней не просилась на работу чернявая девица лет пятнадцати?
Девушка вздохнула и тоскливо покачала головой.
- Ну, мсье, такая девица тут, конечно, пришлась бы как дома, но - увы, когда бордель закрыт, то любой заработок - как лента на шее. Какие уж тут монеты...
Разговаривала шлюха, как пришибленная. Но из сказанного можно было понять, что борделю кто-то мешал работать. Может быть, другой доходный дом или какой-нибудь католик-фанатик.
- Значит, девчонка к вам не заходила... И кто ж вам так ленты на шею повязал?
- А я не сказала, мсье, что она не приходила, - хлопнула ресницами девица, - или что уходила. Я сказала, что такие сведения просто так не достаются. За бесплатно, мсье. А ленточки вяжут - так я же сказала, что крысолов нужен? Стало быть - крысы. Вяжут. Затягивают, вот.
Договорив, она для ясности вскинула голову и указала на длинную красивую шею, где не было никакой ленточки.
Уилл потёр глаза. Какие к чёрту крысы? Кого душат? А ещё ему не нравилось стоять на улице, хотелось или зайти в здание или идти дальше.
- Скажем семь золотых, устроят? Не так уж и плохо за то, чтобы разок открыть ротик.
Девица хихикнула, прикрыв рот рукой.
- Завидую тем, кто открывали ротик для мсье, но, как я уже говорила, бордель закрыт, а крысы - бесплатны, но проблем приносят куда больше чем на семь фунтов.
- Ну хорошо, раз уж крысы. Пятнадцать монет должно хватить. - Закатил глаза Уилл. За пятнадцать можно было заказать и саму девицу, а Бьянка вполне могла даже не заходить в этот бордель. Как бы не её кишки были намотаны на руку мясника... Тот очень походил на местного маньяка, а девка шаталась по городу.
- Господь милосердный! - досадливо закатила глаза девица. - Сказано же - не работаем мы. Ни за пятнадцать, ни за двадцать! Крысы у нас! Дезире, покажи мсье крысу!
На её зов откликнулась еще более миловидная, но тоже чумазая девица с темными глазами, почему-то похожая на Фламберга. Она брезгливо несла за хвост крысу размером с хорошего терьера. На спине мерзкой твари - грызуна, не девицы! - был выбрит лапчатый тамплиерский крест.
- Видите? - осведомилась Жанетт, упирая кулачки в бока. - Хоть сотню монет насыпьте, а не работаем мы.
- Да я не о работе, я о барышне, которую ищу, - вздохнул Уилл, кивком поздоровавшись со второй девушкой и рассматривая крысу взглядом ловца. Ничего особенного, просто жестоко изрезанное тесаком животное. Да что было не так со шлюхами в этом городе? Одни орудовали хлыстом, другие тесаком. На кладбище ему, видимо, должны были угрожать лопатой или колом. То, как девушка походила на михаилита, да ещё и крест, не наводило ни на какие особые мысли, но навевало неприятное чувство. Какая-то муть. - Странные у вас крысы, откуда крест на спине?
- А я о работе. Барышня или не барышня, а скажу я вам про нее только после того, как заплатите. И не деньгами! А что до креста - так спросите у них сами!
Шлюха раздраженно топнула ногой, захлопывая перед носом Уилла дверь.
Уилл скрежетнул зубами, смотря на дверь.
- И как я могу заплатить?
Траханый свет! В гробу он видел этих крыс, и не имел времени их ловить. Почему нельзя было просто взять деньги и сказать ему была дворянка в борделе, или нет?
- Крысами! - Донеслось из-за двери.
Уилл прикусил нижнюю губу, ещё секунду глядя на дверь. На улице на него случайно напал маньяк, а теперь он должен был охотится на крыс в борделе. Демоны же не проклинали своих?
- Ладно.
Дверь тут же открылась и девица втащила Уилла в дом, где царила разруха. Всюду валялись клочья паутины, пыль не вытирали, должно быть, лет десять, а мебель выглядела так, будто её самолично ломал еще Ричард Львиное Сердце.
- Осторожнее, мсье, здесь балки подгрызены, - буднично сообщила Жанетт. - Упадете в подвал, совсем мсье станете.
Как-то в детстве, ещё когда был жив дед, они вместе разбирали дом давно умершего от старости родственника. Вытаскивали из пыли тряпки, выносили мебель, вытряхивали одеяла. Запах в борделе был точно таким же, как в том доме. И паутина точно так же лезла в глаза. Уилл вздохнул, двигая ногой какую-то тряпку. Барахла на полу было столько, что он и за неделю бы не вынес. А по-хорошему с уборки и стоило начать. Он прошелся взглядом по потолку. Балки, действительно, не внушали доверия, по углам висели целые гобелены из паутины. Может, бордель только открылся или собирался открыться?
- А что в подвале?
- Хм, - честно задумалась Жанетт, - в подвале - подвал. Просто падать будет больно. Ну, и там еще крысы бегают, конечно.
"Ну, конечно". И как на зло ему нельзя было пользоваться силой. На ум приходило только просто спуститься в подвал и перерезать всех гадов, что получится. Обязательно получив ещё пару ран к имеющейся. Покоя не давали кресты на спинах тварей. Из михаилитской лаборатории они, что ли, сбежали? Уилл вздохнул, доставая кинжал.
- Покажите мне что ли подвал. И давно вам эти гады докучают? Может с тех пор, как что-то рядом построили или ещё после чего-то?
- Триста лет, - простодушно ответила Жанетт. - Как приплыли.


--------------------
счастье есть :)
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
Leomhann >>>
post #1620, отправлено 30-12-2019, 12:12


леди серебряных туманов
******

Сообщений: 1094
Откуда: Нидзеладзе-гоу
Пол: женский

туманов развеяно: 124

Привели Уилла на кухню. От раскалившейся печи в комнатушке было дымно и тепло, так что сразу становилось дремотно. На погрызенной мебели лежала столетняя пыль и казалось, что девушки просто забрались в дом пол часа назад, не зная где переночевать. Растопили печь, попробовали что-то приготовить на старой чужой посуде. Ещё такой дух стоял в деревенских домиках, где ютились большие, но бедные семьи. В которых не было денег на новую печь, а старая, сколько её не мажь, чадила. В тёплом дыму были ещё две девушки - маленькая, большеглазая с чёрными волосами изо всех сил пыталась отрезать погрызенный бок сырной головки тупым ножом. Вторая - чуть постарше, остролицая и носатая оторвалась от какой-то травяной настойки и завлекающе улыбнулась Уиллу. Обе девушки были также чумазы как Жанетт. Впечатление было такой, будто его действительно привели в дом бедной семьи, а улыбка или взгляд, подло, напоминали, что это всё-таки бордель. Может девушки просто любили своё дело, но скорее просто очень не хватало денег. Уилл улыбнулся девушке в ответ, поздоровался, убирая оружие.
- Найдется, чем посветить, кроме факела?
- Такой красивый, да ещё и герой, - вздохнула девушка с отваром и кивком указала на полку, где стояла железная плошка для углей. - Вот. Или вам больше нравятся лучины? Они там, в углу.
Уилл взял плошку, иронично улыбаясь в ответ на похвальбу. Красавчиком он точно не был, да и неважно оно было. Но что-то часто в последнее время ему льстили, да всё шлюхи.
- Пойдет. - Он обратился к Жанетт. - Зачем приплыли, откуда?
Искать отраву было некогда, а крысоловок подходящего размера он в жизни не видел, да и долго это всё было. Но лезь в подвал как-то не хотелось, так что Уилл решил сначала расспросить о крысах. Всё-таки странными были эти кресты.
- Из Франции же, - вздохнула та. - Откуда еще? Со времен Людовика Сварливого тут живем. А зачем - дело ясное. Спасались.
- За что гнали? - Уилл рассматривал горшок - паскудно было бы, разбейся он в подвале. Забитый барахлом сарай вспыхнул бы, как свечка. Странно, что девушки говорили о переселении, как будто это было с ними или по крайней мере с их родителями. Может, крысы были чем-то вроде проклятия полетевшего в вдогонку?
- Нас не гнали, - удивилась Жанетт, - а вот их - да. То есть, они сами ушли, спасались, говорю же.
Из полутьмы кухни соткалась черноволосая, обнаженная под черным плащем, девушка. Пышногрудая, алогубая, она улыбалась, демонстрируя острые, длинные клыки.
- Мсье любопытен, - заметила она, теребя свой крупный, тёмный, похожий на ягоду сосок.
Уилл отвлекся от горшка, пробежался по девушке взглядом; задержался на соске, вернулся к лицу. Очень симпатичная и тоже чумазая. Через дымоход она что ли вошла? Остренькие клыки наводили на неприятные мысли. Ведьмам они, вроде бы, не полагались. Кем ещё могла быть зубастая, Уилл не знал, но главное, что они договорились, и он обещал помочь.
- Можно просто спуститься в подвал и попробовать перерезать крыс, но я предпочёл бы понять откуда они взялись и почему задержались именно у вас. Поэтому и интересуюсь за что и кто их гнал.
- Это было бы мило, мсье, если бы вы их перерезали, - согласилась клыкастая, скользнув пальцем ниже, по животу. - Но у них пленница. Мадам Жози, наша маман.
"Попробовал перерезать".
Кажется, он совсем плохо понимал, что это были за крысы. Уилл положил горшок на место. Может, девушка просто так шутила?
- Пробовали договориться, чего они хотят? Как именно её удерживают?
- А вы думаете, там свидания с узниками устраивают? - язвительно осведомилась Жанетт.
- Откуда нам знать, как, - поддержала её клыкастая, запустив руку себе между ног, - а хотят они известно чего. Доспехи, оружие, золото.
Уилл уже не знал, как реагировать, так что просто старался не пялиться. Куда он вообще попал? Допустим, учитывая огромного адского кролика, можно было поверить, что в крыс вселились души крестоносцев. Но кем тогда были дамы? Уилл ещё раз пробежался взглядом по комнате и наткнулся на бумаги. Внимание привлек знакомый всем герб Говардов. Он вздохнул, как бы между делом подходя к столу. Бросил взгляд на убористый почерк. В голове не укладывалось, как этот бред мог быть связан с таким знатным родом, к которому относился и его сюзерен? По крайней мере, ему выпала возможность отблагодарить лорда за помолвку и как-то компенсировать новость о долге. Хоть Ричард и смотрел на него, как на дерьмо последней выдержки, брак он, тем не менее, организовал. Да, чёрт её знал, что творилось в той семье, и насколько, словами Жанетт, он пришелся бы там к месту. Но, сейчас, брак выглядел, как помощь.
- Это всё им нужно для возвращения во Францию?
- Я думаю, что именно для этого, - кивнула клыкастая. - А вы можете себе представить, сколько стоит броня на крысу?! Мы не в состоянии удовлетворить их. Ни в одном из смыслов.
На листе оказалась родословная Ричарда Фицалана. От Хереварда и через занудные хитросплетения к самому лорду, леди Фламберг и Хизер. Напротив последней была нарисована роза без шипов. Уилл подвинул лист. Снизу были родословные Реджинальда Поула и нынешнего короля.
Что это вообще могло значить? В одном доме торчали крысы-крестоносцы, планирующие вторжение во Францию, и бумаги с родословными знатнейших людей страны и странными пометками на полях. Что означала роза напротив леди Хизер? Планы или сомнение в её легитимности? Знать бы ему ещё все эти переплетения родословных. В любом случае, впечатление создавалось такое, будто безумные планы были не только у крыс. Нужно было поговорить с крестоносцами и узнать мнение противников. Уилл отпустил бумаги и те лениво легли на стол.
- Вы ведь приплыли с ними? На чём не сговорились, нет шанса договориться?
Клыкастая снова кивнула, подходя ближе и кладя руки ему на плечи.
- Наши матери приплыли с ними. А на чем не сговорились - спроси Жози. Когда найдешь. Мсье.


--------------------
Когда-нибудь я придумаю такую же пафосную подпись, как у всех.

Организую дуэли. Быстро, качественно, бесплатно. Оптовым покупателям скидки.


Настоящий демон Максвелла © ORTъ
Amethyst Fatale © Момус
Львёнок © Ариэль
Скопировать выделенный текст в форму быстрого ответа +Перейти в начало страницы
2 чел. читают эту тему (2 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Ответить | Бросить кубики | Опции | Новая тема
 

rpg-zone.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Защита авторских прав
Использование материалов форума Prikl.ru возможно только с письменного разрешения правообладателей. В противном случае любое копирование материалов сайта (даже с установленной ссылкой на оригинал) является нарушением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах и может повлечь за собой судебное преследование в соответствии с законодательством Российской Федерации. Для связи с правообладателями обращайтесь к администрации форума.
Текстовая версия Сейчас: 7-04-2020, 0:37
© 2003-2018 Dragonlance.ru, Прикл.ру.   Администраторы сайта: Spectre28, Crystal, Путник (технические вопросы) .